double arrow

Процедура исследования 16 страница


прежде был поднят еще выше, но брызги его при морском ветре

достигали дворца, потому Елизавета Петровна повелела понизить

фонтан, и теперь он бьет ниже террасы, расстилающейся перед дворцом.

Скульптура «Самсон» должна была увековечить торжество России

над «свойским львом» (Швецией), победу, одержанную под Полтавой

в день святого Сампсония в 1709 году.

При Анне Иоанновне сооружаются еще 22 новых фонтана, затем

против Монплезира был построен «Драконов каскад». Сама императрица прогуливалась по аллеям петергофского парка верхом, иногда же

развлекалась стрельбой в птиц с балкона или прямо из окон дворца.

На месте, где сейчас расположен парк Александрии, тогда был

устроен зверинец, занимавший большую территорию. В этом зверинце, на террасе близ моря была построена красивая беседка «Темпель».

Иногда государыня приезжала сюда охотиться, и тогда вокруг беседки

собирались многочисленные придворные и охотники. Прямо из окон

Темпеля императрица стреляла в зверей, которые специально выгонялись на поляну, окруженную высоким палисадником.

Благоприятные времена наступили для Петергофа, когда на престол вступила Елизавета Петровна - дочь Петра I. Любившая пышность и великолепие, она приказала возобновить все, начатое при ее




отце, улучшить фонтаны, совершенно перестроить дворец и устроить

театр. При Монплезире она приказала устроить кухню на голландский

манер, и в ней иногда для своей забавы лично готовила кушанья.

Жемчужиной петергофского парка стал ансамбль Большого каскада. Каменные лестницы превратились в уступы, по ним сплошной

прозрачной пеленой сбегала в канал вода. Семь уступов, семь порогов

ежесекундно сбрасывают 34 000 литров воды. С каждой ступени били

вверх и разбегались легкими радужными брызгами высокие тонкие

струи. Между ними спускалась вниз торжественная аллея свинцовых

золоченых статуй древних богов и героев, сверкающих на солнце.

Фонтан «Самсон» как раз и выделяется на фоне грандиозного грота,

составляющего центр Большого каскада.

С террасы дворца расстилается прекрасный вид на морской канал,

посреди и по сторонам которого пенились, клубились и плескались

фонтаны. У его истока стоят две бронзовые аллегорические статуи -

древний старец Волхов и дева Нева. Всюду бьет вода. Пыль от ее

струй, переливаясь всеми цветами радуги, перламутровой дымкой

окружает сверкающие золотом статуи.

По обе стороны канала тянутся аллеи, но не дубовые и не липовые:

это аллеи фонтанов, светлые струи которых выделяются на темной

хвое деревьев Нижнего парка.

Игра воды в петергофских фонтанах чрезвычайно разнообразна.

Вода бьет кверху из римских водометов, скользит в каскадах по скатам



кряжа (фонтаны «Золотая гора» и «Шахматная гора»), взлетает сотнями тончайших струек, сливающихся в «Пирамидку», разбрасывается

во все стороны вокруг «Золотого солнца». Вода окатывает неосторожного посетителя под «Дубком» и под «Грибком».

Эти фонтаны (и еще «Елка») специально устроены для забавы и не

предназначены для постоянного действия, иначе весь эффект неожиданности был бы потерян. Фонтан «Грибок» устроен неподалеку от бывшей императорской купальни. Вокруг ножки «Грибка» стоят скамейки для отдыхающих. Когда фонтан неожиданно начинает работать, вода падает со шляпки «Грибка» из 80 трубочек, образуя вокруг

скамейки отвесную стену к крайнему и приятному изумлению посетителей.

По другую сторону Монплезирского проспекта между кустами и

деревьями устроены фонтаны «Дубок» и «Елка». Они сделаны из

жести и свинца, но так искусно окрашены в зеленый цвет, что их

нельзя отличить от настоящих деревьев. Из листьев «Дубка» и веток

«Елки» вода, по желанию посетителей, брызгает во все стороны. За

скамейкой вблизи «Дубка» устроены «шутихи»: ряд водяных струй,

вырываясь из земли, стремительно и неожиданно бьет через скамейку.

И еще в петергофском парке есть один фонтан, который напоминает игрушку: на островке сидит пастушок, а в маленьком прудике

собака гоняется за туками. Время от времени собачонка тявкает, утки

крякают и из фонтана выбрасывается столб воды.

Из петровских построек, кроме Монплезира, в Петергофе остался



домик Марли, построенный в 1720 году по плану домика, виденного

царем близ Берлина. Комнаты этого домика украшены принадлежавшими Петру I картинами, а в одной из комнат верхнего этажа прежде

хранились его трости. В Марли хранятся и другие вещи Петра I:

кровать с одеялом и занавесями, присланные китайским богдыханом,

халат - подарок персидского шаха, стол собственной работы русского

царя с аспидной доской, бюро и небольшой ящичек его же работы. А

еще здесь хранится кружка с девятью вкладными стаканами, тоже

присланная в подарок китайским богдыханом.

По сторонам домика, как гласит предание, рукою самого Петра

Великого были посажены два дуба. Под их ветвями он отдыхал,

любуясь плесканием заморских рыбок, которые наполняли два треугольных пруда. А в большой пруд по повелению царя из Пруссии

доставляли язей, головлей, судаков, сазанов и других рыб. По звону

сторожа в колокольчик рыбы всплывали на поверхность воды и

ловили брошенный им хлеб. Корм для рыб, как было установлено

Петром Ї, ежегодно отпускали в количестве «двух четвертей ржаной

муки».

ТУЛЬСКИЙ МУЗЕЙ ОРУЖИЯ

Старейшим российским музеем оружия считается Тульский Он

был основан еще в 1724 году при Петре І - за год до кончины царяпреобразователя. Тогда царь Петр отдал только общее распоряжение.

«Старинные пушки и фузеи не переливать и не портить, а сдавать как

курьез в цейхгаузы на хранение». Вот по этому-то распоряжению

Тульские оружейные заводы и стали оставлять у себя образцы своих

изделий.

Петр I, основав Тульские оружейные заводы, заложил прочные

основы русской оружейной промышленности Ружья туляков снискали себе заслуженную славу. Принимали их очень тщательно, выпускаемое оружие строго контролировалось. На готовой продукции ставили клейма и надпись «Тула» с годом изготовления. С этими ружьями русские солдаты побеждали в битве при Полтаве, при взятии

Измаила, переходе через вершины Сен-Готарда.

Сначала все экземпляры хранились не в отдельном музейном помещении, а в арсенале, по кабинетам да по мастерским заводов В

1789 году, когда началась перестройка самих заводов, все собранное

старинное оружие было передано в московскую Оружейную палату.

Только в 1873 году, почти через сто лет, при начальнике заводов

Нотбеке опять возникла мысль о восстановлении Музея. По просьбе

Тульских оружейных заводов из Москвы была возвращена часть сданного туда оружия, в 1884 к ней было добавлено другое оружие,

которое в самой Оружейной палате имелось в дубликатах. В 1873 году

для осмотра экспонатов Музея допускались лишь почетные гости и

немногие представители высшего общества.

Вновь организованный Тульский музей оружия был размещен в

одной комнате заводского правления, где и располагал свои бесценные экспозиции до 1918 года. После этого все экспонаты Музея были

размещены по разным помещениям заводов.

После революции правление заводов предвидело трудности в восстановлении экспонатов Музея, разбросанных по многим помещениям. К тому же для Музея не было подходящего помещения, и тогда

правление заводов обратилось в Центральное Правление Артиллерийских Заводов с просьбой о разрешении передать Музей в Губнаробраз.

В 1920 году Артиллерийское Правление постановило: «Принимая во

внимание громадное историческое значение Тульских оружейных заводов, как самых старых оружейных заводов Республики... собрать все

историческое оружейное имущество и организовать Советский оружейный музей. Ответственность за хранение этого редкого имущества, имеющегося по большей части в одном экземпляре, возложить

на правление заводов, каковое и должно озаботиться помещением

оружия в особо запирающиеся витрины, приставить специально назначенный караул для охраны этих витрин».

После этого постановления все экспонаты были приведены в порядок, заведена новая музейная мебель, и в новом помещении (в доме

над пожарной командой) 16 ноября 1924 года Музей был торжественно открыт.

В нем собраны старинные фузеи и мушкеты, пистолеты и карабины, из которых стреляли наши предки в битве под Полтавой и при

взятии Измаила, а также в войне с наполеоновской Францией. Все это

оружие было изготовлено на тульском оружейном заводе.

В одном из залов Музея выставлены различные мушкетоны -

короткие мушкеты с раструбом в дуле для более широкого разноса

дроби. Заряжались мушкетоны большим снарядом и крупной дробью.

По-голландски он назывался «блюндербюсс» - удар грома. Такое

оружие если и не убивало, то могло ранить или сильно напугать.

При входе в Музей стоит памятник его основателю - Петру I.

Русский царь изображен как могучий кузнец, стоящий с молотом у

наковальни. Памятник сооружен академиком P.P. Бахом на средства,

собранные рабочими и служащими заводов. По их просьбе скульптор

изобразил царя Петра отдыхающим после работы.

В 1959 году Музей был переведен с территории заводов, и сейчас

его экспозиции располагаются в залах Тульского кремля.

Особое место в коллекции тульских оружейников занимает спортивное оружие. На чемпионате мира по стрельбе в Каракасе в 1954 году

фурор произвел семизарядный пистолет МЦ-1, оставивший далеко

позади и «кольты», и «хаммерли», и знаменитые «вальтеры». Сенсацией на чемпионате стало известие, что разработчик уникального пистолета - слепой мастер М.В. Марголин.

Необычна судьба и другого экспоната Музея - пистолета МЦЗ

«Рекорд». На XIV Олимпийских играх в Мельбурне на пистолет был

даже наложен запрет. «Рекорд» бил точно в «десятку»: история оружия

не знала подобных примеров. Олимпийский комитет посчитал, что

наличие у русских столь совершенного оружия сводит на «нет» возможные победы других команд.

Есть в тульском Музее оружия и особый уголок, где люди склоняются над стеклом витрины, словно в ювелирном магазине, и вглядываются восхищенно и недоверчиво. Действительно, трудно поверить

глазам. В раскрытом футлярчике размером меньше спичечного коробка лежит крохотный револьверчик с перламутровой рукоятью и ресничкой спускового крючка (весит всего 6 граммов), а рядом мелкие,

как пшено, патрончики. В 1900 году на Всемирной выставке в Париже

этот уникум получил Гран-при.

Миниатюры - извечная традиция оружейников: охотничьи ружья со стволами не толще карандашного грифеля, пистолеты, которые можно прикрыть трехкопеечной монетой... Несколько лет назад

Б.М. Попов, житель города Алексина Тульской области, подарил

Музею серию миниатюрных пушек.

Над одной из витрин в Музее располагается не совсем обычная

мишень. По ней из изготовленного учащимися гарпунного ружья,

умещающегося на ладони, стреляли космонавты Г.Т. Береговой и

Е.В. Хрунов.

ЕКАТЕРИНИНСКИЙ ДВОРЕЦ В ПУШКИНЕ

Из Екатерининского дворца уцелело только то, что было из него

вывезено 19 000 предметов из 100 000 Остальное было похищено,

сожжено, разбито Злодеяния фашистов подробно перечислены в

актах специальных комиссий, отражены в кино- и фотодокументах, в

воспоминаниях очевидцев Советская поэтесса Ольга Берггольц, пе

режившая ленинградскую блокаду, писала впоследствии «Здесь же.

во дворце, куда мы раньше входили с таким благоговением и радостью, в комнатах нижнего этажа были устроены отхожие места для

немецких солдат и стойла для лошадей Мы видели свежее сено и

конский навоз

Немцы, уходя из Пушкина, разбивали прикладами зеркала, растаптывали старинные статуэтки, изрубили все, что еще оставалось целым

в церкви Даже в уцелевшие стены дворца они затащили огромные

авиационные бомбы замедленного действия»

Таких авиабомб было 11 - по тысяче тонн каждая К счастью

благодаря самоотверженной работе саперов, бомбы удалось обезвредить

От гибели дворец был спасен, но потребовались десятилетия, чтобы груду обломков вновь превратить в жемчужину пушкинского архитектурного ансамбля Постепенно в него возвращались и похищен

ные сокровища Так, например, один мраморный камин нашли в

блиндаже немецкого генерала Видимо, ему хотелось стрелять по Ле

нинграду в окружении изящных произведений искусства

Пять лет настилался паркет в Тронном зале, 13 лет «колдовали»

советские реставраторы над деревянной резьбой Растрелли -

118 фигур насчитали они в золоченом кружеве Из ЗО рам целой не

удалось собрать ни одну А чтобы сделать новую, резчику необходимо

полгода работы и до ста различных инструментов Качество их работы

оказалось таковым, что посетителю трудно догадаться, где подлинный

шедевр, а где его современная копия

В Картинной галерее Екатерининского дворца, например, стоят две

изразцовые печи Даже тщательно всматриваясь, туристы вряд ли догадаются, которая из них настоящая Только после объяснений экскурсовода все становится относительно понятным на старой печи сохранились еле заметные черточки, потому что ее в свое время топили

К сокровищам Екатерининского дворца относится и знаменитая

Янтарная комната Украденный шедевр не найден и до сих пор, хотя

где его только не искали в Кенигсберге и Германии, Польше и даже

далекой Бразилии

Поиски продолжаются до сих пор, но советские ученые и реставраторы решили воссоздать ее по архивным материалам Первая попытка сделать новое панно успеха не принесла Эпоксидный клей,

который использовали реставраторы, явно не годился ни блеска в

янтаре, ни сияния, ни оттенков Янтарь на новом панно «умер» через

несколько же дней

Но исследуя уникальные янтарные изделия из дворцовой коллекции, реставраторам удалось раскрыть тайну одной шкатулки, которой

почти 300 лет Оказалось, что старые мастера пользовались клеем,

приготовленным из осетровых рыб Новое панно, выполненное по

этой технологии, заслужило признание всего мира

И такие удачи во время работы бывали у реставраторов довольно

часто Так, в Китайской гостиной, за развалившейся рамой, каким-то

чудом уцелел кусочек шелка - всего-то восемь сантиметров Но по

нему специалисты узнали, что такое настоящий голубой цвет Проникли они и в тайну Зеленой столовой, для реставрации которой

потребовалось 150 литров молока

При Елизавете Петровне если цвет был не белый и не голубой -

то обязательно позолота Существует даже предание, как однажды,

отъехав уже на довольно значительное расстояние, императрица оглянулась и страшно испугалась дворец пылал в огне Посланные гонцы,

вернувшись, доложили «пожар» не что иное, как видение, а причина

его - солнечные блики на золотых украшениях И позолоту тогда

велено было закрасить

С Царским Селом связаны достойнейшие имена русской истории и

литературы, и одно из них - имя Александра Сергеевича Пушкина

Он учился в Царскосельском лицее и впоследствии любил приезжать

сюда В 1828 году поэт писал

...каждый шаг в душе рождает

Воспоминанья прежних лет.

А за восемьдесят лет до этого здесь было все иначе. Царскосельский холм возвышался тогда над унылой и болотистой равниной, с

«чернеющими тут и там избами». Небольшая усадьба, окруженная

лесами и пустошами, называлась Сарской мызой. Только в 1724 году

архитектор Броунштейн выстроил здесь первый дворец - «каменные

палаты о 16 светлицах».

Из всех комнат этого первого дворца наибольшей роскошью отличались зал и одна из спален. В спальне стояла кровать с балдахином

и занавесками из малинового бархата. Перина была василькового

цвета с красными травами. В спальне хранились пара туфель Петра I

и два его шлафрока - штофные, разноцветные, подбитые тафтою. На

стенах спальни висели зеркала, картины «старой польской работы» и

подзорные шпалеры.

Царскосельский дворец был окружен садом, устроенным под наблюдением садовников Яна Розина и Ягана Каспара Фохта. Сад был

устроен в голландском стиле - с многочисленными цветниками, прямолинейными дорожками и каналами.

Совершенно отдельно от сада был расположен Зверинец - необходимая принадлежность всякой роскошной усадьбы того времени.

Первоначально он был задуман как место для содержания диковинных зверей. В нем содержались лоси, маралы, олени и кабаны, для

охоты туда пускали и зайцев - «на употребление при столе».

Страстная любительница охоты, Елизавета Петровна еще царевной приезжала сюда поохотиться на лосей, оленей, лисиц. А ночью,

из специально приспособленных шалашей, она била тетеревов и

глухарей. После воцарения Елизаветы Петровны от нее последовало распоряжение: «...в углу Зверинца, который к Пулкову, построить церковь каменную». Но церковь эта так никогда и не была

построена.

В середине Зверинца, по проектам сначала Чевакинского, а потом

В. Растрелли, началась постройка «Монбеж» - затейливого двухэтажного здания с четырьмя боковыми корпусами и куполом посреди.

Вокруг «Монбеж» вырыли канал, через который было переброшено

четыре моста без перил. Внутри павильон был богато украшен живописными картинами художника Гроота.

Но в 1830 году на его месте был построен «Арсенал» - подобие

замка в англоготическом стиле, в котором была собрана богатейшая

коллекция оружия. Изменился и парк, окружавший «Монбеж»: мост

был засыпан, мосты разобраны, и деревья получили возможность

свободно расти. Фигурная стрижка прекратилась, и вскоре прямые,

ровные аллеи-просеки, однообразно отходившие от рва, заменились

густо разросшимся парком.

В начале XIX века, чтобы увеличить территорию парка, начали

разбирать каменные стены Зверинца, и часть кирпича от этой стены

пошла на постройку Белой башни - дома рыцаря. Это пятиэтажное

четырехугольное готическое здание с зубчатой вершиной опоясано

тремя рядами балконов с чугунными решетками.

Вокруг башни был разбит садик, тоже обнесенный чугунной

решеткой. С середине XIX века в нем была устроена высокая мачта

с веревочными лестницами и растянутой внизу сеткой для прыжков. Во время отсутствия царской семьи парк этот был открыт для

публики, и сетка была излюбленным место отдыха детей и взрослых.

Чтобы войти в Белую башню, надо было сначала подняться по

лестнице, на выступах которой расположились чугунные львы, а в

нишах стен разместились чугунные рыцари и витязи.

Белая башня была сооружением чисто декоративным, она никогда

не служила ни для личной, ни для парадной жизни императоров и

окружавших их лиц, но строительство ее обошлось очень дорого -

около 88 000 рублей серебром. И в дальнейшем для ремонта и поддержания ее в порядке требовались огромные суммы. Правда, в 1836 году

четвертый и пятый этажи башни были приспособлены для устройства

в ней семафорного телеграфа, а в ее подвальном помещении расположились сигнальщики.

Царское Село с Петербургом было соединено «перспективной дорогой». Первоначально эта дорога была обсажена по обеим сторонам

елями в два ряда, а потом ивами вперемежку с черемухой. По ней

запрещено было ездить без особой нужды, а разрешение можно было

получить от Сарско-мызского начальства, причем на каждый проезд

требовался отдельный билет.

Знаменитый дворец, названный по имени Екатерины І - жены

Петра Великого, при Елизавете Петровне непрерывно расширялся и

перестраивался, сады были увеличены, построено много новых великолепных павильонов и беседок. Например, «Грот» и «Эрмитаж» до

сих пор являются одними из главных достопримечательностей Пушкина.

Много архитекторов трудилось над созданием этого великолепного

архитектурного ансамбля. Последнее его завершение и художествен-!

ное оформление принадлежит В. Растрелли, гений которого сделал)

дворец украшением всего Царского Села. |

В 1755 году в Екатерининском дворце по проекту К. Растрелли был)

оформлен Картинный зал. Для его украшения было куплено 130 картин!

известных в то время западных художников ~ Яна Бота, Давида)

Тенирса, Н. Пуссена и других живописцев. Стены зала были сплошь)

покрыты живописными полотнами, асимметрично расположенными!

по сторонам изразцовых печей. В отдельных случаях картины подре-j

зали или, наоборот, надставляли, добиваясь нужного размера. Ис-|

пользованные как декоративный материал, картины составляли кра-'

сочную поверхность зала.

Особенно поражала гостей так называемая Светлая галерея, расположенная во втором этаже дворца. Она ошеломляла прежде всего t

своими размерами: площадь ее была 850 (некоторые искусствоведы!

называют цифру 1000) квадратных метров, а высота равнялась всего]

восьми метрам. При такой небольшой высоте и при длине в 47 метрові

зал должен был казаться приземистым. Однако Светлая галерея про-|

изводила совершенно противоположное впечатление. Ритмичное че-|

редование огромных окон, расположенных в два яруса, и высоких)

зеркал между ними как бы раздвинуло пространство. Узкие простенки)

между ними были сплошь заполнены узорной золоченой деревянной^

резьбой. Благодаря такому декору зал был всегда наполнен светом, и |

его стены казались прозрачными. А иллюзия головокружительной]

высоты возникла благодаря искусству итальянского декоратора и^

живописца Дж. Валериани.

Светлая галерея видела в своих стенах бесчисленные торжества,

начиная с обеда в честь освящения придворной церкви и кончая

грандиозным обедом в честь французского президента Эмиля Лубе. В

Светлой галерее происходили и маскарады - в честь принца Генриха

Прусского, в день тезоименитства великой княгини Марии Федоровны и другие.

Китайский зал дворца по существу являлся музеем китайского

искусства. При Елизавете Петровне в него вступали из столовой.

Стены его были отделаны в китайском стиле: частью покрыты черными лакированными панно с живописными рисунками, а частью украшены золоченой резьбой. Резьба эта изображала китайцев под парасолями, а также пагоды, корзиночки, пальмы и другие экзотические

для России растения. На столах и этажерках в Китайском зале размещалась огромная коллекция китайских изделий - резные фигурки из кости, дерева и цветного камня, красные лаковые шкатулки, великолепные фарфоровые вазы и расписные эмалевые чаши.

Все китайское тогда было в моде, и увлечение им насчитывало уже

не один десяток лет. Чудесные, фантастические формы, утонченная

манерность китайцев, искрящийся блеск их красок, поразительная

тщательность отделки изделий - все это пришлось по вкусу обществу XVIII века. Двор русских царей был в особо счастливом положении для потворства этой моде. Многочисленные торговые караваны

ежегодно привозили множество всяких драгоценностей, при Елизавете Петровне этот товар распродавался при дворце, и на такие аукционы съезжалась вся знать

Освещалась Китайская комната шестью двойными окнами - по

три двойных окна в сад и во двор. Нижние окна служили и дверьми,

выходившими на балконы двух парадных крылец.

В Китайском зале тоже происходили всевозможные придворные

торжества. Во время пребывания в Царском Селе Петр III, например,

из этого зала любовался на грандиозный фейерверк, зажженный во

дворе, а потом ужинал в этом зале в обществе 86 персон. Екатерина II в июле 1764 года играла здесь в карты, хотя обычно это

происходило в Янтарной комнате, но тогда она была на реставрации.

В августе 1772 года в этом зале представлялись старшины запорожского войска.

БРИТАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ

История создания старейшего музея мира - Британского - в

общих чертах довольно незамысловата. Он был учрежден декретом

английского парламента в 1753 году. Для него был куплен и переоборудован великолепный дом лорда Галифакса - Монтегю-хаус - в

Блумсбери, где Музей и был открыт через шесть лет - в 1759 году.

Начало Британскому национальному музею было положено частным лицом - сэром Гансом Слоаном, который в 1751 году предложил парламенту купить его драгоценную научную коллекцию за

20 000 фунтов стерлингов. Врач Ганс Слоан хотел, чтобы его собрания

оставались в Лондоне, «где благодаря большому стечению народа от

них была бы наивысшая польза». Парламент согласился, а потом

купил коллекцию рукописей Гарлея и присоединил к ним ранее пожертвованную библиотеку сэра Джеймса Коттона.

Положенные в основу музея коллекции были куплены не на государственные деньги, а на доходы от национальной лотереи. Во время

ее проведения был собран фонд в 300 000 фунтов стерлингов. Хотя

парламент и учредил музей, но установил столь мизерное его ежегодное финансирование, что на прием посетителей средств просто не

хватало. Поэтому вход в Музей был строго ограничен, и в течение

многих лет после своего открытия он принимал не более 60 человек в

день. Через полвека эта цифра поднялась до 120 человек в день.

Первоначально здание Музея располагалось в квартале, где жила

аристократическая публика, и, конечно, Музей не был местом для

массовых народных посещений. Он был открыт для посещений лишь

первые четыре дня недели, и то только «для всякого человека пристойного вида». Посетителей пускали группами, по 15 человек в каждой.

Вплоть до 1836 года (и даже позднее) Музей по выходным и праздничным дням не работал, чтобы ограничить приток представителей

«низов общества», в том числе «матросов с верфей и девиц, которых

они могут с собой привести».

В экспозиции были выставлены главным образом манускрипты,

книги, монеты и медали. Разнообразие в строгую и чопорную обстановку Музея вносили такие экспонаты, как египетская мумия, заспиртованная голова грифа, свинья-циклоп... Среди занимательных экспонатов был один из двух рогов, выросших на голове некой Мэри

Девис, чей портрет (с двумя рогами) был вывешен тут же рядом. Так

что долгое время Британский музей оставался кабинетом редких и

курьезных вещей.

Если бы не частные пожертвования, Музей вряд ли бы мог значительно пополнять свои коллекции. Правда, время от времени парламент выделял некоторые суммы для целевых приобретений. Так, в

1772 году были куплены греческие и римские вазы, принадлежавшие

сэру Уильяму Гамильтону, в 1804 и 1814 годах - мраморы Таунли,

в 1810 году - коллекция минералов Гревиля.

В 1814-1815 годы парламент купил для Британского музея шедевры из афинского Парфенона, исполненные под руководством

гениального Фидия. В Англию эти сокровища были привезены лордом Эльджином, бывшим английским послом в Константинополе.

Именно эти приобретения и обеспечили Британскому музею международное признание и репутацию одного из крупнейших собраний

античных древностей. Правда, некоторое время эти бесценные сокровища хранились в сарае в саду, так как для них не было места в экспозиции.

Слева от входа в Зал Эльджина находится рельефная модель афинского Акрополя и Парфенона в том виде, в каком они были в 1687 году

после бомбардировки венецианским генералом Морозини. После варварских бомбардировок Парфенон оставался почти без повреждений,

но Морозини захотел снять с западного фронтона несколько скульптурных групп, чтобы увезти шедевры в Венецию. Во время этого

вандализма статуи упали и разбились вдребезги.

На афинском Акрополе находился и храмовый ансамбль Эрехтейон, на южной стороне которого располагался прославленный портик







Сейчас читают про: