double arrow

СОВРЕМЕННАЯ БУРЖУАЗНАЯ КРИТИКА РЕЛИГИИ



Буржуазные атеисты после Фейербаха (вторая половина XIX — началоXX в.) в целом следовали традициям своих великих предшественников. В критике религии они использовали новые для того времени данные естествознания (например, учение Ч. Дарвина), показывали несостоятельность попыток религии приспособиться к развитию науки, занимались пропагандой естественнонаучных и атеистических идей. Но ни один из буржуазных атеистов того времени — ни основатель «Английского секуля-ристского общества» Ч. Брэдло, ни известный ученый-дарвинист Э. Геккель, ни «разносчик материализма» Л. Бюхнер — не превзошел уровня философского материализма и атеизма французских просветителей и Фейербаха.

В XX в., в условиях углубления общего кризиса капитализма, защитники буржуазного строя используют как религиозные, так и безрелигиозные концепции в борьбе с социализмом. Реакционная буржуазия не заинтересована в распространении материалистических и атеистических идей, напротив, в период империализма усиливается теологизация буржуазной философии. Вместе с тем в ка-

питалистическом обществе ныне идет процесс секуляризации, который вызывает к жизни иногда и антирелигиозные формы буржуазной идеологии.




Отсутствие идейного единства в рядах буржуазных критиков религии. Современные буржуазные критики религии называют себя по-разному: свободомыслящими, рационалистами, гуманистами, агностиками, реже — атеистами.Они отражают настроения буржуазной интеллигенции и мелкой буржуазии, протестующих против власти монополистического капитала. Буржуазные критики религии включены, как правило, в организации, в состав которых входят те, кто выступает за светскую ориентацию общественной и духовной жизни, против религии и церкви. Эти организации существуют во многих странах, имеют свои периодические издания (например, ежемесячники «Свободомыслящий» в Швейцарии, «Разум», «Рационалистические тетради» во Франции, «Гуманист» в США и т. д.); они объединены во Всемирный союз свободомыслящих (основан в 1880 г.) и Международный гуманистический и этический союз (основан в 1952 г.). Однако не следует отождествлять всю деятельность свободомыслящих в рамках этих союзов с деятельностью только буржуазных критиков религии — здесь немало и марксистов, которые ведут идейную борьбу с буржуазными критиками религии по целому ряду вопросов. В ряде союзов марксисты, стоящие на позициях последовательного атеизма, оказывают сильное влияние на общую ориентацию этих союзов. Так, под влиянием успехов классовой борьбы пролетариата в Италии в итальянской ассоциации свободомыслящих «Джордано Бруно» с 1962 г. наметился решительный поворот от преобладавшей до того буржуазной антиклерикальной ориентации к марксистской: ее печатный орган газета «Разум» стала основываться на положениях научного атеизма.



Кроме того, на Западе есть немногочисленный отряд свободомыслящих, отражающих настроения демократических слоев буржуазного общества. Это атеисты в духе материалистов XVIII в. и Фейербаха. Некоторые их идеи созвучны научному атеизму. Таких критиков религии немало во Франции в «Союзе рационалистов», в США среди философских натуралистов. Например, в работах американского философа К. Ламонта (его «Иллюзия бессмертия» переведена на русский язык) высказывается мысль о том, что философские вопросы должны связываться с потребностями общественной практики, что человек — совокупность социальных факторов и отношений (хотя Ламонт не выделяет материальные отношения в качестве определяющих). Ламонт критикует капиталистическое общество как антигуманное, порочное. Религия, по его мнению, порождена отношениями господства и подчинения; преодолеть ее можно лишь на пути разрешения социальных проблем, в частности посредством устранения частной собственности. Однако социализм Ламонт связывает не с пролетариатом, а с человеком как таковым. Несмотря на абстрактность социальной программы, Ламонт отражает интересы демократических слоев буржуазного общества, борющихся против монополий, против гонки вооружений, за упрочение и сохранение мира.

Подобную политическую позицию занимает в целом Всемирный союз свободомыслящих, деятельность которого, направленную в защиту демократических свобод, против реакционных военных режимов, против политики клерикализации общества, можно оценить позитивно.

Этого нельзя сказать о буржуазной критике религии в целом, противопоставляющей себя марксистскому атеизму. В ней ныне можно выделить два направления. Одно — бунтарское, нигилистическое, восходящее к идеям Ф. Ницше Критика религии и церкви в этом случае носит сумбурный, субъективистский, скорее эмоциональный, чем теоретический характер. К нему примыкают так называемые богоборческие экзистенциалисты. Другое направление опирается на идеи Канта и Юма и представлено главным образом философами позитивистского толка, стоящими на позициях скептицизма в отношении к религии. Крупным представителем последнего направления был Б. Рассел.

Современная буржуазная критика религии непоследовательна. Во многом это объясняется тем, что она опирается на идеалистические течения в философии. Идеализм в объяснении явлений общественной жизни, бывший недостатком всего домарксистского атеизма, в современной буржуазной критике религии нередко дополняется идеализмом в объяснении природы.

Особенности критики религии в современном буржуазном свободомыслии. Современная буржуазная критика религии утратила воинствующий характер атеизма французских просветителей и Фейербаха. Это выразилось прежде всего в том, что ее представители отказались от борьбы с идеалистической философией как идейным союзником религии. Та борьба, которая идет внутри многочисленных школ идеалистической философии, не ставит целью выявление и критику связи идеализма и религии. Общей для них является борьба с философской основой научного атеизма — диалектическим и историческим материализмом.

Современные буржуазные критики религии отказались от глубокого и всестороннего анализа происхождения и функционирования религии в обществе. Они игнорируют проблему социальных корней религии, усматривая причины последней в чувстве страха, зависимости от природы, в недостатке знаний, в традициях и воспитании. Исходя из этого, буржуазные критики религии видят путь ее преодоления в просвещении.

Некоторые буржуазные свободомыслящие, не видя классовых корней религии, связывают распространение свободомыслия с общественными изменениями, не носящими, однако, характера социального переворота. Стоя на позициях просветительства, они считают главной задачей освобождение сознания от власти религии.

Объектом критики свободомыслящих является в основном христианство как в его традиционной, так и в модернизированной форме, а также (и прежде всего) церковь. Б. Рассел занимался логической критикой традиционных доказательств бытия бога. При этом он предполагал, чго научные аргументы бессильны против рели-

гии. Этот подход был связан с неопозитивистскими установками Рассела.

Особое внимание буржуазное свободомыслие обращает на критику нравственного учения религии, что в немалой степени обусловлено модернизацией религии, придающей ныне большое значение этическим вопросам. Религиозным нравственным принципам противопоставляются светские, как правило абстрактные, принципы добра, человечности и справедливости.

Очень большое место в буржуазном свободомыслии занимают антидогматизм и антиавторитаризм, связываемые его представителями с абстрактными требованиями свободы мысли, терпимости, гуманности, которые практически не могут быть осуществлены в условиях капитализма. Борьба с авторитаризмом закрывает от буржуазных критиков религии все прочие направления борьбы с ней. Из их поля зрения выпадают такие важные проблемы, как закономерности развития атеизма, связь религии с материальными условиями жизни общества и т. д. В то же время антиавторитаризм буржуазных свободомыслящих не исключает признания ими авторитетов иного рода: Ф. Ницше, 3. Фрейда, И. Канта, Д. Юма, Г. Спенсера. Вместе с тем Рассел, например, в своей «Истории западной философии» вообще проигнорировал материалистические учения Бруно, Толанда, французских просветителей, Фейербаха.

Одной из главных своих задач буржуазные критики религии считают борьбу против церкви. Они выступают за ее отделение от государства, за светское школьное воспитание, за разоблачение связей Ватикана с крупными монополиями. Однако выдвижение антиклерикализма на передний план по существу не связано с подлинной борьбой против религии, с развитием атеизма. Если французские просветители ставили антиклерикализм на службу борьбы против феодализма, то современные антиклерикалы не ставят цели борьбы с существующим строем. Борьба против условий, порождающих религию, следовательно, подменяется борьбой против церкви.

Далее, религия рассматривается как единственная преграда на пути ко всеобщему счастью. Христианская религия, по мнению Рассела, все еще продолжает оставаться главным врагом прогресса. Такое преувеличение роли религии в обществе создает иллюзию возможности добиться улучшения жизни не в ходе классовой борьбы, а просветительством, что утопично.

Итак, на смену буржуазному атеизму XVIII—XIX вв. пришла критика религии, утратившая позитивные достижения атеизма Нового времени, не способная действенно бороться с религией. Продолжателем же прогрессивных традиций французских просветителей и Фейербаха стал по праву марксистский атеизм.



Сейчас читают про: