double arrow

Темп роста населения и общественные формации


24* 371

ПЛОТНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ И ТЕХНИКА ПРОИЗВОДСТВА

После того как мы отметили соотношение населения и хозяйст­ва в их взаимной связи, перейдем к более детальному изучению соотношения между возрастанием населения и ступенью технико-экономического развития.

Размер земли строго ограничен. Если не учитывать случаев завоевания земли у водной стихии и не принимать во внимание геологические изменения, то надо считаться с тем, что соотноше­ние w^-^шТя непрерывно увеличивается по мере роста числа людей: знаменатель остается без изменения, числитель растет, следовательно, дробь также растет. Это означает, что всякий рост населения есть в то же время рост общей плотности населения.

Известно, что земельные богатства могут быть использованы человеком весьма различно. Человек может добывать себе пищу охотой. Тогда ему нужны огромные земельные пространства для пропитания своей семьи. Или же человек может жить с огород­ного хозяйства, тщательно обрабатывая и поливая каждый кло­чок земли. В этом случае размер территории, необходимый ему для пропитания, будет в несколько тысяч раз меньше, чем при занятиях охотой. Таким образом, существует определенная зави­симость между количеством земли, приходящейся на одного че­ловека, и характером использования земельных ресурсов.




Известный французский демограф Левассер, автор трехтом­ного труда о населении Франции, который мы не раз цитиро­вали, в 1883 г. предложил схему, конкретно иллюстрирующую указанную зависимость, установив определенный уровень плот­ности для различных систем хозяйства.

Схема Левассера 1 следующая:

Плотность населения и уровень экономического развития, по Левассеру

Плотность населения на 1 км'

Период охоты и рыболовства . . . 0,02 — 0,03

Скотоводческий период................................ 0,5—2,7

Земледельческий > ........................... до 40

Промышленный » .......................... ........................ » 160

Торговый > ........................ ..... плотность населе­
ния еще более зна-

/•> чительна

Под последним периодом, периодом торговой цивилизации, Ле­вассер имеет в виду страну, перешедшую на привозное продо­вольствие. В этом случае плотность населения уже никак не ограничена земельными ресурсами. Однако очевидно, .что в мас-

1 См. Levasseur, Population frangais, t. Ill, p. 473—476.


штабе всей земли в целом наступление такого периода невоз­можно.

Эта схема Левассера имела большой успех. Некоторые говорят о «доктрине Левассера», другие (например, М. Н. Покровский в «Очерках по истории русской культуры») говорят о «законе Левассера» и т. д. Однако схема эта очень краткая, и географ Ратцель позднее значительно расширил и дополнил ее.

По Ратцелю 1, соотношение плотности населения с хозяйствен­ной системой выглядит так:



Связь плотности населения с занятиями населения, по Ратцелю

Плотность населения


на 1 кв геогра­фическую милю


на 1 км1


0,1—0,3 0,1 — 0,5 10 — 40
0,002 — 0,005 0,002 — 0,009 0,2 — 0,7

Народы отдаленнейших областей, занимаю­щиеся охотой и рыболовством (эскимосы)

Охотничьи народы степей (бушмены, па-
тагонцы, австралийцы)...................................

Охотничьи народы с элементами земледе
лия (индейцы, папуасы, наиболее бед­
ные негритянские племена) .........................

до 100 40 — 100
до 1,8 0,7 — 1,8

Народы, занимающиеся рыболовством (жи­тели Северо-Западной Америки, жители малых Полинезийских островов) ....

Кочующие скотоводы . .

100 — 300 200 — 300 200 - 500 до 500
1,8 — 5,5 3,6 — 5,5 3,6 — 9,1 ДО 9,1

Земледельцы при зачатке ремесл и торгов­
ли (Внутренняя Африка, Малайский ар­
хипелаг) ........................ .......... ...............

Кочевники с земледелием ................................

Страны ислама в Западной Азии и в Судане

Народы, занимающиеся рыболовством и земледелием (острова Тихого океана) .

9,1
2 000
4 000
5 000 — 6 000 91 — 109
св. 10 000 св. 180
св. 15 000 св. 270

Молодые страны с европейским земледе­лием или страны Европы с неблагоприят­ными климатическими условиями . .

Чисто сельскохозяйственные районы Сред­
ней Европы .....................................................

Чисто сельскохозяйственные районы Юж­
ной Европы ,............................ .......... ...

Смешанные се лскохозяйственные и про­
мышленные шйоны....................................



Чисто сельск /Хозяйственные районы Ин­
дии ...................................................................

Области европейской крупной промыш­
ленности ......................................................

Таким образом, вместо пяти хозяйственных форм! у Левассера Ратцель дал уже 15 систем! хозяйства с соответствующим! уров­нем плотности.

Шмоллер, приводя схему Ратцеля, внес некоторые изменения и добавления. В частности он дополнил ее районами виноградар­ского хозяйства, для которых предположил 300—318 человек2 на 1 км2.



'См. Ratzel, Anthropogeographie, В. II, S. 173. 2 См. Schmoller, Grandriss u. s. w., Т. I, S. 186.


Схема Ратцеля имеет значительные дефекты. Во-первых, она недостаточно выдержана с принципиальной стороны. В ней мы находим преобладание географических частностей, например, плотность населения в степной части Западной Азии, в Судане, в Индии и т. д.

С другой стороны, в схеме недостаточно отражены определен­ные ступени в технике земледелия, что играет особенно важную роль в условиях истории народного хозяйства Европы. Мы счи­таем необходимым сделать ударение именно на этом и в соот­ветствии с такой установкой построить схему. При этом в основу ступеней земледельческой техники можно положить виды и по­рядок чередования, который дает Брентано в своей «Agrarpo-litik» \

Известно, что с переходом к более высокой ступени земле­дельческого хозяйства земля используется продуктивнее.

Возьмем самую начальную форму земледелия — огневую (под­сечную). При этой системе подавляющая часть земли занята под лесом. Посевы производятся на небольшой территории, освобож­денной от леса путем его сжигания После сбора урожая в тече­ние нескольких лет земля пускается в заросль и с годами снова покрывается молодым лесом. При этой системе земледелия удельный вес посевов в общей площади очень невелик. Чем дольше срок «закладывания» участка, тем меньше удельный вес посевов. Имеются указания, что этот срок колеблется от 20 до 60 лет. Если, допустим, считать, что к одному и тому же участку возвращались через 50 лет, то тогда площадь посева должна составлять всего 2% площади земли, покрытой лесом. Но так как подсеки менялись не ежегодно, а после сбора урожаев в те­чение 3—4 лет, то этот процент увеличивается в 3—4 раза, т. е. доходит до 6—8°/с площади земли. Автор исследования о подсечном земледелии П. Н. Третьяков пишет следующее: «Таким образом:, во владении коллектива должно находиться земли минимум в 10—15 раз больше площади ежегодного по­сева»2. В процентном отношении это составит 7—10°/о от пло­щади земли. Так как Третьяков пишет: «минимум в 10—15 раз», то можно считаться с тем, что в среднем требовалась пло­щадь, в 15—20 раз превышавшая посев. В общем можно при­нять при подсечной системе земледелия 5—8% всей площади под посевом, считая, что почти вся территория покрыта лесом.

В залежной системе удельный вес посевов может быть опре­делен в зависимости от сроков залежи. Если земля после пяти-

1 См Л Брентано, Аграрная политика, Гиз, 1929, стр. 70—88. Мы добавили лишь двухпольное хозяйство и в одной из двух таблиц сняли огородное хозяйство для обеспечения лучшей сопоставимости (в огородном хозяйстве структура посевов резко отлична от структуры посевов при дру­гих системах хозяйства).

1 Третьяков, Подсечное земледелие в Восточной Европе, «Известия Государственной академии истории материальной культуры», т. XIV, ч. I, 1932, стр. 19.


летнего использования забрасывается на 20 .лет (т. е. к этой же земле возвращаются каждые 25 лет), то это значит, что процент посевной площади во всей земше, используемой для сельскохо­зяйственных целей, равняется 20, так как

----- —- • 5 = 0,20, т. е. 20%.

20 + 5

Если земля забрасывается на (16 лет, то удельный вес повы^ шается до 25%, т. е.

-1 • 5== — = 0,25, т. е. 25%.
20 4

Постепенно параллельно о сокращением сроков залежи увели­чивается часть земли, занятая посевами. Так, при забрасывании земши на 10 лет (т. е. к этой же земле возвращаются каждые 15 лет), доля засеянной пашни повышается до одной трети. Так,

-1-6== 2-= 0,33, т.е. 33%.
15 3

Использование одной трети земли под посевом соответствуе"» наиболее прогрессивной форме залежи, подготовленной к пере­ходу к двухпольной системе. С другой стороны, наиболее экстен­сивной формой залежной системы можно считать срок залежи 25 лет и четырехгодичное пользование землей. В этом: случае удельный вес посевов определится так:

_*------ • 4 = — • 4 = — = 0,14, т. е. 14%.

25 + 4 29 29

В общем можно считать, что в условиях залежной системы примерно 15—25% пашни находится под посевом.

Более точно удельный вес посевов может быть определен при двухпольном хозяйстве. Здесь уже появляется пар и вместе с ним кристаллизуется понятие пашни. В двухпольном хозяйстве по­севы равны пару, т % как они ежегодно сменяют друг друга, т. е. удельный вес i Дсевов в пашне увеличивается до 50%.

В трехпольном хо Айстве удельный вес посевов увеличивается до двух третей всей пйшни, так как пустующая площадь (пар) составляет треть всей пашни. Дальнейшие формы земледельче­ского хозяйства еще более повышают этот процент: пар посте­пенно сдает свои позиции, появляется так называемый занятый пар, а затем пар и вовсе сходит на-нет. Плодосменное хозяйство уже вовсе не знает пара. В нем продуктивная площадь равна площади пашни. Таким образом, начиная от самых примитивных форм земледелия происходит увеличение удельного веса посевов в общей площади сельскохозяйственных и лесных угодий. При огневой (подсечной) системе удельный вес посевов составлял около 5—8% всей территории. В плодосменном же хозяйстве


ЮО'/о пашни занято под посевами, т. е. полностью продуктивно используемой земли в 12—20 раз больше, чем при подсечной си­стеме \

Уже одно это расширение продуктивной площади обеспечи­вает прокормление большего населения. Но этого мало; наряду с этим происходит рост урожайности. «Естественное» плодородие почвы весьма невелико. Яровые посевы зерновых без всякого удобрения при средних почвенно-климатических условиях и при низкой агротехнике не дадут более 4—5 ц с га. Вероятно, таков и был уровень урожайности у европейских народов в первом тысячелетии нашей эры. Однако уже первые земледельцы вскоре постигли секрет урожайности: в подсечной системе зола от со­жженных деревьев играла значительную роль в повышении уро­жаев. Кроме того, вместе со сжиганием поваленного леса уни­чтожалась вся сорная растительность. В результате земледельцев ожидал «большой урожай, в несколько раз превышающий уро­жай на полевых участках с трехпольным! севооборотом»2. По подсчетам Третьякова, урожай подсеки приблизительно в 2 раза выше урожая в трехпольном хозяйстве. Однако подобная оцен­ка несколько преувеличена. Сам Третьяков указывает на то, что высокий урожай бывает только в перв'ом году после сжигания леса. В следующих годах лесной участок «подвергался интенсив­ному осеменению. И этим самым лишался одного из основных своих преимуществ — отсутствия посторонней растительности» 3. Главную роль в «истощении» почвы на лесных участках играло ухудшение структуры почвы, которое было прямым результатом техники подсечного земледелия. Учитывая это, можно предпо­ложить, что средний урожай подсеки был примерно в 1,5 раза выше урожая в двухпольном хозяйстве. Переход к трехполью повысил уровень урожайности благодаря введению озимых посе­вов; урожайность озимых зерновых примерно на 20—30% выше яровых зерновых, следовательно, средняя урожайность в целом стала на 10—15% выше. Введение естественных удобрений (на­воз) также повысило урожайность. Большую роль играло извест­кование, мергелевание и т. д. Переход от трехполья к много­полью сопровождался дальнейшим ростом урожайности. При этом значительная роль принадлежала сельскохозяйственным орудиям: глубокая вспашка, рядовой сев, молотьба машиной — все это давало рост сбора хлебов. Особенно следует отметить введение искусственных удобрений, которое позволило увели­чить урожай в 2 раза. Еслт: мы укажем еще на селекцию и на правильный севооборот, зяблевую вспашку, ранние пары, то этим

1 Если по климатическим условиям •можно снимать не один, а два и
даже три урожая в год, то тогда площадь посева может быть выше 100%
от площади пашни. Так, например, в Китае посевная площадь составляет
122,4% от площади пашни, а в провинции Цзянсу даже 164%. Весь юго-
восток Китая — это район повторных урожаев риса, См. Штейн, Экономиче­
ская география Азии, Учпедгиз, 1940, стр. 161.

2 Третьяков, цит. соч, стр. 13.

3 Там же, стр. 18.


закончим перечень основных факторов роста урожайности. В ре­зультате совокупного действия всех этих факторов урожайность часто увеличивалась в 3—4 раза по стране в целом Если взять, например, современную Германию, то в ней средний урожай зер­новых равняется 18—20 ц с 1 /а, т е , вероятно, в 4 раза больше того, что получали с каждого гектара древние германцы При еще более высокоинтенсивном хозяйстве урожайность может быть увеличена. Так, в современной Дании урожаи достигают 25—30 ц с 1 га в среднем по стране, что, вероятно, в 5 раз больше того, что получали их норманские предки.

Исходя из всех приведенных расчетов, мы можем представить себе, во сколько раз увеличивается сбор хлебов с переходом к более высоким ступеням земледельческого хозяйства. При­мерно это можно изложить в следующем виде:

  я о я Ж с: те к « а Во скоты о раз возрос сбор хлеоов
Хозяйства за счет урели ченпя посевов за счет роста урожах-пости за счет обоих факторов
  (огневое хозяйство взято за I)
Переложное............................... Двухпольное ......................... Трехпольное ................................. Улучшенное переложное . Улучшенное трехпольное . . Улучшенное травопольное Плодосменное ..................... Вольное ......................... 5-8' 15—25 80-100 <■ 3 6 10 8—13 8—13 8-13 10-20 12-20 12 20 08 0,6 0,7 1,0—1,3 1,3—2,0 2 0 - 2,5 25-1 4 —5 2—3 4-6 6-9 8-17 10-26 20-50 30—80 48—100

Совокупный результат (гр 5) исчислялся путем произведения коэфициентов гр 3 на коэфициенты гр 4

Таким! образом, мы получили, что, например, плодосменное хо­зяйство обеспечивает прокормление1; в 48—100 раз большего числа людей, чем подсечное хозяйст

Приведенные в последней графе соотношения можно рассмат ривать лишь как суммарную, приближенную количественную характеристику систем земледелия При этом» ряд важных об­стоятельств остается в стороне

Во-первых, уровень потребления не оставался без изменения; если первобытный земшеделец довольствовался весьма скромным количеством продуктов, то современному земледельцу требуется уже значительно больше.

1 В применении к огневому хозяйству можно, конечно, лишь очень условно говорить об удельном весе в пашне, так как пашни как таковой тогда вовсе не было. Все же мы поставили определенный процент, исходя из того, что всю лесопокрытую площадь можно рассматривать как площадь будущих (по отношению к тому времени) подсек и с этой точки зрения считать ее некоторым аналогом понятая пашни


Во-вторых, развитие животноводства привело к тому, что «зерно облагораживалось в мясо»; переработка продуктов расте­ниеводства через организм животного увеличивает пищевое зна­чение каждого гектара земши.

В-третьих, следует учесть, что удельный вес пашни во всей земле также не оставался без изменения Постепенно происхо­дило расширение пахотной площади за счет целинных земель, за счет раскорчевки лесов, за счет осушения болот, освоения других неудобных земель и т д Процент распаханности земли в Европе на протяжении столетий испытывал определенную тен­денцию к возрастанию

В-четвертых, в самой структуре посевов произойти существен­ные изменения Если на заре земледелия среди культур пре­обладали ячмень и овес, то впоследствии большую роль стали играть пшеница, картофель, овощи и другие культуры, принося­щие значительно больший продовольственный эффект

Из приведенных четырех факторов лишь один первый влияет на) последнюю графу таблицы в сторону понижения, остальные три влияют в сторону повышения Исходя из этого, положенные в таблице соотношения следует рассматривать скорее как низ­ший предел, нежели высший, другими сло'вамм, количество хлеба в условиях вольного хозяйства, вероятно, <не в 48—100, а может быть в 60—120 раз более, чем в условиях огневого хозяйства.

Положив в основу примерную плотность населении в районах преобладания трехпольного хозяйства, мы, пользуясь соотноше­нием, установленным в графе 5, определили следующую пример­ную шкалу плотностей в соответствии со ступенью земиедельче-

Плотность населения в связи с системой земледельческого хозяйства

Пютность населения

Ступени земледельческого хозяйства (человек на 1 км')

Земледелие играет подсобную роль............................ до 1

Огневое хозяйство........................................................ 2— 3

Перечожное > ........................................... .......... 4—10

Двухпольное » ............................................ ......... 10— 15

Трехпольное » ........................................... ......... 15—35

Урегулированное переложное хозяйство .... 35—40

Улучшенное трехпольное............................................. ........ 40— 80

Улучшенное травопольное....................................... 80—100

Плодосменное хозяйство............................................. ......... 100—150

Вольное » .................................... , loO— 200

Огородное » 2............................................ 200-500

1 Следует указать, что приведенная шкала предназначен для историче­
ских изысканий и имеет в виду европейское земледетае в условиях капи­
талистического и докапиталистического хозяйства На социалистическое
сельское хозяйство СССР, развивающееся на совершенно иной материаль­
ной базе и при совершенно иных производственных отношениях, приведен­
ная шкала не распространяется

2 Примером того, что огородное хозяйство может иметь распространение
на значительной территории, может служить Бельгия Высокая плотность


Приведенную схему нельзя считать пригодной для любых гео­графических условий. Речь идет лишь об условиях европейского климата, т. е. с благоприятными почвенно-климатическими усло­виями для земледелия. Кроме того, эту схему вовсе нельзя по­нимать так, что по плотности населения какого-либо района можно определить систему земледелия в нем, так как разно­образие социально-экономических условий приводит к значитель­ным отклонениям от схемы. Данная схема может иметь лишь не­которое ориентирующее значение, и только с этой точки зрения она может принести известную пользу.

Еще в меньшей степени справедливо рассматривать плотность населения как фактор, определяющий тип общественного строя.

«Если бы рост народонаселения, — говорит товарищ Сталин,-— являлся определяющей силой общественного развития, более вы­сокая плотность населения обязательно должна была бы вызвать к жизни соответственно более высокий тип общественного строя. На деле, однако, этого не наблюдается. Плотность населения в Китае в четыре |раза выше, чем в США, однако США стоят выше с точки зрения общественного развития, чем. Китай, ибо в Китае все еще господствует полуфеодальный строй, тогда как США давно уже достигли высшей стадии развития капитализма. Плотность населения в Бельгии в 19 раз выше, чем' в США, и в 26 раз выше, чем* в СССР, однако США стоят выше Бельгии с точки зрения общественного развития, а от СССР Бельгия от­стала на целую историческую эпоху, ибо в Бельгии .господствует капиталистический строп, тогда как СССР уже покончил с капи­тализмом! и установил у себя социалистический строй» 1.

Приведенная на стр. 377 схема для нас имеет значение лишь постольку, поскольку она говорит о некоторой зависимости уров­ня плотности от уровня земледельческой техники При этом харак­тер причинной связи между явлениями мы установили уже в пре­дыдущей главе: плотность населения может в известных преде­лах влиять на развитие техники, но ни в коем случае не определять ее.

Многие буржуазные экономисты привелрное выше соотноше­ние плотности населения со ступенью агр /технического развития

населения в Бельгии является результатом не только сильного развития городской жизни, но и интенсификации земледелия В особенности это от­носится к Восточной Фландрии Воейков писал о ней следующее: «В Бель­гийской провинции Восточной Фландрии 359 жителей на 1 км3, за исклю­чением городов свыше 20 тыс жителей—292; они ине думают о пересе­лении. Особенно гчсто населена земля Вас (Land von Waes) между Ген-том и Антверпеном Здесь лопата — главное земледельческое орудие, ве­дется чисто огородное хозяйство, в большом ходу так называемое фла­мандское удобрение, нередко жидкое» (Воейков, Распределение населения земли, стр 99) Тут же Воейков приводит еще пример Нормандских остро­вов- «Что можно извлечь из земли при умелом огородном хозяйстве, пока­зывают Нормандские острова Они населены с лишком вдвое гуще Англии, Бельгии и королевства Саксонского- 489 жителей на 1 км2, нет никакой промышленности, все население занято огородничеством, садоводством я молочным хозяйством».

1 С т а л лн, Вопросы ленинизма, стр. 549—550.


пытаются толковать т том смысле, что переход к каждой более высокой ступени происходит под давлением возросшей численно­сти населения. «При переходе от одной системы к другой труд возрастает быстрее, чем количество получаемой пищи. Иными словами, при каждой из них единица хлеба обходится дороже. Поэтому очередь каждой из них в истории населения наступает только при соответствующей его густоте» \ Согласно этой точке зрения при переходе к каждой следующей ступени вступает в свои права закон убывающего плодородия. Вследствие этого зем­леделец очень неохотно переходит к более высоким формам сель­ского хозяйства, так как они сулят ему все меньшую и меньшую оплату его труда Если же он на это все-таки «дет, то исклю­чительно потому, что перед ним стоит забота обеспечения хле­бом себя и своей семьи. Подобное представление совершенно не­верно Оно исходит из полного игнорирования агротехники. Если бы действительно этот закон имел место, то сборы хлеба на од­ного работника неуклонно падали бы, тогда как всем хорошо из­вестно, что они росли. Совершенно неверно представлять себе пе­реход к более высшим формам земледелия как вынужденный шаг, приводящий к падению производительности Как раз наобо­рот. Переход к более высокой ступени земледельческого произ­водства всякий раз означал в то же время более высокую произ­водительность земледельческого труда. Падение производитель­ности труда могло иметь место только при том условии, если бы земледелец переходил, например, от перелога к трехполью и от трехполья — к многополью без всякого изменения в средствах производства. Но в том-то и дело, что этого не было. Примитив­ные формы земледелия знают только одно сельскохозяйственное орудие — мотыгу, при помощи которой дикарь производит «ко­выряние» земли. Применение рабочего скота также не было из­вестно. Постепенно, по мере перехода к более высоким формам земледелия, росла снабженность орудиями земледельца Сначала появилась соха, а за сохой — плуг, сначала с деревянным сош­ником, затем с железным лемехом; железный плуг и до сих пор является основным орудием вспашки. Изменения в средствах про­изводства приводили не к падению, а к .росту производитель­ности труда, несмотря на увеличение плотности населения. Со­всем иначе смотрят на это некоторые буржуазные экономисты. Жуковский, например, писал: «...какие бы цели или потреб­ности ни руководили образом действий людей, всеми измене­ниями в образе их жизни, в развитии их бытовой культуры руководила одна величина — высота населенности, или, что то Же, отношение величины населения к территории Это отношение определяло переход охотничьего быта к пастушескому. Оно же определяло переход к земледелию от пастушеского, и оно же, наконец, в земледельческом быте, определяло переходы от одних систем* земледелия, более простых, к более высокими Оно

* Ю. Г. Жуковский, Население и земледелие, Спб. 1907, стр. 58.


же, далее, как увидим позже, выдвинуло вперед торговое начало и привело со временем к развитию тромъишлевдности» 1. В этой cxeMie способ производства не играет никакой роли: все подчи­няется только плотности населения, если последняя остановится, никаких технических улучшений не будет. Вся техника вступит как бы в полосу анабиоза до тех пор, пока превышение числа ро­дившихся над числом умерших не выведет ее из этого застойного состояния. Мы не станем здесь критиковать подобные представ­ления, этого вопроса мы касались уже в предыдущей главе От­метим только, что буржуазные экономисты не считают нужным даже упомянуть о роли самого характера и способа материального производства ,в общем> росте техники.

В предыдущем! изложении мы касались вопроса о связи спосо­бов производства с ростом населения и пришли к выводу, что именно в способе производства заложены первичные факторы, приводящие в конце концов к росту населения.

Идя дальше в этом направлении,^ следует показать, что и са­мые темпы роста населения также зависят от уровня развития производительных сил. Опре­деленному уровню развития производительных сил соответ­ствуют определенные производственные отношения людей. Производительные силы и производственные отношения вместе определяют характер общественной формации, тип экономиче­ского строя, и каждая экономическая формация, даже ее отдель­ная разновидность, имеет свой темп роста населения. Об этом говорят знаменитые слова Маркса: «...всякому особенному исто­рическому способу производства в действительности свой­ственны свои особенные, имеющие историческое значение, за­коны населения» 2.

Ленин, развивая это указание Маркса, ) ^сал следующее: «Усло­вия размножения человека .непосредств .дно зависят от устрой­ства различных социальных организмов, <и потому закон народо­населения надо изучать для каждого такого организма отдельно, а не «абстрактно», без отношения к исторически различным! фор­мам общественного устройства»3. Несколькими годами позднее, в другой своей работе Ленин еще раз подчеркнул, что необходи­мо «...исследовать закон народонаселения каждой исторической системы хозяйства отдельно и изучать его связь и соотношение с данной системой» 4.

Действительно, законы населения должны быть теснейшим образом увязаны с историей страны, с историей различных хо-

1 Ю. Г. Жуковский, цит. соч, стр. 62.

2 Маркс, Капитал, т. I, стр. 502.
' Ленин, Соч, т I, стр. 319.

4 Там же, т. И, стр. 44.


зяйствешых форм, с историей экономического развития народов. Только тогда мы сможем опровергнуть шее представления о том, что роют населения •— это вечный закон природы, автоматически действующий и диктующий ход экономической истории человече­ства. Подобные представления ряда буржуазных демографов и экономистов приводят к их полному пренебрежению к обществен­ным! формациям, и к попыткам устанавливать темпы роста за исто­рические периоды, вмещающие в себя несколько формаций Так, мы уже указывали, что Жуковский, касаясь роста населения за длительный период времени, смешивает в одну кучу двухтыся-челетяюю историю Европы, приписывая всему этому периоду ста­билизацию в численности населения. Американский ученый Пэрль также не проводит различий во ©сей докапиталистической истории человечества. Немецкий демограф Фиркс делает расчеты, беря несколько общественных формаций вместе. Все это совер­шенно недопустимо. Маркс и Ленин учат нас каждую обществен­ную формацию рассматривать отдельно, а не смешивать их вме­сте. Только тогда мы сможем! приблизиться к правильному пони­манию законов исторической и экономической эволюции челове­ческого общества.

* * *

Прежде чем! перейти к конкретному анализу темпов роста в от­дельные исторические эпохи, остановимся на некоторых вопросах общего порядка.

Первое, что бросается в глаза при исследовании законов размножения,— это убыстрение темпов размноже­ния.

Период существования человека на земле определяется при­мерно в 400—500 тыс. лет. Первые племена людей, оторвавшихся от своих четвероногих собратьев, размножались, надо думать, чрезвычайно медленно. Неблагоприятные условия жизни, труд­ность борьбы с природой— все это приводило к чрезвычайно низ­кой продолжительности жизни первобытного человека, который был еще очень слабо вооружен для борьбы с животным' миром и с различными неблагоприятными явлениями природы. Многие племена в результате, например, геологических катастроф выми­рали полностью. Трудно даже представить себе, каков был ха­рактер динамики населения в первобытную эпоху. Неоднократно упоминавшийся нами Пэрль1 в следующем виде представляет себе динамику населения за 500 тыс. лет (см», рис. 40 на стр. 382).

Из трех гипотез, выдвинутых Пэ-рлем>, вторая и третья должны быть отброшены как невероятные. Совершенно немыслимо пред­положить, что в отдаленнейшие исторические времена население земли достигало нескольких сотен миллионов человек. Подобная плотность населения требует такого высокого уровня техники и культуры, которого iB доисторические времена не было. Бдииг-

* См. Pearl, Natural History of Population, 1939, p. 266.


или. чел. 2300 5000 1500 1W0 500 0 Я0О 2000 1500 toco 250О SODO Рис. 40. Три гипотезы Пэрля о динамике населения за 500 тыс. лет. По горизонтальной оси — время, по вертикальной.—числен­ность населения

сявенно правдоподобной остается -пертая гипотеза Пэрля. К этому склоняется и сам Пэрль. Однако мы должны отметить одно суще­ственное обстоятельство в конструкциях Пэрля. Он исходит из

I— аа гипотеза S930 /
Уровень 1630 р. . 1
.......... ^ _,,.... ,.,..'• ____ *"
.  
2 —ая гипотезу 1350 /
Уровень 1630 т .J
  " "' 1630
3-~я гипотеза 1930 <
■ /Л •• Уровень 1430 г / V.-- -л/
__...... -• '"'

того, что о населении земли нам ничего неизвестно до 1650 г. На этом основании он проводит свои гипотетические кривые вплоть до 1650 г. Этим самым Пэрль ставит на одну доску исторический пе­риод с доисторическим!. Между тем в последние несколько тысяч лет население развивалось совсем по иным законам, чем на протя­жении периода первобытного су­ществования людей на земле.

Со стороны других авторов также были попытки представить гипотетическую кривую населения за длительный период времени в виде волнообразной динамики. Так, например, Делевский (J. De-Ievskf) в своей статьег о законе роста населения склоняется к то­му, что для динамики населения в прежние времена характерна кривая синусоидальной формы. Можно согласиться с тем>, что динамика населения в первобыт­ную эпоху происходила зигзагообразно, с большими колеба­ниями, под влиянием различных климатических изменений и т. п. В ту отдаленную злах у, когда человек 'был почти беспомощен перед силами природы, зависимость роста населения от природ­ных факторов была, разумеется, очень велика. Этого отрицать .не следует.

Одна-ко зигзагообразная форма не оз-ж/йег стагнации; ось, про­ходящая через зигзаги, была повернут, /под" некоторым! углом, к оси абсцисс. Это означало, что, несмотря на отдельные эпохи упадков, производственная деятельность людей все же делала свое дело: поступательное движение продолжалось. Но скорость этого движения была совершенно .ничтожна. Теш размножения людей был микроскопическим, но зато вполне согласующимся с общими темпами хода экономической доистории челове­чества.

Дальше последовало убыстрение темпов. Рабовладельческий строй характеризуется значительно большими темшами роста насе­ления и производительных сил вообще, чем предшествующие ему

1 D е 1 е v s k i, Une formulation mathematlque de la lot de la population, «Metron», 1928, v. 7, part 4, p. 75—97.


'формации. Феодальный строй опять-там дал ускорение теммз по сравнению с рабовладельческим, но по сравнению с темпами нашей эпохи темпы феодальной эпохи представляются чрезвычай­но медленными. «Для того, чтобы феодальная система хозяйства доказала свое превосходство над рабской системой хозяйства, на это ушло, кажется, около двухсот лег, если не меньше, — го­ворил товарищ Сталин.— Да иначе и не могло быть, так как темп развития был тогда страшно медленный, а техника произ­водства была более чем примитивна» \

На смену феодализму пришел новый общественный строй — капитализм!, который «принес с собой колоссальное повышение (производительности общественного труда. Самый процесс произ­водства получил новую базу — машину, которая постепенно вы­теснила ручной труд средневекового ремесленника. Механизация производства колоссально увеличила объем производства, роль средств производства и уровень продуктивности труда, приложен­ного к этим' средствам (производства. «Для того, чтобы буржуаз­ная система хозяйства доказала свое превосходство над феодаль­ной системой хозяйства, «а это ушло что-то около ста лет или и того меньше. Уже в недрах феодального общества буржуаз­ная система хозяйства показала, что она стоит выше, много вы­ше, чем феодальная система хозяйства. Разница в сроках объ­ясняется тут более быстрым темпом развития и более развитой техникой буржуазной системы хозяйства» 2.

О размахе капиталистического развития Маркс и Энгельс в «Коммунистическом манифесте» пишут:

«Менее, чем за сто лет своего тосподства, буржуазия создала более могущественные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествующие поколения, вместе взятые. Под­чинение сил природы, машины, применение химии к земледелию и промышленности, пароходы, железные дороги, электрические телеграфы, распашка целых частей света, приспособление рек для судоходства, целые как бы из земли выросшие населения3 — в каком из предшествующих столетий можно было предполагать, что подобные производительные силы дремлют в недрах обще­ственного труда» \

Это было сказано еще в 1847 г., когда железные дороги только-только начинали проникать в народное хозяйство, когда электричество почти еще не находило своего практического применения, когда о двигателе внутреннего сгорания ничего не знали и т. д.

1 «Пути мировой революции», VII расширенный пленум Исполкома Комин­
терна, 22 ноября — 16 декабри 1926 г. Стенографический отчет, т. II, 1927,
Госиздат, стр. 333.

2 Там же.

3 Перевод буквален, но не совсем удачен, так как русский язык не
знает множественного числа для слова «населениеу. В немецком оригинале
так: «...ganze aus dem Boden hervorgestampfte Bevolkerungen> (см. «Ma­
nifest der Kommunistischen Partei», Moskau 1939, S. 9).

4 Маркс и Энгельс, Соч., т. V, стр. 488.


Не может быть никакого сомнения, что темпы развития произво­дительных сил вместе с приходом капитализма дали новый гигантский скачок вперед.

Об ускорении темпов развития говорит и сама длительность су­ществовавших до сих пор общественных формаций. По этому поводу мы имеем относительно довольно точные представления. Примерная продолжительность их в применении к Европе может быть представлена в следующем виде:

^. , Примерная

Общественные формации и их разновидности продолжительность

Первобытнообщинный строй................................... ,. . Десятки тысяч лет

Рабовладельческий » ..................................... Несколько тысяч лет

Феодальный » ..................................... 700 — 900 лет

Капиталистический »

а) эпоха первоначального накопления........................ 250 — 300 »

б) эпоха промышленного капитализма....................... ............. 100—125 »

в) эпоха империализма................................................. 40— 45 »

Приведенные цифры говорят о том, что для сколько-нибудь существенных изменений в жизни«пер'вобытных народов требова­лись десятки тысячелетий. В рабовладельческий период эти из­менения требовали нескольких тысячелетий, в феодальную эпоху изменения происходили лишь в масштабе столетий, наконец, в ка­питалистическую эпоху для значительных изменений в производ­ственной деятельности людей требовались уже всего лишь деся­тилетия. Таким образом!, каждый последующий общественный строй требует .все более и более коротких сроков для проявления изменений в производственной деятельности. В соответствии с этим убыстрялись и темпы роста населения. Правда, прямых до­казательств этого за очень отдаленные исторические периоды мы иметь не можем, но косвенные доказательства все же имеются. Им« может служить метод экстраполяции существующих темпов в прошлые времена.

Этот метод экстраполяции примет /л еще Ваппеус (Wappaus)* в середине прошлого века. Ваппеус дал следующий расчет. Если считать, что и прежде население росло по 0,5% в год, то тогда период удвоения равняется 139 годами С момента начала лето­счисления до того момента, когда Ваппеус писал свою книгу, прошло 1 858 лет. Это дает 13 периодов удвоения:

213 = 8 192.

Таким! образом, получается, что при удвоении в 139 лет насе­ление за 1 858 лет должно было увеличиться в 8 192 раза. Если, например, какая-либо страна в эпоху начала нашей эры насчиты­вала 1 мшн. человек, то в 1858 г. ее население должно было со­ставить более 8 млрд., т. е. в 10 раз больше населения всей земли!

Этот же метод использовал Нитта для разоблачения теории Мальтуса. При этом Нитти исходил даже не из 25-летнего перио-

1 См. J. Е. Wappaus, Allgemeine Bevolkerangsstatistik, Leipzig 1859, В I, S. 118.


да удвоения, на чем настаивал Мальтус, а из ЮОчлетнего периода удвоения. Тогда, искодя из населения Европы из 1800 г. в 176 млн. человек, Нитти, предполагая, что удвоение за 100 лет происхо­дило и прежде, получил следующий ряд *:

Экстраполяция в прошлое. Какова была бы численность населения Европы, если бы население удваивалось каждое столетие

Годы Человек Годы Человек
176 000 000 еоо 281 250
88 000 000 140 625
44 000 000 70 312
22 С 00 000 35 156
11000 000 17 578
5 500 000 8 789
2 250 000 4 394
1 125 000
562 500
   

При такой экстраполяции в прошлое мы приходим к нелепому результату, будто в Европе 2 тыс. лет назад было всего 549 че­ловек. На самом же деле было по крайней мере в 50 тыс. раз больше.

Можно сделать и несколько иной расчет. Считая население современной Европы >в 530 млн. человек и приписывая ему темл роста в равмере 0,5% в год, мы легко можем определить, сколько лет потребовалось бы, чтобы численность населения дошла до двух человек (т. е. до одной супружеской пары).

Основная формула роста по сложным процентам!

А = a(l-j- rf или IgA = Iga-4- tlg(l-\- г) В данном случае неизвестное г, которое равно

t=kA—lga

Подставляем в формулу известные нам величины:

А = 530 000 000

а =2

р = 0,6

г = -2— = 0,005 100 , lg 530 000 000 — lg 2 8,42325 „ 000

lg 1,005 0,00217

Таким образом, даже если веять очень скромный темп роста, то понадобилось бы отсчитать назад всего около 4 тыс. лет, чтобы в Европе оказалось всего 2 человека. Между тем даже в ту от-

1 См. Нитти, Народонаселение и общественный строй, стр. 147. Нитти доводит ряд до 1600 г., Паперный («Проблемы (народонаселения», стр. 98) исчисляет его до I в.

25 Б. Ц. Урланис 385


даленвую от нас зпоху население Европы выражалось в сотнях тысяч, если не в миллионак.

Сделаем еще другой расчет. В еноху начала нашей эры насе­ление Европы составляло около 30 мин. человек. Если предполо­жить, что темп роста за истекшие 2 тыс. лег в среднем' составил те же 0,5% в год, то население Европы к 1940 г. должно было бы равняться следующей величине:

А = 30 000 000 • (1 + 0,005)то,
lgA = 7,47712+1940 • 0,00217,
откуда А = 486 300 000 000 человек.

Это дает плотность около 50 тыс. человек на 1 км2, т. е. плот­ность в 100 раз большую, чем в самых густо населенных райо­нах современной Европы и равную плотности Нью-Йорка. Подоб­ное распространение существующих темпов роста на весь период в 1940 лет приводит примерно к цифре населения Европы, почти в тысячу раз превосходящей современную. На этом основании мы имеем право сказать, что убыстрение темпов роста населения можно считать доказанным. На убыстрение темпов роста «насе­ления указывает также Энгельс, говоря о древних германцах: «После того как они поселились в Германии, население должно было увеличиваться со все возрастающей быстротой; одни вы­шеупомянутые промышленные успехи доказывают это» \

Теперь возникает вопрос: откуда берется это убыстрение тем­пов исторического развития? Мы полагаем, что это убыстрение является результатом взаимодействия населения и способа произ­водства, о котором мы говорили ранее. Сама численность насе­ления, как таковая, при известных условиях играет роль уско­рителя динамических процессов. Больше людей, стало быть, больше талантов, больше изобретателей, больше совершенствова-телей производственного процесса. Производственный опыт—ку­мулятивная категория. Человек умирает, но его деятельность не проходит бесследно: остаются существовать созданные им мате­риальные ценности (жилища, орудия), и, что особенно важно, его производственный опыт наследуется потомками и передается из поколения в поколение. Каждый работник вносит какую-то лепту в сокровищницу человеческих знаний, и с течением веков этот «интеграл» производственного опыта становится крупным факто­ром роста населения. Энгельс пишет, что «...наука растет, по меньшей мере, с быстротой роста населения...»2 Тут же Энгельс указывает, что наука «...движется вперед пропорционально массе знания, унаследованной ею от всех предшествующих поколе­ний, следовательно при самых обыкновенных условиях она так­же растет в геометрической прогрессии». Мальтузианская кон­цепция, согласно которой с увеличением населения людям при-

1 Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства,
Сочинения Маркса и Энгельса, т. XVI, ч. I,стр. 124.

2 Маркси Энгельс, Статьи иписьма, 1838—1845. Сочинения, т. II,
стр. 316.


ходйтсй теми же благами природы «делиться» с ббльшим чис­лом лиц, является насквозь лживой и неверной. Как раз наобо­рот, рост населения ускоряет техническое развитие общества и содействует техническому прогрессу.

* * *

После этих вводных замечаний перейдем! к конкретному раз­бору темпов роста населения в различные исторические периоды.

Прежде всего следует отметить, что человеку, как и всякой другой биологической особи, свойственно размножение в геоме­трической прогрессии. Это вытекает из самого существа размно­жения. Каждый родившийся человек таит в себе возможности дальнейшего размножения. Следовательно, количество рожде­ний, смертей и разность между ними всегда надо рассматривать в известной пропорции, в известном соотношении с абсолютной массой всего населения. «...Население, —• пишет Энгельс, — ра­стет пропорционально численности последнего поколения...»1 Этим и объясняется, что всякое сравнение показателей роста на­селения производится не в абсолютных величинах, а в относи­тельных, т. е. в процентах или промиллях к населению. Однако из того, что численность населения может изменяться в гео­метрической прогрессии, вовсе не следует, что эта прогрессия действительно всегда имела место. Если на протяжении извест­ного периода времени рост населения с математической точки зрения может быть приближенно выражен в виде геометриче­ской прогрессии, то это ни в коем случае не может быть сде­лано в применении к периоду, охватывающему несколько обще­ственных формаций. Мы выше уже показали, к чему приводит геометрическая прогрессия, экстраполированная в прошлое. Убы­стрение темпов исторической эволюции как раз и выражается, повидимому, в том, что одна геометрическая прогрессия заме­няется другой при переходе от одного хозяйственного строя к другому.

Геометрическая прогрессия роста населения была выставлена впервые знаменитым математиком Леонардом Эйлером в 50-х годах XVIII в.2 и затем, возможно, независимо от него развита венецианским монахом Ортесом (Ortes, 1713—1790)3.

1 Маркс и Энгельс, Статьи и письма, 1838—1845. Сочинения, т. II, стр. 316

3 Эйлер говорил о геометрической прогрессии числа родившихся См. Leonhardi Euleii, Opera omnia, Series prima, \olumen septimum, Leipzig u. Berlin 1923, p. 532. Anmerkung

3 Тогда с этим многие еще не соглашались. Знаменитый Вольтер в своем «Философском словаре» писал следующее «Народонаселение утрои­лось со времен Карла Великого. Я говорю утроилось, и это уже много. Народонаселение не умножается в геометрической програсоии Все расчеты, произведенные по поводу такого предполагаемого размножения, бессмыслен­ны, если самка человека или обезьяны производила бы потомство в таком роде, земля уже давно не могла бы его прокормить. Земля подобно Пар­кам, которые постоянно пряли и перерезывали нити Она занята только рождением и разрушением» (см Н и т т и, цит. соч , стр 148). В представлении Вольтера геометрическая прогрессия обязательно приводила к астрономиче-

25* 387


Говори о геометрической прогрессии населения, мы отнюдь не хотим этим сказать, что в основе роста населения лежит ка­кой-либо строгий математический закон, которому население под­чинено в отношении своей численности. Мы говорим о геометри­ческой прогрессии лишь постольку, поскольку оперируем сред­ними темпами роста населения для определенных историче­ских периодов; ведь именно эти средние темпы и дают нам* коли­чественную характеристику того, что «каждая степень развития имеет свой закон размножения», о чем упоминается в (послесло­вии ко второму изданию первого тома «Капитала».

Для того чтобы осуществить сопоставление темпов роста насе­ления со «степенью развития», мы воспользуемся теми выводами, к которым пришли в нашей работе, отметим при атом, что центр тяжести данного исследования как раз и лежит в установлении связи законов роста населения с законами общественного раз­вития.

На стр. 353 приведен график, характеризующий общий рост населения Европы за 19 веков.

График дает общее представление о росте населения Европы за 1900 лет. Вначале — пологая кривая, затем — загиб вверх, все более и более крутой.

Для того чтобы дать картину динамики населения Западной Европы, вычтем население СССР в границах 1938 г. Тогда мы получим следующий график (см. рис. 41 на стр. 389. Первое тысячелетие исключено).

На этом графике мы уже провели три деления на обществен­ные формации и их виды.

Однако и этот график еще не дает достаточно наглядной кар­тины связи темпов роста с общественной формацией. Для того чтобы эту связь рельефно показать, надо обратиться не к числен­ности населения, а к средним» темпам роста в пределах каждой общественной формации и ее разновидностей.

Это сопоставление можно осуществить в следующем виде:

Рост населения в связи со сменой общественных формаций
Общественная формация и ее разновидности Годы Средний ежегодный темп роста населения (в %)
  1000-1500 1500-1800 1800—1900 1900—1940 0,09 0,22 0,69 0,64
Эпоха первоначального накопления .
 

ским цифрам. Однако это вовсе не обязательно. Можно грубо исчислить рост населения для первобытного общества также в виде геометрической прогрессии, знаменатель которой будет очень мало отличаться от единицы (например 1,00001). Тогда «расчеты, произведенные по поводу такого пред­полагаемого размножения», вовсе не будут «бессмысленны», как это предпо­лагал Вольтер.


400 .                                   "* X
.■«о                                     f
300 .                     Зп'ох э на \ерво* ачальнаго копления     о*
?S0                                 с/ *J  
                                 
    ф e о д , л и э н                          
                                       
                                       
                                ТТТТ"    

1000 1100 1200 1300 1400 1500 1600 1700 1800 1900 1940

Рис. 41. Предположительная динамика населения Западной Европы за 1000—1940 гг. с разбивкой «а периоды и эпохи

Более наглядно эта таблица с дополнением' тысячелетнего пе­риода, предшествующего феодализму \ может быть предста­влена на следующем графике (см. также рис. 43 на стр. 390).

% ежег роста        
0,7- . >   о U о в <я я В* S    
  S К < я К с я  
0,6 . 0,5 .  
0.4 .     я я X О о < и с о. о  
      &>    
           
           
0,3 . Ж S я S <я я о S X S а.
  s «г с со с s
0,2 . Р. я я а.       £
о   г
  [D Щ        
0.1 . ас я СО в   о.  
   
0.0 .  

Рис. 42. Темпы роста населения Западной Европы в зависимости от общественной формации

Налицо систематическое ускорение темпов роста населения до эпохи империализма. В эту эпоху уже с особенной остротой обнаружилось противоречие между производительными

1 Мы добавили этот период для полноты картины. При этом мы исхо­дили из 33 млн. населения Европы к началу первого тысячелетия и к 56,4 млн. к началу второго тысячелетия. Исчисленный на основе этого темп роста не .может считаться достоверным, та все же общую ориента­цию в динамике населения Европы в первое тысячелетие нашей эры он, пожалуй, дает,








Сейчас читают про: