double arrow

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ. Охота на школу Н.И.Вавилова началась. Еще в 1931 г. ОГПУ завело на него аген­турное дело № 268615. Ко дню его ареста оно выросло до семи томов. Писали доносы



Охота на школу Н.И.Вавилова началась. Еще в 1931 г. ОГПУ завело на него аген­турное дело № 268615. Ко дню его ареста оно выросло до семи томов. Писали доносы на Н.И.Вавилова доктор биологических наук Е.К.Эмме, Ф.Ф.Сидоров аспирант, затем зам. директора ВИРа, Г. Н Шлыков, доктор биологических наук и др., в том числе достаточ­но и весьма известные в ученом мире лица.

Началась тотальная слежка. Н.И.Вавилов, возвращаясь из Америки в феврале 1933 г. встретился в Париже со старыми друзьями из Пастеровского института, про­фессором С. И. Метальниковым и А. М. Безредкой. Друзья пришли на вокзал проводить его. И тотчас в Москву помчался донос: «Вавилов встретился с белоэмигрантами». Да еще интервью дал «не той газете» и сказал корреспонденту, что до революции «был цар­ским приват-доцентом». По приезду в Москву Николая Ивановича пригласили в Цен­тральный Комитет ВКП(б) и после этого разговора выезды за границу были запрещены. Вскоре после неприятного разговора в ЦК «Правда» резко выступила против ВИРа и его директора. Главное обвинение заключалось в том, что Институт растениеводства яко­бы не занимается практически полезным делом, не дает стране новых сортов.

В начале 30-х годов Н. И. Вавилову вменялся в вину излишне теоретический уклон его экспериментов, что якобы «наносило вред социалистическому сельскому хозяйству». Характер доносов изменился с конца 1937 г., когда Т. Д. Лысенко стал президентом ВАСХНИЛ, а отношения двух академиков испортились. С этого времени следователи на­чинают фальсифицировать показания подследственных в нужном направлении.




Грядущий разгром главной сельскохозяйственной школы страны готовился очень тщательно. С лета 1934 г.в ВИРе шла подготовка к празднованию десятилетия инсти­тута и четвертьвекового юбилея научной деятельности директора. В Ленинграде ждали гостей, в том числе иностраных. В ВИР потоком идут приветственные телеграммы от ведущих биологов мира, пришли поздравления от председателя совета министров Турции, от министров земледелия США, Болгарии, Финляндии, Польши. Но за четыре дня до сро­ка, торжество без всякого объяснения отменено. После несостоявшегося юбилея Нико­лай Иванович ясно понимает, что быть просто хорошим ученым — недостаточно. Не­достаточна и та политическая плата, которую он до сих пор вносил для блага своего на­учного дела. Властям нужно что-то другое, чего он не знает, не умеет.



Идеи Н.И.Вавилова были непонятны руководителям страны. Они были сложны и не обещали мгновенных результатов. Но уже к 30-м годам появил­ся для руководства страны, свой человек в сельскохозяйственной науке, ко­торый обещал без материальных затрат со стороны государства, решить все трудности сельского хозяйства. Таким человеком стал Т.Д.Лысенко.

И. В. Сталину импонируют размах и смелость его опытов. Т.Д.Лысенко человек из народа, сын крестьянина, Лысенко ведет споры, крепко держась за цитаты Маркса, Энгельса и, прежде всего самого И.В.Сталина. Его взгляды материалистические, значит, правильные. Все другие взгляды идеалисти­ческие и, следовательно, неправильные. Ни одной речи Т.Д.Лысенко не про­износит без здравицы в честь советской власти, советской науки, советского «мичуринского дарвинизма» и лично И.В.Сталина.

Идеи Т.Д.Лысенко просты и понятны. Утверждения агронома Т.Д. Лы­сенко не только популярны, но великолепно вписываются в философскую систему, которую проповедует сам И.В.Сталин. Достаточно изменить усло­вия существования организма, и он не только сам изменится определенным образом, но детям, внукам и правнукам своим передаст закрепленные при этом изменения. Совпадение взглядов агронома Т.Д. Лысенко и «великого садовника» И.В. Сталина со временем породило на отечественной почве








Сейчас читают про: