double arrow

Процедура исследования 14 страница


покоев играют коллекции из более 140 шпалер. Они затканы золотыми и серебряными нитями и являются произведениями известных

брюссельских мастеров Виллема и Яна Кемпенеров и других, выполнивших их по картонам выдающегося фламандского маньериста

М. Кокси, которого называли «Рафаэлем Севера».

Размеры и формы шпалер соответствовали размерам и формам

вавельских стен. Тематика их включает в себя сюжеты из Ветхого

завета - Историю прародителей. Историю Ноя, Вавилонское столпотворение, а также - гербы Польши и Литвы на фоне пейзажей с

животными. Жемчужиной среди них является шпалера, изображающая сцены из бургундской легенды о Рыцаре-лебеде. На ней в сказочных образах воплощены исторические личности: в Рыцаре-лебеде -

Карл Смелый, в короле Ориенте - Филипп Добрый, в образе королевы Беатрисы - принцесса Изабелла Португальская. Эта шпалера,

прекрасно передающая великолепие и пышность бургундского двора,

попала в Вавельский замок в 1927 году из краковского костела святой

Екатерины.

Описать или даже просто перечислить все сокровища Королевских

покоев невозможно. Здесь выставлены и великолепные статуи, и

живописные полотна, и старинная мебель. К выдающимся образцам

итальянской мебели эпохи позднего барокко следует отнести три богатых венецианских кресла. Ранее считалось, что они происходят из

венецианского Дворца дожей.

Сейчас многочисленные посетители Вавельского замка могут увидеть и кабинет средневекового алхимика, для обозрения открыты

Тронный и Посольский залы, а также так называемый «Зал под головами». Потолок этого зала был декорирован 194 полихромными головами из липового дерева. По предположениям искусствоведов, они

изображали членов королевских династий, надменных вельмож и

пажей, бородатых поэтов и ученых, старинных рыцарей и воинов,

почтенных бюргеров и изящных придворных дам. Были среди них и

аллегорические персонажи - «Голова с бараньими рогами», «Голова

с крыльями» и другие.

Время не пощадило «Вавельские головы». После раздела Польши в

XVIII веке след большинства из них теряется, множество их было

отправлено в императорскую резиденцию в Вену. Впоследствии в

1831 году часть коллекции отправили из Кракова в Варшаву, а потом

в Москву, где она хранилась до 1917 года. После революции советское

правительство возвратило Польше много культурных ценностей, в

том числе и «Вавельские головы».

Начавшаяся в 1925 году реставрация Вавельского замка и превращение его в национальный музей стали значительным событием в

историко-культурной жизни Польши. Среди тех, кто участвовал в

реставрации, был скульптор Ксаверий Дуниковский, которому предстояло вырезать из дерева 150 голов, чтобы заполнить ими пустующие кессоны зала.

Работа увлекла Ксаверия Дуниковского. Гипсовые копии старых

«Вавельских голов» висели на стенах его мастерской как призыв к

творческому действию. Круг лиц, послуживших скульптору моделями для «голов», был необычайно широк. Казалось, что весь Краков

пришел в мастерскую Дуниковского. Люди разных возрастов, характеров, профессий, чувств и настроений проходили перед глазами мастера, и он должен был быстро выполнить модель в глине. Сам

Дуниковский потом признавался: «Больше двух-трех часов я не работаю над портретом, потому что потом начинаю переделывать, поправлять и могу все испортить».

Первым помощником в работе стал и сам Вавельский замок. В его

залах на стенах висели парадные портреты, а в кафедральном соборе

высились величественные надгробия тех, кто когда-то правил Польшей.

Работая над «Головой Анны Ягеллонки», Дуниковскому надо было

решить, какой период из жизни королевы увековечить. Скульптор

игнорировал ее старость: черное монашеское одеяние, бледное лицо со

следами базедовой болезни. Его привлек «Коронационный портрет

Анны Ягеллонки» неизвестного автора. Здесь дочь Сигизмунда Старого показана в самый значительный период своей жизни, когда после смерти брата и короткого правления Генриха Валуа, она (по решению сейма) получила вместе с короной и спутника жизни - венгерского воеводу Стефана Батория.

Следуя установившейся традиции, Ксаверий Дуниковский сохранил почтительность по отношению к королеве Анне: лишь на нее одну

среди всех представителей правящих династий возложен королевский

венец. Корона по сине-кобальтовой подмалевке покрыта позолотой,

белым цветом выделены украшения, зеленое украшение вторит линиям белого воротника. Внешнему спокойствию лица, скованного королевским бесстрастием, Дуниковский придал едва проступающую отрешенность. В интерпретации скульптора Анна Ягеллонка - своего

рода тип польской женщины, сохраняющей достоинство и в превратностях судьбы.

В женских «Вавельских головах» Дуниковский подчеркивает то

загадочность улыбки деревенской чаровницы, то горделивость шляхтянки, то милое лукавство юных девушек, то кокетство обворожительных женщин. Большинство из них остались безымянными, лишь

некоторые получили собственные имена. Вот, например, «Голова ученицы в венке» - ярко выраженный тип славянской красоты. Пряди

ее волос струятся волнами, будто русалка или сирена выплыли из

глубин Вислы. Она чуть-чуть наклонила голову, и кажется, что венок

из желтых кувшинок сейчас соскользнет вниз...

ВЕРСАЛЬ

В истории первое упоминание о Версале относится к 1037 году, но

известность этому провинциальному прежде городку создали дворец

и парк последних французских королей.

Людовик XIII построил себе тихий охотничий домик, в котором

можно было бы с удобствами отдохнуть в недолгие часы своих развлечений. Возводившийся замок был столь мал и скромен, что в нем не были даже предусмотрены покои ни для королевы-матери, ни для

королевы-жены.

Людовик XIV этот маленький замок превратил в роскошный дворец и с 9 мая 1664 года основал в нем свою постоянную резиденцию.

Особый интерес представляют центральная часть версальского дворца, где находятся королевские покои, и знаменитая Зеркальная галерея, выходящая на террасу в парке.

В Большие королевские покои вводит зал Геркулеса - главная

придворная бальная зала. Огромная картина в потолке изображает

«Апофеоз Геркулеса». Это полотно считается одним из самых грандиозных в мире: оно достигает 18,5 метров в высоту и 17 метров в ширину.

Но начинается анфилада королевских покоев с салона Изобилия.

Свое название этот зал получил за то, что во время королевских

приемов он служил буфетной. Здесь постоянно стояло три больших

буфета, уставленных серебряными кувшинами с самыми всевозможными напитками - холодным и горячим шоколадом, винами, чаем,

кофе и вазами с различными заморскими фруктами.

На самом же деле салон Изобилия был кабинетом Медалей (или

Редкостей). В нем «Король-солнце» хранил свою великолепную нумизматическую коллекцию. Назначение салона подсказало и тему росписи его потолка. В центре композиции художник Р.-А. Уасс представил короля в изображении аллегорических фигур с рогами изобилия,

из которых рассыпаются диковинки королевской коллекции.

Салон Дианы долгое время служил Людовику XIV бильярдной.

Король любил эту игру больше других, и часто играл на бильярде. Это

запечатлено и на одной из современных гравюр. Мебели в этом зале

почти не было, только вдоль стен стояли столики и табуреты. Дополняли убранство салона люстры, канделябры и вазы - всё из литого

серебра с позолотой очень тонкой работы. Убранство салона Дианы в

основном остается неприкосновенным со времен Людовика XIV. Дол- ^

roe время украшением зала был мраморный бюст короля в молодости,^

который в 1665 году выполнил итальянский скульптор Л.Бернини, но

теперь этот бесценный шедевр хранится в Лувре.

Салон Меркурия был парадной спальней короля. Посередине его

центральной стены стояла парадная кровать, а перед ней была серебряная чеканенная решетка. Королевская кровать была убрана покрывалом из той же парчи с золотыми и серебряными нитями, какой были

затянуты двери всего салона. На этом ложе с 1 по 8 сентября 1715 года

покоилось тело Людовика XIV в парадном коронационном одеянии.

Некогда салон Меркурия украшали полотна Тициана, но потом они

тоже были переданы в Лувр. Однако до сих пор в салоне стоят

знаменитые автоматические часы, которые были подарены французскому королю в 1705 году.

Самое парадное помещение Большого Версальского дворца - это

Зеркальная галерея: здесь проходили все придворные праздники, отмечались дни рождения короля, совершались бракосочетания, здесь же принимали иностранных послов.

Зеркальную галерею называют чудом Версаля. Вид этого салона

просто захватывает дух: галерея ошеломляет сразу и размерами, и

пропорциями, и колоритом, и расточительной роскошью убранства, а

в погожие солнечные дни - переизбытком света и воздуха. При

украшении Зеркальной галереи расчет сознательно был сделан на то,

чтобы именно ошеломить роскошью и великолепием. Зеркальная галерея - это не просто зал. Это огромный проспект, длина которого 73 метра, а ширина - 10,5 метров.

Стену галереи со стороны парка по всей высоте прорезали симметрично расположенные 17 окон, которые своими пропорциями гармонируют с золочеными резными дверями. Пятнадцать ниш напротив

окон заполнены зеркалами, которые отражают парк, небо и водоемы,

иллюзорно расширяя пространство зала и создавая тем самым удивительно сказочный эффект. Окна утопают в глубоких арочных нишах,

в то время как зеркала наложены на плоскую стену.

Посетивший Версаль посол Венеции в восторге писал: «В Большой

галерее зажигались тысячи огней, они отражались в зеркалах, покрывавших стены, в бриллиантах дам и кавалеров. Было светлее, чем

днем, красота и величие блистали точно во сне или в заколдованном

царстве». Зрелище поистине феерическое. В праздничные дни в сверкающих серебряных и хрустальных люстрах зажигались мириады свечей, множились на глазах, отражаясь, как и все остальное, в зеркалах.

Оформители галереи явно хотели продемонстрировать современникам победу над Венецией с ее монополией на производство зеркал. А оказывается, Франция тоже могла изготовлять их, да ничуть не хуже венецианских!

Роспись Зеркальной галереи была поручена художнику Ш. Леб

рену, который был наделен большими полномочиями и самостоятельностью, но отнюдь не беспредельными: придворное искусство

обязано было прежде всего прославлять яркую личность короля. На

сводах галереи художник расположил 12 медальонов и 6 стукковых

рельефов. В угловых медальонах представлены важные события

того времени: судебные и финансовые государственные реформы,

восстановление навигации и покровительство искусствам. Все фрески

объединяет тема побед воинственного короля, среди которых выделяется «Вторая победа над Франш-Конде». Во фресках Лебрен тонко переплетал сюжеты важных исторических событий и мифологию, ввел аллегорические образы, в которые как будто случайно

проникли сцены будничной жизни. Главный герой каждой композиции - король. И вообще при украшении всего Версальского

дворца была одна цель - в монументальном стиле воздать славу

королю.

Галерею украшали апельсиновые деревья, высаженные в огромные серебряные вазы. Здесь стояла массивная серебряная мебель, сделанная по эскизам Лебрена. Столы из литого серебра украшала настолько тонкая чеканка, что стоимость ее во много раз превышала стоимость самого материала.

С балкона Зеркальной галереи римский папа Пий VII дал свое

благословение французскому народу; здесь же в январе 1871 года Вильгельм I короновался как император Германии; а в январе 1896 года на

ее балкон выходил к народу русский царь Николай II.

В благоустройство и украшение Версаля свой вклад внесла каждая

эпоха. После Людовика XIV воспоминания о себе оставил почти

каждый монарх. Во дворце, помимо личных апартаментов королей и

королев, в XVIII веке появились салоны сменявших одна другую

королевских фавориток, тут жили наследники и наследницы престола.

Но образ Версаля все же прочно связан с именем Людовика XIV. При

нем строительные работы велись здесь почти сорок лет, хотя их и

прерывали частые войны и безденежье. В Версале всегда царил праздник, затянувшийся на целые десятилетия. Его главным постановщиком и главным действующим лицом был Людовик XIV. Все его здесь

радовало и переполняло гордостью. Ему доставляли огромное удовольствие и Зверинец с редкостными животными, и Оранжерея с

диковинными растениями, а в Лекарственном саду под наблюдением

опытных садоводов король своими руками выращивал целебные растения и травы.

К серии королевских забав принадлежит также необыкновенное

архитектурное сооружение - фарфоровый Трианон. Весной 1670 года

архитектор Л. Лево получил повеление короля начать строительство в

парке китайского «Домика удовольствий» из фарфора. Оригинальный павильон, снаружи выложенный фаянсовыми изразцами, король посвятил маркизе де Монтеспан. Влюбленные получили и «пагоду», архитектура которой с китайской в общем-то не имела ничего

общего.

Игрушечное одноэтажное здание красовалось в глубине небольшого двора. Центр его фасада, по моде того времени, был украшен

пилястрами, поддерживающими классический фронтон. В самом домике главный интерес представляет роскошная королевская обстановка. Внутренние стены домика были сплошь покрыты дельфтскими

изразцами, ими же были выстланы полы в залах. На высокой крыше

ступеньками располагались вазы, мастерски сделанные «под фаянс».

Такие же вазы украшали скамьи дворика и садовые фонтаны.

Многочисленных посетителей и туристов интерьеры «Китайского

домика» просто изумляют. Его главный салон был выложен белыми

с лазурью узорчатыми фаянсовыми плитками. Стены «комнаты Амуров» затягивает белая тафта, усыпанная китайскими золотыми и серебряными цветами. В «Комнате Дианы» стояли ширмы с изображением экзотических птиц, ваз, цветочных гирлянд и вензелей короля.

Такой же узор был на шелке, обтягивающем стены, на коврах и в

рисунках изразцов.

«Домик удовольствий» был на самом деле сооружением затейливым. В него входили еще «Кабинет благоуханий», специальные комнаты «для приготовления варенья», «для легких блюд», подаваемых

перед десертом, и «для супов». При сказочном домике был и переполненный чудесами сад, в котором возделывались диковинные тогда

апельсиновые деревья, высаживались левкои, анемоны, испанский

жасмин, стамбульские нарциссы, дикие каштаны... По своей стоимости эта королевская забава вылилась в безрассудные траты, а просуществовал «фарфоровый Трианон» всего 17 лет, пока не был возведен так

называемый Большой Трианон (мраморный).

Сейчас посетителям показывают в Малом Трианоне малахитовые

вазы, канделябры и другие ценные предметы, подаренные Наполеону I русским царем Александром Благословенным после их встречи

в Тильзите. Здесь же выставлен золоченый столик ценой в один

миллион франков (старых), который подарил Наполеону римский

папа Пий VII.

Неподалеку от Малого Трианона расположился Экипажный музеи с

грандиозными золочеными парадными каретами и санями (XVII век)

последних французских королей и времен Первой империи.

Малый Трианон был любимым местом пребывания королевы Марии-Антуанетты и императрицы Марии-Луизы. В нем особенный

интерес для посетителей представляют частные королевские покои.

Экскурсоводы рассказывают, что постель Марии-Антуанетты нередко

служила местом скандальных похождений влиятельных особ, приезжавших сюда комфортно провести ночь.

К Малому Трианону примыкает ферма королевы - с мельницей,

птичником и молочной. В этом месте экскурсоводы обычно рассказывают посетителям занимательную историю о том, что здесь хранятся

чашки, по форме представляющие слепок с грудей Марии-Антуанетты. Из этих чашек королева в своей молочной угощала гостей молоком от своих коров.

Парки Версаля раскинулись на площади в 101 гектар. Если в итальянском парке виллу сознательно скрывали в зелени, то во Франции

замок или дворец были главным объектом парка. Начиналось все с

титанической работы по осушению болот, потом сюда наносили землю, песок и камни, чтобы выровнять почву и создать искусственные

террасы. Тысячи рабочих рыли каналы и строили водопровод для

знаменитых впоследствии фонтанов и каскадов.

Скульптором Тюби был создан знаменитый «фонтан Аполлона»

Он возник на месте старого бассейна, а потом засверкал, заиграл

водяными струями. Под большим напором центральна струя с силой

выбрасывается вверх (на высоту 25 метров), а 15-метровые боковые

струи, устремляясь ввысь, вырисовывают эмблему французских королей - цветок лилии.

Фонтан представляет собой мчащуюся навстречу восходящему солнцу впряженную в колесницу четверку вздыбленных коней, и прячутся от них в раковины морские обитатели - тритоны, выпускающие

из водной глубины солнечные лучи.

РИМСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ

Рим называют древним и вечным городом Его тысячелетние памятники справедливо считаются достоянием всего человечества Чтобы увидеть их, в Рим ежегодно приезжают миллионы людей со всех

концов планеты А также для того, чтобы увидеть знаменитые произведения искусства, собранные в его богатейших музеях Одним из них

является Римская национальная галерея

Она разместилась в двух зданиях, одним из которых является

палаццо Барберини. В 1625 году римский папа Урбан V (из семьи

Барберини) купил у герцога Сфорца дворец для своих племянников,

и сразу же началась перестройка этого дворца Старый план здания

был сохранен, а для нового строительства использовали камни и

мрамор из разрушаемого Колизея

Во внутренней отделке дворца большое участие принимал известный художник Пьетро да Кортона До сих пор во дворце Барберини

сохранилась его прославленная роспись плафона главного зала, где в

сложных, полных безудержной фантазии картинах переплелись христианские и мифологические аллегории Потолки других залов дворца

тоже были покрыты росписью, а стены их украшены гобеленами

Гобелены эти выпускались фабрикой, которая находилась в соседнем здании и была основана в 1635 году одним из племянников

папы - кардиналом Франческо Барберини Он же собрал и богатейшую библиотеку, в которой среди бесценных рукописей и манускриптов хранились столь же бесценные письма виднейших людей того

времени и предыдущих эпох. В 1902 году эта библиотека была передана в Ватикан, а сам дворец в 1930 году приобрело итальянское

государство. Вскоре его второй этаж со знаменитыми росписями Пьетро

да Кортона был отдан под Национальную галерею.

Художественные собрания Галереи возникли из слияния нескольких крупных частных коллекций, а основу ее еще в XVIII веке заложил

кардинал Неро Корсини, старинный дворец которого является второй

частью Римской национальной галереи. Свой дворец кардинал купил

в 1737 году и сразу же повелел известному архитектору Фердинандо

Фуга переделать его. Для убранства залов и комнат нового дворца по

приказу кардинала приобретались самые лучшие произведения изобразительного и прикладного искусства, и уже к 1740 году коллекция

Корсини насчитывала 600 полотен.

Почти через полтора столетия князья Томмазо и Андреа Корсини

продали свой дворец государству, а ценную коллекцию картин подарили ему. Во дворце были размещены Академия деи Линчеа и коллекция произведений живописи и скульптуры. Затем эта коллекция пополнилась собранием герцога Дж. Торлониа, а потом сюда же поступили 187 картин из Галереи дель Монте ди Пьета. Вот таким путем в

палаццо Корсини и собрались несколько больших коллекций, поэтому сразу же стал вопрос об их объединении в одно собрание И в

1895 году была образована Национальная галерея античного искусства, которая сразу же стала пополняться за счет покупок и подарков от частных лиц.

В палаццо Барберини сейчас находится собрание картин до

XVII века, а в палаццо Корсини экспонируется более поздняя живопись. Несмотря на то, что в палаццо Корсини были сделаны большие

переделки, многие картины очень трудно рассмотреть, различить и

восхититься ими, так как расположены они на почти головокружительной высоте. В зале, посвященном творчеству художников школы

Караваджо, картины почти касаются потолка. Подобное размещение

очень мешает посетителям видеть полотна под тем углом освещения,

о котором мечтали художники, создавая свои произведения.

И все же Национальная галерея раскрывает перед посетителями

такие сокровища, что все мелкие неудобства не идут в счет. И одним

из таких шедевров является знаменитая картина Тициана «Венера и

Адонис», написанная в 1554 году по заказу короля Карла V. Картина

эта имела такой ошеломляющий успех, что художник повторял этот

сюжет с небольшими вариациями несколько раз. В Римской национальной галерее как раз и хранится один из таких вариантов.

Сюжет для картины Тициан взял из античной мифологии. Обращаясь к теме любви Венеры и Адониса, Тициан по-своему разрабатывает этот мотив, вводит в полотно драматический мотив переживания,

что было характерно для поздних творений великого мастера. Венера

изображена в тот момент, когда она старается удержать в своих объятиях Адониса, стремящегося на зов охотничьего рога. От резкого

движения богини опрокинулся золотой сосуд, из волос ее выбилась

нитка драгоценного жемчуга.

Общее настроение картины тревожное, и ему созвучен взволнованный пейзаж с темными деревьями, неясным очертанием холмов, небом, покрытым тяжелыми облаками, через которые едва струится

неровный солнечный свет.

Картина происходит из собрания шведской королевы Христины.

После ее смерти в 1689 году она побывала в нескольких коллекциях,

а потом была приобретена герцогом Торлониа и подарена им государству.

Тинторетто представлен в Национальной галерее картиной «Христос и грешница», проникнутой состоянием тревожной напряженности. В ней изображен момент, когда Христос в ответ на обвинение

женщины в грехопадении предлагает бросить в нее камень.

Изображая евангельский сюжет, Тинторетто интересуется не столько

самим событием, сколько состоянием людской толпы, охватившим ее

после слов Иисуса Христа. Тревога, охватившая людей, наполняет и

природу. Несмотря на то, что действие разворачивается под гигантским портиком, впечатление у зрителя складывается такое, будто оно

происходит в бескрайнем пространстве. Этому способствует виднеющееся в разлете гигантских арок море, сливающееся с простором неба,

по которому плывут свинцовые тучи. Для увеличения экспрессии

Тинторетто использует прием удлинения человеческих фигур, свойственный маньеризму.

Такой же прием использует на своих полотнах Эль Греко. Грек по

происхождению, он родился на Крите и здесь же, по-видимому,

учился у местных иконописцев. После 1560 года он уехал в Венецию,

а потом перебрался в Испанию. Здесь он поселяется сначала при дворе

короля Филиппа II, но не признанный королем и его двором, переезжает в Толедо - старую столицу Испании.

В конце 1596 года Эль Греко получил заказ на три больших полотна для алтаря Школы обутых августинцев доньи Марии Арагонской

в Мадриде - «Благовещение», «Поклонение пастухов» и «Крещение

Христа» Впоследствии все три картины оказались разбросанными по

разным музеям, и в Римской национальной галерее сейчас находятся

две из них - «Поклонение пастухов» и «Крещение Христа» По предположениям некоторых искусствоведов, они являются повторением

алтарных картин или эскизов к ним

Действие евангельского сюжета картины «Поклонение пастухов»

разворачивается на фоне местности с фантастическими руинами Своды разрушенного здания, как бы колеблемые ветром, взметнулись

вверх, и в проеме развалин показалось темное небо с вспышками

зарниц Само действие - поклонение пастухов младенцу Христу -

происходит на переднем плане картины

Главное значение Эль Греко придает цвету Сочетание ярко-розового платья Мадонны с лимонно-желтой рубашкой стоящего рядом

пастуха, ультрамариновой одеждой ангела и холодным цветом зеленого платья другого пастуха создает необычную гамму цветовых оттенков Краски то как бы гаснут, то вновь вспыхивают ярким светом и

достигают наибольшей интенсивности свечения в простынях, на которых лежит божественный младенец и которые излучают вокруг него

серебристое сияние

Действие полотна «Крещение Христа» происходит как бы в потустороннем мире Вверху залитый ярким потоком солнечного света в

окружении ангелов восседает Бог, а на переднем плане внизу картины

происходит обряд крещения Рядом с коленопреклоненным Христом

изображена непропорционально маленькая фигурка ангела, поддерживающая над головой Спасителя одежды

Эль Греко прибегает здесь к своему излюбленному приему сочетания разномасштабных фигур Весь образный строй картины, с ярко

выраженной, резкой деформацией человеческих фигур и необыкновенной сочностью ярких, как бы светящихся красок, достигает на

полотне своей предельной выразительности

ВЕЙМАРСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ

Лукас Кранах Мартин Лютер

Первое официальное упоминание о Веймаре относится к Х веку,

когда император Отгон I подписал документ о созыве князей в «Вимаре» У названия древнего замка и поселения вокруг него было

несколько различных вариантов, но все они означали «Светлое озеро»

Оно располагалось где-то в городской части поймы Ильма, и, воз

можно, нынешнее Лебяжье озеро в Веймаре осталось от него

К середине XIII века Веймар стал уже городом со своими ремесленными мастерскими и рынком, а еще через 100 лет у него было уже

собственное самоуправление из двенадцати членов Городского совета

Но в 1372 году Веймар на долгие годы подпал под власть саксонских

князей Город оказался в стороне от бурной политической и торговой

жизни Германии, и, может быть, именно это помогло ему уцелеть в

годы Реформации и Тридцатилетней войны

Сейчас старый город занимает лишь небольшую часть нынешнего

Веймара А во времена Гете и Шиллера он, собственно, и был тем

самым Веймаром, куда стремились попасть образованные люди со

всей Европы

В одном из сохранившихся старых зданий последний год жизни

проживал художник Лукас Кранах Старший Он приехал сюда в сентябре 1552 года, сопровождая своего опального князя Иоганна-Фридриха Саксонского Князь был освобожден императором Карлом V из

плена, но за строптивость и вероотступничество сослан в Веймар

В Веймаре 80-летний художник нашел силы начать работу над

большим алтарным триптихом для главной местной церкви - храма

святого Петра и святого Павла, который теперь является его главным

сокровищем. Триптих был исполнен семейством Кранахов, где они в

середине его представили сцену Распятия, а на боковых створках

изобразили курфюрста Иоганна-Фридриха Великодушного с супругой и тремя сыновьями.

Общий замысел алтаря принадлежал Кранаху Старшему. На фоне

ветхозаветных и евангельских сцен зритель видит распятого Христа с

фигурами предстоящих Иоанна Крестителя, самого Кранаха и Лютера. В левой части триптиха воскресший Христос попирает Смерть и

Дьявола, а последнего пронзает еще и копьем.

Одним из старейших архитектурных памятников Веймара является

резиденция герцогов, которая возводилась на одном и том же месте с

Х века. Но по какому-то фатальному совпадению замок несколько раз

сгорал дотла от случайных пожаров. Нынешний комплекс герцогской

резиденции сложился к началу XIX века, и от древнего замка в нем

осталась только нижняя половина высокой дворцовой башни.


Сейчас читают про: