double arrow

МАРКСИСТСКИЙ АТЕИЗМ — ВЫСШАЯ ФОРМА АТЕИЗМА



Глава XXII

Вершиной развития атеистической мысли стал марксистский атеизм. Атеизм — неотъемлемая сторона марксистского учения.

Историческне условия появления марксистского атеизма. Возникновение марксизма означало переворот в понимании природных и общественных закономерностей, человека как социального существа, его сознания и деятельности. Марксистское учение указало реальные пути освобождения человечества от всех видов социального и духовного отчуждения и гнета, ликвидации эксплуататорского строя и построения нового общества. Это стало возможным с углублением антагонистических противоречий капита-

18 Добролюбов Н. А. Собр. соч : В 6 т. Т. 3 М , Л , 1962. С. 347.

диетической формации, с выходом на историческую арену революционного пролетариата, с успехами классовой борьбы трудящихся и угнетенных.

С эпохой капитализма тесно связаны не только ускорение темпов социальной жизни и бурный рост общественного производства, но и невиданный доселе научно-технический прогресс. В середине прошлого столетия завоевания естествознания, великие отрытия XIX в., такие, как закон сохранения и превращения энергии, теория Дарвина, выявление клеточного строения живых существ, другие победы науки в астрономии, геологии, химии, физиологии, эмбриологии и пр. подготовили базу для общефилософских мировоззренческих выводов в объяснении природы, не оставлявших места для идей о сверхъестественном вмешательстве в ее процессы.




Возникновение марксистского атеизма было подготовлено также всем предшествующим развитием философии. В первой трети — середине XIX в. широкое распространение получают разработанные системы материализма (например, Л. Фейербаха), а в рамках идеалистических построений значительных достижений добиваются диалектические учения, среди прочих прежде всего диалектика Гегеля. К. Маркс и Ф. Энгельс критически и творчески переосмыслили рациональное содержание гегелевской диалектики, соединили материализм с диалектическим методом, преодолели метафизический и зачастую механистический характер донаучного материализма, ограничивающий его возможности в борьбе с идеализмом, в критике религии.

Марксистский атеизмкачественно новая ступень атеизма. Марксизм воспринял и сохранил все ценное, что было создано домарксистскими атеистическими учениями, он представляет собой диалектическое «снятие» и обогащение всех приобретений исторических форм атеизма. Взгляды молодых К. Маркса и Ф. Энгельса развивались под непосредственным влиянием современных им крупных критиков религии — младогегельянцев, Л. Фейербаха. Марксизм, как подчеркивал В. И. Ленин, вполне усвоил «исторические традиции материализма XVIII века во Франции и Фейербаха (1-ая половинаXIX века) в Германии, — материализма безусловно атеистического, решительно враждебного всякой религии»l.



' Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 17. С. 415.

Однако, продолжал В. И. Ленин, диалектический материализм Маркса и Энгельса идет дальше энциклопедистов и Фейербаха. Марксистский атеизм — качественно новая форма атеизма, разрабатывающая принципиально иные способы борьбы с религией по сравнению с домарксистской традицией. Даже наиболее радикальные атеистические теории прошлого не были подлинно научными, оставались полны утопических мечтаний, эмоционально-морализаторских сентенций, благих пожеланий, иллюзий о путях преодоления религии. Все они были идеалистическими в понимании истории, общественных явлений, в том числе и религии. Игнорирование ее социальной природы определяло многие слабые стороны домарксистского атеизма. К ним главным образом относятся его нередкая непоследовательность в критике религии, односторонность, абстрактно-просветительский характер, классовая ограниченность.

Основоположники марксизма отчетливо видели и разоблачали классовую ограниченность буржуазного и мелкобуржуазного атеизма и антиклерикализма, выраженную в двух типичных подходах к религии и церкви. В первом религия объявлялась главным социальным злом, борьба с которым должна составить центральную задачу человечества. В итоге оказывались в тени и выводились из-под удара действительные основы негативных явлений общественной жизни. Другой подход приводил к тому, что религия признавалась продуктом обмана, невежества, страха, нелепым по своему содержанию и т. п., но функционально полезным социальным институтом, помогающим держать народные массы под контролем. Атеизм в таком случае становился «собственностью» утонченной элиты, достоянием немногих просвещенных избранников.

Марксизм показал, что пути освобождения общества от религии открываются не вдруг, не по чьему-либо заказу или приказу, не в силу откровений гениальной теории, созданной кем-то «из головы». Религию невозможно отменить, раз существуют ее корни в обществе, равно как насильно привить людям научно-материалистическое мировоззрение, атеистические взгляды. Необходимы особые исторические предпосылки для преодоления религии и развития атеизма.

Марксистский атеизм о социальной природе религии. Гениальным открытием К. Маркса и Ф. Энгельса явилось применение диалектика - материалистического метода к области истории, материалистическое понимание истории. «Хаос и произвол, царившие до сих пор во взглядах на историю и на политику сменились поразительно цельной и стройной научной теорией...»2 Этот подход был совершен и в отношении религии. Исторической заслугой марксизма стало раскрытие ее «тайны», ее социальной сущности, природы религиозного отчуждения.

Классики марксизма ушли далеко вперед по сравнению с предшествующими атеистами в понимании религии как особого продукта человеческой деятельности. Соглашаясь с тем, что «основа иррелигиозной критики такова: человек создает религию, религия же не создает человека»3, они указали на совершенную недостаточность абстрактной трактовки человека «вообще» как «родового существа» и т. п. Подлинную его сущность составляет и определяет совокупность всех общественных отношений, человек — это «мир человека», он занимает некоторое место в конкретно-исторической системе политических, классовых, национальных и т. п. связей.Все это получает специфическое отражение и в религии.

Об особенностях методологии научного подхода к религии К. Маркс в «Капитале» писал следующее: «Конечно, много легче посредством анализа найти земное ядро туманных религиозных представлений, чем, наоборот, из данных отношений реальной жизни вывести соответствующие им религиозные формы. Последний метод есть единственно материалистический, а следовательно, единственно научный метод»4. В начале истории объектами религиозного отражения являются прежде всего природные стихии, от которых ежедневно и ежечасно зависит человек в своей повседневной жизни. Однако с развитием, усложнением общественных связей, возникновением враждующих классов фактической основой религиозного отчуждения, как показали К. Маркс и Ф. Энгельс, все более становятся господствующие над людьми как какие-то внешние, враждебные силы ими же самими созданные социально-экономические отношения,

2 Там же. Т. 23. С. 44.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т 1. С. 414.

4 Там же. Т. 23. С 383.

эксплуатация человека человеком, классовый и национальный гнет, «слепая необходимость» социальных процессов, перед которыми люди беспомощны, и т. д.

Религия, эта особая форма общественного сознания, которая далее всего отстоит от материальной жизни, тем не менее отражает, хотя и превратно, отмеченные стороны общественного бытия людей. Уже в относительно ранних своих произведениях К. Маркс раскрыл секрет превратности религиозного мировоззрения. Его обусловливает «превратный мир» социальной действительности, в которой люди находятся под властью негуманных, «звериных» условий существования. В «Тезисах о Фейербахе» К. Маркс подчеркивает: «То обстоятельство, что земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство, может быть объяснено только саморазорванностью и самопротиворечивостью этой земной основы» 5.

Отмеченная «самостоятельность» религии, однако, лишь кажущаяся, это не более чем «видимость». Религия не образует собственного «мира», с которым должна согласовываться земная жизнь людей, у нее нет «своей» истории, автономного развития, «религия сама по себе лишена содержания, ее истоки находятся не на небе, а на земле»6. Исходя из этого очевиден и вывод, сделанный К. Марксом, что религия не может рассматриваться как «причина мирской ограниченности». Она лишь ее проявление.

При этом классики ясно видели, что в религии представлена попытка преодолеть наличную, реальную ситуацию беспомощности, придавленности человека, его зависимости от господствующих природных и общественных сил. Как писал К. Маркс, религия является не только выражением «действительного убожества» превратного мира общественных отношений, но одновременно и протестом против него. В этом и состоят главные общественные функции и роль религии, прежде всего «торжественного восполнения» «извращенной реальности» социальной жизни людей.

Происходит это на путях обращения за помощью к сверхъестественным сущностям. Однако пути эти ведут в никуда, результат оказывается иллюзорным. Несмотря

5 Там же. Т. 3. С. 2.

6 Там же. Т. 27 С. 370.

на ложность основной посылки религиозного мировоззрения — реальности сверхъестественного, именно на «контакт» с ним должны быть направлены усилия человека. Подобные идеи, подчиняющие активность людей «поискам божественного», надеждам на трансцендентное попечительство в решении фундаментальных вопросов человеческого существования, обесценивают подлинные цели и смысл общественной практики, затрудняют выбор верных жизненных ориентации. Это и выражает известная метафора К. Маркса «религия есть опиум народа».

Гуманистический, партийный, действенный, творческий характер марксистского атеизма. Показав, что религия, образно говоря, «украшает фальшивыми цветами» цепи, которые носит человечество, классики сделали знаменательный вывод, к которому не приходили прежние критики религии. Задача состоит не только и не столько в том, чтобы срывать с цепей эти «цветы», которыми их украсила религия. Дело заключается в том, чтобы помочь людям избавиться от самих цепей. Упразднение религии как иллюзорного счастья народа, подчеркивал молодой Маркс, есть требование его действительного счастья. Требование отказа от иллюзий о своем положении есть требование отказа от такого положения, которое нуждается в иллюзиях.

В этом контексте классики марксизма указывали на глубокую и прочную связь атеизма, коммунизма и гуманизма. Атеизм «теоретически» обосновывает задачи духовного освобождения человека, коммунизм как общественный строй предоставляет материальные условия для выполнения этого императива. «Атеизм в качестве снятия бога, — писал К. Маркс в «Экономическо-философских рукописях 1844 года», — означает становление теоретического гуманизма, а коммунизм, в качестве снятия частной собственности, означает требование действительно человеческой жизни... означает становление практического гуманизма» 7.

Позже, в более зрелых своих работах, К. Маркс и Ф. Энгельс научно обосновали, как именно возможна реализация этих требований: ликвидация антагонистических классов, революционное социалистическое преобразование общественных отношений, гармонизация связей людей с природным окружением, исторический «скачок»

7 Там же. Т 42. С 169.

человечества из царства необходимости в царство свободы. Это произойдет в таких условиях, в которых люди получат все предпосылки для того, чтобы стать хозяевами своей судьбы, господствовать над собой и внешними обстоятельствами.

С достижением человечеством «царства свободы» связаны и перспективы преодоления религии. В интервью корреспонденту американской газеты «Chicago Tribune» (декабрь 1878 г.) К. Маркс сделал следующий прогноз в отношении судьбы религии в новом обществе. «...Религия, — заметил он, — будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм»8. Когда пропадут последние чуждые человеку «непрозрачные» и «неразумные» силы, находящие отражение в религии, то исчезнет и само религиозное отражение по той простой причине, что ему уже нечего отражать.

Новый подход к пониманию социальных причин, порождающих религию, и общественных предпосылок ее преодоления, сочетание глубокой научности и последовательной партийности позволили соединить марксистский атеизм с революционным рабочим движением, обрести массовую социальную базу для распространения атеистических идей. В марксистском учении атеистические задачи впервые были соотнесены с потребностями социалистического переустройства общества, подчинены этой генеральной цели, поставлены на почву классовой борьбы. В этом смысле марксистский атеизм открыто партиен. Вместо обращенных к «человеку вообще» абстрактно-гуманистических призывов к освобождению от религии марксистский атеизм указывает на первостепенную задачу борьбы с неудовлетворительными социальными условиями, в которых объективно порождается религия.

Марксистский атеизм получает в итоге четкую социальную направленность и преодолевает односторонность «голого» отрицания религии. Он отнюдь не представляет собой простой «антипод» религии, «религию с отрицательным знаком», он носит действенный, активный, преобразующий характер, имеет богатую позитивную содержательную программу. Он — часть той революционной теории, которая не довольствуется лишь объяснением мира, а ставит задачу изменить его к лучшему.

8 Там же Т. 45. С 474.

Марксистский атеизм — творческое, конструктивное учение. Оно критикует догматизм во всех его проявлениях, обогащается новыми положениями и выводами. Оно постоянно учитывает изменения, происходящие в религиозной идеологии и сознании верующих, в социальном фоне бытования религии, условиях ее воспроизводства и функционирования.

Вместе с тем творческий характер марксистского атеизма не имеет ничего общего с ревизионистским пересмотром его главных принципов, к которым прежде всего относятся историзм и всесторонность в рассмотрении явлений, конкретный социально-классовый их анализ, раскрытие реальной роли в диалектике общественной жизни. К. Маркс и Ф. Энгельс решительно выступали против любых отступлений от научного подхода к пониманию сущности религии, против левацких и оппортунистических искажений теории пролетарского атеизма.

Разработка К. Марксом и Ф. Энгельсом конкретных вопросов атеистической теории и практики. Важный вклад в дальнейший прогресс атеистической науки внесли общефилософские исследования К. Маркса и Ф. Энгельса. Разработка ими категорий диалектики, раскрытие «механизмов» самодвижения и саморазвития мира, учение о его материальном единстве — все это имеет непосредственно-атеистические аспекты. Критика агностицизма в решении гносеологических вопросов, выявление роли общественно-исторической практики как критерия истины также приобретали атеистическое содержание. В работах К. Маркса и Ф. Энгельса, посвященных проблемам этики, эстетики, в историко-философских и социально-экономических трудах оставлено богатое теоретическое наследие, освоение которого помогло значительно продвинуть вперед атеистическую науку.

Затрагивая темы, связанные с особенностями взаимоотношений религии и политики, К. Маркс и Ф. Энгельс подчеркивали, что религия, прочие формы общественного сознания, надстроечные образования способны оказывать заметное влияние на экономические структуры и друг на друга. Изучая различные ситуации переплетения религии и политики, Ф. Энгельс обращал внимание на то, что в некоторых исторических условиях одними и теми же религиозными лозунгами оперируют соперничающие, противостоящие общественные классы. Необходимо поэтому ясно видеть это и бороться с использованием религии реакционными кругами, всегда учитывая

конкретные социальные интересы, скрытые за религиозной экзальтацией.

К. Маркс и Ф. Энгельс недвусмысленно критиковали попытки отождествления христианских и коммунистических идеалов. Разоблачая вред проповеди религиозно настроенных «истинных социалистов» для развития революционной классовой борьбы пролетариата, классики писали, что «вера в «дух святой общности» — это то, в чем коммунизм меньше всего нуждается для своего осуществления»9. Большое значение в этом отношении имел сравнительный анализ первоначального христианства и рабочего движения XIX в., совершенный Ф. Энгельсом в зрелые годы. Он показал, что, несмотря на ряд внешне общих точек соприкосновения, содержание христианских и социалистических идеалов прямо противоположно. Христианство хотело совершить социальное переустройство не в этом мире, а в потустороннем, на небе, в вечной жизни после смерти, в «тысячелетнем царстве».

Пролетариат, подчеркивали основоположники марксизма, совершенно не нуждается в религиозной маскировке своих прогрессивных устремлений. К. Маркс и Ф. Энгельс разработали принципы нового, пролетарского понимания свободы совести, преодолевающего ограниченность буржуазной веротерпимости. К. Маркс положительно оценил такие мероприятия Парижской коммуны, как отделение церкви от государства и вывод учебных заведений из-под церковного влияния. В итоге священнослужители должны были вернуться к скромной жизни частных лиц и существовать за счет пожертвований верующих.

К. Маркс и Ф. Энгельс, однако, не признавали никаких попыток насильственного, волюнтаристского ускорения процессов отхода масс от религии, критиковали анархическое объявление политической «войны религии». Классики безусловно осуждали как порочные и неприемлемые идеи мелкобуржуазных социалистов (Л. О. Бланки, Е. Дюринга и др.) об административном «запрещении» религии в будущем социалистическом обществе. Отношение к ней должно быть частным делом граждан. Исчезновение религии, объяснял К. Маркс, произойдет «в результате общественного развития, в котором крупная роль принадлежит воспитанию»10.

9 Там же, Т. 4. С. 11.

10 Там же. Т. 45. С. 474.

Разработка всех этих вопросов оказала значительное воздействие на дальнейшее развитие научного атеизма. Много усилий для упрочения его фундамента приложили ученики и соратники Маркса и Энгельса.

Ленинский этап развития научного атеизма. Следующий этап в истории марксистского атеизма связан с именем В. И. Ленина. Деятельность В. И. Ленина проходила в новую историческую эпоху. Буржуазное общество вступило в последнюю — империалистическую — стадию своего развития, в повестку дня встал вопрос о социалистической революции, в мире бурно разворачивались национально-освободительные движения. «Гениальный продолжатель дела Маркса и Энгельса, Владимир Ильич Ленин, — указывается в Программе Коммунистической партии Советского Союза, — в новых исторических условиях всесторонне развил их учение, дал ответы на коренные вопросы современности, вооружил рабочее движение теорией социалистической революции и социалистического строительства...»11

Новые требования были предъявлены и к атеистической теории. Марксистам на практике предстояло воплотить в жизнь принципы атеистического учения К. Маркса и Ф. Энгельса. Вклад В. И. Ленина в их разработку позволил поднять научный атеизм на высшую ступень. Научный атеизм по праву называется марксистско-ленинским.

В. И. Ленин опирался на все достижения атеистического наследия классиков марксизма. Он подчеркивал глубокую последовательность и продуманность их научно-атеистических выводов, указывал на неразрывную связь политической линии марксизма в религиозных вопросах с его философскими основами.

Дальнейшее творческое развитие этих основ, общетеоретической базы атеизма — громадная заслуга В. И. Ленина. Он решительно отстаивал принцип единства материалистического мировоззрения и атеизма. В своих философских произведениях В. И. Ленин показал, что малейшее отступление от материализма открывает дорогу к религии, к фидеизму (поповщине). Разрабатывая марксистскую теорию познания, В. И. Ленин продемонстрировал общность, родственность гносеоло-

11 Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция. С 3.

гических корней религии и идеализма, раскрыл их сущность. В вопросе о критериях истины, о диалектике относительной и абсолютной истины В. И. Ленин развил марксистское учение о практике как критерии истины, показал его значение для безусловного отвержения фидеизма.

Важное атеистическое значение имеет сформулированное в «Материализме и эмпириокритицизме» понятие материи, уяснение отличий ее философского определения от естественнонаучных представлений о ее строении и свойствах. Вместе с тем В. И. Ленин писал о задачах использования данных конкретных наук для успешной борьбы с идеализмом и фидеизмом, о необходимости создания прочного, органического и «взаимовыгодного» союза между естествознанием и диалектико-материалистической философией.

В. И. Ленин выступил не только против философских шатаний части российских социал-демократов (сторонников махизма, богостроителей). Он выявил связь между их мировоззренческими и социально-политическими колебаниями, раскрыл социально-психологическую подоплеку подобных отступлений.

В. И. Ленин выявил опасную социальную роль утонченных форм религии, выступил против заигрывания с нею со стороны некоторых социал-демократов. Критикуя богостроителей, стремящихся представить социалистические преобразования как религиозное дело, и богоискателей (реакционное направление в буржуазной интеллигенции, возникшее после поражения первой русской революции, приверженцы которого считали, что для «спасения» России нужна не революция, а «новая религия»), В. И. Ленин писал, что «богоискательство отличается от богостроительства... ничуть не больше, чем желтый черт отличается от черта синего»12. Он усматривал принципиальное единство этих течений в том, что при всех отличиях социально-политических ориентации (богостроители выступали за революцию, богоискатели — против) попытки упования на религию в качестве инструмента общественных преобразований объективно уравнивают их. Решение актуальных общественных проблем подменяется религиозными «исканиями» либо «строительством». Все это ведет к сходным негативным

12Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 48. С. 226.

последствиям для прогрессивного развития общественно-политических процессов.

Диалектически подойдя к возможности употребления лозунга «Социализм есть моя религия», В. И. Ленин показал, что если для одних он может быть формой перехода от религии к социализму, то для других (в данном случае — богостроителей) — от социализма к религии. «Всякий человек, занимающийся строительством бога или даже только допускающий такое строительство, оплевывает себя худшим образом, занимаясь вместо «деяний» как раз самосозерцанием, самолюбованием, причем «созерцает»-то такой человек самые грязные, тупые, холопские черты или черточки своего «я», обожествляемые богостроительством»13.

В трудах Ленина раскрыты и социальный смысл идеи бога, и порочность попыток ее «подчищения» в результате следующего приема: «из идеи бога убирается прочь то, что исторически и житейски в ней есть... причем вместо исторической и житейской реальности в идею бога вкладывается добренькая мещанская фраза...»14.

Он углубил понимание общественного источника религии в антагонистическом капиталистическом обществе, раскрыл ее социальные, классовые корни там, особенности их влияния на психологию масс. «Социальная придавленность трудящихся масс, кажущаяся полная беспомощность их перед слепыми силами капитализма... вот в чем самый глубокий современный корень религии» 15, — отмечал он в работе «Об отношении рабочей партии к религии» (1909 г.).

Большое внимание уделял В. И. Ленин разработке научных основ политики рабочей партии и социалистического государства в отношении религии, церкви и верующих. Он посвятил этой проблеме несколько специальных программных статей, принял непосредственное участие в составлении ряда партийных документов, затрагивающих эти вопросы.

Борьбу с религией В. И. Ленин рассматривал как общепартийное, общепролетарское дело. Он решительно выступил против оппортунистического лозунга «Религия — частное дело для партии». Он отчетливо видел, что в эпоху империализма все яснее прослеживаются

13Там же. С. 227.

14Там же. С. 231.

15 Там же. Т. 17. С. 419

две противоречивые тенденции социально-политического «употребления» религии. Ее «опиумные» свойства все настойчивее пытаются использовать в своих интересах господствующие реакционные классы. Другой тенденцией является пробуждение широких масс верующих к революционной деятельности, рост их интереса к передовым общественным идеям. В итоге углубляется социально-политическая дифференциация внутри религиозных организаций, размежевание верующих в решении актуальных общественных вопросов.

Учитывая это, В. И. Ленин подчеркивал важность обеспечения единства всех демократических, социалистических сил в борьбе за новый мир. Задачу перестройки общественных порядков на социалистических основах не в состоянии выполнить один лишь авангард передового класса. Единство революционной борьбы угнетенного класса, указывал В. И. Ленин, за создание рая на земле важнее для марксистов, чем единство мнений пролетариата о рае на небе.

Безусловно важное дело атеистической пропаганды, отмечал В. И. Ленин, должно быть подчинено развитию классовой борьбы эксплуатируемых масс против эксплуататоров, борьбе за социализм. При этом открываются и реальные возможности для атеистического воспитания трудящихся. «Современный пролетариат, писал В. И. Ленин в статье «Социализм и религия» (1905 г.),— становится на сторону социализма, который привлекает науку к борьбе с религиозным туманом и освобождает рабочего от веры в загробную жизнь тем, что сплачивает его для настоящей борьбы за лучшую земную жизнь»16.

В. И. Ленин предупреждал, что левацкий авантюризм в религиозном вопросе играет только на руку реакции и способен «озлобить массу». Анархическая «война с религией» укрепляет «деление масс по принципу религии, наша же сила в единении». Борьба с религией должна вестись «только идейным оружием»17, а для этого необходимо последовательное осуществление требований свободы совести.

После победы Великой Октябрьской революции перед партией и рабоче-крестьянским государством встали новые, невиданные по своей сложности задачи, в том числе связанные с проблемами религии и атеистического

16 Там же. Т. 12. С. 143.

17 См. там же. С. 145.

воспитания населения. В. И. Ленин уделял им много внимания. Он принял непосредственное участие в подготовке декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви, в котором были конкретизированы принципы марксистского понимания свободы совести применительно к условиям молодой республики.

Настоящим атеистическим завещанием В. И. Ленина стала работа «О значении воинствующего материализма» (1922 г.), в которой были определены основные направления атеистического воспитания населения в ходе развертывания социалистического строительства в стране. Особое внимание там уделялось вопросам атеистической пропаганды, применения всех средств для того, чтобы пробудить массы «от религиозного сна», в том числе использования боевого атеистического литературного наследия прошлого. «Было бы величайшей ошибкой и худшей ошибкой, которую может сделать марксист, — писал Ленин, — думать, что многомиллионные народные... массы, осужденные всем современным обществом на темноту, невежество и предрассудки, могут выбраться из этой темноты только по прямой линии чисто марксистского просвещения»18.

В своих последних работах, записках, выступлениях В. И. Ленин все более подчеркивал необходимость соединения «воинственности» атеизма с подлинной научностью в деле борьбы с религией. Это требование имеет непреходящее значение и в современных условиях.

Научно-атеистические принципы классиков марксизма-ленинизма получили свое дальнейшее развитие в документах коммунистических и рабочих партий, в трудах философов-марксистов. Соблюдение чистоты марксистско-ленинского учения в этих вопросах — важная предпосылка успешного осуществления атеистических процессов в социалистическом обществе, становления и упрочения там позиций массового атеизма, диалектико-материалистического мировоззрения.

18 Там же. Т. 45. С. 26.



Сейчас читают про: