double arrow

Рост населения в переломный момент хозяйственного развития


Сам

Schmatzfeld . . . •....................... 3,93

Монастырь Preetz........................ 3.35

Rundhof u. Driillt.......................... 3,84

Weimar, Bachstedt, Cottendorf . 4,06

В среднем . . . 3,80 Таким образом, мы получаем, что в XVI в. средний урожай-сам

1 См. Schmidt, Agrarhistorischen Untersuchungen iiber Ostholstein.
Цит. по кн. Wagner P., Die Steigerung d. Rohertrage in der Landwirt-
schaft lm Laufe des XIX Jahrhuniderts. Jena 1896, S. 28.

2 Cm. Georg Hannsen, Zur Geschichte norddeutscher Gutswirtschaft
seit Ende des 16. Jahrhunderts-. «Agrarhistonsche Abhandlungen», B. I,
Leipzig 1880, S. 403—404.

"Cm. O. Kius, Die thiiringische Landwirtschaft im 16. Jahrhundert. Jalirbucher fur Nationalokonomie und Statistik, Erste Foige, 1864, B. 3, S. 144.


в немецких поместьях равнялся примерно 3,8. Учитывая, что сельское хозяйство в этих имениях велось более рационально (об этом говорит также и сам' факт ведения записей), можно предположить, что средний уровень урожайности за 1500 г. по стране в целом! выражался в цифре урожай-сам 3,5.

К 1800 г. урожай-сам в Германии равнялся 4,92 х. Таким об­разом, за период 1500—1800 гг. урожайность в Германии, если нормы высева считать неизменными, выросла на 40%.

Сельскохозяйственный прогресс за период 1500—1800 гг. был особенно заметен, помимо Англии и Германии, также в Гол­ландии, скандинавских странах, отчасти во Франции. В осталь­ных странах Западной Европы рост урожайности за эти три сто­летия выражался в несколько более скромных цифрах. Исходя из этого, можно считать, что по всей Западной Европе в целом рост урожайности за XVI, XVII и XVIII вв. выражался примерно в 30—35%.




Но рост урожайности ие был единственным источником роста сельскохозяйственной продукции в эту эпоху. Большую роль играло также и постепенное сокращение площади пара, которая к началу XVI в. была еще очень велика. Например, Моро де Жонэ в своих расчетах стоимости сельскохозяйственной продук­ции исходит из того, что во Франции в 1610 г. посевная пло­щадь под хлебами составила 6 150 тыс. га, а под паром 12 300 тыс. га, т. е. в 2 раза больше2. Это создавало большие возможности роста продуктивной площади: в действительности, увеличение сельскохозяйственной продукции в XVIII в. во Фран­ции происходило в большей мере за счет роста посевов, нежели за счет роста урожайности3.

Третий источник роста сельскохозяйственной продукции — расширение площади пашни, также имел место. В некоторых странах (например, в Пруссии в XVIII в.) проводилась довольно интенсивная мелиоративная деятельность. Помимо этого, площадь пашни расширялась за счет продолжающейся вырубки лесов. Правда, в этом отношении возможности уже не были значитель­ны, так как в XVI в. появляются законодательные мероприятия по охране лесов, запрещающие вырубку (см.. стр. 202)4.

1 Цифра относятся к Пруссии, но ©е можно считать характерной и для
Германии в целом; взята из нашей работы «Темп и факторы эволюции уро­
жайности зерновых хлебов в Германии»(неопубл ), исчислено по материалам
книги: L. К. г u g, Betrachtungen uber den Nationalreichtum des preussi-
schen Staats und uber den Wohlstand seiner Bewohner, Berlin 1805, B. I, u. II.



2 Cm. A. Moreau de Jonnes, Etat etc., p. 52.

3 Посевная площадь под хлебами во Франции в конце XVII в, по Вобану,
составляла 11,6 млн. га, в конце XVIII в., по Лавуазье,— 14,4 млн. га. См.
А. М о 1 е a u de Jonnes, Statistique de l'agnculture de la France,
Paris 1845, p 45

4 В Восточной Европе картина была совсем иная: там, наоборот, в период
1500—1800 гг. в области урожайности вряд ли были значительны успехи, зато
возможности экстенсивного развития земледелия были очень велики' вырубка
лесов позволяла расширять пашню. В качестве иллюстрации можно привести


Указанные три источника; роста зертовой продукция по­зволили увеличить ее объем примерно в 2 раза.

Помимо зерновой продукции, надо еще учесть рост численно­сти скота J и улучшение его пароды. В Англии, например, сред­ний убойный вес крупного рогатого скота в 1500 г. равнялся 145,5 кг, а в 1795 г.— 362,9 кг; средний убойный вес овцы в 1500 г. был 12,75 кг, а в 1795 г. — 36,3 кг\

Отметим еще, что на эту же эпоху приходится развитие пло­доводства. В XVII в. плодоводство получило большое распро­странение в Нидерландах, в то время как в Германии на кресть­янских усадьбах сеяли хлеб и почти не было фруктовых де­ревьев. В XVIII в. плодоводство в Пруссии сделало большие успехи: к концу столетия имелось 15 142 тыс. плодовых дере­вьев, т. е. 2 711 деревьев на 1 кв. географическую милю3.

В общем, основываясь на всем приведенном материале, мож­но предположить, что сельскохозяйственная продукция в За­падной Европе за XVI—XVIII вв. возросла не менее чем в 2,5 раза.



Рост промышленности происходил более 'быстрым темпом. Об этом можно судить по материалам о добыче меди и вы­плавке чугуна.

Добыча меди4 возросла с 5 тыс. т в 1600 г. до 12 тыс. в 1700 г., 14 тыс. в 1750 г. и 20 тыс. т в 1800 г. В среднем за 1600—1800 гг. получается 0,70% роста в год.

Выплавка чугуна в период 1500—1800 гг. выражалась в спе*-дующих цифрах ° (см. табл. на стр. 398).

За вычетом США производство чугуна возросло за 1500— 1800 гг. с 60 тыс. т до 460 тыс. т, что дает 0,68% роста в среднем в год, а <в том числе за период 1500—1700 гг. всего 0,28% в год.

0 росте душевого потребления говорит также факт внедре­
ния новых товаров. С начала XVI в. в Испании начинается по-

материалы по Орловскому уезду (ом. Павел Смирнов, Орловский уезд по писцовой книге 1594—1595 гг., Киев 1910, стр 159).

Структура земельных угодий (в %)
Угодья в конце XVI в. в конце XVIII в.

Пахотношособная земля.................... 34,4 74,8

Сенокос................................................. ......... 2,4 9,2

Лес ................................................... 63,2 16,0

~Тооо шад "~

Приведенные цифры свидетельствуют о значительном росте посевные площадей в центральной части России за XVII и XVIII вв.

1 Особенно значительный рост был в Пруссии в XVIII в. В середине
века в нескольких прусских провинциях было 661 тыс. голов рогатого скота,
а в конце века—1 048 тыс. голов? соответствующие цифры по овцам:
5 220 тыс. голов и 6 033 тыс. голов. (Исчислено по В е h г е, op. cit,
S 465—468.)

2 См. S к а 1 w е i t, op. cit., S. 35, 40.
5 См. В e h r e, op. cit., S. 242.

i Cm. Sundbarg, Apergus etc, p. 298.

5 Cm. Mulhall, Dictionary of Statistics, p 332.


Выплавка чугуна за 15001800 гг. (в тыс. т)

             
Годы британия Франция Германия США страны Итого
1500........................  
1700....................
1740 ......
1790 .... ПО
1800.....................

требление какао, к середине XVII в. получает распространение кофе, а в конце XVII в.—<чай. В XVI—XVII вв. распростра­няется культура табака. Потребление пряностей также значи­тельно возросло. Если к концу XV в. в Кельне в среднем в год продавалось не более 10 т пряностей, а венецианцы покупали в Александрии в XV в. по 210 т перцу ежегодно, то в начале XVI в. в Лиссабон стало поступать ежегодно до 7 тыс. т пря­ностей \ С XVI в. распространяется потребление сахара. Наря­ду с этим сильно развивается текстильная промышленность, растет международный товарооборот. По расчетам! Зомбарта, он увеличился с 1,2 млрд. марок в начале XVIII в. до 2 млрд. в кон­це того же столетия2, что дает 0,51% в год. Мировые запасы золота возрастали за период 1600—1800 гг. на 0,60% в год, а се­ребра на 0,68%.

В общем, можно считать, что в эпоху первоначального на­копления цифра ежегодного роста промышленного производства в Западной Европе приближалась примерно к половине процента в год.

В отношении XIX в. средний ежегодный темп роста производ­ства может быть определен точнее.

Подробные исследования темпов роста были сделаны Ваген-фюром (Wagenfiihr)3. Вагенфюр исчислил для Германии в 1860— 1913 гг. средний ежегодный темп роста для сельскохозяйствен­ной продукции — 2,5%, для промышленной продукции — 3,8%. По Англии, согласно вычислениям Вагенфюра, среднегодовой рост промышленной продукции в 1860—1913 гг. немного превы­шал 2%, по Франции — около 2,5%, по Италии — свыше 4%. В среднем для всей Западной Европы за период 1800—1900 гг. темп роста промышленной продукции можно считать равным! 3% в год. Темпы роста сельского хозяйства были значительно ниже темпов роста промышленности. Урожайность зерновых хлебов в Германии в 1800 г. равнялась 7,8 ц с га, а в 1900 г.— 16,3 ц с га,

1 См. Щ е г о л е в, Очерки по истории Западной Европы XVI—XVII вв.,
Л. 1938, стр. 38.

2 См. S о m b а г t, W., Die internationalen Wirtschaftsbeziehungen mi
Zeitalter des Fruhkapitalismus, vornehmhch im 16, 17 und 18. Jahrhundert.
«Weltwirtschaft. Archiv», 1917, B. II, S. 13.

3Wagenfuhr, Ralf, Entwicklungstendenzen der deutschen und in­ternationalen Industrieproduktion 1860 bis 1932. Vierteljahrshefte zur Konjunkturforschung. Sonderheft 31, Berlin 1933, S. 12 und 18.


это дает 0,7% роста в год; во Франции урожаи зерновых и кар­тофеля за XIX в. возросли не более чем наполовину, т. е. по 0,4% в год. Посевные площади в Германии возросли на 43% \ во Франции на 20%. Значительно возросло животноводство. Всего, по расчетам Рибарка, сельскохозяйственная продукция Германии за XIX в. увеличилась на 212%2, что дает 1,14% ро­ста в год. В целом же сельское хозяйство Западной Европы в XIX в. развивалось слабее, чем в Германии. Если исходить из цифр, даваемых Мэлхоллом 3, то за 1820—1887 гг. среднегодо­вой темп роста продукции зерновых по Европе в целом равнялся 1,04%, вина—0,36, картофеля—1,89, мяса—0,70%. Средневзве­шенный индекс дает примерно 0,96% в год; в 1800—1820 гг. рост сельскохозяйственной продукции был меньше, чем в последую­щие десятилетия, поэтому можно считать, что прирост сельско­хозяйственной продукции за все столетие приближался к 0,9% в год.

В эпоху империализма рост производства происходил весьма неравномерно. В период 1900—1913 гг. имел место значитель­ный рост производства, в известной степени связанный с подго­товкой к первой империалистической войне. В целом к началу войны уровень промышленного производства в Европе был на 40—45% больше, чем в начале века. Затем* наступили годы ми­ровой войны и послевоенных кризисов, от которых Европа стала оправляться к середине 20-х годов; лишь в период 1924— 1929 гг. наблюдался некоторый подъем, уровень промышленной продукции в 1929 г. превысил довоенный в целом! по Западной Европе на 20%. Дальше — период экономического кризиса; уровень продукции непрерывно падал до 1933 г. В период 1933—1937 гг.— вновь полоса оживления, связанная с подго­товкой ко второй империалистической войне. Однако рекордный уровень 1929 г. превзойден (в отношении промышленности) только по отдельным странам (Германия, Венгрия, Румыния, скандинавские страны). В целом по Западной Европе уровень промышленной продукции 1929 г. до сих пор не достигнут на несколько пунктов.

По сельскохозяйственной продукции расчет роста можно пред­ставить в следующем виде: за 1900—'1913 гг. сельскохозяйст­венная продукция Западной Европы возросла примерно на 15%. За период 1913—1927 гг. никакого роста не было, к 1927 г. сельское хозяйство Западной Европы лишь достигло довоен­ного уровня; за 1927—1938 гг., по данным индекса Лиги наций, сельскохозяйственная продукция возросла на 19%4.

Суммируя все приведенные материалы, производим следующее сопоставление:

1 См. Joseph R у b а г k, Die Steigerung der Produktivitat des deutschen
Landwirtschaft im neunzehnten Jahrhundert. Berlin, Parey, 1905, S. 20.

2 Ibid., S. 55.

" Mulha 11, op. cit„ p. 12.

4 Annuaire statistique de la Societe des Nations, 1938/39, p. 177.


Сравнение роста населения с ростом продукции

Средние ежегодные темпы роста (в


Периоды


населения


сельско­хозяйствен­ной про дукции


промыш­ленной продукции



Феодализм..............................

Первоначальное накопление
Промышленный капитализм
Империализм .........................


0,09 0,22 0,Ь9 0,64


0,12 0,3 0,9 0,7


0,5 3,0 1,3


Таким образом, убыстрению в области численности населения соответствовало еще большее убыстрение в области производ­ства. В результате этого процесса уровень душевого производ­ства в настоящее время во много раз выше, нежели уровень душевого производства в эпоху феодализма,

Однако в эпоху империализма положение меняется. Темпы роста производства понижаются и начинают приближаться к тем­пам роста населения, так как накопление противоречий внутри капиталистической системы подрывает возможности развития. Сбывается то, о чем писал Маркс, заканчивая III отдел III тома «Капитала»: «Огромная по сравнению с населением производи­тельная сила, развивающаяся при капиталистическом способе производства, и возрастание капитальных стоимостей (не только их .материального субстрата), которые увеличиваются хотя и не в такой пропорции, но все же быстрее, чем население, противо­речат все более суживающейся, по сравнению с ростом! богат­ства, основе, для которой действует эта огромная производи­тельная сила, и условиям увеличения стоимости этого все нара­стающего капитала. Отсюда кризисы» 1.

Для того чтобы дать более яркое представление о связи ро­ста населения с характером! общественной формации, мы счи­таем! важным остановиться на специальном изучении наиболее ярких периодов в истории отдельных стран, выбирая периоды, переходные от одной формации к другой. При выборе этих пе­риодов мы были связаны наличием соответствующей стати­стики. Поэтому мы взяли только Англию в эпоху промышленной революции.

История населения Англии в XVIII в. представляет собой большой интерес для всякого, интересующегося вопросом связи экономических и демографических процессов. Известно, что Англия раньше всех остальных стран пошла по пути капитали­стического развития. Маркс чаще всего брал именно Англию для своих иллюстраций, рассматривая ее как классическую

1 Маркс, Капитал, т. III, 1938, стр. 240.


страну капитализма. XVIII же век в истории Англии характери­зуется знаменитой «промышленной революцией», означавшей пе­релом в экономической структуре страны. Маркс указывает, что мануфактурный период в Англии длился до последней трети XVIII в. Могильщиками его являются знаменитые технические изобретения, которые привели к замене ручного труда машиной и к замене водяного колеса паровой машиной. В конце XVIII в. Англия вступила в эпоху промышленного капитализма.

Дерби получает кокс из угля, в 1763 г. Уатт дает усовершен­ствованную паровую машину, в 1766 г. в Англии появилась пер­вая доменная печь, в 1790 г. часовой мастер Гунтсман находит способ стального литья. Наряду с успехами <в металлургии и энергетике идет усиленный 'процесс внедрения машин в текстиль­ную промышленность: часовщик Кэй изобретает челнок-самолет, Люис—'кардование шерсти, в 1762 г. Пиль создает кардную ма­шину, в 1764 г. ткач Харгревс — прядильную машину «Дженни». Три года спустя цирюльник Аркрайт изобретает ватерную ма­шину, а в 1775 г. Кромптон изобретает мюль-машину; в 1785 г. паровая машина вводится в прядильное производство. В следую­щем году сельский священник К-артрайт изобретает механиче­ский ткацкий станок1. 'Кроме этого, отметим еще изобретения И. Веджвуда в области гончарной промышленности (1763 г.), изобретение тюлевой машины, а вскоре затем и кружевной ма­шины. Этого краткого перечня достаточно, чтобы убедиться в том, что XVIII век является переломным в хозяйственной исто­рии Англии.

Изобретения привели к бурному росту промышленности. Если в 1771—-1775 гг. в Англию ввозилось 5 млн. ф. сырого хлопка, то в ,1841 г. было ввезено 528 млн.; если в 1721 г. в западном округе Йоркшира было произведено 75 тыс. кусков шерстяной ткани, то в 1817 г. уже 490 тыс.; добыча железа в 1740 г. со­ставляет 17 тыс. г, а в 1834 г.— 700 тыс. т. Характеристикой промышленной революции может служить также число патентов: если в XVII в. выдавалось в среднем 3—4 патента в год, то с первой половины XVIII в. это число возросло до 8, в 1761— 1770 гг.—до 22, в 1771—1780 гг.—до 30, в 1781 — 1790 гг.— до 57, в 1791 — 1799 гг.—до 69, а в 1801 — 1810 гг.—до 94.

Наряду с «промышленной революцией» произошли существен­ные изменения в области сельского хозяйства. Тойнби называет даже эти изменения аграрным переворотом2. Произошел про­цесс замены мелких ферм крупными, огораживание общинных земель приняло огромные размеры. Плодосменная система при­обрела широкое распространение, порода скота была значи­тельно улучшена. В области сельскохозяйственных орудий также были заметные сдвиги. Наряду с преобладающим тогда деревян­ным плугом в конце века появляются паровые плуги. В этом же

1 См. А. Сарториу с-В альтерхауен, Хронологические вехи эко­
номической истории, «Сеятель», 1926, стр. 90—91.

2 См. Тойнби, цит. соч., стр. \ 29.

26 Б. Ц Урланис 401


столетии приобрел известность знаменитый норфолькский сево^ оборот из турнепса, ячменя, клевера и пшеницы, который пред­ставлял собой крупный шаг вперед в деле развития и пропа­ганды агрономических знаний.

Каковы же были демографические процессы в эту эпоху? Тео­ретически говоря, исходя из изложенных в начале этой части предпосылок, мы вправе ожидать, что изменение способа произ­водства и рост производительных сил в Англии XVIII в. должны были привести к ускорению роста населения. Как же было н действительности? Посмотрим на цифры динамики населения Англии и Уэльса:

Население Англии и Уэльса (в млн. человек)

Численность Абсолютный
населения прирост
  за столетие
3,6 0,7
4,3 1,5
5,8 ~1 6,0 б,з К 7,6 f 9,2 J  
 
3,4
 
 

Оказывается, что динамика населения Англии полностью под­тверждает наши предположения. В XVI и XVII вв. средний темп роста населения был равен примерно 0,2—0,3% в год. В начале XVIII в. рост тоже был незначителен, и лишь в конце XVIII в. он круто пошел вверх, приближаясь к 1% в год; это — непо­средственный результат промышленной революции.

Более подробные данные о динамике населения Англии в XVIII в. приводит Гриффите \ Свой ряд Гриффите получил в результате переработки и исправления цифр, опубликованных Рикманом (о нем см. в части III; ряд Гриффитса см. на стр. 403).

Приведенные цифры как нельзя более наглядно показывают влияние промышленной революции. iB первые десятилетия века прирост населения выражался в очень скромных цифрах; в 1720—1730 гг. население даже сократилось, что Гриффите объ­ясняет высокой смертностью в результате злоупотребления ал­коголем. За весь период 1700—1740 гг. население возросло всего на 177 тыс., в то время как за следующее сорокалетие оно увеличилось та 1 468 тыс. человек, т. е. почти в 9 раз. На­конец, за последнее двадцатилетие века абсолютный прирост населения составил 1 587 тыс. человек, т. е. рост опять в 2 раза больший, чем за предыдущий период. В последнее пятилетие XVIII в. абсолютный прирост населения превысил 100 тыс чело­век в год — цифра для Англии совершенно неслыханная. Неда­ром именно в это пятилетие и именно Англии появляется со-

1 См. Griffith, op. cit, p. 18. 402


Население Англии и Уэльса (в тыС. человек)

  Абсолютная Абсолютный В среднем °о роста
  численность за десятилетие в год за десятилетие
1700.................. 5 835      
1710.................. 6 013 3,0
1720.................. 6 048 0,6
1730.................. 6 008 — 40 - 4 — 0,7
1740.................. 6 013 0,5 0,1
1750.................. 6 253 3,9
1760.................. 6 665 6.6
1770.................. 7 124 6,9
1780.................. 7 581 457 за пятилетие 64 за пятилетие
1785.................. 7 826 3,2
1790 . . 8 216 5,0
1795 ... 8 656 5,3
1801.................. 9 168 5,9

чинение, направленное против роста населения (книга Мальтуса была издана в 1798 г.). В связи с ростом населения надо указать на применение детского труда. Вскоре после изобретения машин дети наполнили английские текстильные фабрики. 10, 20, 25 де­тей на одного взрослого рабочего было обычным явлением. В Ланкашире на одного взрослого рабочего приходилось 55 де­тей, работающих на фабрике, в Дембертоне — даже 60. «Про­мышленники прибегали к работе детей вовсе не потому, что чувствовался недостаток во взрослых рабочих: напротив, оз то время, как слабый детский организм уродовался на фабричной работе, взрослые оставались дама без дела и напрасно искали работы. Применение детского труда сберегало владельцам за­водов треть расхода на заработную плату. «Доход на капи­тал, —■ восклицает в ужасе Фильдон, — покупается ценой смерти детей: наше промышленное процветание основывается на дето­убийстве». Из числа 4 тыс. детей, поступивших на английские фабрики в начале этого столетия, только 600 достигли 30-лет­него возраста» \ Лишь спустя много лет после начала примене­ния детского труда английское законодательство вступило на путь его ограничения.

Нетрудно уяснить себе причины быстрого роста населения в результате промышленной революции. Развитие промышленно­сти вызвало большую нужду в рабочей силе; с другой стороны, продолжался процесс экспроприации, обезземеления крестьян, который привел к бегству их из деревни в гарод. Таким путем 'совершался «...исторический процесс отделения производителя от средств производства» 2. Проблемы дробления участка в ра­бочей семье не существует. Это ведет к ранним бракам*, высо­кой плодовитости и т. д. Аналогичный процесс совершается и

1 Н и т т и, Народонаселение и общественный строй, стр 237—238.

2 Маркс, Капитал, т. I, стр. 573.


в том случае, если кадры пролетариев пополняются ремеслен­никами; всякие ограничения цехового строя отпадают, и это сильно способствует раннему обзаведению семьей.

* * *

Приведенные исторические иллюстрации показывают, что пе­риод домонополистического капитализма характеризуется уско­рением темпов роста населения. С другой стороны, нетрудно привести иллюстрации того, как переход капитализма в его по­следнюю фазу, в фазу монополистического капитализма, сопро­вождается замедлением! темпов роста населения. Катастрофиче­ское падение рождаемости, о котором! мы уже говорили в ча­сти V, неминуемо должно привести к полной приостановке роста

•—------------------------ __ населения, а затем к его убыли.

/^ Некоторые страны уже теперь

/ вступили на путь абсолютной

/ убыли населения. Вторая импе-

/ риалистическая война еще более

/ ускорит этот процесс. Прекраще-

у' ние роста населения Западной

ч—^___________ ,_____ Европы является одним! из я р-

Рис 45. Логистическая кривая ч а й ш и х симптомов пере­живаемого кризиса ка­питалистического строя. Производительные силы должны разорвать оковы и создать новые производственные от­ношения, которые обеспечат рост и процветание человечества, не нарушаемые никакими войнами, кризисами и т. д.

В ту пору, когда Ленин писал свою книгу об империализме, в области демографии еще не было лочти никаких указаний на деградацию. Падение рождаемости, правда, началось еще за­долго до войны, но оно компенсировалось соответствующим па­дением смертности. Последние 10—20 лет дали подтверждение ленинского прогноза: капиталистическая система обнаруживает неспособность обеспечить даже простое воспроизводство глав­нейшей производительной силы — человека.

Некоторые буржуазные демографы пытаются спасти демогра­фическое «лицо» капитализма. С этой целью разрабатываются теории, объясняющие падение темпов роста населения имма­нентным законом развития человечества. Пэрль выставил теорию циклического роста населения в зависимости от определенных культурных эпох и общественных формаций. Согласно его тео­рии население каждой страны имеет строго математический за­кон роста. Этот закон роста выражается и в виде так называе­мой логистической кривой. Сущность закона роста по этой кри­вой заключается в том, что абсолютные приросты непрерывно повышаются, в некоторой точке достигают максимума и затем начинают систематически снижаться, вплоть до нуля, когда, следовательно, наступает полная приостановка роста населения. Общий вид этой кривой следующий (см. рис. 45).


Но этим теория Пэрля не ограничивается. Пэрль полагает, что логистическая кривая охватывает лишь некоторый цикл роста населения, соответствующий определенной обществен­ной формации. С переходом к новой общественной формации динамика населения вновь начинает воспроизводить эту же кривую.

Здесь Пэрль, собственно говоря, дает математическое выра­жение теориям Листа и Дюринга, отстаивающих определенную емкость населения каждой ступени производства. Между про­чим, Пэрль на них не указывает.

Графически эту теорию можно представить в следующем виде (см. рис. 46).

Согласно этой теории затухание темпов роста современного
капитализма является естественным 'результатов хода историче­
ского развития. Капитализм никакой убыли населения не даст.
Максимум того, что может быть, это прекращение роста насе­
ления, т. е. вступление в длительный период стационарного на­
селения. Здесь Пэрль становится в противоречие со своей соб­
ственной теорией. Согласно его теории, вслед за наступлением
периода стагнации человече­
ство должно вступить в новый
период, в новый общественный
строй, который обеспечил бы
дальнейший рост населения
хотя бы по логистической кри­
вой. Но у Пэрля об этом ни­
чего не сказано. Наоборот, ОН Рис. 46. Многоцикличная логи-
определенно указывает, что стическая кривая

верхняя асимптота его кривой—■

это предел численности населения данной страны, и обосновы­вает этот предел ссылками на земельные ресурсы, максимально возможную калорийность пищевых продуктов и т. д. Таким образом, по теории Пэрля, капитализм — это «венец творения» человеческой культуры, за которым' никакого другого общест­венного строя не должно последовать, хотя вся идея его мно­гоциклического развития населения исходит из противополож­ного. Из этого видно, что Пэрль берет лишь одну сторону своей теории; от1 другой же стороны он в этом случае отказывается.

6. связь ЭКОНОМИЧЕСКИХ

И ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В УСЛОВИЯХ

КАПИТАЛИЗМА

Выше мы установили, что приход капитализма означает убы­стрение темпов роста населения и увядание его означает зату­хание этих же темпов. Теперь попытаемся наметить механизм процессов, приводящих к таким результатам.

Исходное звено — способ производства материальных благ. Накопление производственного опыта и технических знаний



привело в конечном счете к промышленной революции, к не­обычайному росту промышленности. Рост промышленности вы­звал большой спрос на рабочие руки. Так как операции промыш­ленного рабочего, поставленного у какого-нибудь станка, не требовали большой физической силы, то появилась возможность использовать пруд детей. «Поскольку машины делают мускуль­ную силу излишней, они становятся средством для того, чтобы применять рабочих без мускульной силы или с недостаточным физическим развитием, но с более гибкими членами» \

Этим капиталисты очень скоро воспользовались, и тысячи де­тей были привлечены на фабрики, работая до изнеможения за нищенскую пшату. Подобный широкий спрос на детский труд привел к тому, что содержание детей родителям несколько об­легчалось. Это, конечно, стимулировало к раннему вступлению в брак, что влекло за собой большое количество детей в семье Если ремесленник, стесненный цеховым уставом, иногда женился поздно, если крестьянин, озабоченный наличием клочка земли, довольно часто откладывал свой брак, то промышленный рабо­чий,не знает ни того, ни другого. Отсюда понятно, что рост про­мышленности, означающий в то же время рост промышленного пролетариата, сопровождался ростом рождаемости Кроме того, значительную роль играло снижение смертности Снижение смертности было непосредственным результатом резкого сокра­щения смертности от инфекционных заболеваний, главным! обра­зом, в детском возрасте. Падение смертности и рост рождаемо­сти привели к увеличению темпов роста населения И действи­тельно, XIX век в истории Европы характеризуется небывалой интенсивностью размножения населения. Бывали отдельные го­ды, когда ежегодный прирост населения превышал 1% для всей Европы в целом).

Однако постепенно положение дел начинает меняться. Капи­тализм зрелый превращается в капитализм увядающий, жизнен­ная сила строя начинает гаснуть. 'В чем причина этого нового явления? В основе этого лежит нарастание антагонизма между производительными силами и производственными отношениями. Капитализм вызвал к жизни колоссальные производительные си­лы, создал совершенную техническую базу, но дать этим про­изводительным силам гармоническое развитие, использовать эту техническую базу наиболее рационально и продуктивно, с этим он справиться не мажет.

Промышленность не только не впитывает <в себя новые кадры пролетариата, но и выбрасывает старые Массовая безработица в капиталистических странах носит уже не конъюнктурный, а структурный характер. Это отчетливо проявилось в последнее время, в период общего кризиса капиталистической системы. В США, несмотря на оживление в промышленности в связи с войной в Европе, безработица сравнительно мало уменьшилась,

1 Маркс, Капитал, т. I, стр. 299. 406


в Англии наступление войны вызвало лишь падение безработицы, но не ее исчезновение.

Войны, являющиеся прямым порождением капиталистической 'борьбы за рынки, за раздел мира, /в апоху империализма учаща­ются все более и более. Европа еще не успела забыть кровопро-литнейшую войну 1914—1918 гг., как разразилась новая война.

Войны и безработица отнимают жизненные импульсы у насе­ления, разрушают семью, понижают воспроизводительную спо­собность общества. Кроме того, большую роль играют измене­ния в структуре пролетариата. Детский труд ъ результате зако­нодательного запрещения и распространения всеобщего обучения значительно сократился Вместе с этим отпала и крупнейшая «премия» за плодовитость. Вместо детского труда большое рас­пространение приобрел женский труд. Частая безработица главы семыи, либо недостаточный его заработок стимулирует вовлече­ние остальных членов семьи, и в первую голову женщин, в про­изводство. Империалистические войны, вовлекающие женщин в производственную деятельность на смену мужчинам, ушедшим на фронт, сильно ускорили внедрение женского труда. В усло­виях капитализма вовлечение женщин в производство означает колоссальный удар по плодовитости нации. При отсутствии яслей, социального страхования, бесплатной врачебной помощи и т. д. женщина-работница поставлена в такие условия, при ко­торых она предпочитает уклониться от своих материнских функ­ций. Таким образом, если детский труд на заре капитализма со­здавал стимулы к росту плодовитости, то женский труд в эпоху заката капитализма приводит к падению плодовитости, к резкому сокращению рождаемости.

Наряду с падением рождаемости! империалистическая фаза капитализма приводит и к росту смертности. Фордизация и тей­лоризм, непомерно увеличивая интенсивность производственного процесса, приводят к преждевременному снашиванию организма рабочего. Безработица действует в этом же направлении, сокра­щая потребление и снижая общий уровень жизни.

Все это, вместе взятое, неумолимо приводит к деградации, к тому, что рождаемость опускается ниже уровня смертности.

Правительства многих стран, сознавая опасность депопуля­ции, принимают различные законодательные мероприятия, пы­таясь спасти страну от вымирания. Однако введение разного рода семейных надбавок к зарплате не дало нужного эффекта. Во Франции незадолго перед второй империалистической войной был даже образован специальный 'Комитет по увеличению насе­ления, и доклад его рассматривался в кабинете министров. Однако законодательные меры в области поощрения численности населения не могут заменить закономерный ход явлений, выте­кающий из самого характера производственных отношений. Оче­видно, что законодательными мерами в отдельных случаях можно замедлить или ускорить тот или иной демографический процесс, но в создании перелома в динамике населения решаю-


щее значение принадлежит сложившимся социально-экономиче­ским условиям.

В предыдущем изложении в большей степени имелось в виду городское население. Но на общий ход динамики населения в ка­питалистических странах влияют также и (процессы внутри кре­стьянства.

Демографические процессы среди крестьянского населения в значительной степени связаны с формами землевладения. Гос­подство частной собственности на вемлю, как правило, способ­ствует падению рождаемости. 'Крестьянство, владеющее неболь­шим участком земли на правах собственности, 'избегает дробле­ния хозяйства между своими детьми. Отсюда — стремление к не­большой семье, к регулированию деторождения, к поздним бра­кам \ И наоборот, в условиях общинного владения землей при наличии частых переделов крестьяне не склонны откладывать браки, ограничивать свою семью и стеснять деторождение. Каж­дый дополнительный работник три переделе будет снабжен до­полнительным количеством земли.

Интересно отметить, что связь землевладения с размножением видна даже и в отношении церковного землевладения. «Если, например, забота о сохранении церковного землевладения заетаг вила католическое духовенство выдвинуть требование безбрачия, то протестантизм с конфискацией церковных имущесгв делает это требование ненужным, и протестантское духовенство зани­мается продолжением своего рода самым интенсивным образом»2.

Не только владение земельной собственностью, но и всякая част­ная собственность вообще способствует падению плодовитости. Отсюда падение рождаемости в кругах городской буржуазии как мелкой, так и крупной. Недаром английский экономист Торнтои (Thornton) сказал, что если бы свет был населен исключительно собственниками, он бы скоро опустел за недостатком жителей *.

Однако удельный вес городской буржуазии во всем населе­нии невелик, и ее поведение не может оказать существенного значения на общий ход динамики населения. Гораздо важнее по­ведение крестьянства, которое во многих странах и сейчас еще определяет демографию страны в целом.

В России общинный порядок землевладения при наличии боль­ших земельных просторов играл немаловажную (роль в 'росте на­селения. В Западной же Европе общинное землевладение имело место в очень отдаленную эпоху. Говоря о германской общине, Маркс указывает следующее:

«Она еще не существовала в эпоху Юлия Цезаря и уже не







Сейчас читают про: