double arrow

Положение 6 страница


Интерьер служит характеристикой определенного человека и знаком определенного фрагмента знания (как, например, ножницы и булавки харак­теризуют портного, а те же ножницы и расческа - парикмахера). Создание коллекции, а затем музея, представляет попытку выйти за пределы единого, унаследованного интерьера деятельности и приобщиться к другим интерьерам


путем внесения в собственное окружение предметов, представляющих иные интерьеры и фрагменты знания, либо расширения собственного интерьера, что говорит о способности данного индивида к восприятию более широкого фрагмента знания, об увеличении "вместимости" данной социальной ячейки.

В европейском типе культуры с высокой межпрофессиональной мобиль­ностью, когда многие люди получают несколько видов образования в различ­ных сферах, медики становятся артистами или писателями, историки - биз­несменами и т.п., людям приходится осваивать новые фрагменты знания и но­вые интерьеры деятельности.

Музей выступает в роли института непосредственного ознакомления с другими интерьерами деятельности, вхождения в них во фрагментированном мире, не затрагивающего непосредственно носителей этого интерьера, путем косвенного контакта, приобщения.

С XVIII в. музеи - позитивистское средство получения "иного" опыта в областях, связанных с наукой и искусством, отраслями экономики стран и их профильным делением, как с обеспеченными образованными кадрами и необ­ходимыми средствами для осуществления связанной с музеем деятельности. Это музеи изобразительного искусства - живописи и скульптуры; естественно­научные музеи - биологии, зоологии, геологии и проч.; музеи индустрии и сельского хозяйства; педагогические музеи и т.п. Далее, по мере дифферен­циации общества и приобретения музеем общественного доверия, возникают музеи, сориентированные на определенные социокультурные группы. Первой ласточкой явились краеведческие (местные, краеведные) музеи, отражавшие комплексные региональные характеристики, служащие цели закрепления, пе­редачи, совершенствования, координации местного опыта в различных сфе­рах деятельности для получения представлений о его различных аспектах об­щественностью края.

В связи с появлением новых форм человеческой активности и специали­зацией в индустриальном и постиндустриальном обществе, а также неста-


бильностью, неустановившимися каналами коммуникации, трансляции и трансмутации, создаются специфические социокультурные институты, вос­полняющие недостаток освоения современным человеком этих новых облас­тей, дополняющие традиционные институты науки и образования: массовая информация; специфическая литература; тиражированные виды искусства; Центры научно-технической и деловой информации и документации и пр. Музеи являются наглядной формой приобщения к этим новым интерьерам деятельности: в области железнодорожного, автомобильного транспорта, авиации и космонавтики; попыткой сохранения в условиях массового произ­водства традиционных интерьеров деятельности: музеи Хлопка, Льна, Часов; народного декоративно-прикладного искусства.




В XX веке музей превратился в повсеместное явление, охватывающее практически все сферы приложения сил человека (музеи различных видов дея­тельности, творчества), дающее наглядное представлений как о человеке в фи­лософском смысле этого слова (Музей Человека в Канаде), так и его биологи­ческих или физиологических основах, о его обществе, его культуре, о природе в различных аспектах её отношения с человеком (Музей антропологии и этно­графии, Музей Природы, Музей охоты и рыболовства, зоологический, мине­ралогический и другие музеи), бытие, мире в целом (комплекс музеев Смитсо-ниановского института). Музей представляет практически все социальные группы: Музей искусства Аборигенов в Сиднее, Музей коренных Американ­цев, музеи детей и детства, инвалидов и проч.

Музей практически изначально задумывался как институт социального преобразования, обновления, совершенствования общества путем сохранения лучших традиций, ценностных ориентиров. Таким образом, мы подошли к выводу о том, что музей может считаться инструментом адаптации человека современного типа к социальной реальности, культурному многообразию ми­ра; инструментом преодоления однобокости и узости собственного воспри­ятия за счет приобщения к широкому кругу явлений.




Помимо самих предметных ценностей, представляющих различные "интерьеры деятельности" и соответствующие "фрагменты знания", сущест­венную роль играет и их новое рукотворное окружение, заботливо созданный новый "интерьер" их жизни, отражающий модель мира окружающей действи­тельности создателя(лей) музея и экспозиции, не всегда гармонично решенный диалог представлений художника, хранителя, архитектора, администрации, сочетающийся в нерасчленённом восприятии мира человеком с архитектур­ным решением помещения (помещений) музея, его внешним видом, дизайном, степенью чистоты и комфортности, ухоженности, видом из окна, маршрутом, прокладываемым самостоятельно или спроектированным заранее, в результа­те которого каждый "набирает" определенный зрительный, чувственный ряд, обращает внимание на одно и игнорирует другое. Все это формирует избира­тельность получения опыта, и экспозиция музея выступает как "интерьер ин­терьеров" - средство метакоммуникации, метазнак.

В музее происходит знакомство с иными моделями мира, освоенной другими средой, "знакомство с хозяином" (126, с. 264). Публичный музей воз­никает, когда на основе обобществления создаются принятая на сегодняшний день в обществе модель и происходит презентация разделяемых обществом ценностей: музей предстает в качестве декларации социальных ценностей.

Из этой декларации обществом социально значимых программ деятель­ности, реализованных в определенных реалиях окружения, прошедших двой­ную ценностную экспертизу в музее: экспертизу специалистов, отобравших и посчитавших необходимым сохранить и предъявить их, и экспертизу времени, донесшего до нас эти предметы, индивид получает представления о качест­венных характеристиках бытия, возможность выбора, перспективы совершен­ствования с опорой на достигнутое.

Однако извлечение предметов из жизни, потеря ими первоначального

значения, функций, присущих им в оригинальной культурной среде, внесение

^ихв "искусственную" среду музея, где лишь некоторым из них посчастливится


попасть в экспозицию, где их сможет наблюдать некоторое количество людей, создает эффект "омертвения" предметов, "смерти вещей" (См.: П Валери: 283). Это позволяло некоторым авторам, таким как А. В. Бакушинский или Н.Ф. Федоров, писать о музейных предметах, как "останках", "мумиях" (23), "руинах былого" (369), тогда как сама идея музея заключается в том, чтобы продлить жизнь вещам. В этом смысле основная проблема взаимодействия музея и общества была заложена изначально: в статике предметного мира и динамике общественной жизни.

В качестве института социальной памяти музей представляет собой кон­сервативное образование, созданное с целью её сохранения, стабилизации норм и ценностей общества. Между тем общество постоянно меняется, и му­зей как культурно-историческое явление также нуждается в постоянном об­новлении, в улавливании основных культурных тенденций, отражении явле­ний и перспектив современности, освоенного на сегодня объема знаний и со­ответствующих интерьеров деятельности. Спецификой музея является презен­тация предметного мира, конкретных, чувственных вещей; однако без одухо­творения человеческой мыслью, идеей, действием, музей останется хранили­щем предметов. А.В. Бакушинский, П.А. Флоренский и многие другие писали

0 необходимости создания музея как места жизни произведений, а не их
"кладбища", о необходимости сохранения "храмового действа как синтеза ис­
кусств" (369). Без нашего внимания к вещам они умирают. А. Мальро отмеча­
ет, что культура - "не инвентарный список", "наследие - это перевоплощение,
прошлое нужно отвоевать, мы знаем - это в нас, через нас оживает диалог те­
ней, столь излюбленный риторикой" (179, с.255, 269). Музей имеет право на
существование в динамичном обществе только в состоянии развертывания
своего движения от пассивности, сохранения и хранения предметного мира к

(Сохранению и развитию связанных с предметным миром идей и процессов, к

1 жизни идей, участвующих в преобразовании социальной реальности. Совре­
менная практика показывает, что музей находится в состоянии поиска инсти-


туциональной идентичности, музейного формотворчества, что отнюдь не сви­детельствует о стагнации системы музея, а наоборот, о жизнеспособности и адаптационных возможностях сложившегося явления.

Подведем итоги рассмотрения структурно-смыслового аспекта бытия музея в социокультурной среде. В ходе исследования, анализируя различные исторические и актуальные понимания представителями общества явления музея, мы стремились выделить наиболее общие черты, характеризующие сущность и структуру этого феномена. В результате были выявлены основные характеристики музея, формирующие вокруг себя определенные социально-культурные отношения, которые в целом отражают специфику феномена му­зея. Это: осмысленное собрание опредмеченных ценностей; особая простран­ственно-временная среда, подразумевающая континуальность представления этих ценностей; отмеченная "музейная ситуация". Фактором, закрепляющим понятие «музей» в общественном сознании, являются связанные с ним куль­турные смыслы, входящие порой в противоречие друг с другом при домини­ровании одного из аспектов деятельности музея. Для преодоления конфликта интерпретаций в музейной сфере необходимо формирование "групповой ре­альности", области общих значений относительно музея путем диалога, инте­рактивной коммуникации, широкого общения всех заинтересованных сторон, публичности в отношении всех сторон деятельности музея.

Музеи - институты, созданные и создаваемые с целью обретения инди­видом "иного" опыта, не заложенного в получаемом им "фрагменте знания". Они являются социокультурными инструментами адаптации человека совре­менного типа к социальному и культурному разнообразию мира и совершен­ствования общества путем сохранения лучших традиций и ценностных ориен­тиров. Проблема заключается в том, что динамика преобразований в совре­менной мировой цивилизации, появление новых средств коммуникации, по­степенно оставляют позади традиционные институты социализации и инкуль-турации, что побуждает последние форсировать свои усилия (например, так


называемый "музейный бум", происшедший в период наибольшего нараста­ния научно-технической революции (НТР)), однако, не всегда приводит к аде­кватным результатам из-за несоответствия их новым культурным потребно­стям общества.

Выделенные нами основные структурные аспекты понимания музея предполагают необходимость характеристики их функциональных оснований, чему и будет посвящена третья глава исследования.


Глава 3. Характеристика и перспективы отношений музея и общества. 3.1.Функции музея как основа взаимодействия музея и общества

Вопрос дефиниции функций музея чрезвычайно важен для решения про­блем, связанных с отношениями музея и окружающей его социокультурной среды. Адекватное общественным потребностям выполнение функций являет­ся залогом процветания и гарантом будущей общественной поддержки разви­тия музеев. Для начала определим функции музея как те обязанности, ту роль, тот "круг деятельности"15 , которые музей призван выполнять в конкретном обществе и в целом в культуре (с латинского functio - осуществление, выпол­нение, деятельность) (367, с.418). Проблема функций музея ставилась и реша­лась почти всеми теоретиками музейного дела, так как сама ее формулировка отражает процесс поиска теоретический оснований, степень развития музееве­дения как научной дисциплины. Актуальность проблемы функций музея отра­зила дискуссия в НИИ культуры в 1989 (343). Её материалы, во многом пере­кликающиеся с дебатами 1970-х гг. о социальных функциях искусства и куль­туры (24, 29, 44, 47, 78, 79, 84, 85, ПО, 111, 277 и др.), демонстрируют различ­ные подходы отечественных исследователей к теме и необходимость ее рас­смотрения на настоящем этапе развития науки.

Опираясь на системный подход при анализе мнений различных иссле­дователей по данному вопросу, мы приходим к констатации факта, что одно­значного ответа на вопрос о функциях нет постольку, поскольку авторы исхо­дят из разных посылок по отношению к самим понятиям "функция" и "музей", рассматривая их, к тому же, в отличающихся системах координат.

Если рассматривать музей как систему, то его функции, по В. Е. Афа­насьеву, проявляются как:

1) интегративный результат функционирования компонентов системы;

Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеологических выражений/ Российская АН, Ин-т рус. языка, Российский фонд культуры. - М.: Азъ, 1992. - С. 890.


2) формы, способы проявления активности и жизнедеятельности систе­мы во взаимосвязи, определяющей порядок включения компонентов, частей в целое (20, с. 27).

Мы видим внутреннее функционирование, взаимодействие элементов системы в ее недрах, и внешнее функционирование в окружающем систему мире, в ее реальной среде, которое и определяет характер взаимодействия всех элементов системы (16, с. 23).

Внешнее функционирование системы, имеет, в свою очередь, двусторон­ний характер. Как отмечает М. С. Каган, его можно представить в кибернети­ческих понятиях о прямой и обратной связи системы со средой, а можно опи­сать как действенный обмен веществ, или обмен энергией, выражающийся в том, что «среда воздействует на находящуюся в ней систему, которая избира­тельно воспринимает и перерабатывает эти воздействия в соответствии со своей внутренней природой, а система, активно воздействует на среду, созна­тельно или бессознательно, преднамеренно или непреднамеренно" (119, с.23), то есть во внешнем функционировании наблюдается "взаимная детерминация" и "взаимная рецептивность" системы, в нашем случае, музея, и окружающей его среды. Применение системного подхода дает нам возможность проанали­зировать различные точки зрения на функции музея и помочь в выработке оп­тимальной. В зависимости от понимания учеными:

а) категории функции;

б) феномена музея, определяемого во многом через его функции (См. Гл.

в) в значительной мере от выбора системы, в которую музей входит в
качестве элемента, от выбора среды, в которой функционирует музей, -

их воззрения на функции разделяются.

Большинство авторов трактуют функции как общепринятые обязанно­сти, круг деятельности музея в целом в более широкой системе, выделяя от­дельные направления его деятельности в качестве функций (Э. Феннолоза, А.


Маневский, коллектив авторов "Основ советского музееведения", А. Разгон и др.: 181, 257, 307, 308, 437). Меньшая часть определяет функции как виды спе­цифической активности объекта как организма, без исполнения которых на­ступает дисфункция и повреждение всего музейного организма как целого (отчасти 3. Странский, В. Иксанова, П. Верго, В. Глудзиньский, Д. Рипли и др.: 106-108,442, 512, 522, 531). Причем элементы внешнего и внутреннего функционирования отчасти совпадают (например, хранение: которое необхо­димо для обеспечения стабильности самой системы в виде сохранения и со­держания в порядке музейных подлинников, основы деятельности музея, а также является основным ответом на потребность индивидов и общества, т. е. окружающей систему среды, в сохранении ценностей).

Эти исследователи употребляют термин "функция" для обозначения роли, значения музея в чем-либо, то есть определяют свойство одного явления через свойства других, не равнозначных объектов. Это роль музея в воспита­нии, в организации досуга и пр., - образовательно-воспитательная функция, функция организации свободного времени: Д. Равикович и др. (303; 305, с. 16), либо в качестве замещения понятий "цель" и "задача". Ярким примером слу­жит характеристика функций В.Ю. Дукельским как "удовлетворения культур­ных потребностей человека", формулирующего функции музея в культуре сле­дующим образом: "функция формирования мировоззрения", "консолидации и демократизации общества", "социализации и развития творческой активности личности" и т.п. (343, с. 198).

Выбором более высокоорганизованной системы также детерминируются j взгляды ученых на данную проблему. Этой "инстанцией" более сложного уровня могут быть представлены: а) общество; б) культура; в) политика и идеология; г) наука (искусство); д) экономика; е) образование и просвещение; ж) личность, - и другие системы, или их нерасчленённое восприятие, в зависи­мости от воззрений автора и конъюнктуры времени. Например, в 1920-х гг. А.У. Зеленко апеллирует к метасистемам образования, политики и экономики


('в", "д", "е"), и пишет об образовательной функции музея, функции пропаган­ды социального строительства, говоря о музее как "живом пособии для трудо­вой школьной жизни и работы", "лаборатории, трудовой мастерской соци­ально-образовательного механизма", "механизме для трудового воспитания" (97, с. 4,18). В 1943 г. А.Д. Маневский считает, что музей "сочетает в себе функции политико-просветительных, и научно-исследовательских учрежде­ний", то есть собирает, хранит, изучает материалы по историческому разви­тию природы и общества, изучает местность и проблемы, соответствующие профилю музея, и на этой основе путем музейной экспозиции, массовой куль­турно-просветительской работы и публикации ученых трудов, ведет "массовую агитационную работу, содействующую решению военных, полити­ческих, хозяйственных задач" (181, с. 4-5), - метасистемы "б", "в", отчасти и другие.

В основном, доминантой в определении метасистемы является об­щество, соответственно и функции обычно рассматриваются как социальные функции музея (305, с. 3; 397, с. 16; 92, с. 51). Большинство теоретиков отечест­венного музееведения и некоторые музееведы бывших социалистических стран разделяют социальные функции: "общекультурные" - А.И. Фролов (343), A.M. Разгон, общественные - А. Грегорова (72, 73), и функции как на­правления деятельности ("специфические функции": См. Прил. 3: 1).

Некоторые авторы ориентируются в своем подходе к проблеме на лич­ность (Н.Г. Макарова (175, 343), А.Н. Дьячков (343), Д. Хорн (455, 457): См. Прил.З: 2).

Наконец, существует круг музеологов, у которых сложно вычленить юнкретную метасистему, на которую они ориентируются. Они в большинстве трактуют функции как имманентное состояние музейной системы, и рассмат­ривают их не как требования со стороны, а как способ самовыражения систе­мы, удовлетворяющий одновременно и внутренние, и внешние потребности. Это такие исследователи, как В. Глудзиньский, В. Иксанова, В.В. Селиванов,


3. Странский. Они по-разному определяют функции: это комплектование и наглядность у Глудзиньского (442); приобретение, сохранение и использова­ние истинных ценностей, создающих и умножающих гуманистический образ человека у 3. Странского (345, с. 247); документирование, хранение и комму­никация у И.В. Иксановой (107; 343, с. 194). В.В. Селиванов утверждает, что сущность объекта отражается в его функциях, совокупность которых дает ха­рактеристику сущности. По его мнению, такими функциями являются:

- хранение;

- публикация;

- формирование восприятия ценностей как возможности дальнейшего развития, освоения культуры и связей с обществом для личностей и групп.

Разделяя в некоторой степени мнения последней группы исследователей, попробуем сформулировать несколько иную трактовку проблемы. Изменив­шаяся с начала 1990-х гг. социокультурная ситуация требует пересмотра усто­явшихся суждений относительно музея и его функций. Оказавшись в обста­новке резкого сокращения бюджетных ассигнований, с одной стороны и по­лучения некой организационной и финансовой независимости от органов управления, с другой, в условиях резкого спада посещаемости, музеи должны были действовать более активно чтобы сохранить себя и свою публику. В ре­зультате многие государственные музеи пережили этап трансформации: дос­таточно основательной (МИРДД - бывшая мемориальная квартира В.И. Ле­нина, филиал Ленинградского филиала Государственного Музея В.И. Лени­на), либо частичной (ГРМ, Кунсткамера, Музей Арктики и Антарктики). Пе­ремены затронули также школьные и ведомственные музеи, часть из которых оказались закрытыми (Музей завода подъемно-транспортного оборудования, Музей Тани Савичевой школы № 30 и др.). Другие же интенсифицировали свою деятельность, расширили круг контактов. Сотрудники этих музеев стали повышать свою квалификацию, получая музееведческие знания (курсы Уни­верситета педагогического мастерства 1997-1999 гг.: "Музейная педагогика" и


"Руководитель школьного музея"; курсы в Музейно-педагогическом центре ГРМ; курсы и академическое обучение на кафедре музееведения Университета культуры и искусств и др.).

Подобное положение в мире музеев не могло не повлиять на переста­новку акцентов и появление новых видов деятельности (например, организа­ция маркетинговых служб и исследований, см. п. 3.3.), и вновь выявило акту­альность, как и в 1980-е гг., вопроса о функциях музея.

Взгляд на музей как некую систему помогает избежать некоторых невер­ных толкований, исходящих из сиюминутного эмпирического опыта либо идеологических соображений. Системный подход, к тому же, дает возмож­ность использования различных познавательных проекций в рамках систем­ной модели. Рассмотрение любой системы в ее предметном бытие, основанное на представлении о ней как об интегративной целостности, выяснение ее функций, структуры, состава, элементов и их взаимосвязи требует подхода к изучаемой системе извне, т. е. как к части некой метасистемы (либо среды, не отличающеюся устойчивыми взаимосвязями, подобными тем, которые суще­ствуют в системе), в которую она вписана и в которой функционирует. Лишь в рассмотрении извне, как отмечает М.С. Каган (119, с. 21), "закономерности существования, возникновения и назначения данной системы - главную роль, которую она играет (призвана играть) во включающей ее метасистеме", могут быть выяснены исследователем. Подобное изучение снимает противоречи­вость многих суждений о музее. Изучение его изнутри, различных аспектов его деятельности и внутримузейных связей, необходимых для поддержания жизнеспособности и самоорганизации музейного организма, может поведать нам о "внутреннем функционировании" музея и внутримузейных функциях. Внутрисистемные функции в ракурсе данного исследования не представляют значительного интереса. Эти функции созвучны традиционно выделяемым ис­следователями видам деятельности музея: комплектование, регистрация, ин­вентаризация, учет, хранение, изучение, классификация и систематизация,


экспонирование, популяризация музейных ценностей (можно провести и более дробное функциональное членение). Музей как система обладает определен­ной границей - границей самореференции, на которой происходит взаимопе­реход "внутреннего" и "внешнего" функционирования музея. На этой грани системы для окружающей среды проявляются собственно музейные функции, выражаясь языком кибернетического моделирования, функции "входов" и "выходов" (107, с. 103). Естественно, что это разделение носит условный ха­рактер, как и любая другая попытка типологии, и "границы" между выделен­ными типами функций относительны.

При анализе функций музеев, составляющих базу исследования, были выделены три наиболее общие и типичные, постоянные собственно- музейные функции помимо тех, которые являются специфичными для музеев опреде­ленных типов и видов (См. Прил.З: 3). Непосредственно в свою социокуль­турную среду музей выходит следующими, достаточно стабильными, соци­альными гранями (См. Прил.З: 4), наличие которых в истории развития музе­ев было прослежено во 2 главе:

1) документирование реалий социокультурного окружения. Спецификой этой функции является ее непосредственное проявление в сочетании с другими функциями. Это важнейшая функция, целью которой является создание базиса музея - его фондов, и наиболее консервативная, открытая в традиционную сферу взаимодействий с обществом. Суть её состоит в следующем: в соответ­ствии с существующей "эпистемой" (термин М. Фуко: 373), определенной «конфигурацией знаний" социокультурной среды, как характеризует это же явление Д. Хорн (455), с идеями времени, налаживание контактов с представи­телями общества с целью сбора для сохранения наиболее ценных, эмоцио­нально и когнитивно значимых образцов культурных/природных подтвер­ждающих те или иные общественные представления, традиции, ориентации, идеологемы, функция создания овеществленной исторической памяти. Для реализации функции документирования музеем выполняются действия по се-


лекции, сбору, комплектованию, учету, сохранению и консервации музейных предметов, их научному исследованию и созданию вторичной документации, необходимой для их дальнейшего хранения и использования. В свою очередь, функция документирования является предпосылкой создания музейной моде­ли действительности (ММД);

2) моделирование действительности.

Основу функции составляет научно-исследовательский процесс (НИП) -процесс познания ценности музейных предметов, содержащейся в них инфор­мации и материальной сущности самих носителей информации, которым за­нимается теория тезаврирования. В процессе научно-фондовой работы, в ходе атрибуции, классификации, систематизации и интерпретации, монографиче­ских исследований, в музее формируется новая реальность - осмысленное соб­рание музейных предметов (фонды музея), являющееся своеобразной моделью действительности. Квинтэссенцию этой модели мира представляет музейная экспозиция, являющаяся связным звеном между музеем и обществом. Фонды подобны невидимой части айсберга, скрытой от посетителя в недрах музея, тогда как экспозиция, - видимая часть, своеобразное лицо музея, по которому можно судить о музее в целом. Она является визуализацией в предметах и их отношениях друг к другу некоторых представлений об окружающем мире, о той или иной стороне действительности, то есть той моделью реальности, с которой человек может соотнести свои собственные взгляды и суждения. По замечанию Д. Камерона, благодаря выполнению этой функции "музеи стали тем местом, куда Вы могли пойти, чтобы сравнить ваше частное восприятие реальности с объективной точкой зрения, принятой в вашем обществе", объ­ективной моделью, "служащей точкой отсчета для индивидуального воспри­ятия" (126, с. 266, 274).

Музей производит и доносит до общества новые значения и смыс­лы, выявляет дополнительную информацию о предметах. Сохраненные, изу­ченные, отреставрированные предметы отбираются в соответствии с опреде-



ленной концепцией (научной, художественной), по определенному принципу (идея, тема, классификация, ансамбль; репрезентативность, аттрактивность, информативность) для презентации публике в новом, рукотворном контексте, в специфической сотворенной среде, образуя из исходных знаков оригиналь­ный текст для ознакомления. Путем публикации музей не только представляет предметы-подлинники как самостоятельные ценности, но и "прибавочные стоимости" этих ценностей, полученные музейными предметами путем отбо­ра, оценки, изучения, реставрации, правильной презентации и прочего, то есть приложения к данной вещи ума и сил человека, придания ей новой жизни. Реализация функции моделирования действительности зависит от состояния социокультурной среды, и в большей степени привязана к отношениям обще­ства к музею и материальной базе деятельности (идейное, материальное, ор­ганизационное обеспечение моделирования; оборудование и технические средства для воплощения модели и т.п.). Стремление к совершенству невер­бального моделирования приводит к необходимости взаимодействия и инте­грации с другими формами и средствами выражения и моделирования реаль­ности.

Традиционным является вербальное моделирование в музее, воплощае­мое в тематико-экспозиционных планах (ТЭП), музейных печатных публика­циях, публикациях в виде докладов на музейных конференциях и других встречах профессиональных и научных сообществ, при выступлениях в СМИ. Эта функция является трансмутационной, преобразующей, и осуществляя её, музей рассчитывает на подготовленную аудиторию, способную к сотворчест­ву, самостоятельной интерпретации, обладающую определенными знаниями и опытом, и неким общим с предлагаемым музеем набором значений и смыслов.

3) функция коммуникативной интерпретации реальности.

Эта функция осуществляется музеем на базе существующих экспозиций и нереализованных публикаций - тех потенций музейного моделирования, ко­торые таят в себе музейные коллекции и фонды. Трансляция культурных смы-


слов идет через интерпретацию музейных текстов, меняющуюся в зависимости от ситуации - общей социокультурной ситуации и ситуации конкретного об­щения. Особое значение коммуникативная интерпретация приобретает при потребностях социокультурной среды в ситуации полилога, при неоднознач­ности и разнообразии подходов к основным человеческим ценностям: Истине, Добру, Любви, Красоте, чем, например, характеризуется наше общество в по­следние десятилетия. В музеях происходит отказ от монологизма как в моде­лировании реальности, так и в интерпретации. Возникают многочисленные выставки как попытки дополнительной интерпретации фондов музея, созда­ния иных моделей реальности, которые освещают прежде закрытые аспекты её рассмотрения. Однонаправленная коммуникация все чаще стремится к заме­щению диалогом, интерактивными формами и методами в музейной работе.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: