double arrow

Отказ от тяжкого труда


Интенсивная посадка растений

Почти нет претензий ко ржи. Сеется в августе, когда полно свободной земли. Очень хорошо справляется с сорняками. Правда, не знаю, похвала ли это… Аллелопатичность ржи не знает меры. Однажды сжал я уже цветущую рожь на мульчу и посеял в междурядьях ржаной стерни гречиху. Весна была с дождями, благоприятная, гречиха хорошо взошла, но потом «притормозила» и скукожилась, будто опаленная огнеметом. А ведь сама гречиха – та еще штучка!

Растет рожь практически всё время, когда огород свободен от многих культур. Оставляет после себя изумительную почву. «В одном, в одном я только виновата…»: весной рожь, живую, надо заделать в почву. Но слишком рано – жалко, а потом – не так, то просто. Жалко потому, что рожь очень быстро отрастает весной – до 18 мм в сутки! И хочется «за те же деньги» получить лишнюю (т.е. совсем не лишнюю!) тачку биомассы. А непросто – и из-за того, что корневая система становится прочной, и из-за того, что остатки требуют некоторого времени, чтобы стать для растений-новоселов безвредными. Кстати, упомянутому выше козлятнику темпы роста ржи кажутся смешными – весной, он прирастает в сутки на 4-5 см!




Всё сказанное о ржи можно слово в слово повторить о тритикале (житнице). Вообще-то растить злаки в огороде на зерно – не очень эффективно. Но житницу – можно! Валентина Ивановна Ляшенко в условиях ограниченной пригородной усадьбы оставляет часть житницы (буквально несколько квадратных метров) на зерно, получает урожай «сам-300» и печет в домашних условиях на диво вкусный хлеб. Но если житница сеется как технологическая культура, то весной её надо заделать (как и рожь) в почву. Т.е. немного повозиться.

А вот овес и ячмень в качестве технологических культур безупречны. Нет проблем с семенами – и достаточно дешевы, и доступны. Нет нужды в специально выделяемой площади: сеять их можно в любое время по мере высвобождения грядок, уже отслуживших «срочную службу» в текущем сезоне. Для сорняков овес и ячмень – тоже не подарок. Хороша после них почва – очень любят гнездиться в их корнях дождевые черви. И нет места мысли о какой-нибудь «подготовке» почвы весной: она уже рыхлая, уже чистая, уже прикрытая «войлоком». Растут овес и ячмень до самых морозов, потом полягут, укроют землю на зиму, а весной прямо по «войлоку» можно царапать канавки для моркови, лука (и чернушки, и севка), укропа, кориандра, сажать картофель, перец, баклажаны..

Хорошо в августе, скажем, засеять грядку, выделенную для чеснока, белой горчицей, масличной редькой, яровым рапсом, яровой сурепкой, а потом посадить чеснок так, будто их нет на грядке. Они вырастут, защитят зимой чеснок, помогут задержать побольше снега и не потребуют никаких хлопот и внимания весной.



Труд земледельца спокон веку считается тяжелым, если не каторжным. Да что там считается – он и на самом деле пока является таковым. Можно наблюдать даже некое почтение, нечто вроде пиетета перед тяготами нелегкой крестьянской службы. Кому не приходилось слышать, как во время концерта по заявкам в просьбе исполнить «якусь хорошу пісню» для мамы её дочь (или сын) рассказывает, «як мати 40 років тяжко працювала у полі». Это правда, что моему поколению среди многих тягот достался и изнурительный труд «на ланах». Тяжкая доля? – Да! Несправедливость? – Да! Неблагодарное дело? – Да! Но особая заслуга, достойная «якоїсь хорошої пісні»? – Вряд ли... Да и маме будет теплее от песни, спетой ей просто как маме, а не как каторжанке «колгоспних ланів».

Труд на земле давным давно стал, в значительной мере, трудом против земли, назло ей. Сама по себе земля в столь непомерных хлопотах не нуждалась и не нуждается. Кабы она могла говорить, то над нею неслось бы: «Уймитесь, люди! Накормлю я вас – только дайте мне чуток воли и покоя!». И если бы земледелец прислушался к зову земли, унял разорительный зуд в трудолюбивых руках, дал рассосаться мозолям на ладонях, то у него появилось бы время и желание оглядеться, увидеть, «как прекрасен этот мир», да и исправлением бедственной демографической ситуации занимался бы не один Президент.

Не от Бога, а от дьявола наше «вкалывание». Трудно сейчас проследить «по пунктам», как мы дошли до жизни такой. Моё предположение «навскидку» может показаться вздорным, но убежден, что определенную – зловещую – роль в том, чтобы на века столкнуть земледельца в бездну нескончаемой непосильной работы, сыграла реклама.



Да-да! Самая что ни на есть банальная реклама! Родившаяся, естественно, задолго до несуразных слоганов «Не гальмуй, снікерсуй!» или «Оранта оберігає, ближче не буває!». Производство, делающее на чем-нибудь деньги, всегда охотно дурачило потребителя этого чего-нибудь. Пусть не так визгливо и агрессивно, как сегодня. Но нечто подобное абсурдному «на 79% усиливает блеск волос» всегда было.

Плуг закабалил мир еще до моего рождения. И я, естественно, не был свидетелем его триумфального шествия по лику земли, застал, можно сказать, агонию этого варварского изобретения. Когда уже никого не надо «соблазнять» плугом: все (или почти все) еще помнят, что так робили в колгоспі. В крайнем случае, перед глазами – пример дедов и прадедов. В наше время нет нужды в рекламе плуга – работает инерция, привычка. И я не могу воспроизвести рекламные ухищрения, сопровождавшие инвазию плуга в наше житье-бытье.

Но, скажем, победное наступление гербицидов (к сожалению, еще не ставшее историей) разворачивалось в мои годы. Это мой сверстник Боря Радченко (тракторист), повозив пару лет, гербициды на рисовые чеки, стал малиновее самой спелой малины и умер «во цвете лет». И аморальные «рекламные ролики» гербицидов крутились (и продолжают крутиться!) у меня на глазах.

Так обидно видеть земледельца, доверчиво читающего напечатанные на упаковке очередного чудодейственного средства слова о его абсолютной безвредности. А ведь там же содержится, например, процеженная сквозь зубы рекомендация избегать попадания этого средства в водоём! Водорослям, дескать, может быть нанесен урон. Однако это предостережение пропускается «мимо ушей».

Надо же! Простейшие гибнут, а венец создания всерьез верит, что домашним животным, птицам, внукам, обладающим, в отличие от вредителей, ничтожной генетической лабильностью – ничто нипочем!

И если так можно манипулировать сегодняшним (в массе своей образованным и даже высоко образованным) земледельцем, то, что могла вытворять реклама (или то, что выступало в её роли) во времена Некрасова? Или сто лет спустя?

Впрочем, «не было бы счастья, да несчастье помогло»! Взлетели до небес цены на горючее, минеральные удобрения и ядохимикаты, резко вырос средний возраст копающихся в земле, и поневоле поворачивается земледелец лицом к посильным и доступным неизнуряющим технологиям


Глава 4. Будни «огородника - белоручки» – день за днем

Заключение

Литература

Бублик Б.А., Бублик Т.Ф. Ваш огород: непривычный подход к привычным вещам. – Харьков: Книжный клуб семейного досуга, 2006 – 240 с.,

Гридчин В.Т. Биотехнологии в земледелии. – Белгород: Крестьянское дело, 2001 – 396 с.,

Гридчин В.Т. Азы плодородия и успешного земледелия. Новые взгляды на сельскохозяйственную деятельность. – Белгород: Крестьянское дело, 2005 – 280 с.,

Бублик Б.А. Про огород для бережливого и ленивого – Краснодар: Сов. Кубань, 2001 – 272 с.,

Курдюмов Н.И. Умный огород – Краснодар: Сов. Кубань, 2000– 144 с.,

Бублик Б.А. Меланжевый огород – Краснодар: Сов. Кубань, 2002 – 128 с.,

Бублик Б.А. Дружелюбный огород – Харьков: Книжный клуб «Клуб семейного досуга», 2004 – 336 с.,

Бублик Б.А. Меланжевый огород, издание 2-ое, переработанное – Киев: Издательский Дом КОЗ, 2008 – 256 с.,

Карпук С.Ю. Год на участке (опыт органического земледелия). – Днепропетровск: Центр экологического земледелия «Возрождение», 2007 – 164 с.,


Содержание

Вступление

Глава 1. Как славно всё устроено в природе

Растения сами себе строят почву







Сейчас читают про: