double arrow

Третий этап развития златоустовского художественного оружия 50 - 60-е гг. XIX в


Второй, "русский", этап развития 1820 - 1830 гг.

Первый этап развития златоустовского художественного оружия

Немного об истории.

Златоустовская гравюра на стали, родилась как искусство украшения холодного оружия. На первом месте стояло само оружие, его качество, а украшение служило для того, чтобы подчеркнуть достоинство и качество русского холодного оружия, ставило печать значительности, придавало блеск и праздничное звучание оружию, то есть с самого рождения прикладной характер.

В начале XIX в. в уральском городе Златоусте было решено создать еще один центр по выпуску холодного оружия, т.к. уже имевшиеся не могли полностью удовлетворить потребности армии в нем. Наряду со строевым оружием в Златоусте стали выпускать украшенное оружие. Для этого фабрике нужны были специалисты - оружейники высокого класса. Царское – правительство приглашает для работы мастеров из Золингена и Клингенталя, известных оружейных центров Германии того времени. Нельзя недооценивать и переоценивать роль иностранных мастеров в истории развития гравюры. Они сыграли и положительную роль, и отрицательную. Положительным было то, что все-таки мастера из Золингена и Клингенталя были достаточно опытными оружейниками. Среди них были, хорошие специалисты по литью стали, ковке и полировке клинков, по выделке ножен, литью эфесов и по художественной отделке оружия. Положительным выступает и то, что иностранные мастера принесли свою культуру, манеру изготовления и украшения клинков, что явилось высочайшим стимулом к самовыражению русских мастеров, созданию собственного, русского стиля, который складывался как противовес немецкой культуре украшения и изготовления клинков, открытия новых граней и возможностей этого вида искусства. Обе культуры тут же обогатили и оттенили друг друга. Отрицательным же было то, что русские мастера и рабочие были зависимы от заводского начальства и от иностранных специалистов, которые с момента образования фабрики встали во главе цехов.




До 1817 года единственными мастерами по украшению клинков были иностранные мастера – Николаус и сын Людвиг Шафы. Два других сына - Иоганн и Фридрих - специализировались на отделке кожаных ножен. В Златоустовском краеведческом музее хранится несколько сабель и клинков, украшенных Шафами. Их сразу можно отличить от клинков, чуть позднее украшенных русскими мастерами. Наиболее полную оценку творчества Шафов и подробный анализ их произведений можно найти в исследованиях Т. Абольской "Златоустовское художественное оружие ХIХ в." (1986), М. Глинкина "Златоустовская гравюра на стали" (1976) и во вступительной статье Б. Миллера к каталогу Эрмитажной выставки художественного оружия Златоуста XIX - начала XX века (1990). Все авторы отмечают некоторую сухость произведений Шафов, скованность рисунка и неумение подчинить композицию единому целому. Но, как подчеркивают авторы, работы Шафов были не лишены художественного эффекта, который достигался благодаря умелому сочетанию клинков с формой и украшением рукоятей, оправ и ножен.



Если представить себе весы, на одной чаше которых - оружие со всеми принадлежащими ему техническими данными (формой клинка, рукояти, длиной клинка и оружия в целом, шириной клинка и т. д.), а на другой - весь комплекс украшений, то первая чаша весов у Шафов перевесит вторую, на которую захочется добавить еще немного украшений, чтобы выровнять весы. Деятельность и произведения Шафов отражают первый, самый короткий период в развитии златоустовской гравюры на стали.

С 1818 года начинается второй, "русский", период украшенного оружия. Иван и Ефим Бушуевы, Петр, Максим и Федор Тележниковы, Иван Бояршинов, Федор Стрижев, Архип Лепешков и другие мастера подняли искусство украшения оружия на такую высоту, на какую больше не взлетала златоустовская гравюра на стали с середины XIX в. и до наших дней.



Полно и всесторонне этот период "гордости и славы" освещен Т. Абольской, Б. Миллером и М. Глинкиным, которые считают, что русские мастера внесли много нового в искусство украшения оружия, обновив и обогатив не только элементы украшения и композицию, но и технологический процесс.

На мой взгляд, характерным для произведений русских мастеров было то, что очень многие из них были на грани художественной переработки, которая вылилась бы в перенасыщенность, изощренность и украшательство, но русские художники всегда останавливались на острие вершины, что делало их произведения волнующе напряженными и праздничными. Немецкие же мастера останавливались, далеко не доходя до того уровня, который поднимает творение художника до звонкости и ликования. Все это подтверждает то, что русские

мастера обладали острым чувством вкуса, меры, художественного чутья.

В начале 1818 г. в Петербург, в Департамент горных и соляных дел, были посланы 19 клинков, украшенных русскими учениками мастеров Шафов. Директор Златоустовской оружейной фабрики писал в Департамент, что "нынешнее оружие красотою позолоты и чистотою оправки далеко превосходит, прежде всего, посыланное".

Самыми выдающимися мастерами второго периода развития златоустовского оружейного искусства, по мнению историков, были Ефим и Иван Бушуевы и Иван Бояршинов.

"Ефим Бушуев (1807 - 1827) известен как талантливый рисовальщик способности, которого проявились очень рано. Он начал учение десятилетним, а уже через год его, по-видимому, именем оказался подписан сабельный клинок, украшенный на уровне лучших работ Златоуста тех лет...". В 1824 г. он был направлен для обучения в Петербургскую академию художеств, но в 1827 г. умер от туберкулеза.

С именем Ивана Бушуева (1800 - 1834) связано создание едва ли не самих замечательных произведений. О жизни этого художника известно очень мало, даже дата смерти, 1834 г. сомнительна, и установили ее историки по последним работам Бушуева, датированным 1833 годом.

Наряду с усовершенствованием технологического процесса и виртуозным владением им, много нового вводит Бушуев в композицию: новые элементы из греческой истории и мифологии. В отличие от Шафов, которые гравировали определенную, небольшую поверхность клинка, Бушуев расширяет рамки, в ряде случаев используя всю плоскость клинка, что позволяет ему создавать насыщенные орнаментальные композиции.

Но, пожалуй, самая большая заслуга Ивана Бушуева и его товарищей в том, что они смело, ввели в арсенал украшений сюжетные композиции, миниатюры на темы русской истории.

Обращение к реалистическим сюжетам в недрах декоративно - прикладного искусства, каким является златоустовская гравюра на стали, требовало большого художественного и эстетического вкуса. Мера реальности изображаемого (именно для данного вида искусства), масштаб соотношения значительности сюжета к размеру украшаемой поверхности (чтобы украшение не затмило вещь, оставалось второстепенным) - все это очень тонко выдержано в работах Ивана Бушуева, именно на том острие лезвия, отклонения от которого в одну сторону привело бы к невыразительности, а в другую - к перегруженности. Бушуев нашел ту грань, которая позволяет считать его работы шедеврами.

Не менее талантливым гравером был Иван Петрович Бояршинов. На творчество этого художника повлияли стиль и манера украшения клинков Бушуевым, но и сам Бояршинов внес много нового в искусство украшения художественного оружия. Например, он начал изображать на клинках сцены охоты в Уральских горах, в чем достиг, как и в изображении батальных сцен и декоративных элементов, большого совершенства. Также он свободно отходил от

оригинала типа оружия, свободно менял форму клинка, рукояти, больше экспериментировал в украшении клинка и оправы.

Вообще почти все художники, работавшие в то время на фабрике, не ограничивались исполнением гравюры на клинке как основным элементом украшения, а очень часто сами украшали оружие от начала до конца. Сюда относится и выбор формы клинка, и выполнение гравюры на нем, и изготовление рукояти, оправы. Часто в этот комплекс входила и мелкая пластика, которой иногда украшалась рукоять.

Часто Иван Бояршинов работал вместе с Иваном Бушуевым. Сохранилось несколько клинков, которые украшены совместно двумя ведущими мастерами. Вместе они работали и над «древнем вооружением» - рыцарскими доспехами, хранящимися сейчас в Златоустовском краеведческом музее.

20 - 30 - е годы XIX века дали России целую плеяду талантливых художников, создавших всемирную славу златоустовскому художественному оружию.

Но работа цеха украшенного оружия всецело зависела от общественного заказа. После 20-х годов, когда прошли юбилеи Отечественной войны, заказы на украшенное наградное оружие резко снизились. "В 30 - 40-е годы производство украшенного оружия падает до сорока - пятидесяти, а иногда до десяти - двадцати штук в год". В 1834 году цех украшенного оружия был закрыт, а мастера переведены в другие цеха. Многие из них занимались. вытравкой надписей на клинках. В это трудное для фабрики время большую роль сыграла деятельность Павла Петровича Аносова. С 1817 года Аносов работал в Златоусте: сначала строителем оружейной фабрики, потом - ее директором, а позднее - управляющим Златоустовским горным округом.

В этот трудный период "Аносов всячески поддерживал златоустовских граверов и заботился о совершенствовании их мастерства. Он добивался для них заказов на изготовление украшенного оружия, пытался расширить рамки ассортимента выпускаемой продукции путем внедрения в производство предметов бытового обихода, таких, как столовые ножи и вилки, подносы и ларцы, подсвечники, шкатулки и тому подобное". Аносов посылал художников - оружейников в другие оружейные центры страны для обучения и перенятия опыта. Так, потихоньку, благодаря деятельности Аносова, цех украшенного оружия стал возрождаться, причем не в смысле качества выпускаемой продукции, которое по - прежнему оставалось на высоком уровне, а возрождаться количественно. Заказов на оружие было все-таки мало, и мастера украшали предметы бытового обихода, но обращение к ним было вынужденным.

В 40 - х годах XIX века украшение клинков было по-прежнему на высоком уровне, хотя среди мастеров уже не было таких выдающихся художников, как И. Бушуев и И. Бояршинов, а на клинках перестали появляться подписи авторов. Искусство гравюры находилось в развитии. В украшении появились элементы эклектики; орнамент постепенно вытесняет сюжетные композиции; появились новые приемы украшения. С появлением булата появилась новая замечательная манера украшения клинков - булатные клинки имели красивую, так называемую

муаровую поверхность (непроизвольные разводы различной формы и величины), и чтобы сохранить ее нетронутой, мастера украшали только ножны и рукояти, лишь иногда нанося скромный непритязательный орнамент на ограниченную поверхность клинка.

Изделия златоустовских мастеров высоко оценивались современниками. Известный английский геолог и путешественник Мурчисон, посетивший в 1848 году Златоуст, писал, что "отковываемые из выделываемой по способу г. генерал-майора Аносова литой и дамасской стали, искусно украшенные и изящно оправленные клинки превосходят все виденное нами в этом роде". Приведя мнение другого путешественника о Златоустовской оружейной фабрике: "Довольно сомнительно, найдется ли хотя одна фабрика в целом мире, которая выдержала бы состязание с златоустовскою в выделке оружия", Мурчисон добавлял, что "изящно" отделанные из дамасской стали кинжалы и сабли, полученные нами от г. Аносова, вполне оправдывают основательность похвалы "Эти изделия и стальной поднос, богато изукрашенный золотой насечкой,... возбудили в Англии всеобщее удивление. "Златоустовская гравюра на стали, приобретает все большую известность.

50 – 60 е годы XIX века можно обозначить как третий этап развития златоустовского художественного оружия. В это время произошли некоторые изменения в характере и манере украшения клинков. Можно предположить, что "дело украшения" переживало в 50 - 60-е годы XIX века переломный момент. С одной стороны, искусство гравюры еще крепко удерживало в своем арсенале те достижения, которые были сделаны в "бушуевский период", и следовало им, с другой стороны, сказалась смена поколений мастеров, которые принесли в дело украшения клинков что - то индивидуальное, некоторое изменение общественного вкуса (большее стремление к орнаментальным композициям, нежели к сюжетным). Это было время поиска. Наряду с первоклассными произведениями существовали и менее удавшиеся в художественном отношении "поисковые" вещи. В эти годы в цехе украшенного оружия работали художники - самородки М. С. Петухов, М. А. и А. П. Агарковы, С. Серовиков, М. Л. Мешалкин, И. И. Мандрыгин и другие.







Сейчас читают про: