double arrow

Розвиток ідей децентралізації найкрупніших міст


Основні ідеї групи Р.Бофілла.

Рикардо Бофиль (также Бофилл) — испанский архитектор, который черпает вдохновение для своих масштабных постмодернистских проектов в идеях мастеров классицизма - Палладио, Мансара и Леду.

Впервые привлёк международное внимание кубистическим проектом гостиницы «Замок Кафки» в Аликанте (1968). Французский президент Валери Жискар д’Эстен, считавший Бофиля «величайшим архитектором мира», в 1975 г. привлёк его к реконструкции парижского квартала Ле-Аль, однако архитектурные идеи испанца (возведение «Версаля для масс») натолкнулись на сопротивление парижского мэра Жака Ширака, который обвинил Бофиля в гигантомании и отстранил его от участия в проекте.

В преддверии Олимпийских игр 1992 года Бофиль участвовал в проектировании олимпийских сооружений в своём родном городе. В 2007 году выиграл конкурс на строительство Конгресс-центра в Стрельне.

Испанец по рождению, начавший свою творческую деятельность в родной Барселоне, Р. Бофилл стал главой творческого содружества "Тальер де Аркитектура". В 1963 году Рикардо Бофилл объеденяет вокруг себя группу архитекторов, инженеров, урбанистов, социологов, писателей, музыкантов, кинематографистов, философов и создает Архитектурную мастерскую с многофункциональным интернациональным коллективом, занимающимся анализом проблематики городов и его отношением с жителями города. Возникает новая архитектура критического регионализма, совершившая революцию в современном градостроении ХХ века, создавшая уникальные и новаторские проекты-прототипы в международной архитектурной панораме.




Дух поиска и открытий удерживает этот коллектив во главе авангардной архитектуры на протяжении более чем 40 лет.

Творческая работа коллектива предусматривает максимальную свободу и независимость.

Этот дух присутствует в старой цементной фабрике около Барселоны, в основном офисе (Архитектурная премия Барселоны в 1980 году), реабилитированная для архитектурной мастерской. «Фабрика» стала местом рождения и развития многих проектов, книг и публикаций.

В современный глобализированный и локальный мир они привносят международный опыт и сотрудничают с местными архитекторами, создавая выдающиеся проекты в разных странах мира. Работа по этой системе позволяет комбинировать профессиональный опыт местных специалистов и талант коллектива и выдавать инвесторам конечный высокорентабельный продукт.

Еще в 20х-30х гг был поставлен вопрос о децентрализации промышленности и населения,о необходимости ограничения роста городов,а также о снижении плотности их населения.Родоначальником понятия децентрализации можно считать Эбенизера Говарда оптимальная схема города выглядела так:город-метрополия,окруженный сателлитами, расположенными от него на расстоянии 30-60 км. Так же Говард был основателем идеи городов-садов. Затем Адамсом и Пери была предложена схема микрорайонов. Также одним из наиболее убежденных приверженцев теории децентрализации крупного города был финский архитектор Элиэл Сааринен. Он видел город как федерацию полуавтономных городских районов, разделенных неширокими земельными разрывами (менее 1 км). Таким образом возникла концепция органической децентрализации, которая позднее была применена в странах Скандинавии. Так же к идеям децентрализации можно отнести и концепцию линейного города. Однако из-за подготовки к войне и гонки вооружений воплощение этих идей было отодвиното на неопределенный срок.



Уже в самом конце 2й мировой войны архитекторы сочли своевременным апробировать эти теоретические концепции в обстановке существующих городов. Так возникли эскизные проекты Лондонского графства (1943 г.) и большого Лондона (1944 г.), составленные Патриком Аберкромби при участии архитектора Форшоу. Тогда же были опубликованы схемы «органической децентрализации» городов Европы и Америки Элиэла Сааринена, положенные в основу реконструкции 3х Скандинавских столиц, а именно: Хельсинки, Осло и Стокгольма.



Однако, столкнувшись с реальными возможностями, которыми располагали муниципальные управления капиталистических городов, эти обширные градостроительные замыслы получили далеко не полное воплощение в жизни. В особенности это касалось реконструкции Лондона, которая фактически была сведена к перепланировке отдельных, оторванных друг от друга районов города. Горазда полнее была осуществлена программа строительства городов спутников вокруг Лондона, а также Глазго, Манчестера и Ливерпуля, тогда как из Скандинавских городов лишь в одном Стокгольме удалось достичь видимых результатов.







Сейчас читают про: