double arrow

ТАНЦЕВАЛЬНАЯ МУЗЫКА

2

Программно-симфонические жанры

Программными называются инструментальные произведения, написанные на изобразительный или повествовательный сюжет. Программными могут быть набольшая инструментальная пьеса, симфоническая увертюра или поэма, фантазия, сюита, концерт, даже целая симфония. Отличительными чертами такой музыки являются последовательность сюжетного развития и способность вызывать у слушателей вполне конкретные ассоциации.

Расцвет программной музыки – 19 век, эпоха музыкального романтизма.

Произведения программной музыки — отличный материал для музыкального оформления спектакля, так как они богаты музыкальными образами всевозможных национальных и изобразительных оттенков. Музыкальные темы, отдельные интонации, могут служить в музыкальном оформлении спектакля как фо­ном действия, так и лейтмотивами героев пьесы — сло­вом, могут выполнять различные функции.

Картина рассвета, которой начинается спектакль «Дни нашей жизни» в Театре им. А. С. Пушкина, сопро­вождается музыкой Чайковского из увертюры-фантазии «Ромео и Джульетта», а во втором действии введен от­рывок из увертюры к опере Россини «Вильгельм Телль», создающие удивительно красочную картину сцены.

Для симфонической поэмы наиболее характерно лирико-философское начало; она спо­собна отражать самые различные сюжеты и темы: фило­софские проблемы, исторические события, образы исто­рических личностей, мифологические сюжеты, картины природы, легенды, сюжеты, подсказанные живописью, образы художественной литературы.

Фрагменты из «Поэмы экстаза» и «Прометей» («Поэ­ма огня») Скрябина звучат в спектакле Ярославского театра им. Ф. Г. Волкова «Человек и глобус». Зрители следят за титанической борьбой людей, отважившихся подчинить своей воле разрушительную силу атома. Благодаря музыке финал восприни­мается как вдохновенный гимн силе человеческой воли и мощи человеческого разума.

Элементы изобразительности, иллюстративности наи­более ярко выражены в таких программных жанрах, как симфоническая картина и фантазия.

Симфоническая картина — в произведениях этого жанра изображается какое-либо одно событие, где главенствуют в основном колористические иллюстративные элементы или чисто пейзажный характер. Наиболее характерные образцы подобного рода программной музыки: «Рассвет на Москве реке» М.П.Мусоргского, «Сеча при Керженце» Н.А. Римского-Корсакова, его же «Похвала пустыни» и «Три чуда» из оперы «Сказка о царе Солтане» и много другой замечательной музыки.

Сюита— произведение циклическое, состоящее из нескольких разнохарактерных частей, не обладающих единым драматургическим стержнем. Сюита представ­ляет собой жанр, раскрывающий широкий круг образов. Таковы симфонические сюиты «Шехерезада» Римского - Корсакова, «Картинки с выставки» Мусоргского, «Жар-птица» (сюита из балета) Стравинского и др. Много сюит написано специально из музыки к театральным постановкам. Нельзя не вспомнить две сюиты Э. Грига из его музыки к драме Г.Ибсена «Пер Гюнт»

Танец в драматическом театре отличен от танца в оперных и балетных постановках, у него другие цели и задачи, неразрывно связанные с содержанием и спецификой драматического спектакля.

Значение танцевальной музыки в современных сценических представлениях сущест­венно возросло.

Танцы и танцевальная музыка в драматическом спек­такле выполняют самые разнообразные функции. Так, через танец и пляску режиссер может более ярко пере­дать образ персонажа, черты его характера.

В танцах и плясках находит выражение душевное состояние человека: радостное или печальное, лирическое или празднично-торжественное.

Кроме того, в танцевальной музыке непосредственно отражается быт и характерные черты, при­сущие данному народу.

Отличительная черта каждого танцевального произ­ведения— характерный ритм, повторяемость типичной ритмической фигуры. Если сравнить «Камаринскую», мазурку, вальс, фокстрот, можно понять, сколь важен ритмический фактор для определения «лица» танцеваль­ной музыки. Именно четкий и определенный ритм такой музыки позволяет создать на сцене необходимый ритм действий, эмоционально воздействовать на зрителя и по­мочь исполнителю.

При постановке пьес классического репертуара ре­жиссеры часто используют музыку к старинным западно­европейским танцам, таким, как павана, сарабанда, ча­кона, менуэт, гавот, и др. Иногда в спектакле может звучать музыка к испан­ским танцам, таким, как подвижная хота, плавное боле­ро, бурная сигидилья или хабанера.

Среди многих танцев (полонез, мазурка, галоп, поль­ка, кадриль), которые часто звучат в спектаклях, рисующих быт того или иного общества дореволюционной России, особое место занимает вальс, который получил повсеместное признание в XIX веке и до сего времени широко используется в спектаклях на современную тему.

Этот непринужденный, гибкий, полный искреннего чувства танец способен воплотить в себе разнообразные оттенки человеческих чувств от элегичности, нежности, грусти до патетики, возвышенности.

Такая многоплановость в выражении чувства дала возможность использовать вальс не только как вставной танцевальный номер, но и как характеристику героя пьесы, его лейтмотив, а иногда играть и большую драма­тическую роль.

Так, захватывающий, всепоглощающий вальс, напи­санный А. Хачатуряном к драме Лермонтова «Маска­рад», не только чутко передает колорит, ее романтиче­скую приподнятость, взволнованность, напряженность, но вместе с тем служит характеристикой натуры Арбе­нина, его мятежного духа, сильной волн.

В начале XX века появилось много новых бытовых танцев и танцевальных мелодий. Так, например, в спек­таклях, время действия которых первая четверть нашего века, нередко используют так называемое аргентинское танго. Его отличительная черта — медленный темп, чет­кий акцентированный ритм, скользящий шаг с останов­кой. При постановке спектакля «Школа неплательщиков» Л. Вернейля режиссер Ю. Завадский иронически про­комментировал идею пьесы великолепным танго, напи­санным Д. Шостаковичем. Герои пьесы танцевали, как приговоренные к этому танцу, постепенно теряя силы, изнемогая и не в силах остановиться. Не надо забывать о многих других танцах, распрост­раненных в то время и могущих помочь воссоздать в спектакле соответствующую атмосферу. Большинство этих танцев американского происхождения — тустеп (два шага), уанстеп (один шаг), мексиканская румба и др. Большой популярностью в 20-е годы пользовался только что появившийся фокстрот, а также кэкуок (быст­рый остроритмический танец) и чарльстон.

В пьесе «Клоп» Вл. Маяковского, поставленной в свое время на сцене Московского театра Сатиры, сцена свадь­бы вся была построена на танцевальных ритмах того времени. Свадебные речи и реплики действующих лиц перемежались фокстротами и танго: под звуки румбы и чарльстона гости орудовали вилками, объяснялись и, наконец, вступали в потасовку.

В наше время некоторые из танцев того времени воз­рождаются вновь (чарльстон, фокстрот, танго), но видо­измененные, осовремененные в соответствии с характером быта.

2

Сейчас читают про: