double arrow

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ. весьма горькие плоды. И. В. Сталину он подходит и как личность: энергичен, активен и в то же время абсолютно послушен


весьма горькие плоды. И. В. Сталину он подходит и как личность: энергичен, активен и в то же время абсолютно послушен.

В противовес Н.И. Вавилову поток идей А.Т. Лысенко неисчерпаем. После эпопеи с яровизацией он объявляет, что совершенно необходимо пере­опылять пшеницу внутри одного сорта, это тоже даст колхозникам большую прибавку урожая. Газета «Социалистическое земледелие» поднимает массо­вую кампанию. Переопылением занимаются десять тысяч колхозников в двух тысячах хозяйств. Т.Д. Лысенко считает, что этого мало. В следующем году, по его расчетам, надо вовлечь 50-70 тысяч колхозов. Проходит немного времени, и переопыление оставлено, зато с таким же энтузиазмом Т.Д. Лы­сенко твердит в печати и по радио о необходимости всенародной борьбы за стопудовые урожаи проса. Просо - культура больших возможностей, культу­ра номер один. В колхозах организованы специальные звенья, Сельскохозяй­ственная академия разрабатывает специальную агротехнику проса. Но про­блема летних посадок картофеля на юге вытесняет и разговоры о просе, и крики о переопылении пшеницы...

Внешне инициативы Т.Д.Лысенко соответствовали потребностям вре­мени. Страна действительно остро нуждалась в зерне, в просе, было действи­тельно трудно завозить ежегодно на юг огромное количество посадочного картофеля взамен вырождающегося местного. Т.Д. Лысенко брался разре­шить коренные проблемы земледелия. Обещая повысить сбор зерна, клялся на каждом гектаре проса давать стопудовый урожай, гарантировал, что кар­тофель, посаженный на юге по его методу, вырождаться не будет. Он опери­ровал точными расчетами. Правда, имея в виду будущие урожаи, грядущую жатву. Людям несведущим начинало казаться, что проблема зерна, проса и картофеля давно разрешена академиком Т. Д. Лысенко.




Ведущие ученые неоднократно упрекали Т.Д.Лысенко в невежестве. Летом 1935 года член президиума ВАСХНИЛ, профессор Московского уни­верситета М.М. Завадовский рассказал, что в Ленинградском университете распространяется мнение, будто в Советском Союзе нет никакой гене­тики и никаких генетиков, кроме Мичурина и Лысенко. Утверждает все это на своих лекциях заведующий кабинетом дарвинизма философ И.И. Презент. «У меня сложилось такое представление, что Лысенко плохо знает содержа­ние науки...- заметил академик Завадовский. - У него не хватает эрудиции. Этой эрудицией ему помогает Презент, который тоже не знает физиологии, но в последнее время интересуется ею». М.М. Завадовский призвал прези­диум ВАСХНИЛ помочь Т.Д. Лысенко разобраться в ошибках. На том же за­седании член президиума ВАСХНИЛ саратовский селекционер и генетик Г. К. Мейстер заявил, что И.И.Презент и Т.Д.Лысенко шельмуют данные со­временной генетики, явно не прочитав ни строчки из работ Моргана и Мен­деля.



Обвинили А.Т. Лысенко в невежестве и неэтичном поведении, президент ВАСХ­НИЛ А. И. Муралов, вице-президент А.С. Бондаренко, заведующий бюро по опытному де­лу А.К. Лапин. Несмотря на это в феврале 1935 г. на Втором съезде колхозников-ударни­ков, в присутствии Сталина и членов правительства, А. Т. Лысенко было поручено вы-


7. АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ



ступить. Выступление было посвящено главным образом яровизации. Эта тема в науч­ных кругах воспринималась с недоверием, хотя имелись и сторонники. Hominis est errare, insipientis perseverare*. Свои разногласия Т.Д. Лысенко объяснил совсем иным образом:

«Вредители-кулаки встречаются не только в вашей колхозной жизни. Вы их по колхозам знаете хорошо. Но не менее они опасны, не менее они закляты и для науки. Не­мало пришлось кровушки попортить во всяческих спорах с некоторыми так называемы­ми учеными по поводу яровизации, в борьбе за ее создание, немало ударов пришлось вы­держать в практике. Товарищи, разве не было и нет классовой борьбы на фронте ярови­зации?

В колхозах были кулаки и подкулачники, которые не раз нашептывали крестьянам: «Не мочи зерно. Ведь так семена погибнут». Было такое дело, были такие нашептыва­ния, такие кулацкие вредительские россказни, когда вместо того, чтобы помогать кол­хозникам, делали вредительское дело и в ученом мире, а классовый враг - всегда враг, уче­ный он или нет...».

В этом месте его речь была неожиданно прервана. «Браво, товарищ Лысенко, браво!» - воскликнул товарищ Сталин. И зааплодировал. Вслед за ним бурными аплодис­ментами взорвался весь зал Кремлевского Дворца. С этого «браво» началась новая эра в жизни создателя яровизации. Через три месяца агроном Лысенко стал академиком, а еще через три года президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина.

Но нашлись истинные ученые, которые поставили под сомнение лы-сенковские «открытия». В декабре 1936 г. на IV сессии ВАСХНИЛ. Акаде­мик П.Н. Константинов, академик П. И. Лисицын, известный саратовский се­лекционер А.П. Шехурдин - впервые публично объявили о полной несостоя­тельности лысенковских агрономических затей. Они заявили, что внутрисор-товое переопыление хлебов «не дает сколько-нибудь реального повышения урожая», что массовое переопыление приведет, в конце концов, к тому, что наша страна потеряет свои лучшие сорта. Это предсказание академика П.И.Лисицына, к сожалению, позднее сбылось.

Академик-селекционер П.Н. Константинов подкрепил вопрос П.И. Ли­сицына конкретными цифрами. Опираясь на данные пятидесяти трех сортоу­частков Советского Союза, проводящих яровизацию пшеницы с 1932 по 1936 год, он сообщил: яровизация в половине случаев слегка повышала урожай, а в половине - даже снижала.

Эта сессия окончательно разграничила два лагеря в биологических науках. Т.Д. Лысенко заявил, что принудительное самоопыление, так назы­ваемый инцухт-метод, губит перекрестноопыляющиеся растения и может принести селекционерам только вред. Под руководством Н.И. Вавилова ста­вятся опыты с длительным самоопылением ржи, клевера, тимофеевки, вино­града, кукурузы. К экспериментам привлечены десятки специалистов. Про­ходит год, второй, третий, и подопытные растения, несмотря на все их разно­образие, дают исследователям единый ответ: инцухт-метод не опасен для растения. Только с помощью инцухта можно вывести гибридную кукурузу, дающую на треть больше зерна и зеленой массы.

* Человеку свойственно ошибаться, глупцу упорствовать (в своих ошибках)



7. АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ


Т.Д. Лысенко заявляет, что ему ничего не стоит превратить хлебные злаки из яровых в озимые, и наоборот; вот пример того, что человек может изменить растения в любом полезном для себя направлении. Два сотрудника Института растениеводства М.И. Хаджинов и А. И. Лутков получают задание повторить опыты. Опыт не подтверждает этот вывод. Никакого перехода злаков из озимой формы в яровую и из яровой в озимую не происходит.

Последствия этих выступлений сказались быстро. Скончался непрерывно подвер­гавшийся травле академик Н. К. Кольцов. Выехал из СССР Герман Меллер. Он поехал в Испанию и принял участие в боях за Мадрид. Были арестованы и расстреляны президент ВАСХНИЛ А.И. Муралов, вице-президент А. С. Бондаренко, академик Г. К. Мейстер - все те, кто в 1936 году позволяли себе усомниться в безгрешности идей Лысенко. Расстреля­ны такие крупные генетики, как С.Г. Левит, И. И. Агол.

В научных учреждениях страны в 1937-1939 гг. происходили много­численные дискуссии, в ходе которых доказывалось, что Н.И. Вавилов - ви­це-президент ВАСХНИЛ ничего не дал сельскохозяйственной практике и даже мешает ей. Сам он политически связан с идейными врагами Советского Союза. Эта тема получает наибольшее звучание к 1940 г.

В 1937 г. Н.И. Вавилов получает новый удар. В СССР должен состо­яться VII Международный конгресс генетиков. Еще в 1932 году Вавилов пе­редал руководству предыдущего, VI конгресса приглашение советского пра­вительства провести очередную встречу генетиков в Москве. Тогда же он был избран президентом будущего конгресса. Николай Иванович с нетерпе­нием ждет этой встречи «на высшем уровне». Ему кажется, что приезд и вы­ступления у нас видных генетиков мира несколько смягчат обстановку жес­токой научной нетерпимости, созданную Т.Д. Лысенко.

Однако, когда 1700 генетиков мира письменно подтвердили свое жела­ние участвовать в конгрессе и работа по подготовке подходила к концу, кон­гресс запретили. Затем последовал приказ «отложить» встречу на год. Вместо консолидации научных сил мира на прогрессивной основе, о которой мечтал Н.И.Вавилов, волюнтаристское решение об отмене конгресса вызвало волну негодования в научных кругах Запада.

В конце концов, конгресс собрался в Эдинбурге, но и там занять кресло президента Николаю Ивановичу не пришлось. За рубеж его не выпустили.

6 августа 1940 г. Н.И.Вавилов был арестован. В постановлении об аресте были разъяснены причины: «Установлено, что в целях опровержения новых теорий в области яровизации и генетики, выдвинутых советскими учеными Лысенко и Мичуриным, ряд от­делов ВИРа по заданию Вавилова производили специальную работу по дискредитации вы­двинутых теорий Лысенко и Мичуриным... Продвигая заведомо враждебные теории, Ва­вилов ведет борьбу против теорий и работ Лысенко, Цицина и Мичурина, имеющих ре­шающее значение для сельского хозяйства СССР» (Поплавский М., 1991).

После ареста Н.И.Вавилова Всесоюзный институт растениеводства был реорга­низован. В Москве, в Большом Харитоньевском переулке собрался президиум ВАСХНИЛ. За столом президиума сидели Лысенко, Презент, Поляченко, Мосолов, Цицин, Зубарев. На заседание пригласили также тех, кто руководил травлей Н.И.Вавилова в Институте растениеводства: Эйхфельда, Сизова, Тетерева, Шлыкова.

Президиума ВАСХНИЛ от 25 ноября 1940 г., выслушав доклад Эйхфельда, пришел к выводу:

а) Институтом хотя и собраны большие коллекции культурных растений, но при







Сейчас читают про: