double arrow

Роль пейзажа как фона. Такой тип пейзажа стал результатом нескольких столетий развития пейзажной живописи. В 15 веке получили распространение архитектурные пейзажи , на которых


Архитектурный пейзаж

Городской пейзаж

Такой тип пейзажа стал результатом нескольких столетий развития пейзажной живописи. В 15 веке получили распространение архитектурные пейзажи , на которых изображались виды на город с высоты птичьего полета. На этих интересных полотнах зачастую сливались древность и современность, присутствовали элементы фантастики.

Разновидность пейзажа, один из видов перспективной живописи, изображение реальной или воображаемой архитектуры в природной среде. Большую роль в архитектурном пейзаже играет линейная и воздушная перспектива, связывающая природу и архитектуру.

В архитектурном пейзаже выделяют городские перспективные виды, называвшиеся в 18 в. ведутами (А.Каналетто, Б.Беллотто, Ф.Гварди в Венеции), виды усадеб, парковых ансамблей с постройками, пейзажи с античными или средневековыми руинами (Ю.Робер; К.Д.Фридрих Аббатство в дубовой роще, 1809–1810, Берлин, Государственный музей; С.Ф.Щедрин), пейзажи с воображаемыми сооружениями и руинами (Д.Б.Пиранези, Д.Паннини).

Ведута(ит. veduta, букв. – увиденная) – пейзаж, документально точно изображающий вид местности, города, один из истоков искусства панорамы. Поздний венецианский пейзаж, тесно связанный с именами Карпаччо и Беллини, которому удалось найти равновесие между документальной точностью отображения городской действительности и ее романтической интерпретацией. Термин появился в 18 в., когда для воспроизведения видов использовалась камера-обскура. Ведущим художником, работавшим в этом жанре, был А.Каналетто: Площадь Сан Марко (1727–1728, Вашингтон, Национальная галерея).

Марина(ит. marina, от лат. marinus – морской) – один из видов пейзажа, объектом изображения которого является море.

Самостоятельным жанром марина оформляется в Голландии в начале 17 в.: Я.Порселлис, С. де Влигер, В.ван де Велле, Ж.Верне, У.Тернер «Похороны на море» (1842, Лондон, галерея Тейт), К.Моне «Впечатление, восход солнца» (1873, Париж, музей Мармоттан), С.Ф.Щедрин «Малая гавань в Сорренто» (1826, Москва, Третьяковская галерея).

Айвазовский, как никто другой сумел показать живую, пронизанную светом, вечно подвижную водную стихию. Избавляясь от слишком резких контрастов классицистической композиции, Айвазовский со временем добивается подлинной живописной свободы. Бравурно - катастрофический "Девятый вал" (1850, Русский музей, Петербург) является одной из наиболее узнаваемых картин этого жанра.

Часто пейзаж служит фоном в живописных, графических, скульптурных (рельефы, медали) произведениях других жанров. Художник, изображая природу, не только стремится точно воспроизвести выбранный пейзажный мотив, но и выражает свое отношение к природе, одухотворяет ее, создает художественный образ, обладающий эмоциональной выразительностью и идейной содержательностью. Например, благодаря И. Шишкину, сумевшему создать на своих полотнах обобщенный эпический образ русской природы, русский пейзаж поднялся до уровня глубоко содержательного и демократического искусства ("Рожь", 1878, "Корабельная роща", 1898). Сила шишкинских полотен не в том, что они почти с фотографической точностью воспроизводят знакомые ландшафты среднерусской полосы, искусство художника гораздо глубже и содержательнее. Бескрайние просторы полей, колышущиеся под свежим ветром море колосьев, лесные дали на картинах И. Шишкина порождают мысли о былинном величии и мощи русской природы.

Пейзаж И. Левитана часто именуется "пейзажем настроения". На его картинах воплощаются изменчивые настроения, состояния тревоги, скорби, предчувствия, умиротворенности, радости и др. Поэтому художник передает объемную форму предметов обобщенно, без тщательной проработки деталей, трепетными живописными пятнами.


1.3 Из истории миниатюры "Федоскино"

Подмосковное село Федоскино. Здесь, в сорока километрах к северу от Москвы, на живописных берегах речки Учи находится старейший в России центр искусства лаковой миниатюрной живописи. Вот уже 200 лет из поколения в поколение передаются профессиональные секреты «лакирного» дела — изготовления и росписи лакированных изделий из папье-маше.

Папье-маше» (буквально — «жеваная бумага»). Несколько слоев проклеенного картона, проваренного в льняном масле и просушенного в несколько приёмов в горячей печи, образуют оригинальный материал, который можно пилить, шлифовать, покрывать различными грунтами и лаками — прочный, как дерево, легкий, водостойкий. В XVIII—XIX веках папье-маше успешно применялось для изготовления самых разных предметов — от козырьков для головных уборов русской армии до подносов, столиков и даже люстр. Но самыми популярными изделиями из папье-маше были всевозможные шкатулки и коробочки: для спичек, марок, карт, очков и, прежде всего, для нюхательного табака — табакерки.

Мода нюхать табак пришла в Россию с Запада и сначала, естественно, увлекала только высший свет. Табак привозился издалека, стоил дорого, поэтому и табакерки выполнялись из дорогих материалов, таких как кость, черепаха, фарфор, драгоценные металлы и камни. Лучшие ювелиры трудились над созданием табакерок, стоивших подчас целое состояние. К концу XVIII века мода на нюхательный табак приобрела массовый характер — последний приказчик считал делом чести иметь под рукой табакерочку. Вырос спрос на дешевые массовые коробочки для табака. Подходящим материалом для таких табакерок оказалось папье-маше. Множество мелких табакерочных фабрик появилось в то время в России, они так и назывались — бумажные табакерочные фабрики. Среди прочих была основана и фабрика московского купца Петра Коробова.

В документах министерства финансов, относящихся к началу XIX века, сохранились некоторые бумаги владельцев коробовской фабрики, проливающие свет на дату ее основания. В ведомости о работе фабрики за 1820 год дочь Коробова указывает, что земля под фабрику была приобретена ее отцом в 1796 году в сельце Данилкове, что на берегу реки Учи напротив села Федоскино. Эти же документы дают представление об объеме производства. Так, в 1811 году было выпущено 560 дюжин табакерок с «кунштюками» (украшениями) и 145 дюжин простых табакерок Персонал фабрики состоял из вольнонаемных местных крестьян и насчитывал 30 человек.

Фабрика Петра Коробова была первой в Подмосковье. Вслед за ней в соседних деревнях Марфинской и Троицкой волостей (ныне Мытищинский район Подмосковья) налаживались аналогичные производства. В семи километрах от Федоскина на другом берегу реки Клязьмы лежит деревня Жостово и в километре от неё — село Осташково. В 1810-х годах здесь открылись мастерские Ф. Ф. Гусарова, М. Г. Козлова, братьев Вишняковых. Табакерочная фабрика была открыта в селе Старогорье мещанином Кириллом Панским. Таким образом, вокруг сел Федоскино и Жостово формировался крупный центр лакировального промысла. Как правило, в лакировальной мастерской работало 10 –12 человек: несколько токарей, обрабатывавших заготовки для табакерок, шпатлевщик, лакировщик, 3 – 5 живописцев да пара учеников. Такая мастерская производила до 1000 дюжин табакерок в год.

Но вернемся к фабрике Петра Коробова. Точных сведений о том, какими были первые коробовские изделия, нет. По преданию, Коробов ездил в Германию, посетил фабрику Иоганна Штобвассера в Брауншвейге и привез в качестве образцов круглые табакерки с живописью. Брауншвейгских табакерок в музеях сохранилось довольно много. На их плоских круглых крышках — женские портреты, жанровые сцены, аллегорические изображения. На внутренней стороне крышки можно прочесть надпись, выполненную красной краской: «Stobwasser's Fabrik in Braunschweig». Петр Коробов не подписывал своих изделий. Принято считать, что имеющиеся во многих коллекциях круглые табакерки с наклеенными под лак гравюрами относятся к изделиям его фабрики. Небольшие круглые гравюры специально выпускались для нужд прикладного искусства. Интересны сюжеты этих гравюр: «Бедная Лиза», «Пожар Москвы 1812 года». портреты членов императорской семьи.

В 20-х годах XIX века фабрику Коробова унаследовал его зять Петр Лукутин – человек не только деятельный, но и широко образованный. Он собирал коллекцию гравюр и фарфора, хорошо ориентировался в современных направлениях изящных искусств. При новом хозяине ассортимент изделий значительно расширился. На фабрике стали выпускаться и вскоре завоевали популярность подносы, дорожные стаканы,портсигары, спичечницы – все из расписного и покрытого лаком папье-маше. Разнообразие вещей было столь велико, что сегодня даже трудно понять назначение некоторых из них.

В Указателе промышленной выставки 1833 года в Санкт-Петербурге наряду с «табакерками разных манеров, живописи и качества» находим и «поддонки под парафины», «конторские сургучнииы разных цветов», «магазин фунтовый», «бочонок с кольцом апплике». Помимо «магазинной» продукции Лукутин выпускал и изысканные вещи, рассчитанные на состоятельных покупателей. При этом живопись выполнялась по перламутровым вставкам, по серебряной или золотой фольге.

Табакерки украшались врезанными в папье-маше «итальянскими» мозаиками, пейзажами на эмалевых пластинах, миниатюрными портретами на бумаге под тонким стеклом. Поднимая крышку подобной вещицы, ее владелец мог любоваться внутренней отделкой: на темно-вишневом лаковом фоне сверкало золотое миниатюрное изображение российского двуглавого орла и оранжевые литеры «ф.П.Л.» – фабрика Петра Лукутина. В те годы лукутинские мастера не создавали собственных композиций, хозяин сам выбирал образцы для копирования. Ими служили иллюстрации к популярным романам, рисунки и гравюры со страниц модных журналов. Черно-белый рисунок преображался на шкатулке, наполнялся игрой красок.


1.4 Пейзаж в миниатюре "Федоскино"

Конец XVIII — начало XIX века — время расцвета профессиональной миниатюрной живописи в России. В этом жанре работали выдающиеся живописцы: В. Л. Боровиковский, Г. И. Скородумов, Е. Ф. Крендовский. Ряд превосходных миниатюр создали известные рисовальщики и литографы — К. Гампельн, Р. К. Жуковский, М. М. Зверев. Миниатюрная живопись процветала в прикладном искусстве, в частности в росписи на фарфоре (в этой связи нельзя не вспомнить фарфоровый завод Гарднера, находившийся относительно недалеко от Федоскина), где наряду с портретной и пейзажной живописью в моду вошли жанровые сцены, сюжеты с крестьянскими плясками и хороводами. Лукутинская лаковая миниатюра на папье-маше также была современна. Условный черный фон, камерность, плановое построение композиций, романтические и аллегорические сюжеты, сентиментальные портреты — все отвечало требованиям эстетики своего времени.

С 1828 года П. В. Лукутин участвует в российских и зарубежных художественно-промышленных выставках и неизменно удостаивается «публичной похвалы» и высших наград. Изделия фабрики всегда отличались высоким качеством папье-маше, прочностью и долговечностью лака. Коробочки и шкатулки легко (и в то же время очень плотно) закрывались крышками, обычно — на едва заметных шарнирных креплениях. В изделиях всегда сочетались изящество и практичность. Весьма разнообразно художественное оформление лукутинских изделий того времени: сочетание лакированного папье-маше с мозаичной миниатюрой, пейзажем на эмали, перламутровой инкрустацией.

На великолепном коричневом портсигаре с рисунком, по литографии А. О. Орловского «Курьер», применена оригинальная техника — рисунок выполнен коричневым цветом по сусальному золоту. В той же технике выполнен рисунок «Всадники» на большом красного фона подносе. В пейзаже «Вид Останкино» часть перламутровой пластины покрыта тончайшими слоями краски — лессировками. Художник, «обыгрывая» переливы перламутра, «вписал» их в пейзаж, передавая с их помощью светящиеся полосы на небе и воде. Великолепными образцами тончайшей живописи являются миниатюры «Приятная новость» и «Под зонтиком» на табакерке и портсигаре конца 1820-х — начала 1830-х годов.

В сдержанной и строгой манере исполнена в 1830 – 40-е годы серия изделий с портретами царствовавшего императора Николая I. По гравюре Ф. Крюгера создана миниатюра на табакерке «Николай I на охоте» — перламутр усиливает светоносность масляной краски, черное лакированное обрамление создает ощущение поистине драгоценной вещи. Миниатюра художника Морселлн, изображающая императора верхом на лошади в окружении свиты, выполненная на бумаге, вставлена под стекло в металлической оправе и врезана в корпус портсигара. Также в металлическую оправу заключена живописная миниатюра. На табакерке, изображающая Николая I с супругой и старшим сыном в лодке.

Конкуренты коробовско-лукутинской фабрике появились еще в начале XIX века. Крепостные графов Шереметевых — Егор и Тарас Вишняковы — открыли свои мастерские в соседних с Федоскиным деревнях Жостово и Осташкове, соответственно, в 1815 и 1816 годах. К началу 1850-х годов в Жостове и окрестных деревнях работало уже 12 заведений, изготовлявших лакированные изделия. Центральное место в промысле заняла мастерская Осипа Филипповича Вишнякова. Наиболее ранние из известных его произведений относятся к 1830–50-м годам. На них проставлено клеймо в виде круга с заключенной в нем надписью «Мастерь О. Ф. Виньняковъ». Такое клеймо имеется на круглой табакерке с изображением влюбленной пары, на шкатулках с архитектурными пейзажами. Следует отметить, что произведения мастерской Вишнякова сравнительно легко идентифицируются и датируются, так как, начиная с 1865 года, на ее изделиях в качестве клейма изображались золотые и серебряные медали, полученные на художественно-промышленных выставках. Надпись «Вишнякову с сыновьями» означала участие в деле двух его сыновей Петра и Василия.

Во второй половике XIX столетия обнаруживается характерное своеобразие изделий мастерской Вишнякова. Среди работ, являвшихся по существу копиями с более или менее известных оригиналов, стали появляться бесхитростные и наивные импровизации вишняковских миниатюристов, как правило деревенские пейзажи. Простые виды — домики у реки, розовеющая «зорька» на горизонте — радуют глаз; в них вложены искреннее чувство и душа мастера. Особенно славились вишняковские мастера своими зимними пейзажами, написанными по черной лаковой поверхности, припудренной металлическим порошком. Создавая свои композиции, они умело вписывали в выпуклую поверхность изделия изящные деревца и кустики, а на переднем плане неизменно «вырастал» причудливый пень с веточками, удачно завершающий композицию. Такие пейзажи являются фоном для большинства вишняковскнх «троек».

История двух самых выдающихся в Подмосковье лаковых производств — лукутинских и вишняковскнх — тесно переплетена на протяжении всего XIX столетия; они соперничали, оказывали влияние друг на друга, обменивались мастерами, перенимали друг у друга технические приемы.

В 1928 году артель пополнилась группой наиболее талантливых художников из числа вишняковских миниатюристов. Их опыт, особенно в создании пейзажей, существенно обогатил искусство Федоскина. В целом же, художники артели сумели сохранить традиционное мастерство и передать его навыки молодежи. Последнему в значительной степени способствовало открытие в 1931 году в Федоскине профессионально-технической школы миниатюрной живописи.

С 1960-х годов особую значимость приобрела пейзажная миниатюра. И. И, Страхов, используя декоративные возможности живописи по металлическому порошку, бронзовому и алюминиевому, создал целые серии пейзажей: зимних — с серебристым снегом, весенних — с блестящим закатным небом, осенних — с золотой листвой. Нежные лирические пейзажи созданы С. П. Рогатовым. В его миниатюрах преодолено влияние станковизма.

Конкретные виды Федоскина и окрестных деревень — Крюкова, Семенищева — написаны по законам старого пейзажа первой половины XIX века с сохранением планового построения изображения.

Существенно новым этапом в развитии пейзажного жанра явилось творчество Ю. В. Карапаева. Его лессировочное письмо по золоту и перламутру в сочетании с легкостью рисунка помогло многим федоскинцам открыть для себя всю прелесть сверкающего миниатюрного пейзажа. С 1980-х годов начался настоящий расцвет этого жанра, в котором в настоящее время плодотворно работают Г. И. Ларишев, Г. В. Скрипунов, Ю. Л. Дубовиков, Е. С. Шишкин. Под руками художников переливы перламутра «вплавляются» в изображение поблескивающей воды, закатного неба, солнечных лучей, пробивающихся сквозь облака.

Заслуживают превосходной оценки работы А. А. Федорова. Внимание истинного ценителя привлекают не только профессиональная живопись, но и предельно малые размеры его миниатюр, их рельефное обрамление, безупречное качество полировки, обязательное авторское клеймо-вензель, выполненное в технике золотой скани. Художник отказывается от традиционного черного цвета шкатулок в пользу темно-коричневой гаммы, которая гораздо лучше сочетается с теплым колоритом его пейзажной живописи.



Сейчас читают про: