double arrow
По теме СМЕРТНОСТЬ И ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ

Однако жизнь показала, что 4-й фазы не бывает или она продолжается всего несколько лет, а затем наступает 5-я фаза, которую эта теория не может объяснить. На 5-й фазе уровень рождаемости оказывается ниже, чем уровень смертности и численность населения уменьшается, как это и происходит в России и 11 других странах. Таким образом, теория демографического перехода не подтверждается на практике.

На 4-й фазе рождаемость и смертность уравниваются, и наступает стабилизация численности населения.

Научные теории, объясняющие трансформацию семьи как социального института будут изучаться в следующем семестре по курсу «социология семьи».

1. Концепция кризиса (разрушения) семьи

(ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО УМЕНЬШЕНИЯ ПОТРЕБНОСТИ ИНДИВИДА В СЕМЬЕ И ДЕТЯХ)

2. Концепция модернизации (осовременивания) семьи

3. Концепция феминизма (движения за права женщин)

«Концепция помех к рождению детей» – это не научная теория, а просто обывательское представление о факторах рождаемости и методах воздействия на нее.

Эти три концепции отличаются друг от друга не только по объяснениям причин изменений в социальном институте семьи, но и по интерпретации, то есть оценке этих изменений как позитивных (положительных), негативных (отрицательных) или нейтральных.

Концепция кризиса семьи рассматривает изменения в институте семьи прежде всего как результат перехода части функций семьи к другим социальным институтам.




С точки зрения всех трех концепций семья в прошлом была патриархальной или традиционной. Для такой семьи было характерно:

1. Большой размер семьи. Семья состояла из многих людей.

2. Многодетность.

3. Многопоколенные расширенные семьи. Совместное проживание женатых детей с родителями и родственниками.

4. Глава семьи (отец или дед) обладал властью над женой, детьми и другими членами семьи. Они были обязаны ему повиноваться. Он имел право их наказывать, в том числе и физически, мог выгонять непослушных взрослых детей из дома, лишать их наследства и т.д.

5. В таких семьях родители сами женили своих сыновей и выдавали замуж дочерей, если же дети самостоятельно находили себе будущих супругов, то для брака требовалось разрешение от родителей. Вступление в брак против воли родителей часто наказывалось изгнанием из дома и лишением наследства.

6. В патриархальных семьях почти не было разводов. Расторжение брака допускалось лишь в исключительных случаях при наличии серьезных объективных причин



7. Традиционная семья была производственным коллективом крестьян или ремесленников. Члены семьи работали вместе, они совместно обрабатывали свой земельный участок, выращивали и собирали урожай, готовили пищу для себя и почти ничего не покупали. Такая семья жила натуральным хозяйством, то есть она сама обеспечивала себя всем необходимым.

Внутри семьи существовало разделение труда. Мужчины пахали землю. Женщины собирали урожай, работали в огороде, готовили пищу дома. Дети очень рано, примерно с семи лет, уже помогали родителям. Старики присматривали за маленькими детьми.

Со времен Маркса и Энгельса утвердилась формула «семья – это ячейка общества».

Но традиционная семья была одновременно производственной ячейкой общества (ее члены работали сообща) и потребительскойячейкой общества (члены семьи вместе организовывали свой быт, совместно питались и т.д.)

Современная же семья является только потребительской ячейкой, но не производственной.

Производственной ячейке общества необходим свой руководитель – т.е. глава семьи, так же как рабочей бригаде требуется бригадир.

Потребительская ячейка может обойтись и без главы семьи.

Историческая трансформация семьи произошла по следующим причинам:

Функция производства из семьи уходит к фирмам, заводам, фабрикам, государственным и частным учреждениям. Члены семьи работают в разных местах, их работа и их заработки никак не связаны с их семейной жизнью, если не считать того, что довольно часто работа мешает семейной жизни, а семейная жизнь мешает работе. Особенно это относится к женщинам, имеющим маленьких детей. Это одна из важных причин сокращения рождаемости.

Семья перестала быть трудовым коллективом – эта роль перешла к обществу.

Традиционная семья была школой, в которой дети получали от родителей все знания, необходимые им для будущей взрослой жизни. Сейчас дети учатся вне дома, в государственных или частных школах, период обучения стал очень длительным (11-13 лет). Многие после школы учатся в колледжах, университетах и остаются иждивенцами родителей даже не до 18 лет, а до 22-23 и более лет. Дети начинают работать очень поздно и не отдают свои заработки родителям.

Главная причина трансформации (изменения) семьи и семейных отношений состоит в том, что многие функции, которые прежде выполняла семья, теперь полностью или частично выполняются обществом, т.е. другими социальными институтами

Функция производства ушла из семьи к фабрикам, заводам, фирмам.

Функция образования ушла из семьи к школе, колледжам, институтам и другим учебным заведениям.

Функция заботы о маленьких детях частично перешла от семьи к детским садам.

Функция заботы о стариках перешла от семьи к пенсионной системе, и к системе социального обслуживания (социальные работники, дома престарелых).

Традиционная семья была институтом социального обеспечения – дети и внуки заботились о стариках и содержали их материально. Сейчас эта функция перешла к обществу, которое платит пенсии пожилым людям.

Создание системы социального пенсионного обеспечения, с одной стороны, способствует снижению рождаемости, поскольку люди больше не рассчитывают на то, что в старости дети будут их содержать материально.

С другой стороны, эта же пенсионная система способствует нуклеаризации семей, то есть отделению женатых детей от родителей. Совместное проживание трех поколений в одной семье больше не является экономической необходимостью.

Старики прежде также присматривали за маленькими детьми. Теперь эта функция семьи в значительной степени перешла к детским садам и школам продленного дня.

Функция же ухода за стариками в США, Англии, Германии и многих других западных странах все больше переходит к домам престарелых. – Дома-пансионы, где живут пожилые люди, которые уже не могут сами себя обслуживать.

В результате всех изменений, которые произошли с социальным институтом семьи, семья лишилась многих своих прежних функций, которые перешли к обществу (образование детей, материальное обеспечение стариков, производственная функция семьи).

Из-за этого резко уменьшилась экономическая заинтересованность членов семьи друг в друге.

С экономической точки зрения, родители не заинтересованы в том, чтобы иметь детей (и даже одного ребенка). Дети требуют очень больших расходов в течение очень долгого времени и эти расходы никогда не окупаются. Если бы потребность семьи в детях мотивировалась только экономическими соображениями, то дети вообще бы не рождались.

Супруги тоже не так уж сильно заинтересованы друг в друге экономически. Если женщина работает, то она становится экономически независимой и муж-кормилец ей не так уж нужен. Если бы брак держался только на экономических соображениях, то браки перестали бы заключаться или 100% браков закончились бы разводами.

Однако потребность человека в семье и детях имеет не только экономические основы. Есть также социальные и эмоционально-психологические основы

этой потребности.

Социальный аспект потребности в семье и детях состоит в том, что социальные нормы осуждают людей, не имеющих детей, а также людей, никогда не состоявших в браке и вообще не имеющих семьи.

До недавнего времени социальные нормы требовали, чтобы все люди хотя бы один раз в жизни вступали в брак и имели хотя бы одного ребенка.

Сейчас эти нормы меняются: в США, во многих странах Западной Европы и отчасти даже в России общественное мнение стало более терпимо относиться к людям, которые вообще не хотят вступать в брак и иметь детей.

В 1957 году при опросе общественного мнения в США, проведенном Институтом Гэллопа, на вопрос: «Согласны ли вы с тем, что если женщина не вышла замуж, то она ненормальная или больная», 80% американцев ответили на этот вопрос: «Да».

В 1978 году на тот же вопрос ответили «Да» только 25% американцев. В результате становится все больше неженатых мужчин, незамужних женщин, а также супружеских пар, которые не хотят иметь ни одного ребенка.

В США 18% среди женщин 40-44 лет никогда не имели детей, в Германии – около 25%, в России – только 6% (среди замужних женщин – лишь 3%). Большинство бездетных пар в России – это те, кто не может иметь детей по состоянию здоровья, но в США и Западной Европе таких бездетных пар гораздо больше и большинство из них просто не хотят иметь даже одного ребенка.

Феминистские движение (то есть движение за равноправие женщин) выступает категорически против тех социальных норм, которые обязывают всех женщин вступать в брак и рожать хотя бы одного ребенка.

Феминистки считают, что такие социальные нормы ограничивают свободу личности женщины.

Феминистки также считают, что только сами женщины имеют право решать: выходить или не выходить замуж, рожать или не рожать детей и никто не вправе осуждать и критиковать тех женщин, которые решили остаться незамужними или бездетными.

С точки зрения феминисток никто не обязан иметь семью.

Известный российский социолог Т.А. Гурко в своей книге «Родительство: социологические аспекты» (М., 2003) приводит данные своих социологических опросов, из которых видно, что большинство молодых россиян уже не осуждает тех супругов, которые могут, но не хотят иметь детей (Гурко Т.А. Родительство: социологические аспекты. М., 2003, с. 54-55.).

В силу действия традиционных социальных норм, которые частично сохранились до сих пор, многие женщины выходят замуж, даже если не любят своих мужей и рожают первого ребенка, даже если вовсе не хотят иметь детей. Мотивация такого поведения – «быть такими, как все».

Есть социальная норма, согласно которой все родители обязаны любить своих детей. Многие родители на самом деле не любят своих детей, иногда даже бьют детей, но никогда родители публично не признаются в том, что не любят своих детей. Такое признание будет грубым нарушением социальной нормы. Отец или мать, который признается в том, что не любит своих детей, неминуемо будет осужден общественным мнением, ему никто не подаст руки.

Однако социальные нормы меняются. В прошлом никакая замужняя женщина не могла публично признаться в том, что она не любит своего мужа. А сейчас многие охотно признаются, в том, что не любят своих мужей или жен. Такие люди объясняют свой развод именно тем, что не любят супругов. По данным исследования Научно-исследовательского института семьи, в котором участвовал А.Б. Синельников, 43% населения считает отсутствие любви к мужу или жене уважительной причиной для развода даже если в семье есть дети.

(Синельников А.Б. Кто заинтересован в повышении рождаемости – государство или семья? // Семья в России. № 3-4. 1995. С. 58-70.)

В прошлом социальные нормы строго осуждали разводы и считали их допустимыми только при наличии некоторых уважительных причин (супружеская неверность, отсутствие детей и т.д.). Общественное мнение очень плохо относилось к разведенным. Но в наше время отношение к разводам очень либеральное.

Социальные нормы, регулирующие демографическое (брачное, бракоразводное, репродуктивное и нуклеаризационное) поведение людей, формируются под влиянием условий жизни.

Однако эти нормы могут сохраняться в течение длительного времени после того, как сами условия жизни изменились.

Например, социальные нормы, осуждающие бездетность и безбрачие и требующие, чтобы все люди вступали в брак и имели хотя бы одного ребенка, сложились в те времена, когда в старости люди могли рассчитывать только на помощь (в том числе и материальную) со стороны своих детей и внуков.

В современных условиях, когда люди в пожилом возрасте живут не за счет своих детей и внуков, а за счет пенсий, старые социальные нормы, осуждающие бездетность и безбрачие, лишаются объективного основания и начинают пересматриваться.

Об этом пишет Т.А. Гурко в своей книге «Родительство: социологические аспекты». М., 2003, с. 54-55.

По данным исследования «Религия, семья, дети», проведенного кафедрой социологии семьи в 2003-2006 гг., на вопрос о том, сколько детей надо иметь, чтобы обеспечить себе достойную старость, подавляющее большинство опрошенных (около 70%) ответили, что число детей не имеет значения.

Потребность в семье и детях имеет не только социальные и экономические аспекты, но также и эмоционально-психологические аспекты (стороны).

Люди хотят вступать в брак и иметь детей не только потому, что это экономически выгодно (сейчас это уже не выгодно) и не только потому, что общественное мнение осуждает безбрачных и бездетных (во многих странах Европы и в США оно их уже не осуждает), а по другим причинам, связанным с чувствами и эмоциями.

В брак вступают, чтобы иметь рядом любимого человека, детей рожают потому, что любят детей, хотят иметь в семье маленького ребенка, который доставляет родителям много радости (положительных эмоций).

Интересно, что некоторые ученые, сторонники концепции модернизации семьи, например А.Г. Вишневский, до недавнего времени утверждали, что любовь к детям не позволит рождаемости упасть слишком низко. А.Г. Вишневский называл любовь родителей к детям «детоцентризмом» современной семьи.

Его оппонент Л.Е. Дарский был согласен с высокой оценкой значения маленьких детей для современной семьи, но считал, что для удовлетворения эмоционально-психологической потребности в детях семье в каждый конкретный момент времени нужен всего лишь один ребенок.

(См. статьи А.Г. Вишневского и Л.Е. Дарского в книге «Демографическое развитие семьи». М., 1979).

Дарский тоже признавал существование «детоцентризма» у современных семей, но утверждал при этом, что нет никаких оснований считать «детоцентризм» механизмом, который будет поддерживать рождаемость на оптимальном для общества уровне, обеспечивающем хотя бы простое замещение поколений. Если ребенок является «центром всей семьи», то центр у семьи может быть только один. Следовательно, и ребенок может быть только один. При этом Л.Е. Дарский признавал, что когда ребенок вырастает и родители уже не могут обращаться с ним как с живой игрушкой или куклой, то его отец и мать могут захотеть иметь второго ребенка. Но такой выход, по его мнению, не является единственно возможным. Многие родители вместо рождения второго ребенка продолжают обращаться с первым ребенком как с маленьким, после того, как он уже вырос, пошел в школу или даже закончил ее. В таких случаях родители искусственно тормозят социализацию своих детей, то есть препятствуют развитию у них навыков взрослого поведения в обществе.

Если родителям действительно удается этому помешать, результатом является инфантилизация взрослых детей. («инфант» - это маленький). Это создает большие проблемы, когда такие инфантильные молодые люди, с которыми их родители всегда обращались как с маленькими детьми, вступают в брак. Женам очень не нравится, когда их мужья ведут себя как дети, часто это приводит даже к разводу.

В других случаях, когда первый ребенок вырастает, то его родители, вместо того, чтобы родить второго ребенка, покупают кошку или собаку и обращаются с этими домашними животными как с маленькими детьми.

В заботе о маленьких детях и в получении морального удовлетворения от этой заботы проявляется эмоционально-психологическая сторона потребности в детях.

Эмоционально-психологическая сторона потребности в детях, в отличие от социальной и экономической сторон той же потребности, не может полностью исчезнуть и всегда поддерживает рождаемость на каком-то минимальном уровне. Но это уровень массовой однодетности, которая сопровождается уменьшением численности населения и старением его возрастной структуры.

Эмоционально-психологическая сторона определяет не только потребность в детях, но и потребность в семье в целом.

Если это потребность в нуклеарной семье, то она состоит из двух частей – потребности в детях и потребности в браке (брачном партнере или супруге).

Потребность в браке носит социальный характер – брак дает человеку статус женатого мужчины или замужней женщины.

Но во многих странах в современных условиях этот статус не намного выше, чем у неженатых и незамужних.

Потребность в брачном партнереилисупруге носит во многом индивидуальный характер. Женщина хочет создать семью только с любимым человеком. Мужчина – тоже. Но взаимная любовь либо вообще не приходит, либо исчезает, нередко по непонятным для самих супругов причинам. В таких случаях материальные соображения не удерживают от развода, если женщина работает и не зависит от мужа в экономическом отношении.

Социальные соображения тоже не удерживают от развода, поскольку общественное мнение перестало осуждать разводы даже в тех случаях, когда они вызываются только субъективными причинами, то есть, отсутствием любви.

Современная семья держится главным образом только на взаимной любви, то есть, на эмоционально-психологической основе, но это очень неустойчивый фундамент для семейного дома.

Современная семья держится не на экономике и не на страхе перед общественным мнением, а на любви мужа и жены друг к другу и на любви родителей к детям.

Социальные нормы требуют, чтобы родители любили своих детей. На самом деле очень многие родители своих детей не любят. Дети раздражают родителей плачем, который мешает спать по ночам, раздражают своим непослушанием, скандалами, бесконечными требованиями («папа, купи мне то-то и то-то», «мама, испеки мне пирог»). Родители часто кричат на детей, даже бьют их, но не в присутствии посторонних. Никакой отец и никакая мать никогда не признаются публично в том, что они не любят своих детей – общественное мнение не простит таких родителей.

В то же время общественное мнение требует, чтобы каждый брак был основан на взаимной любви, но это же общественное мнение не понимает, что эта любовь не всегда сохраняется на всю жизнь. Общественное мнение считает, что если муж больше не любит жену или жена больше не любит мужа, то такой причины вполне достаточно для развода, даже если в семье есть дети, и нет никаких других причин для расторжения брака.

Современная семья держится в основном не на материальных интересах членов семьи и не на моральных обязательствах одних членов семьи перед другими (нарушение этих обязательств уже не осуждается общественным мнением так, как прежде). Основу современной семьи составляют взаимные симпатии, которые муж и жена испытывают друг к другу и к детям. Эта основа очень неустойчива и не поддается социальному контролю. Интересно, что социальные нормы, тем не менее, предписывают, чтобы семья была основана именно на таком фундаменте, то есть, чтобы родители любили детей, мужья любили жен, а жены – мужей. Во всяком случае, брак, заключенный не по любви, осуждается общественным мнением. Если муж разлюбил жену, или жена разлюбила мужа, то это признается вполне уважительной причиной для развода даже тогда, когда в семье есть дети, причем инициатором развода обычно выступает тот супруг, который разлюбил, а не тот, которого разлюбили и когда другой супруг продолжает любить и своим поведением не давал никаких поводов для развода. Опросы общественного мнения показывают, что в таких случаях разводы одобряются примерно от трети до половины населения (Синельников А.Б. Социально одобряемые причины развода в прошлом и настоящем // Социологические исследования, № 2. 1992. с. 27-37; Синельников А.Б. Кто заинтересован в повышении рождаемости: государство или семья? // Семья в России. № 3-4. 1995. С. 58-70).

Хотя социологам и психологам известно около 20 мотивов вступления в брак, общественное мнение (особенно молодежное) считает, что все эти мотивы, кроме мотива «по любви» являются разновидностями мотива «по расчету». Брак по любви одобряется общественным мнением, брак по любым другим мотивам ­– осуждается общественным мнением. Если супруги поженились по любви, но затем один из них разлюбил другого, это признается уважительной причиной для развода даже тогда, когда в семье есть дети.

Если социальные нормы требуют от всех людей того, что могут сделать далеко не все, то такие социальные нормы являются невыполнимыми, и те, люди, которые не могут следовать этим нормам, испытывают комплекс неполноценности, т.е. чувствуют себя неполноценными людьми, не такими как все.

Такие невыполнимые социальные нормы, например, требуют, чтобы все люди были худыми, не считаясь с реальностью. На худых рассчитываются модные платья и костюмы, постоянно рекламируются различные лекарства, диеты, гимнастики и другие средства для похудения, из-за чего у людей складывается мнение, что полные люди – это неполноценные люди.

По данным очень многих социологических опросов большинство семей имеет одного ребенка, но лишь очень немногие (меньше 10%) считают, что семья с одним ребенком – это идеальная семья. Идеальной семьей большинство семей считают семью с двумя детьми. Семья с тремя детьми признается идеальной относительно небольшой частью населения (около 20%).

ТЕОРИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ СЕМЬИ

Основной представитель этой научной школы в России – А.Г. Вишневский – директор Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии наук. Центра демографии и экологии человека имеет сайт в Интернете www.demoscope.ru

На этом сайте каждые две недели появляется новый номер электронного научного журнала Демоскоп Weekly. Всего вышло около 280 номеров этого журнала.

Кроме того, на этом же сайте есть другой электронный научный журнал «Население и общество». Всего вышло около 100 номеров этого журнала.

Все авторы, статьи которых публикуются в этих двух журналах, являются сторонниками концепции модернизации семьи.

Слабое место в концепции кризиса семьи состоит в том, что эта концепция не может объяснить, почему современное население считает идеальной моделью семьи именно двухдетную семью. С точки зрения самой теоретической концепции кризиса семьи это должна быть однодетная семья, но на практике население не согласно с учеными.

Другое слабое место, как в концепции кризиса семьи, так и в концепции модернизации семьи, состоит в том, что трансформация семьи во всем мире происходит по одному и тому же сценарию, что разные страны и народы проходит одни и те этапы демографической эволюции, просто в разное время. Таким образом, игнорируются особенности разных национальных культур и разных религий.

Однако главное различие между концепцией кризиса семьи и концепцией модернизации семьи состоит в том, как следует оценивать изменения в социальном институте семьи – позитивно, негативно или нейтрально.

Концепция кризиса семьи считает эти изменения негативными. Поэтому в самом данной концепции присутствует слово «кризис», которое в русском языке имеет негативное (отрицательное) значение. Кризис – это всегда плохо.

Сторонники концепции модернизации семьи рассматривают изменения в социальном институте семьи нейтрально или даже позитивно, то есть, считают, что эти изменения положительные, поскольку они расширяют степень свободы личности.

Они считают, что появление у людей права и возможности, не иметь детей, не вступать в брак, разводиться по любой причине или вообще без причины – все это прогрессивно и положительно, поскольку является результатом свободного выбора людей.

Концепция модернизации семьи оценивает все изменения в демографическом поведении людей на основании критерия свободы личности. Но сам по себе этот критерий не является демографическим. Поэтому ученые, которые используют этот критерий для оценки демографической ситуации, не могут считаться демографами.

Приложение:






Сейчас читают про: