double arrow

Теории волнообразной динамики населения


I 1 I I I I I 1 I___ I___ I___ I--------- 1------

Л____ I___ I___ I___ I___ ______

I I_______________________ ,___

Ве,а 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 111213 141516 17 18 19 20 Г°<"* Ш° ,м> 1"ш >«" иай ,Ш> »<"> «ЮО «00

Рис. 23. Динамика населения Фран- Рис 24. Динамика населения Англии
ции за две тысячи лет за тысячу лет.

Таким, образом, для отдельных стран имеются цифровые и гра­фические обобщения динамики населения за длительный период времени. Попытаемся сделать это для Европы в целом!.

Прежде чем перейти к разбору установленных наш цифр, сле­дует сказать несколько слов о характере и особенностях динами­ческого ряда численности населения. (Сначала подчеркнем!, что этот ряд является моментньш рядом, т. е. он всегда относится к какому-либо моменту времени; это ряд на какую-нибудь дату, а не за какой-либо период. Первые разности этого ряда пред­ставляют собой интервальный ряд, так как дают действительный


прирост или убыль <за какой-нибудь интервал, за какой-нибудь период.

То обстоятельство', что (численность населения является мо-ментным рядом, характеризует его о точки зрения колеблемости; мюментные ряды, впитывающие е себ^я все накопленные измене­ния прошлого, обладают часто большой инертностью. В приме­нении к численности населения это особенно справедливо. Нуж­ны резкие изменения в условиях жизни, чтобы численность на­селения обнаружила хоть сколько-нибудь значительные колеба­ния. Поэтому, например, циклические колебания народного хо­зяйства капиталистических стран на динамике численности на­селения не находят своего непосредственного отражения. Изве­стно, что зкономичеокие кризисы в капиталистическом! хозяйстве вызывают колебания :в показателях брачноети, показатели брач­ноети в свою очередь влияют на показатели рождаемости. Тем ■не менее на численности населения это не оказывается; даже резкое сокращение рождаемости не приводит к убыли населе­ния. Резкое падение численности населения может быть только результатом катастрофических факторов (голод, эпидемии, вой­ны). Таким образом, циклические колебания в 'численности на­селения как отражение периодических кризисов можно считать отсутствующими. Другое дело, если говорить о циклических ко­лебаниях динамики численности населения на протяжении боль­ших исторических отрезков; об этом говорят многие демографы, отстаивающие волнообразную кривую динамики населения. Но здесь дело идет о циклах, охватывающих несколько десятков, сотни, а может быть и тысячи лет. Этого мы еще коснемся ниже.




Основная тенденция в динамике численности населения отра­жает особенности производственных отношений и уровень развития производительных сил страны. Бели производствен­ные отношения гармонируют с уровнем развития производитель­ных сил, определенное поступательное движение динамического ряда численности населения объясняется ростом духовной и ма­териальной культуры, который происходит систематически и не­прерывно, накапливаясь из года в год.



При этом большую роль играют и так называемые пертур­бационные факторы. Роль этих факторов в динамике [населения особенно велика. При этом нельзя, конечно, рассматривать эти факторы как нечто внезапное, неожиданное, стихийное. В исто­рии населения .пертурбационные факторы — это прежде всего войны, голод, эпидемии. Разве можно их (рассматривать незави­симо от характера материальной и духовной культуры? Разве феодальные войны не вызывались самим характером феодаль­ного строя, разве голод не является непосредственным резуль­татом низкого уровня агротехники и разделения труда!, разве эпи­демии не являются следствием низкого культурного уровня насе­ления? Разумеется, пертурбационные факторы зависят от уровня развития 'Производительных сил. В средние века роль пертурба­ционных факторов была особенно велика, и это приводило к рез-


ким колебаниям в 'численности населения. Примерное представле­ние об амплитуде этих колебаний можно получить из рисунка 25, на котором приведена динамика населения района Friuli (Аль­пийская область в Италии) в XVI и XVII вв. Всего за 1548— 1642 гг. по этому району имеются 12 дат о указанием численности населения в них \



тыс . чел.

Годы 1550 1560 1570 1580 1590 1600 1610 1620 1630 1640

: Рис. 25. Динамика .населения района Friuli (Италия)

в XVI—XVII столетиях

Можно не сомневаться, что ib века, предшествовавшие XVI— XVII, погодные колебания были не (менее значительны. Если бы вам были известны погодные колебания, то, выравнив их, мы получили бы представление об уровне. Подобный уровень дал бы нам совокупное действие всех факторов, образующих коле­бания из года в год. Однако таких материалов нет, поэтому и уровень нам приходилось регистрировать иным путем.

Постепенно, по мере преодоления «пиков» смертности, ряд численности населения начал выравниваться. В XIX в. колебания в численности населения стали менее значительны. Это можно видеть на примере Швеции, по которой сведения о численности населения на каждый год имеются, начиная с 1749 г. непрерывно до нашего времени (см1, рис. 26 на стр. 328).

Из графика видно, что кривая .'населения идет вверх, лишь в ред­ких случаях давая снижение. Более нагаядно это можно предста­вить на графике естественного прироста (см. рис. 27 на стр. 328).

1 Цифры нами взяты из статьи Paolo Fortunati, La popolazione friuliana del secolo XVI ai giorni nostri, «Verhandlungen d- Intern. Kongres-ses d. Bevolkerungaforschung», B. I, S. 140.


•____________________ .___________ -________________________________ I______________________________ ^

5______________________________________________________ ,1^1__________

3_______________________________________ ^.1___________________________ .__ .________

2__________ ^-—"_________________________________________________________ __—_____

1_____________________ :___________________________________________________________

0_________________________________________________________________ I__

1750 61 7D 80 90 Ы00 10 20 30 40 50 60 70 80 90 1900 10 20 30 40

Рис. 26 Динамика населения Швеции за 1749—1939 гг.

тыс чел



178»

Голод 1772 г

Чу,

-158


Рис 27 Естественный прирост в Пруссии за 1688—1780 гг.

Из материалов по Пруссии видно, что за период 1688—1780 п. было лишь 2 года, в которых вместо (прироста была убыль. Одна­ко, если мы учтем, что как раз в (особенно неблагоприятные годы статистические данные отсутствуют (например, за все годы Семи-


летней войны), то должны признать, что число лет, давших убыль населения Пруссии, в XVIII в. составило примерно 10—12.

В XIX в. случаи абсолютной убыли населения стали значитель­но более редки. К сожалению, мы сможем судить об этой убыли только по тем странам, в которых опубликованы материа­лы о ежегодном исчислении населения. Во Франции из 100 лет 7 давали снижение численности населения. Это следующие годы:

1805 \

1807 [ Наполеоновские войны

1813 '

1855 Холера

1871 I

|"'р j Франко-прусская воина

1890 Падение рождаемости

В других странах убыль населения случалась еще реже. На­пример, в Финляндии за '11840—11900 гг. население уменьшилось только в 1867 й 1868 юг. (эпидемия).

В нашей стране перевес числа умерших над числом! родившихся в XIX в. имел место дважды: первый раз — в 1813 г. {в резуль­тате наполеоновского нашествия, об этом см/, (ниже), второй 'раз— в 1848 г. (главным образом, в результате эпидемии холеры). Во все остальные 98 лет наблюдался прирост населения.

В последнее время погодные данные численности населения дают готовый, так называемый плавный уровень, получаемый, таким образом, без всякого выравнивания и переработки. Этот уровень, однако, не отражает влияния всей совокупности факто­ров!. Пертурбационные факторы и в XX в. тесно связаны с эко­номической системой, с производственными отношениями. Войны в эпоху империализма вытекают из самой сущности противоре­чий между империалистическими державами. Поэтому средний темп роста надо 'рассчитывать с включением военных лет.

2. СЛУЧАИ ПАДЕНИЯ ЧИСЛЕННОСТИНАСЕЛЕНИЯ

Основной характерной чертой динамики населения Европы за последнее тысячелетие был рост населения; лишь на короткий срок он прерывал­ся и сменялся падением, но все же основная тенденция ряда была поступа­тельная, население Европы увеличивалось в своих размерах на протяжении всего тысячелетия.

Однако по отдельным странам картина была иной. Некоторые страны за последние девять столетий испытали причудливую историю и проделали зиг­загообразную кривую. Подобные случаи длительного падения населения со­ставляют исключение на общем фоне роста, 'Поэтому они заслуживают того, чтобы на них специально остановиться.

Механизм связи экономики и демографии в этом случае выражается при­мерно в следующем: упадок экономики страны приводит к снижению мате­риального уровня, а этот последний дает повышенную смертность. Браки от­кладываются, а многими и вовсе не заключаются, вследствие этого рождае­мость понижается. Значительная часть населения эмигрирует в другие стра­ны. В результате число рождений не превышает числа умерших и эмигриро­вавших, начинается убыль населения. Таким образом, происходило вымирание населения (если не говорить о случаях физического уничтожения побежден­ных народов).


Об этом говорит также известный русский географ Воейков: «Знаком­ство с историей показывает нам, что не было непрерывного роста населения, а были периоды прибыли и убыли, и в результате ичногие страны, когда-то густо населенные, теперь пустынны или по крайней мере очень слабо насе­лены» \

Случаи падения численности населения наблюдались и в XIX в., и имеется возможность надлежащим образом осветить их статистически. Мы имеем в виду Ирландию, которая представляет собой классический пример страны, дающей систематическую убыль населения в эпоху капитализма.

Мы уже указывали на стр. 157, что в конце XVJII в. Ирландия вступила в полосу весьма бурного роста населения. В XtlX в. этот рост продолжался; с 1801 г. каждые 10 лет производился учет населения (а с 1821 г.— терапией), и поэтому имеется возможность дать точное статистическое отражение этого процесса.

Динамика численности населения Ирландии за 1801—1940 гг. может быть представлена в следующих цифрах (график этого ряда ом. на стр. 331, рис. 28).

Динамика численности населения Ирландии (в тыс. человек)
Годы Численность населения Абсолютный прирост * Абсолютная убыль
1801 1811 1821 1831 1841 1851 1861 1871 1881 1891 1901 1911 1926 1936           5 395 5 938 6 802 7 767 8 175 6 552 5 799 5 412 5 175 4 705 . 4 459 4 390 4 226 4 261 543 864 965 408 1623 753 387 237 470 246 69 164 2
                 

В первые десятилетия XIX в. рост населения происходил очень быстро, в среднем 1,3—1,5% в год. И это несмотря на то, что некоторые районы иног­да охватывались картофельным голодом. Таковы, например, неурожаи 1822, 1823, 1835, 1836, 1837, 1839 гг. Перелом создал голод 1846 г., который, как укавьшает Маркс, «...уничтожил более миллиона человек...» 3 Вслед за этим началась массовая эмиграция в Америку. Маркс в «Капитале» отмечает, что в период 1851—'1874 гг. общее число эмигрантов составило 2 325 922 чело­века 4. Таким образом, на протяжении 24 лет из страны выехало больше трети всего населения. Вслед за этим понижение численности населения неуклонно продолжалась. Лишь в самое последнее время налицо стабилизация числен­ности населения. В итоге население Ирландии в настоящее время составляет половину того, сколько было 100 лет назад.

Пример с Ирландией чрезвычайно поучителен. Он наглядно показывает, что нет никакой «естественной емкости» населения в какой-либо стране и что эта «емкость» определяется экономическими условиями. Маркс пишет: «Таким, образом здесь, на наших глазах, в крупном масштабе развертывается процесс, лучше которого ортодоксальная экономия и желать не может для проверки своего догмата, что бедность возникает из абсолютного перенаселения и что

1 См. Воейков, Распространение населения земли, Спб, 1911, стр. 70.

2 За 15 лет.

3 Маркс, Капитал, г. I, стр. 564.

4 Там же, стр. 565. ,


равновесие восстановляется снова уменьшением населения. Это эксперимент куда поучительнее, чем столь прославленная мальтузианцами чума половины четырнадцатого столетия»1. На следующей странице Маркс указывает, что колоссальное понижение численности населения не ослабило относительного перенаселения и не улучшило положения трудящихся Ирландии: «...заработ­ная плата также нявка... тяжесть труда увеличилась... нищета в деревне угро­жает новым кризисом» 2. Таким образом, снижение плотности населения почти в 2 раза не принесло никакого облегчения народу. Очевидно, дело не в плот­ности населения, а в антагонистических отношениях между производитель­ными силами и производственными отношениями. История Ирландии служит прекрасной иллюстрацией марксовой теории населения.

мля. чел j------ 1----- 1----- 1----- 1----- 1----- 1----- 1----- 1----- 1----- 1----- 1-------- т-----

3__________________________________________________ ;_____________

2________________________________________________________________

J________________________________________________________________

Годы 1801 li 21 31 41 51 61 71 81 91 1901 11 26 36

Рис, 28. Динамика населения Ирландии за 1801—1936 гг. 3. ВОЙНЫ И ИХ ВЛИЯНИЕ

Влияние войн на демографические процессы было очень велико во все периоды 'человеческой истории. Войны между племенами в варварский период сильно снижали прирост населения. Беспре­рывные феодальные войны также отнимали немалое количество жертв. Далее, войны в эпоху капитализма, сотрясая время ют вре­мени капиталистическую систему, ставят под кооу преждевремен­ной смерти миллионные массы людей.

Ущерб от войны «сеет не только армия, но и гражданское на­селение вследствие повышенной смертности и пониженной рож­даемости. Влияние войны на гражданское население тесно связано со способами ведения войны. В феодальную эпоху население завоеванных территорий подвергалось полному ограблению, а очень часто и полному уничтожению. Например, в Тридцатилет­нюю войну выжигались целые районы. Отдельные генералы име-

1 Там же, стр. 564.

2 Там же, стр. 565


ли в своем «послужном списке» несколько сот сожженных де­ревень. Однако постепенно спали понимать, что такое физиче­ское уничтожение врага не дает экономической выгоды. И вот в ту же Тридцатилетнюю войну появляются первые запрещения уничтожения запасав и средств производства, но они еще плохо выполнялись.

Начиная с XVIII в. характер ведения войн в Европе изменился: главный ущерб от войн в XVIII, XIX вв. приходится на армию.

Войны в Европе влекли за собой огромное количество жертв. Это приводдло к падению численности населения в военные годы, но о том, каково было это снижение, по статистическим мате­риалам судить невозможно. Фигурируют только разного рода оценки историков, имевшие значение при расчетах численности населения страны, но не имеющие значения для нас сейчас, ко­гда мы хотим более или менее точно измерить влияние' войн.

В шюху феодализма наибольшее значение имели крестовые по­ходы, число жертв-которых измеряется сотнями тысяч. '

В XVII в. особенное значение имела Тридцатилетняя война, о влиянии ее мы говорили выше. В начале XVIII -в. (большой урои населению Европы принесли Северные войны и война за испан­ское наследство. Однако в ту пору переписей населения ие бы­ло, и потому мы не мюжем составить себе представления о про­центе убыли населения в результате военного разорения.

Первая крупная война, которая велась уже в эпоху существо­вания (демографической статистики, была Семилетняя война, силь­но изнурившая Центральную Европу. По_ .материалам Пруссии и Австрии мы впервые получаем возможность составить себе бо­лее или менее точное представление о влиянии войны на числен­ность населения.

Правда, в период Семилетней войны свод записей рождений и смертей отсутствует, но все же на основании данных о населе­нии До и после войны можно сделать некоторые выводы.

Первый вывод — это довольно заметное сокращение населения к 1764 г. <по сравнению с >1755 г. Это сокращение по -частям Прус­сии выражается в следующих цифрах1:

Население Пруссии до Семилетней войны и после нее (в тыс. человек)

До войны После войны % убыли

Восточная Пруссия....................................... 636 587 8

Померания.................................................... 373 325 13

Неймарк......................................................... 222 200 10

Курмарк......................................................... 585 564 4

Силезия.......................................................... 1162 1112 4

Магдебург...................................................... 226 215 4

Гальберштадт................................................ 103 100 3

Майден-Равенсберг....................................... 164 154 6

Клеве-Марк-Мерз-Гольдерн....................... 271 236 13

Остфрисланд................................................. 91 91 О

Невшатель..................................................... ______ 32_________ 32_________ 0

Итого Пруссия 3865 3616 6

1 См В е h г е, op cit, S 458, 462. 332


fai&m обращай, за девять лет, из которых семь включают в ее-бя Семилетнюю войну, население Пруссии сократилось на 6%. Восстановительный процесс происходил довольно быстро: через несколько лет после окончания войны население Пруссии пре­высило уровень 1755 г.

О влияния (Семилетней (войны можно получать представление и по стране-противни'це Пруссии в этой войне—Австрии — при сравнении переписей 1754 и 1762 гг. (без Тироля и Форарльберга, по которым нет данных, относящихся к 1762 г.)1.


До войны (1754 г )


Перед концом войны (1762 г )


Части Австрии

(в тыс человек)


Богемия ..................................................

Моравия ...................................................

Силезия.......................................................

Нижняя Австрия........................................

Верхняя Австрия.......................................

Штирия.......................................................

Каринтия.....................................................

Крайна, Герц и Градиска...........................

Итого .


1942 867 154 930 430 697 272 447

5 739


835 136

777 417 496 260 300


14 4

16 3

29 4


По Австрии Семилетняя война (принесла с собой еще более зна­чительное сокращение населения. Однако восстановление убыли в Австрии протекало также быстрыми темпами, так как уже че­рез четверть века по переписи 1787 г. численность населения была на 29°/о выше, чем до войны.

По-иному сложилось влияние наполеоновских войн.

Наполеоновские войны захватили почти !вою Европу. Поэтому о влиянии ик можно говорить, рассматривая общеевропейские итоги численности населения в XIX в.: к 1800 г. было 187 млн. человек, к 1810—199 млн., к 1820 г. — 212 мин. (Правда, на точ­ности этих цифр нельзя особенно настаивать, так как в отноше­нии 1810 и 1820 гг. они получены Сундбергом отчасти при помо­щи интерполяции. Но во всяко mi случае можно (уверенно сказать, что наполеоновские войты не вызвали убыли населения по Европе в целом. Можно только говорить о падении темпов роста населения в первом десятилетии XIX в. по сравнению с последней четвертью XV11I в.: в 1775—1800 гг.— 0,70°/о в год, в 1800—1810 гг.—0,62<>/о в год. Таким образом, оказывается, что наполеоновские войны, которые, казалось бы, принесли полное разорение значительной части Европы, с точки зрения демографической не дали катастрофических изменений.

1 Hen rich Grossman n, Die Anf ange und geschichthche Entwick-lun,g der amthchen Statistik in Oesterreiph, «Statistische Monatschnft», 1916. N. F., J. 21. S. 235; Цит. no Fischer, op. cjt., B. II, S. 163.


Причину этого следует искать е том, что (наполеоновские войны вызвали крушение феодальных порядков, стеснявших рост и развитие производительных сил.

Отсутствие убыли населения в Европе тем более интересно, что сами ио себе наполеоновские .войны были очень кровопро­литны. Левассер, по материалам Бодара, приводит следующие крупнейшие битвы о указанием числа участников и потерьг:

Крупнейшие битвы последних веков (до русско'японской включительно) войны
Место битвы Число участников Потери (убитых, ране­ных, пленных) % потерь
Лейпциг Мукден . Седан Бородино Ватерлоо Ваграм . Чао . . Кенигрец Дрезден Плевна .                         в тыс. 500 624 320 246 192 290 355 435 300 163 человек 28,5 20,5 38,1 32,5 ' 35,8 21,7 17,7 12,4 16,6 30,6
                               

Из этого перечня видно, что наполеоновские битвы занимают центральное положение в общам перечне: Лейпциг, Бородино, Ватерлоо, Баграм» и др.

Общее количество убитых в боях и умерших от ран францу­зов за 1805—1815 гг. превышает 400 тыс. человек. Учитывая огромные санитарные потери (умершие от болезней и т. д.), об­щее число жертв наполеоновских войн для Франции Бодар опре­деляет в 1 млн. человек2. Столько же он принимает и для дру­гих стран Европы в целом. Таким образам, общее число прямых жертв наполеоновских войн за десятилетие можно считать при­мерно равным 2 «млн. человек, что составляет около 1% населе­ния Европы.

Несмотря на .колоссальный урон в виде жертв войны, населе­ние Франции не сокращалось. Это видно из следующих цифр (см. табл. на стр. 335).

Правда, приведенные материалы о численности населения Фран­ции н.е могут претендовать на точмооть, так как они получены с применением некоторых искусственных приемов 3, но все же из них можно сделать йывод, что наполеоновские войны не дали понижения численности населения и по Франции. Население Фран-

1 См. Levasseur, Statistique des batailles et des pertes causees par la
guene depuis trois siecles, «Journal de la Societe de Statistique de Pans»,
1909, № 7 p. 232.

2 G. Bodart, Losses of Mes in modern wars, 1916, p. 133.

3 См. сноску на стр. 13 * «Annuaire Statistique», 1937.


Динамика населения Франции за 1801—1816 гг1


Годы (на середину каждого года)


Население (в тыс.)


Прирост или убыль (в тыс. человек)



1801 .

1802 .

1803 .

1804 . 1805

1806 .

1807 .

1808 .

1809 .

1810 .

1811 .

1812 .

1813 .

1814 .

1815 .

1816 .


27 500

27 880

28 270 28 980

28 920

29 170 29 130 29 150 29 200 29 280 29 350 29 370 29 330 29 340 29 380 29 480


+ 380 + 390 + 710

— 60
+ 250

+

— 40
20
50
80
70
20
40
10
40


ции ва 1805—1815 гг. колебалось вокруг цифры в 29 млн. чело­век. Убыль -населения наблюдалась лишь в 1805, 1807 и 1813 it.

имеющийся материал по другим странам также не говорит об убыли населения.

Что касается России, то надо сказать, что наполеоновские войны мало затрагивали ее население до тех пор, пока русская армия 'сражалась с Наполеоном на чужо<й территории. Лишь тог­да, когда полчища Наполеона вторглись в Россию, дойдя до самой Москвы, война с французами оставила заметный след в демографической истории нашей страны.

О влиянии наполеоновских войн на демографические процессы в России можно судить на основании следующих цифр (в тыс. человек)2 (см. табл. на стр. 336).

До войны с Францией перевес родившихся над умершими ко­лебался от 500 до 600 тыс. человек. В 1805—1811 гг. шла рус­ско-турецкая война и в 1805—1807 гг.—война с Францией за пределами России. Эти военные годы снизили перевес рождае­мости над смертями до 450—500 тыс., а в 1811 г. прирост опу­стился ниже 400 'тыс. человек. Лишь вторжение Наполеона в Россию резко изменило положение. Вторая половина 1812 г. прошла под знаком отечественной войны. В результате этих собы­тий 1812 год даш половину обычного естественного прироста. Но влияние разорения России могло сказаться лишь в следующем году. И действительно, 1813 год, единственный год из всех при­веденных, дал убыль населения России в результате резкого

1 См. «Annuaire Statishque», 1937 г, Dnection de la Statistique generals
et de la documentation, p 11 *.

2 Только православное население. Цифры взяты из статьи В И. П о к р о в-
с к о г о (Влияние колебаний урожая и хлебных цен на естественное дви­
жение населения) в сборнике «Влияние урожаев и хлебных цен на некото­
рые стороны русского народного хозяйства», Спб. 1897, т. II, стр. 185.


Рождаемость и смертность в России в 1801—1816 гг.

  Число родив-   Естественный
Годы шихся Число умерших прирост
1801....................................... 1 179,5 726,3 453,2
1802........................................ 1 294,5 688,4 606,0
1803................................ • . 1 277,3 792,0 485,3
1804........................................ 1 358,3 1 360,5 789,8 818,4 568,5
1805....................................... 542,1
1806....................................... 1 346,2 845,5 500,7
1807........................................ 1 334,6 866,1 468,5
1808....................................... 1 334,1 891,7 442,4
  1 321,3 849,0 472,3
1810........................................ 1 374,9 904,0 470,9
1811........................................ 1 341,3 966,5 374,8
1812........................................ 1 264,4 973,2 291,2
1813........................................ 1 099,4 I 102,2 — 2,8
  1 228,1 837,8 390,3
1815........................................ 1 336,5 894,3 442,2
1816........................................ 1 491,7 829,9 661,8

сокращения рождаемости и роста смертности. Правда, убыль по этим данным была 'Незначительная, но к «ей нужно еще до­бавить жертвы войны, которые «е прекратились и после того, как побежденный Наполеон оставил Россию1. Война кончилась в 1814 г. Первым мирным годом был 1815 год. Следовательно, влияние его могло сказаться уже в 1816 г.; и действительно в этот год наблюдалась колоссальная рождаемость и естествен­ный прирост вышел за пределы 600 тыс. человек.

В общем мы можем сделать вывод, 'что наполеоновские войны не принесли сокрушительного урона динамике населения Европы. Они сказались лишь в виде сокращения прироста населения; убыль населения происходила лишь в отдельные, особенно небла­гоприятные годы.

Из наиболее значительных войн второй половины XIX в. сле­дует отметить франко-прусскую войну 1870—1871 гг. На Франции она сказалась следующим образом (в тыс. человек)2 (см. табл. на стр. 337).

Поражение в войне с Германией означало для Франции с демо­графической точки зрения гораздо больший урон, чем изнури­тельные наполеоновские тайны. Население сократилось почти на 2°/о, тогда как в годы (наполеоновских войн у|быль населения вы­ражалась в долях одного процента, если считать, что интерполя­ция ряда численности населения за 1801—1815 гг. Французским статистическим бюро была произведена правильно.

1 Имеются основания предполагать, что цифры текущего учета ореумень»
Шают влияние напалеоиовокого нашествия вследствие неполной 'регистрации
числа умерших в 1812 г. Об этом говорит сравнение 7-й ревизии с итогами
б-й. По тайным 6-й ревизии в 1812 г. мещан я крастъяи было 18 822 652 че­
ловека, а о 1816 г.— 17 950 137, т. е. за 4 года убыль составляет 4,7%. (Об
этом см. С. Т. Hermann, Recherches statistiques sur la septieme revision.
«Memoires de l'Academie Imperiale des Sciences», t. VII, 1820, p. 449—456).

2 «Annuaire Statistique», 1937, p. 12 *.


Рождаемость и смертность во Франции в 18681872 гг.

Годы Родившиеся Умершие Естественный при­рост (-)-) или убыль (—)
1868........................................... 984 949 944 826 + 62 + 85 — 103 — 445 + 173
1869...........................................
1870........................................... 1871........................................... 1872...........................................
 

На страну-победительницу франко-прусская война оказала
значительно меньшее влияние.

Рождаемость и смертность в немецких государствах в 18681872 гг.1

(в тыс. человек)

Годы Число родив­шихся Число умерших Естественный прирост
1869........................................... 1544 1594 1 636 1473 1 692 1 173 1 154 1 184 1272 371 440
1870...........................................
1871...........................................
1872...........................................
   

Влияние войны сказалось <в виде сокращения естественного при­роста вдвое; никакой убыли 'населении не было.

Из воин в эпоху империализма в йервую очередь, разумеется, следует отметить влияние мировой войны 1914—4918 гг.

Мировая война 1914—1918 гг. принесла значительную убыль населения. Если в середине 1915 г. население Западной Европы составляло 354 млн. человек, то к середине 1919 г. оно упало до 345 млн. (включая и нейтральные страны). Лишь в 1923 г. уро­вень населения Западной Европы превысил уровень 1915 г. Та­ким образом, восстановительный период определяется в четыре года, а с учетом продолжительности войны получается один год восстановительного периода на один год войны. По воюющим странам восстановительный период продолжался дольше.

(Более подробный расчет 'влияния войны на численность 'насе­ления приводит к следующим -цифрам. Общее количество уби­тых (без России)—7 млн. человек. Гражданское население за пе­риод 1914—1918 1пг. дало повышанную смертность. Правда, непо­средственно цифры смертности не дают повышения: если в до­военные годы число умерших равнялось примерно 6,4 ■— 6,7 млн. человек, то в 1914 г. это число равнялось 6,4 мшн., в 1915 г.— 6,6 млн., в 1.9116 г.— 6,i3 млн., в |Ш17 г.— 6,4 млн. Подобное явле­ние объясняется тем», что падение рождаемости вызвало падение детской смертности. На стр. 273 мы исчислил», что ю результате войны 1914—1918 гг. детей родилось на 14 млн. меньше. Пола­гая, что тогда примерно умирало 15'°/о детей на первом году жив-


1 По всем немецким государствам — в объеме довоенной Германии.

22 В. Ц. Урланис



ни, можно считать, что свыше 2 лили, смертей надо прибавить к числу умерших в военные годы для сравнения с умершими в довоенные годы; о учетом жа смертности двух-, трех- и че­тырехгодовалых детей можно считать не 2 млн., а даже больше. Эту цифру в 2 млн. человек и можно рассматривать как ориен­тировочное указание о числе жертв войны среди гражданского населения. Далее, эпидемия «испанки» унесла в Западной Европе около 2 млн. человек. Эту эпидемию также можно считать ре­зультатом войны. В целом «баланс» войны 1914—1918 гг. для Западной Европы может быть дан в таких цифрах:

Млн. человек %

Погибло на войне......................................................... ....... 7 63,6

Умерло гражданского населения в результате

войны..................................................................... 2 18,2

Умерло от эпидемии «испанки».................................. 2 18,2

Итого.................. И 100,0

Таким образом, две трети всех жертв мировой войны 1914— 1918 гг. приходится на армию. В прежние вака соотношение это было совсем! иным. Крупные войны обходились в 100—200 тыс. солдат, убитых да поле брани, умерших от ран и от болезней, а население страны уменьшалось на 1—1,5 млн. человек (для стран с населением 10—20 млн.), грубо говоря, от одной пятой до одной десятой всех жертв войны составляли убитые на войне, а четыре пятых и иногда девять десятых жертв приходилось на гражданское население.

Находятся «ученые», которые пытаются доказать полезность войн и их малое влияние на численность населения. Так, например, профессор М. И. ЛубяьнГерцызг, говоря о людских жертвах, ко­торые причиняют войны, во введе'нви к своей книге восклицает: «Конкуренция народов! Война! Война — организованное убийство силой государственного (Принуждения! Война — это наиболее яр­кое явление на протяжении всей истории человечества! Не есть ли она неизбежность и Даже целительное средство в состоянии перенаселения?» * Другие же «ученые» утверждают, что война совсем! не имеет такого разрушительного влияния, как это обычно себе представляют. Так, например, Штейнмец (Steinmetz) как раз в канун мировой войны писал следующее: «В США убитых желез­ными дорогами .настолько велико, что только самая кровопролит­ная война может быть сравнит с этими потерями» 2. Далее ука­зывается, что в США ежегодно умирает около 350 тыс. детей от фальсификации продуктов питания. В одной Германии около 30 тыс. человек в год гибнет от насильственной смерти. Все эти цифры противопоставляются 26 тыс. жертв во франко-прусской войне. Этим автор хочет покавать, что войны обходятся очень «дешево». Однако мировая бойня 1914—1918 гг., разразившаяся

1 Л у бн ы - Г ер цыг, Что такое перенаселение, М. 1923, стр. 7.

2 Steinmetz, Die Bedeutung des Knieges bei den Kulturvdlker, «Zeit-
schrift f. Sozialwissenschaften», 1914, H. 5, S. 295 ff.


спустя 2—3 месяца после two, как Штейнмец опубликовал овбЮ статью, показала, какие колоссальные разрушения жизней и средств производства влекут >за собой военные конфликты между империалистическими государствами.

4. ГОЛОДНЫЕ ГОДЫ И ИХ ВЛИЯНИЕ

Наряду с войнами голодные годы вызывали гибель колоссаль­ного числа людей. УолфофД только для Британских островов на­считал 201 голодный год в период с 10 г. н. э. до 1846 г. Можно не сомневаться, что большое количество голодных лет в эту сводку не вошло, так как материалы о них не сохранились.

Особенно разрушительное влияние имел голод в период ран­него средневековья, когда плохое состояние путей сообщения и слабое развитие хлебной торговли приводили к значительному снижению уровня литания населения в неурожайные годы. Но и в позднее средневековье голод еще продолжал играть роль крупного фактора смертности. Даже в XIX в. в некоторых ев­ропейских странах голод был причиной гибели значительных масс населения. Достаточно указать на голод 1846 г. в Ирлан­дии, стоивший (вместе с эпидемиями) 1 млн. человеческих жиз­ней. И в царской России голод и связанные с ним эпидемии вы­зывали значительное количество смертей сверх обычного числа. Влияние голодных лет в России было велико.

По имеющимся сводкам, общее количество неурожаев и голод­ных лет в России по отдельным векам было следующим:

Голод и неурожаи в истории. России


в е


Количество неуро­жаев по своду Соловцова1


В том числе коли чество лет повсе­местного неуро­жая (по своду Со­ловцова)


Количество голод­ных лет по свод> Станиловского2



XI .

XII . XIII XIV XV. XVI XVII XVIII XIX


4 3

б

5 16 11 12 34 39 а


7 14



Итого . .





а Только в первой половине века.

1 См. Соловцов, Историческое и статистическое обозрение неурожаев
в России, «Сборник статистических сведений о России», кн. 14, Спб. 1858,
стр. 467, 494.

2 Станиловский, Хронология голодных годов за 14 столетий в ме­
теорологическом отношении, ст. в сб. «Проблемы урожая», М. 1926, стр. 313.

22* 339


Из этих цифр мы получаем! картину роста числа голодных Jief и неурожаев из столетия в столетие. Это же констатируют и ав­торы приведенных двух сводов. Однако в то время как Солов-цов совершенно' справедливо приписывает это более шиной и луч­шей регистрации \ Л. М. Станиловский склонен считать эту кар­тину действительной; более частые голодовки он объясняет вырубкой лесов, вымакиванием почвы, плохими удобрениями и т. д. С этим, (конечно, нельзя согласиться. С точки зрения пол­ноты материала! XIX век даже нельзя сравнивать, например, с XII в. У Станиловского: в XII в.— один голод, а в XIX в.— 14. Но ведь ше может (быть никакого сомнения в том, что большое количество голодных лет в XII в. просто ускользнуло от нас. Летописцы не охватывали всей страны, и много крупных мест­ных голодовок остались неучтенными даже при наличии хоро­шей постановки дела летописания в России.

Голодные годы в России приводили к значительному сокраще­нию численности населения, в особенности если они захватывали почти всю страну. Солонцов называет следующие даты всеобщих неурожаев: 1230, 1309, 1422, 1512, 1570, 1602, 1716, 1722, 1839, 1850 гг. Но этот перечень неполон. Историки отмечают и другие годы повсеместного голода. Например, Соловьев говорит о 1279 г., когда «был сильный голод по всей Земле Русской», и о 1429 г., когда вследствие необычайной «погоды был го'лод силь­ный во всей Земле Русской»2.

Такой сильный голод давал значительно повышенную смерт­ность. Летописцы оставили немало описаний несчастий во время голода. Имеются даже кое-какие количественные характеристики. Например, упоминая о голоде в Новгороде в 1230 г., летописец рассказывает про некоего Станила, которого наняли возить мерт­вецов. «Станил возил целый день безпрестанно, и навозил 3 030 трупов; скудельница наполнилась; поставили еще другую, и на­клали 3 500 трупов» 3. «В Смоленске выстроено было четыре ску­дельницы, в которых было положено 32 000 шрупов» 4. Необы­чайно сильный голод был при Борисе Годунове в 1602 г. Соловь­ев описывает его в следующих выражениях: «Видали людей, ко­торые, валяясь по улицам, щипали траву, подобно скоту, зимою ели сено; у мертвых находили во рту вместе с навозом челове­ческий кал; отцы и 'матери ели детей, дети—родителей, хозяева— гостей, мясо человеческое продавалось на рынках за говяжье, в

1 Проявив трезвое отношение к русским материалам, Соловцов весьма
поспешно вывел соотношение с материалами по другим странам, подсчитав
49 неурожаев в иностранных государствах (включая Америку1), Соловцов пи­
шет, «что в России неурожаев было гораздо более, нежели <в других странах».
Интересно, к каким выводам пришел бы Соловцов, если бы взял какую-ни­
будь одну страну' Например, Польшу он упоминает 2 раза; иа этого, зна­
чит, можно сделать вывод, что там было в 65 раз меньше неурожаев, чем
в России!

2 Соловьев, цит соч., кн. I, стр. 886 и 1220.

3 Там же, стр. 1220.

4 Там же.


пирогах» \ В Москву за государственным подаянием двинулся народ со всего государства «В одной Москве, говорят, погибло около 500 000 человек»2. Цифра эта, впрочем, маловероятная. Более правдоподобным является указание о том, что за 2 года и 4 месяца в Москве только по распоряжению правительства было похоронено 127 тыс. трупов3.

Можно не сомневаться, что всеобщий голод, подобный голоду 1602 г., вызывал значительную убыль населения. В XIX в. в Рос­сии голод был также частым явлением. О влиянии этих голод­ных лет имеются статистические данные, показывающие, что в голодающих губерниях смертность значительно превышала рождаемость, в результате чего получалась убыль населения в размере 2—3% (не учитывая миграции) В целом! же по стране в XIX в. убыли населения от голода уже не наблюдалось Мож­но только говорить о сокращении естественного прироста в ре­зультате повышения смертности и падения рождаемости. При­ведем некоторые цифры".

Динамика населения в России за 1832—1836 гг (в тыс человек)

Годы Характеристика годов Число родив­шихся Число умер ших Естественный прирост
1832 ................... 1833 . . 1834 .... 1835 Обычный год Неурожай Урожай Неурожай 1 845 1908 1870 2 000 1211 1545 1287 1483 714 300 621 387
1840........................ Неурожай

В отношении более позднего периода картина падения естест­венного прироста отчетливо видна из следующего графика 5 (см. рис. 29 на стр. 342).

'В голодные годы XIX в. прирост населения в России падал почти в 2 раза. iB прежние же века голодный год означал паде­ние не прироста, а самой численности населения Правда, паде­ние, вероятно, не было так велико, как сообщают летописцы. Падение численности населения в большой стране на 50°/о (как, например, говорят о голоде 1125 г. в Германии) — явление весь­ма маловероятное. Но во всяком случае можно считать, что каждый год всеобщего голода отбрасывал страну на 15—20 лет назад по уровню численности населения. Поэтому достаточно было бы 5—6 таких годов в столетие, чтобы рост населения на протяжении века вовсе остановился.

Часто приходится встречать мнения, что голод в прежнее время наносил урон, от которого страна долго не могла опра-

1 Соловьев, цит. сеч , кн. II, стр. 740

2 Там же.

3 См. Д е р б е к, История чумных эпидемий в России, сгр. 42.

4 См. В И Покровский, Влияние колебания урожая и хлебных цен на
естественное движение населения, указ. сборник, т. II, стр. 187

5 См Е 3 Волков, Динамика народонаселения СССР за 80 лет,
М, 1930, стр 27.


виться. Называют цифру в 50—70 лет, которые требовались для восстановления населения после большого голода. Эти пред­ставления мы считаем преувеличением, поэтому мы и выставили цифру в 15—20 лет.

      A A
  JAa- A N  
  rp-vv {    
Г      

Для обоснования наших цифр воспользуемся статистикой по Швеции, захватывающей огром­ный голод 1772—1773 гг.

В 1771 г. население Швеции
составило 2 046,6 тыс. В резуль­
тате голода численность населе­
ния к 1774 г. убыла до
1 988,7 тыс. Вслед за этим рост
населения (возобновляется, и
уже в 1777 г. цифра 1771 г. была
превзойдена. Таким образом, в
Швеции восстановление числен-
1871 1881 i89i 1901 19и ности населения после голода
Рис. 29. Динамика естественного потребовало всего 6 лет. Учиты-
прироста Европейской России за вая, что в конце XVIII в. ГОЛОД

1871—1913 гг. уже не причинял таких несча-

стий, как в прежние века, мож­но предположить, что голод в XI—XII—XIII вв. требовал восста­новительного периода в течение 15 или даже 20 лет, если он достигал очень больших размеров. ,0 том, что даже в прежние века голод не приводил к огромной убыли населения, можно су­дить по отражению его в экономических показателях. Например, в Англии в 1316 и 1321 гг. беспрерывные дожди летом вызвали сильные неурожаи, которые привели к голоду. О сокращении населения можно судить по дефициту рабочей силы после этих бедствий. Имеются указания о росте зарплаты на lOVo1. Из это­го видно, что убыль населения в результате голода не была очень велика, иначе цены на рабочие руки возросли бы гораздо больше чем на 10%.

Часто бывало, что голод не возникал самостоятельно, а играл роль соединительного звена между войной и эпидемией. Война приводила к подрыву сельского хозяйства, а это последнее вы­зывало голод. Вслед за голодом шла его «спутница» — эпиде­мия, которая косила множество людей. Эта смертоносная триа­да — война, голод, эпидемия — играла роль определяющего фак­тора в демографических процессах.

5. Эпидемии и их влияние

В прежние столетия влияние эпидемий на рост населения было очень значительно. Особенно разрушительны были чумные эпи­демии. Впервые, надо думать, крупная эпидемия свирепство-

1 Ом, Rogers, Economic Interpretation of History, p. 16—17, 342


вала в Европе еще во II в. \ Возможно, что это была чума 2. Но уже точно известно, что в VI в., при Юстиниане, в Европе была сильная эпидемия чумы; в 643 г. из Египта в Византию (вместе с грузом зерна были завезены бациллы чумы. Эта эпидемия принесла колоссальные опустошения не только в Византии, но и в других европейских странах. В VII в. также были значи­тельные эпидемии чумы: в 680 г. — в Италии, в 664 г.—в Анг­лии и Ирландии. Особенно велика эпидемия была в Ирландии, где, как сообщают хроникеры, уцелела лишь треть всего населе­ния. Вообще же чумные эпидемии VI и VII вв. дали сокращение численности населения. Фарр полагает, что население Европы уменьшилось вдвое3. В начале второго тысячелетия эпидемии чумы участились. Например, в XI в. в Германии были три круп­ные чумные эпидемии — в 1008, 1058 и 1093 гг.; наганная с са­мого конца XI в., эпидемии в Европе усилились, так как кресто­вые походы сильно способствовали распространению чумной ин­фекции с Востока. Исследователь эпидемий в Англии Крейтон 4 насчитал 52 года эпидемий в Англии за 1005—1322 гг.

Среди самих участников крестовых походов эпидемии произ­водили колоссальные опустошения. Считают, что в первом кре­стовом походе в 1097 г., от сентября до 24 ноября, погибло от эпидемии около 100 тыс. человек; в третьем крестовом походе из всей германской армии пережило поход лишь 5 тыс. пехо­тинцев и 700 кавалеристов'; подавляющая масса участников оказывалась жертвой эпидемий.

Самой сильной эпидемией была чума 1348—1349 гг., унесшая многие миллионы человеческих жизней. Гибель людей была на­столько велика, что многим современникам этой великой ката­строфы казалось, что вымрет все человечество. Так, один мо­нах-летописец сделал следующую запись: «Чтобы написанное не исчезло вместе с писавшим! и не погиб труд вместе с трудив­шимся, я оставляю пергамент для продолжения его на случай, если кто-нибудь из племени Адама избежит этого мора и станет продолжать труд, который я начал» 6.

Инфекция чумы была, повидимому, занесена монголами из Ки­тая 7. В Европе впервые эпидемия вспыхнула в Крыму среди

1 Не считая эпидемий в древней Греции в V в. до нашей эры, описанных
Фукидядом.

2 Ом. Саг r-Saun ders, Population problem, 1927, p. 245.

3 См. F a r r, Vital Statistics, p. 150.

4 Cm. Creighton, Л history of epidemics in Britain, I, 1891, p. 15—17.

5 Gm. Prinziing, F. Epidemics resulting from wars, Oxford. 1916,
p. 13—14,

6 Cm. Creighton, op. cit., p. 115.

7 Некоторые (например, M. M. Ковалевский) полагают, что чума была
занесена в Крым из Индии через Персию, Багдад и Кавказ. Однако мы
думаем, что это предположение маловероятно: если бы «маршрут» чумы был
дейсгвителыно такой, то эпидемия была бы! занесена в Сирию и Египет непо­
средственно из Багдада, между тем как эпидемия в Малой Азии и Египте
была после эпидемии в Константинополе, откуда она, вероятно, и была
завезена в страны Ближнего Востока.


татар, осаждавших генуэзцев в Кдффе (нынешняя Феодосия). От этой эпидемии каждый день умирало огромное количество татар. Тогда татары в ожесточении и отчаянии стали броса/ть трупы умерших от чумы при помощи метательных машин в го­род с целью погубить осажденного неприятеля. Это им удалось. Вскоре в Каффе развилась сильнейшая «ума, так что уцелело лишь немного жителей1. Беглецы из Каффы занесли бациллы чумы в Константинополь, а из Византии они были привезены в Геную на корабле с зерном в 1347 г. В Западной Европе эпи­демия чумы распространилась с колоссальной быстротой; в

1348 г. она захватила всю Италию, Францию, Англию, в

1349 г. — Фландрию, Германию, в И360 г. — Норвегию, Данию,
Швецию, затем — Финляндию и, наконец, в (1(35(1—(1353 гг.— Рос­
сию. Как правило, в каждом месте чума продолжалась от 4 до
7 месяцев, редко до года. Наглядно маршрут «черной смерти»
по Европе может быть .представлен на следующей карте:

Рис. 30. «Маршрут» «черной смерти» по Европе; начало пути—1346 г., город Каффа (Феодосия), конец пути—спустя 6—7 лет—в центре России. Тонкие черные линии показывают разветвления от основного «маршрута»

Не успела Европа оправиться от этой эпидемии, как в 1.360— li3'6J гг. нагрянула новая, которая в некоторых местах принесла еще бблышие опустошения, чем эпидемия 1348—1349 гг. После­дующие столетия дали ряд чумных эпидемий, тоже довольно

1 Д е р б е к, цит. соч„ стр. 15, 344


значительных. Чума продолжала быть главным источником вы­сокой смертности. Во Франкфурте на Майне © XIV и XV вв. от­мечаются 32 года высокой смертности, в том числе 17 лет от чумы.

Больших размеров эпидемии чумы достигали в эпоху Тридца­тилетней войны. Об этом свидетельствует количество умерших в различных германских городах; если в 1618 г. в семи городах (Лейпциге, Дрездене, Бреславле, Аугсбурге, Страсбурге, Франк­фурте, (Базеле) умерло 5 884 человека, то в 1632 г. в этих же го­родах умерло 16 657 человек, а в 1633 г.—29 389 человек, т. е. в пять раз больше, чем в обычные годы \

В первой половине XVII в. колоссальные эпидемии были не только в Германии. Имеются указания о сильных эпидемиях в Голландии, Швейцарии, Франции. Особенно велика была эпиде­мия в Италии в 1630—1631 гг.: в Вероне умерло 32 895 человек, в Мантуе — 25 тыс., в Милане — 86 тыс., в Венеции — 45 489 в 1630 г. и 94 164 в 1631 г.2

Большой урон приносили также эпидемии бубонной чумы.

В XVII в. бубонная чума несколько раз посещала Англию. Так как © Лондоне уже была начата церковная регистрация рожде­ний и смертей, то представляется возможным довольно точно определить потерю в жизнях, вызванную этими эпидемиями. В Лондоне в 1603 г. от эпидемии погибло 33 тыс. человек, в 1625 г.—41 тыс., в 1665 г.—68 596 человек3. Так как насе­ление Лондона в ту эпоху равнялось 150—300 тыс., то можно считать, что эпидемия забирала каждый раз около 15—Й0°/о всех жителей города.

Эпидемия 1709—1710 гг. является первой эпидемией, о жерт­вах которой мы имеем статистические материалы по целой стра­не, так как в Пруссии в ту пору уже существовала текущая регистрация рождений и смертей ":

Число умерших в Пруссии в начале XVIII в.

Годы Человек Годы Человек

1701........................ ..... 40 991 1707.......................... .... 49 172

1702......................... ..... 44 369 1708.......................... .... 50105

1703......................... ..... 42 706 1709.......................... .... 92 5111 а

1704......................... ..... 43 894 1710.......................... .... 221382) эпиДемия

1705......................... 46 159 1711.......................... 42 673

1706......................... ..... 47 940 1712.......................... 46 252

Если бы не было эпидемии, число умерших в 1709—1710 гг. составило бы около 100 тыс. человек, а в результате эпидемий умерло 314 тыс. Этот урон был возмещен не так скоро. Перевес числа рождений над числом! умерших составлял в 1711 г. 24 тыс., в 1712 г.— 28 тыс., в 1713 г. — 20 тыс., в 1714 г. — 20 тыс.,

1 Исчислено по материалам, приведенным в книге Prinzing'ia, op. cit,
Р 78.

2 Ibidem, ,р. 75.

<ч Ом. Westergaard, Die Lehre von der Mortahtat und Morbiditat. ■Jena 1901, p. 261.

4 См, В e h r e. op. cit, §. 454,


в 1715 г. — 19 тыс., в 1716 г. — 17 тыс., в 1717 г. — 28 тыс., в 1718 г. — 25 тыс., в 1719 г. — 15 тыс., в 1720 г. — 17 тыс., в 1721 г.—17 тыс. Всего за 1711 —1721 гт. естественный прирост составлял 220 тыс. человек. Таким образом, восстановительный период оказался равным 11 годам.

После этой эпидемии сила и .частота чумных эпидемий стали ослабевать: в XIX в. чума появлялась лишь на юго-востоке Ев­ропы.

Надо указать также эпизоотии, поглощавшие большое количе­ство скота. Например, в 1223 г. в Венгрии разразилась эпизоо­тия, перекинувшаяся в другие страны. В 1224 г. эпизоотия сви­репствовала в Австрии, Моравии и Карпатйи, в 1225—1226 гг.— в Тюрингии. За этой эпизоотией последовал большой голод, а за ним — эпидемия голодного тифа1.

Кроме того, в средние века большое распространение имели оспа, проказа /(» XII в. только в одной Франции было 2 тыс. ле­прозориев), сифилис (главным образом, в конце XV и в начале XVI вв.).

Обычно считают, что от эпидемий гибло в прежние времена четверть, треть и даже половина всего населения. Мы уже от­мечали, что подобное представление является преувеличенным. Эти оценки складывались у современников и у историков, глав­ным образом, под впечатлением гибели в городах. Действитель­но, дошедшие до нас статистические данные подтверждают, что от эпидемий в городах гибла весьма значительная доля населе­ния. Об этом можно судить из следующей таблицы 2 (ом. табл. на стр. 347).

Однако, что справедливо для городов, неприменимо ко всей стране в целом. Для распространения эпидемии решающим яв­ляется скученность населения, теснота общения "людей друг с другом. Ясно ведь, что в этом отношении сельское население находилось в совсем иных условиях; к тому же при малой то­варности в ту эпоху крестьянство вообще могло на довольно длительный срок изолироваться от города и тем самым спасти себя от заразы. Можно считать вполне вероятным, что процент гибели от эпидемий среди сельского населения был ниже, чем в городах, являвшихся рассадниками инфекции. Учитывая, что удельный вес городского населения в Европе в эпоху средневе­ковья в большинстве стран был очень незначителен, естествен­но предположить, что средний процент смертности по стране в годы эпидемий был намного ниже, чем в городах.

Поэтому мы считаем, что если в городах процент гибели насе­ления составлял 30—40, то для всей страны в целом это озна-

1 См. Westerg-aard, op. cit, p. 257.

2 Таблица составлена на основании материалов, приводимых 3 ю с м и л ь-
хом («Die Gottlnche Ordmrng», 4 Aufl., В. I, 1775, S. 317—325), Вестер-
гордом (op. cit, S. 263, по Бреславлю) и Дербеком (цит. соч, стр
180—181, для Моснвы); по Лондону материалы взяты также из статьи
John Angus. Old and new bills of mortality. «Journal of Statistical So­
ciety», 1854, p. 136,


Удельный вес населения, погибшего от чумы в городах в XVIXVIII вв.

Города о з s О щ J3 н 3 °- о! 5SS 5 ч я S.S В щ С К В том числе смертность от чумы <и га ч Ч(U О о о, га о X и. V 0J и К к В ° Ь оч О
Аугсбург . . . 1 300 13 000 36 400
» .... 9 611 7 900 42 000
Данциг ................. 2 300 16 919 14 600 64 400
» ............................ 2 000 9 600 56 000
» . ... 17П9 24 533 22 700 63 560
Копенгаген . . . 2 500 22 535 20 000 70 000
Дрезден................... 1632—1633 7 714 3 400а 12 600
Лондон .... 6 000 42 042 36 269 150 000
» .... 54 265 35 417 202 100
» . . . . 97 306 68 596 322 150
Бреславль 5 913 35 000
  6 008 35 000
  6 547 35 000
  13 231 30 000 35—40
Москва....................   " ок. 70 000 ок. 275 000

Взята средняя за два года

чало гибель не третьей, а седьмой — восым(ой части населения. Надо думать, что от эпидемий больше всего страдали страны с высоким цроцентом городского населения (например Италия).

Интересные материалы о гибели от эпидемий в прежние века имеются и по России. Так, например, сохранились указания, что от мора в 1552 г. в Новгороде и по областям умерло 279 594 че­ловека. Эта цифра составляет едва ли не половину всего населе­ния, однако достоверность ее подвержена сомнению. Вероятно, более правдоподобные материалы касаются последствий сильной эпидемии чумы в 1654 г. Сведем! эти материалы © табличную форму1 (см. табл. на стр. 348).

Таким образом, в отдельных пунктах, охваченных эпидемией, население вымирало в очень значительной степени. Число остав­шихся часто было намного меньше числа погибших. Но в целом по стране убыль населения, конечно, не достигала десятков про­центов, так как значительная часть страны оставалась пощажен­ной; имеются указания, что, например, эпидемия 1684 г. охва­тила территорию с площадью в 30 тыс. кв. верст, что составляет незначительную долю всей площади страны2, поэтому в отно­шении к эпидемиям 1351—1353 и 1654 гг. в России вряд ли можно говорить об убыли свыше V20 населения.

Большой ущерб от эпидемий в средние века в значительной степени объясняется низким санитарным уровнем. Заботы о чи-

1 Таблица составлена по материалам, приведенным у Соловьева, цит. соч., кн. II, стр. 1670—1671.

г См. Д е р б е к, цит. соч„ стр. 55,


Влияние эпидемии чумы в 1654 г. в Московском государстве


Города и уезды

Кострома ..............................................

Нижний Новгород, город........................

» » в уезде .................

Калуга........................................ • . . .

Торжок, город...........................................

» в уезде ...................................

Звенигород, город....................................

» в уезде .............................

Верея с уездом .....................................

Кашин, город.............................................

» в уезде .....................................

Тверь ......................................................

Тула............................................................

Переяславль Рязанский ..............................

Углич .........................................







Сейчас читают про: