Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

БУРЖУАЗНЫЙ АТЕИЗМ НОВОГО ВРЕМЕНИ




Новое время, время подготовки и осуществления буржуазных революций (XVII—XIX вв.), вызвало к жизни расцвет атеистических учений. Впервые буржуазия выступила на историческую арену как самостоятельная сила, ведущая за собой огромные массы крестьянства и плебейские слои города. Ее исторический оптимизм, уверенность в победе над феодализмом отразились в атеистических учениях.

Социальная база атеизма в период буржуазных революций расширилась, поскольку в революционное движение вовлекались широкие народные массы. Именно активность третьего сословия питала радикальный атеизм французских материалистов. Не случайно взлеты атеистической мысли связаны с бурными буржуазно-демократическими движениями — революцией 1789 г. во Франции и революцией 1848 г. в Германии. Атеизм Нового време-

ни — это высшая ступень буржуазного атеизма, связанного с самым решительным за всю историю капитализма отрицанием феодализма и его идеологии.

Естественнонаучная и философская основа атеизма Нового времени. Потребности капиталистического производства вызвали бурное развитие наук: механики, математики, физики, астрономии и др. На этой основе была сформирована механистическая картина мира и создана материалистическая философия, носившая в целом метафизический характер. В XVIII в. материализм (хотя и механистический) выступает наконец как осознанное направление философской мысли, и выводом из него является открытый атеизм. Развитие классовой борьбы, а также естествознания и философии приводит к тому, что в XVIII в. исчерпываются положительные функции пантеизма и деизма как философской базы наступления на религию: внутренняя логика развития «скрытых» форм материализма закономерно приводит философию к освобождению от шелухи религиозных терминов и положений.

В философии Б. Спинозы (XVII в.) пантеизм явился по существу внешней оболочкой материалистического учения. К. Маркс писал, что действительное внутреннее строение системы Спинозы совершенно отлично от формы, в которой он ее представил7. Спиноза разработал учение о природе как единой, вечной и бесконечной субстанции — единственной основе всех вещей. Называя природу богом, он, однако, приписывал природе только естественные свойства. В высказывании Спинозы о субстанции как причине самой себя содержится атеистическая идея независимости природы от сверхъестественных сил. В XVIII в. иногда в форме пантеизма выступает материалистическая философия, противопоставляющая механистическим учениям некоторые диалектические идеи (например, философия И.-В. Гёте).

Более характерной формой скрытого материализма Нового времени был деизм. Распространение деизма в это время (под флагом деизма выступали и идеалисты) связано с механистической картиной мира. Подчеркивая атеистическую направленность деистической формы материализма Т. Гоббса и его последователей, К. Маркс утверждал, что «деизм — по крайней мере для материалиста — есть не более, как удобный и легкий способ отде-




7 См.: МарксК., ЭнгельсФ. Соч. Т. 29. С. 457.

латься от религии»8. Деисты, формально признавая некое разумное существо, давшее толчок материи, решительно отрицали его вмешательство в дела природы и общества. Бог в деизме становился формальной уступкой религии. По мере развития философской культуры внутренняя логика развития деистического материализма привела к открытому материализму.

Появление деизма как философского течения связано с именем английского философа X. Чербери. Меньше века отделяет его от Дж. Толанда, но эволюция, происшедшая за это время в английском деизме, поразительна. Чербери, полагая, что бог, сотворивший мир, не вмешивается в его дела, признавал необходимость почитания высшего существа благочестием и добродетелью, раскаянием после преступлений и ожиданием загробного воздаяния.

Толанд же, сохранивший в своем учении деистический момент, по существу преодолел деизм, настаивая на том, что движение является неотъемлемым атрибутом материи. Он считал ошибочным взгляд, что «движение привнесено в материю извне». По Толанду, «движение есть существенное свойство материи, иначе говоря, столь же неотделимо от ее природы, сколь неотделимы от нее непроницаемость и протяжение...»9. Иными словами, речь шла о самодвижении, активности материи, не нуждавшейся ни в каком внешнем толчке.



Эволюция деистического мировоззрения к открытому атеизму отчетлива просматривается у Д. Дидро. В первых своих работах он, подобно Вольтеру и Руссо, деист и даже выступает против атеизма. «...Я привел в качестве возражения только крылышко бабочки, только глаз клеща; а ведь я мог бы подавить вас всей тяжестью вселенной»10, — пишет Дидро, защищая телеологическое доказательство бытия бога. И если в «Философских мыслях» (1746) он предстает в качестве деиста, то в «Письме о слепых, предназначенном зрячим» (1749) и последующих сочинениях он открыто выступает с атеистических позиций. Дидро показал непоследовательность критики религии деистами: деист, отсекший дюжину голов у гидры, утверждал он, пощадил ту голову, которая породила все остальные.

Атеизм французских материалистов и Л. Фейербахавысшая ступень развития буржуазного атеизма. Вершиной буржуазного атеизма явился атеизм французских просветителей XVIII в. Д. Дидро, К. А. Гельвеция, Ж. О. Ламетри, П. Гольбаха, идеологически подготовивших победу буржуазно-демократической революции во Франции, атеизм так называемого младшего поколения просветителей — П. С. Марешаля, К. Ф. Вольнея, Ж. Нежона, а также атеизм немецкого материалиста Л. Фейербаха. Их атеизм носил

8 См.: там же. Т. 2. С. 144.

9 Английские материалисты XVIII в.: Собрание произведений: В 2 т. Т. I. M., 1967. С. 152.

10 Дидро Д. Соч.: В 2 т. Т. 1. M., 1986. С. 170.

воинствующий характер. В чем же это проявилось? Воинственность буржуазного атеизма заключалась в открытой форме их материализма, в стремлении окончательно распрощаться с идеей сверхъестественного. Заметим, что плодотворный анализ религии возможен лишь на основе полной убежденности в самостоятельном бытии природы и человека, в их независимости от сверхъестественных сил. Полная уверенность в материальности природы была фундаментом атеизма французских материалистов и Фейербаха.

У истоков воинствующего атеизма XVIII в. стоит революционно-демократический атеизм приходского священника Жана Мелье, который в своем единственном сочинении «Завещание» доказывал вечность и несотворенность мира, критиковал доказательства бытия бога, выступал против деизма. Вольтер в письме к Д'Аламберу признавался, что «дрожал от ужасай, читая «Завещание». И хотя революционно-демократические традиции атеизма Мелье были продолжены уже после смерти первого поколения просветителей в учении Марешаля, основная идея Мелье — полное отрицание всякой религии — была воспринята и философски обоснована французскими просветителями.

Несмотря на метафизические черты учения французских материалистов, некоторые из них (например, Дидро и Гольбах) уделяли большое внимание идее самодвижения материи. Мысль о неразрывном единстве материи и движения позволила им выступить с резкой критикой идеи божественного первотолчка.

Последовательно атеистическая позиция получила солидное философское обоснование в работах Гольбаха, который, систематизировав атеистические идеи, всесторонне разработал атеизм как теорию, целиком и полностью опирающуюся на материализм. В труде «Система природы», который современники называли библией материализма. он писал: «Вселенная, это колоссальное соединение всего существующего, повсюду являет нам лишь материю и движение. Ее совокупность раскрывает перед нами лишь необъятную и непрерывную пепь причин и следствий». И далее: «...идея природы необходимым образом заключает в себе идею движения. Но, спросят нас: откуда эта природа получила свое движение? Мы ответим, что от себя самой, ибо она есть великое целое, вне которого ничто не может существовать» I'. Гольбах полагал, что основной недостаток деистов — непризнание ими «присущей природе энергии».

Глубокий теоретический анализ религии дал Фейербах. Его атеизм опирался на более развитый по сравнению с французским материализм, который носит название антропологического. Философ не только вскрыл несостоятельность религии перед знанием, но и противопоставил ей материалистическое решение мировоззренческих проблем, опираясь на данные современной ему науки. Сильной стороной учения Фейербаха является

11 Гольбах П. А. Избр. произв.: В 2 т. Т. 1. М., 1963. С. 66, 75.

мысль об органической связи идеализма и религии. Эту связь подметили еще его французские предшественники. Дидро был убежден, что с позиций идеализма невозможно развенчать идею бога. Фейербах более глубоко разработал эту проблему, вскрыв идейное родство, общие гносеологические корни религии и идеализма и их реакционную роль в общественной и духовной жизни. Идеализм, по Фейербаху, будучи превратным, антинаучным мировоззрением, закрепляет и поддерживает невежественные религиозные представления. Поэтому последовательный материализм не может отрицать религию, не отрицая идеализм.

Критика иудаизма и христианства. В эпоху Возрождения были вскрыты некоторые противоречия Библии, несостоятельность христианской морали, библейских представлений о мире и человеке. В Новое время атеизм ставил и решал вопросы о происхождении «священных книг», тех или иных догматов монотеистических религий, вскрывал логическую противоречивость религиозных идей, исследовал происхождение христианства и других религий. Изучение и критика конкретных религий были необходимым этапом в осмыслении сущности всякого религиозного сознания. Не случайно Фейербах, начав критику христианства в работе «Сущность христианства» (1841), перешел к выяснению сущности религии как таковой — «Сущность религии» (1845), «Лекции о сущности религии» (1851).

Начало научной критике Библии положил Спиноза. В «Богословско-политическом трактате» он выдвинул принцип имманентной критики Библии — «объяснение Писания из него самого». Спиноза обнаружил внутреннюю противоречивость иудаистских догматов. Так, на основе догмата о богоизбранности еврейского народа можно ли считать, что евреи должны быть более счастливы, чем другие народы? Идея об избранном народе несовместима с утверждением об абсолютной справедливости, благости и совершенстве бога.

Плодотворным для последующего анализа Библии был исторический подход к ней. Спиноза считал, что нужно всегда учитывать обстоятельства написания библейских книг, что они были написаны в разное время и разными людьми. Анализируя книги пророков, Спиноза вскрыл психологические основы пророчества. Пророчества носят субъективный характер и отражают уровень знаний своего времени. Вывод Спинозы о земном происхождении Библии подрывал веру в ее «богодухновенность».

Христианская часть Библии, Новый завет, была исследована английскими, французскими и немецкими материалистами. Насколько глубоким был критический анализ христианства атеистами Нового времени, говорит уже тот факт, что Дж. Толанд пришел к разделяемому современной наукой выводу о паулинистской и петрианской тенденциях в Новом завете. Он рассмотрел догмат о божественности Христа, показав, что Христос был обычным человеком. На основе тщательного сравнения христианства, иудаизма и ислама Толанд установил их общность и выступил за уравнение в гражданских правах последователей всех вероисповеданий («Назарянин», 1718).

Большую роль в критике христианства сыграли французские

атеисты. Ж. Мелье выступил с тезисом о том, что христианство — следствие фанатизма толпы, слепо пошедшей за Христом из-за своего невежества и легковерия. Мелье обнаружил, что многие христианские «чудеса» совпадают с языческими. Например, рождение Иисуса от девы напоминает легенду древних римлян о рождении Ромула и Рема от девы-весталки; вознесение Иисуса на небо — вознесение Юпитером сына троянского царя Ганимеда.

Дидро также установил, что многие положения христианства заимствованы из античной мифологии. Поиск общности христианства и язычества ставил целью доказать, что христианство — следствие невежества и обмана.

Более подробный анализ христианства дал Фейербах. Он показал, что христианство возникло из иудаизма, хотя и было новой, отличной от иудаизма религией. Фейербах исследовал соотношение между языческими и христианскими религиями. Ф. Энгельс считал заслугами Фейербаха анализ происхождения идеи христианского бога и вывод о том, что христианский бог является «продуктом длительного процесса абстрагирования, концентрированной квинтэссенцией множества прежних племенных и национальных богов»12. По мнению Фейербаха, «с появлением христианства человек потерял способность и желание вдумываться в природу, вселенную». Фейербах вскрыл противоречивость христианских догматов, в частности догмата о троичности бога:

«Троица есть противоречие между политеизмом и монотеизмом, между фантазией и разумом, между воображением и действительностью... Для разума божественные лица — фикции, а воображение усматривает в них существа»13.

Критика религиозной морали и провозглашение нравственной ценности атеизма.Атеисты Нового времени уделяли большое внимание критике христианской морали. Эта критика не была оторвана от социально-политических целей, она сочеталась с антиклерикализмом. Но если в эпоху Возрождения мыслители шли от антиклерикализма к критике христианской этики, то в Новое время разоблачение морали христианства стало теоретическим обоснованием борьбы с феодализмом. Разоблачение нравственной несостоятельности христианства Вольтером тесно связано с его политическими взглядами. В романе «Монахиня» Дидро подверг уничтожающей критике институт монашества, показав развращенность служительниц Христа. Гольбах исходным пунктом христианского учения о морали считал спекуляции на нравственном облике Христа, описанном в Новом завете. Иисус, по мнению Гольбаха, — фанатик и шарлатан, а потому его учение нельзя считать руководством для нравственного поведения. Безнравственны попытки Христа разделить сына с отцом, дочь с матерью.

12 Маркс К., ЭнгельсФ.Соч. Т. 21. С. 295.

13 Фейербах Л. Избр. филос. произв. Т.II. С. 165, 269.

Гольбах убедительно показал, что религия не содействует улучшению нравов, что само по себе убеждение в наличии бога еще не удерживает человека от дурных поступков.

Критический анализ религиозной морали продолжил Фейербах. Прежде всего он отстаивал тезис о самостоятельности морали по отношению к религии (эту идею выдвинул еще И. Кант). Мораль и религия, считал философ, «не имеют между собой ничего общего, и притом по той простой и очевидной причине, что в морали человек устанавливает отношение к себе и к своим ближним, в религии же—к другому, отличному от человека существу»'4. Далее он доказал, что подлинная нравственность несовместима с религией. Религиозная мораль лжива и лицемерна и отнюдь не способствует установлению истинно человеческих отношений между людьми. «Мораль и религия, вера и любовь прямо противоречат друг другу. Тот, кто любит бога, не может более любить человека, он потерял понимание человеческого; но и наоборот: если кто любит человека, поистине от всего сердца любит, тот не может более любить бога...»15 Фейербах убедительно показал, что религиозная мораль может оправдать и обосновать самые безнравственные, несправедливые и позорные вещи.

В период буржуазных революций в Западной Европе увеличилось число сторонников атеизма. Потребность общества в атеизме проявилась в осознании правомерности, нравственной ценности атеизма. Французский философ-скептик XVII в. Пьер Бейль «возвестил появление атеистического общества...»16. Защищая атеистов от обвинений в безнравственности, он приводил в пример высоконравственный образ жизни античных атеистов. В то же время он показал, как христианство поощряло аморализм. Одним из первых Бейль провозгласил требование свободы совести. Для атеизма того времени вообще характерна борьба за веротерпимость, ведущая начало от Спинозы и Локка.

Английский материалист А. Коллинз в сочинении «Рассуждение о свободомыслии» (1713) выделил свободомыслие как особое идейное направление, имеющее право на существование. Каждый человек, по Коллинзу,

14 Там же. С. 822-823.

15 Там же. С. 824.

16 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 141.

волен разумно подходить к любой области духовной деятельности — к искусству, науке, а также религии. Более того, «свободомыслие в вопросах религии является долгом всех людей на земле»17. Дидро, развивая представления атеистов Нового времени о свободе совести, включил в нее и свободу неверия в бога.

Положение о ценности атеизма нашло в конце XVIII в. отражение в радикальных взглядах С. Марешаля, пришедшего к выводу о том, что «атеисты... это лучшие люди на свете». Нравственное значение атеизма философ видел в том, что он делает человека свободным от всех предрассудков, содействует улучшению реальной жизни. Так как земная жизнь для него все, он старается извлечь из нее наибольшую пользу. Атеизм внушает чувство высокой независимости в такой степени, которой нельзя достичь при другом мировоззрении. Даже умирая, атеист будет чувствовать удовлетворение от своей безрелигиозной жизни: «Он проходил по земле с гордо поднятой головой, твердым шагом, равный среди других, ничем не обязанный никому и всем — своей совести» 18.

Свободомыслие в Россия в XVIII в. В России в XVIII в. сохранялся феодализм, несколько реформированный в правление Петра I и его преемников, хотя буржуазные отношения зародились здесь еще в XVII в. Передовые мыслители России выступали не только против феодального гнета, но и против православия, поддерживавшего крепостнические порядки. На очищение духовной атмосферы в России от засилья церковной идеологии большое влияние оказал гениальный ученый М. В. Ломоносов, по философским убеждениям деистический материалист, сторонник теории «двойственной истины», позволившей ему в условиях тогдашней России отстаивать самостоятельность науки. Ломоносов разработал такую картину мира, которая по существу исключала вмешательство бога в дела природы и человека. Открытый им закон сохранения материи и движения, который он распространял на всю природу, приводил к выводу о несотворенности движения в безграничном мире («Открылась бездна, звезд полна, звез-

17 Английские материалисты XVIII в.: Собр. произв.: В 2 т. Т.II. С. 100.

18 Марешаль С. Избранные атеистические произведения. М., 1958. С. 201.

дам числа нет, бездне — дна»). Ломоносов пропагандировал гелиоцентрическую систему мира, хотя это было тогда небезопасно. Ломоносов понимал, что православная церковь и ее служители не могут способствовать развитию человеческой мысли и нравственности. Он обличал пороки духовенства, подвергал критике некоторые православные обряды и таинства. Это был подлинный русский просветитель, предшественник Радищева в оценке роли православия и науки в жизни русского народа.

Важной вехой в развитии русского свободомыслия было творчество первого русского революционера А. Н. Радищева. Сравнивая церковь с ужасным чудовищем, стоглавой гидрой, он раскрыл сущность союза «веры» и царской власти, направленного на угнетение народа, и призывал народ к насильственному перевороту. Радищев развил вольнолюбивые традиции предшествующих русских философии и науки.

Радищев высоко ценил человеческий разум, дерзнувший «объять мыслию самого творца», способность человека проникнуть в «сокровеннейшие недра природы». Священнослужители во все времена подрезали разуму крылья, отягчали его оковами, чтобы не обратил он «полет свой к величию и свободе». Мыслитель по существу отверг христианскую идею бессмертия души. Он показал также, что христианская нравственность не удерживает людей от пороков. Веря, что все грехи отпустятся покаянием и причащением, христиане грешат охотно и свободно.

Идеи свободомыслия XVIII в. в России и Европе оказали большое влияние на формирование мировоззрения декабристов, среди которых были материалисты и атеисты. Русская атеистическая мысль XVIII — начала XIX в. внесла большой вклад в дело освобождения народа от социального и духовного гнета.

Буржуазный атеизм Нового времени об источниках религии. Атеисты XVII-XVIII вв. не ограничились критикой религиозной идеологии. Они размышляли над вопросом о сущности и причинах религии. Причины религии усматривались в сознании. Это в целом идеалистическое решение проблемы не исключало отдельных материалистических догадок.

Источники религии атеисты XVII—XVIII вв. видели в невежестве, которое, по их мнению, есть основа страха и обмана. Почти все они разделяли точку зрения Спи-

нозы, что религия — результат обмана в интересах монархии и духовенства. Теория религиозного «обмана» была непосредственно связана со стремлением буржуазии объявить идеологию феодалов преднамеренным обманом.

Вместе с тем каждый из атеистов конкретизировал эти общие идеи. Так, Гоббс считал, что различные религии имеют свои причины. языческие — результат страха перед бедностью, смертью, а монотеистические — результат невежества, неспособности людей узнать, почему они несчастливы или счастливы. Представления той эпохи о происхождении религии суммировал Гольбах. В его сочинениях называются разные факторы, порождающие религию: обман, бедствия, страдания, страх перед внешними силами, незнание, деятельность воображения, заключения по аналогии. Возникнув в глубокой древности как результат невежества народа, а затем и обмана со стороны жрецов, религия стала передаваться по традиции: «Вера в бога — не что иное, как укоренившаяся с детских лет привычка»'9. Понятие же бога возникло в результате перенесения качеств человека на природу и поклонения затем продуктам собственной фантазии.

С бедствиями и страданиями людей связывал веру в бога и Радищев: «Не удивительно, что бедствием гонимые, преследуемые скорбию, болезнию, мучением ищут прибежища превыше жизни»20.

Шаг вперед по сравнению с предшественниками сделал Вольней, участник французской революции. Он искал причины религии в социальной среде, которую понимал как политическую форму правления. Представления о боге обусловлены потребностями и обстоятельствами жизни человека, а также степенью развития сознания. Согласно Вольнею, религия существует из страха не только перед природой, но и перед угнетателями: «...безнадежное отчаяние охватило народы. К случайным несчастьям, приносимым людям грозными явлениями природы, присоединились страшные общественные бедствия ; и обезумевшие, потерявшие голову люди приписали их высшим скрытым силам... Видя, что здесь, на земле, счастье обмануло его (человека), он перенес надежду на счастье в другой мир»2'.

Обстоятельно исследовал причины религии Фейербах. К. Маркс отмечал, что Фейербах «сводит религиозный мир к его земной основе» 2^, а именно религиозную сущность к человеческой сущности. В этом положительная сторона атеизма Фейербаха.

В отличие от предшественников Фейербах исследовал роль чувств, эмоций в возникновении религиозных представлений и культа. Он разделил религии на есте-

19См.: Французские просветители XVIII в. о религии. М., 1960. С. 621, 579.

20 Радищев А. Н. Полн. собр. соч. Т. 2. М.; Л., 1941. С. 89.

21 Вольней К. Избранные атеистические произведения. М., 1962. С. 66-67.

22 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 2.

ственные и духовные. Первые характерны для раннего периода развития общества и представляют собой культ явлений природы. Духовные же (монотеистические) обожествляют духовные свойства человека. Общую основу всякой религии, по Фейербаху, составляет чувство зависимости: в естественных религиях отражается зависимость человека от природы, в духовных — от социальных сил. Недостатком атеизма Фейербаха было то, что чувство зависимости он считал присущим человеку как биологическому существу, не анализируя конкретно-социальной основы этой зависимости. Однако догадки о том, что в возникновении и сохранении монотеистических религий сыграли роль определенные социальные факторы, у Фейербаха были.

Заслугой Фейербаха является раскрытие гносеологических корней религии. До него некоторые соображения по этому вопросу высказывали Спиноза, Гоббс, Гольбах. По Спинозе, например, религия есть результат перенесения на природу способности человека ставить перед собой цели. Гоббс указывал на роль воображения в создании понятий богов. Фейербах развил идеи своих предшественников.

Помимо чувства субъективным основанием религии он считал силу воображения, фантазию, которую назвал «теоретической» причиной религии. Вслед за французскими атеистами он связывал религию с невежеством, этой «отрицательной предпосылкой» религии. Религия есть «выражение детства человечества», «но период детства есть в то же время и период невежества, неопытности, необразованности или некультурности». Невежество — причина религиозной фантазии: она тем могущественнее, чем более велико невежество человека. Человеческое сознание в процессе познания мира отрывает понятия от действительности, принимает воображаемое за действительное. Созданный образ человек «полагает вне себя и представляет себе в виде самостоятельного существа»23. Бог, по Фейербаху,— это объективированная абстракция, существующая лишь в голове человека. В естественных религиях люди отрывали от природы понятия о ее свойствах и объективировали их, обожествляя ее силы, а в духовных религиях они обоготворяют свою сущность как сущность человеческого рода вообще. На-

23 См.: Фейербах Л. Избр. филос. произв. Т. II. С. 723, 701.

иболее общие свойства человеческого рода — разум, бессмертие, могущество, благо — мысленно отделяются от него и силой воображения превращаются в самостоятельное существо — бога. Итак, чувственная сущность человека, ищущего пути к счастью и не находящего их, отчуждается от человека. Внутренний мир его раскалывается, раздваивается — человек абсолютизирует свою сущность и затем уже противопоставляет ее себе как нечто чуждое. Итак, Фейербах показал естественный характер появления идеи бога.

Но он не смог увидеть причину религиозного самоотчуждения, превращения субъективного в объективное, т. е. не увидел социальных корней религии. Человеческую сущность Фейербах понимал идеалистически, сводя ее к совокупности свойств абстрактного человека. К. Маркс писал, что на самом деле «человек — не абстрактное, где-то вне мира ютящееся существо. Человек — это мир человека, государство, общество»:4. Сущность человека — это совокупность общественных отношений. Фейербах, таким образом, дал неполное объяснение причин религии, хотя во многом плодотворно развил идеи предшествующего атеизма и внес новые моменты в понимание источников религии.

Буржуазный атеизм о социальной роли религии. Большинство атеистов этого периода пришли к выводу, что религия — тормоз социального прогресса. «Каждому новшеству, каждому изменению... каждому прогрессу религия оказывалась враждебной»25,—писал Фейербах. Религия, по мнению атеистов того времени, противоречила требованиям разума, препятствовала развитию науки, здоровой естественной нравственности.

Заслугой французских материалистов было установление связи между религией и интересами угнетателей. Ж. Мелье и С. Марешаль вплотную подошли к раскрытию эксплуататорской роли религии. Мелье, призывавший народ к революции, обвинял религию в поддержке социального неравенства и угнетения, называя ее и политику двумя ворами-карманниками, «которые защищают и поддерживают друг друга»26. Уничтожение религии он связывал с идеями утопического коммунизма. Марешаль вслед за Мелье призывал свергнуть строй, несущий социальное зло. Религия, по его мнению, является идейным средством порабощения народа.

24 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 414.

25 Фейербах Л. Избр. филос. произв. Т. II. С. 727.

26 См.: Мелье Ж. Завещание. Т. 1. М„ 1954. С. 67.

Некоторые атеисты наряду с трактовкой религии как средства духовного порабощения были близки к пониманию ее иллюзорно-компенсаторной функции. Так, Гольбах считал, что духовенство сознательно старалось «помешать людям подумать об истинных причинах их бедствий и, тем самым, увековечить их страдания» 27. Заслуживает внимания сравнение Гольбахом служителей религии с нищими матерями, которые стараются убаюкать голодных детей песенками или отвлекают безделушками, чтобы заставить их забыть о мучительном голоде. В рассуждениях Вольнея выражен взгляд на религию как иллюзорную компенсацию бессилия угнетенных в борьбе с угнетателями:

«Слабый и угнетенный нашел в нем (боге. — Авт.) надежду на возмездие и утешение будущим отмщением...»28 Еще более близко к правильному пониманию иллюзорно-компенсаторной функции религии подошел Фейербах. Возражая теологам, утверждавшим, будто религия утешает людей в несчастье, он писал, что утешение заставляет переносить зло, но не пытается устранить его.

Положительно оценивая усилия домарксовских атеистов в решении рассматриваемой проблемы, следует, однако, отметить, что они не связывали преодоление религии с уничтожением частной собственности и классово антагонистического общества. Их критика религии носила скорее политический, чем социальный характер.

Другим недостатком было преувеличение роли религии в истории общества. Она объявлялась главным препятствием на пути человечества к прогрессу, что было связано с идеалистическим подходом к обществу. Уничтожение религии рассматривалось не как результат коренного преобразования мира, а как следствие просвещения.

Буржуазные атеисты полагали, что освобождение от религии — дело не столько народных масс, сколько интеллектуальной элиты, которая способна взять на себя все тяготы борьбы с социальным злом, отождествляемым по существу с религией. В этом плане можно говорить об элитарности буржуазного атеизма. Более того, ряд мыслителей признавали религию необходимой для народных масс.

Атеизм идеологов революционной буржуазии имеет большое историческое значение. Прежде всего, он обосновал положение о земном происхождении религии, показав роль страха, невежества, обмана, а также некоторых социальных факторов (среды, воспитания) в возникновении религиозных представлений. В лице

27 Французские просветители XVIII в. о религии. С. 631.

28 Вольней К. Избранные атеистические произведения. С. 164.

Фейербаха буржуазный атеизм разработал вопрос о гносеологических корнях религии.

Буржуазный атеизм вскрыл идейное родство религии и идеализма. Это имело большое значение для критики идеалистической философии, прикрывающей свою фидеистическую сущность наукообразными рассуждениями. Оценивая религию как оправдание существующего строя, буржуазный атеизм внес вклад в решение вопроса о социальных функциях религии. Он дал философское и естественнонаучное обоснование атеизма с позиций материализма, подверг убедительной критике христианство и другие мировые религии.

Недостатки буржуазного атеизма связаны с классовой ограниченностью его представителей. Они не смогли вскрыть социальных, классовых корней религии и наметить подлинные пути ее преодоления. Главным средством преодоления религии считалось просветительство, а не социальная борьба трудящихся. Оценивая религию как орудие порабощения людей, буржуазные атеисты вместе с тем были далеки от классового подхода к ней.





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 1221; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент - человек, постоянно откладывающий неизбежность... 10932 - | 7419 - или читать все...

Читайте также:

  1. I. Выбор времени для битвы
  2. I. УЧЕБНЫЕ ВОПРОСЫ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ
  3. II Всероссийский съезд Советов. Создание нового правительственного аппарата
  4. III. XVI-XVII вв. - период позднего феодализма или начала раннего нового времени
  5. The Great Wall – «зеленое» градостроительство нового поколения
  6. А (дополнительная). Взаимоотношения хищника и жертвы в экологическом и эволюционном масштабах времени
  7. А вот фоновый слой перемещать нельзя. И поставить какой-то рядовой слой ниже фонового нам тоже не позволено
  8. Абсолютно непредсказуемы. Чем неожиданнее атака, тем больше времени
  9. АГРИКУЛЬТУРА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ. времени государство уже взяло на себя большую часть мирских забот церкви, оставив ей только духовные, не забыв при этом отобрать и землю, служив­шую главным
  10. АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ. ки. Современные взгляды ученых и голоса молодых государственных деяте­лей нового поколения не были приняты в расчет. Успехи в области физики, математики
  11. АГРОНОМИЯ ДРЕВНЕГО МИРА. обогащающие генетические системы отдельных видов, представляют собой функцию времени и количества индивидов данного вида, произрастающего на конкретной
  12. Акон независимости перемен от времени


 

18.232.51.247 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.01 сек.