double arrow

Обилие разлагающейся органики в верхнем слое почвы


Этот признак – лишь текстуально не первый. На самом-то деле он – первейший! Потому что отказаться от глубокой обработки почвы позволяет, в первую очередь, именно обилие разлагающейся органики в верхнем слое почвы. Просто так взять и отказаться от вспашки – дело не хитрое. Надо иметь для этого основания, что-то существенное ей противопоставить.

По-видимому, в значительной мере и из-за того, что Эдвард Фолкнер не поставил «жирного ударения» на обилии органики в верхнем слое почвы, над ним после выхода в свет «Plowman’s Folly» не куражился только ленивый. И лишь после того, когда Фолкнер издал вторую книгу «A second Look», где акцентировал внимание на органике в верхнем слое почвы, в лагере его критиков и критиканов стало значительно тише.

Я употребил выделенное экспрессивное слово только потому, что на самом деле в первой книге всё необходимое было сказано, однако приступ критической диареи помешал критиканам это увидеть.

Что такое органика в верхнем слое почвы? Это – листовой опад, солома, перегной, навоз, компост, неубранные остатки мульчи, культурных растений и сорняков.

Разлагаясь в аэробных условиях, органика обогащает почву гумусом. А именно количеством гумуса в почве определяется её плодородие. Гумус обеспечивает также способность почвы лепить комочки, формировать структуру. От гумуса зависит и объем влаги, накапливаемой в пленках, обволакивающих комочки почвы. Увеличение насыщенности почвы гумусом с 2 до 5%, например, позволяет увеличить объем удерживаемой в пленках влаги в 10 раз!




Кроме того, слой органики дает кров и пищу полезным почвообразующим созданиям, оберегает почву от перегрева, пересыхания, эрозии. Заделывать органику в почву необязательно, но если уж заделывать, то не глубже 5 см. Особенно вреден глубоко заделанный навоз – он способен втрое снизить потенциальный урожай.

Основным источником пополнения упомянутого слоя являются органические мульчирующие материалы и технологические культуры. О мульче все хорошие слова были сказаны в п. «Дрейф наборов признаков». А о технологических культурах поговорим подробнее.

Название технологические культуры я употребляю вместо обычного сидераты (запахиваемое зеленое удобрение). Мне кажется не совсем уместным каждое из этих трех слов: и запахиваемое, и зеленое, и удобрение.

Чем, например, «проштрафилось» удобрение? Да просто тем, что в довольно длинном списке функций технологических культур удобрительная функция занимает далеко не первое место и, стало быть, никак не может претендовать на роль заглавной. Гораздо важнее, например, то, что эти культуры, участвуя в формировании поверхностного слоя органики, позволяют отказаться от пахоты. Это – куда весомее. К тому же, отказ от пахоты получается не вместо удобрений, а сверх них.



О слове запахиваемое вообще говорить нелогично, когда речь идет об огороде, в котором отказались от пахоты.

Не совсем, кстати, и слово зеленое. Заделка технологических культур в почву (в отличие от сидератов) не прикована к ним цепью. Подчас она даже нецелесообразна. Ни к чему, например, суетиться весной вокруг белесовато-коричневого «ковра», образованного посеянными с осени овсом, ячменем, яровым рапсом. Можно прямо в этом «ковре» делать лунки для саженцев и царапать бороздки для семян. Т.е. приступить к севу-посадке уже на первых шагах по огороду! И причем здесь слово зеленое? Другое дело – пшеница, рожь, вика, озимый рапс. Они весной зеленые и их, естественно, надо заделать в почву за неделю-другую до сева-посадки.

В.Т. Гридчин называет эти культуры промежуточными – замечательное, намного более ёмкое определение, чем сидераты.И если я отдаю предпочтение эпитету технологические, то это просто дань авторскому тщеславию. Хотя – в слове промежуточные есть еле заметныйпривкус второсортности. На самом же деле эти культуры являются абсолютно равноправными участниками зеленого огородного конвейера. Даже «немножко равноправнее». Широко известен китайский афоризм «Глупый выращивает сорняки, умный – урожай, а мудрый – почву! Так вот, в почвообразовании (занятии мудрого!) технологические культуры играют бóльшую роль, чем, например, овощи, потому что всю выросшую биомассу они возвращают почве, а овощи бóльшей (и лучшей) долей биомассы украшают стол.



В первых книгах я называл технологические культуры покровными. Но это слово, подчеркивая, безусловно, важную функцию этих культур, оставляло «за скобками» важнейшую – рыхлительную.

А ведь технологические культуры не просто рыхлят почву. Они это делают с недостижимым для плуга или лопаты качеством. И притом надолго – не в пример тому же плугу. Нет слов, чтобы воздать должное почве, «вспаханной» козлятником, викой, люцерной, эспарцетом, донником, белой горчицей, масличной редькой, гречихой, рожью, пшеницей, ячменем, овсом, кориандром, майорами.

Принимая гостей осенью или весной и водя их по огороду, я не упускаю случая «козырнуть»: вырываю куст пшеницы, кориандра, овса,… поднимаю его, будто стою на броневике, – и неизменно наслаждаюсь «бурной овацией». Разумеется, приглашение в гости распространяется и на читателей этой книги. Для связи можно воспользоваться электронной почтой borysbublik@yahoo.com или телефоном. Мой телефон 8-067-579-25-48,а жены (Тамары Федоровны) 8-067-579-34-83.В силу некоторых причин, для меня предпочтительнее всего SMS-ки.

Но вернемся к технологическим культурам. У В.Т. Гридчина фаворитами среди промежуточных являются крестоцветные культуры. Ко всем достоинствам промежуточных культур крестоцветные добавляют еще и ощутимую санитарную способность. В их корнях любят селиться бактерии Pseudomonadas, делающие недоступным для патогенов абсолютно необходимое им железо. В частности, на основе этих бактерий производится биопрепарат фитоспорин – эффективное (и действительно безвредное) средство подавления фитофторы. Ранней весной водил меня Виталий Трофимович по «подшефным» огородам (своему, своих близких и друзей, которых удалось «завербовать») – всюду почва была под довольно пухлым «горчичником».

У меня в роли технологических «фавориток» перебывали многие культуры: вика, гречиха, овес, пшеница, кориандр и даже… майоры. Майоры, посеянные на бывших картофельных грядках, успели до заморозков даже зацвести, оживили огород и крепкими стеблями поспособствовали задержанию снега. Но, залюбовавшись «горчичником» у Виталия Трофимовича, я на многих грядках теперь буду сеять белую горчицу. Хотя не откажусь и от гречихи, пшеницы, тритикале, овса, чумизы, вико-ржаной смеси…

Оставит свой след в нашем огороде и визит в Альпы. Зепп Хольцер презентовал каждому участнику семинара по 200-граммовому кульку смеси семян. В этой смеси – 30 культур-симбионтов. Не все культуры мы опознали, но коноплю, например, или васильки (петрів батіг) не узнать невозможно. Есть в смеси семена алтайской дикой пшеницы эмаус, послужившей (вместе с рожью и пшеницей) основой для тритикале. Мы уже дважды успели посеять эти семена и насладиться салатом, эскариолом, редисом, репой, редькой, корнеплодами культуры, которая по-английски называется turnip (вкусом напоминает брюкву, а листьями и формой корнеплода – турнепс). Сеять эту смесь Хольцер рекомендует несколько раз за сезон. Естественно, что мы будем сеять смесь Хольцера регулярно, пока не иссякнут семена. До поздней осени и с ранней весны.

Покровная функция технологических культур тоже очень важна. Они укрывают почву заметным слоем органики, для обозначения которого Гридчин употребляет удивительно точные слова войлок и почвенный экран. И в своем огороде он хозяйничает так, чтобы, по возможности, не разрушать почвенный экран. В частности, картошку Виталий Трофимович сажает «под палку» в «войлок», а потом и не полет, и не окучивает её. И могу свидетельствовать (я специально спускался к нему в подвал!), что картошка благодарно откликается на заботу о целостности «войлока».

Надо ли говорить, что технологические культуры с блеском исполняют и удобрительную партию. Они ведь не запахиваются и разлагаются самым полезным для растений образом, в идеальном темпе, успевая «по дороге» дать и хлеб, и кров самым успешным «пахарям» – дождевым червям и вообще «поработать» мульчей.







Сейчас читают про: