double arrow

Историко-этнографическии музей и социокультурные проблемы 3 страница


На Акрополе находился и храмовый ансамбль Эрехтейон, который

(по замыслу его создателей) должен был связать воедино несколько

святилищ, располагавшихся на разных уровнях, потому что скала

здесь была очень неровная.

Северный портик Эрехтейона ведет в святилище Афины - пещеру Аглаврос, названную так в честь дочери Кекропа. Дверь из святилища открывалась в маленький дворик, где росло единственное на

всем Акрополе священное оливковое дерево Оно поднялось, когда

Афина дотронулась в этом месте до скалы своим мечом. Через восточный портик можно было попасть в святилище Посейдона, где он,

ударив по скале своим трезубцем, оставил три борозды с журчащей

водой. Здесь же находилось святилище Эрехтея, почитаемого наравне

с Посейдоном.

На южной стороне Эрехтейона находился прославленный портик

кариатид: у края стены шесть высеченных из мрамора девушек поддерживают перекрытие Некоторые ученые предполагают, что портик

служил трибуной почтенным гражданам или что здесь собирались

жрецы для религиозных церемоний Но точное предназначение портика до сих пор неясно, ведь «портик» означает преддверие, а в данном




случае портик не имел дверей и отсюда нельзя попасть внутрь храма

Фигуры портика кариатид - это по сути опоры, заменяющие

столб или колонну, они же прекрасно передают легкость и гибкость

девичьих фигур Турки, захватившие в свое время Афины и не допускавшие по своим мусульманским убеждениям изображений человека,

уничтожать эти статуи, однако, не стали Они ограничились лишь

тем, что стесали лица девушек

В начале нашего тысячелетия, когда при разделе Римской империи

Греция отошла к Византии. Эрехтейон превратили в христианский

храм. Позднее крестоносцы, завладевшие Афинами, устроили в храме

герцогский дворец При турецком завоевании Афин в 1458 году в

Эрехтейоне устроили гарем коменданта крепости. Во время освободительной войны 1821-1827 годов греки и турки поочередно осаждали

Акрополь, бомбардируя его сооружения, в том числе и Эрехтейон

Книги об Акрополе могут составить огромную библиотеку, в которой нашлись бы работы на всех языках мира. Только про храм богини

Ники написано книг больше, чем в него их могло бы вместиться.

Около тысячи названий составляет одна библиография об Эрехтейоне, не считая числа романов о временах, когда турки превратили его в гарем.

Самое большое сооружение на Акрополе Парфенон, храм богини

Афины. Он стоит не в центре площади, а несколько сбоку, так что

посетители сразу могут охватить взглядом его передний и боковой

фасады и понять красоту храма в целом

Парфенон воздвигли в 447-432 годах до н. э. из пентелийского

мрамора архитекторы Иктин и Калликрат. С четырех сторон его окружают стройные колоннады, а между их беломраморными стволами



видны просветы голубого неба. Весь пронизанный светом, храм кажется воздушным и легким. На его белых колоннах нет ярких рисунков, как это встречается в египетских храмах. Только продольные

желобки (каннелюры) покрывают их сверху донизу, отчего храм кажется выше и еще стройнее.

Своей стройностью и легкостью колонны обязаны тому, что они

чуть-чуть сужаются кверху. В средней части ствола, совсем незаметно

для глаз, они утолщаются и кажутся от этого упругими, прочнее

выдерживающими тяжесть каменных блоков. Поставленный на верхней площадке Акрополя, на высоте около 150 метров над уровнем

моря, Парфенон был виден не только из любой точки города, но и с

подплывавших к Афинам многочисленных судов.

В скульптурном оформлении Парфенона участвовали самые известные греческие мастера. Художественным вдохновителем и организатором возведения Парфенона был Фидий, один из величайших

скульпторов всех времен. Ему принадлежат общая композиция и

разработка всего скульптурного декора, часть которого он выполнил

сам.

Все скульптурное оформление Парфенона было призвано прославить богиню Афину и ее город - Афины. Тема восточного фронтона - рождение любимой дочери Зевса. На западном фронтоне мастер

изобразил сцену спора Афины с Посейдоном за господство над Аттикой. Согласно мифу, в споре победила Афина, подарившая жителям

этой страны оливковое дерево.



На фронтонах Парфенона собрались боги Греции: громовержец

Зевс, могучий властитель морей Посейдон, мудрая воительница Афина, крылатая Ника. Завершал скульптурный декор Парфенона фриз, на котором была представлена торжественная процессия во время

праздника Великих Панафиней.

Этот фриз считается одной из вершин классического искусства.

При всем композиционном единстве он поражал своим разнообразием. Из более чем 500 фигур юношей, старцев, девушек, пеших и

конных ни одна не повторяла другую, движения людей и животных

были переданы с удивительным динамизмом.

На мраморной ленте, опоясывающей все четыре фасада здания,

была изображена праздничная процессия. Здесь почти нет богов, а

люди, навек запечатленные в камне, двигались по двум длинным

сторонам здания и соединялись на восточном фасаде. Здесь и происходила торжественная церемония вручения жрецу одеяния, сотканного афинскими девушками для богини. Каждая фигура характерна

своей неповторимой красотой, а все вместе они точно отражают подлинную жизнь и обычаи древнего города.

Действительно, раз в пять лет в один из жарких дней середины лета

в Афинах происходило всенародное празднество в честь рождения

богини Афины. В нем принимали участие не только граждане Афинского государства, но и множество гостей. Празднество состояло из

торжественной процессии (помпы), принесения гекатомбы (100 голов

скота) и общей трапезы, спортивных, конных и музыкальных состязаний. Победитель получал особую, так называемую панафинейскую

амфору, наполненную маслом, и венок из листьев священной маслины, растущей на Акрополе.

Самым торжественным моментом праздника было всенародное шествие на Акрополь. Двигались всадники на конях, шли государственные мужи, воины в доспехах и молодые атлеты. В длинных белых

одеждах шли жрецы и знатные люди, глашатаи громко славили богиню, музыканты радостными звуками наполняли еще прохладный утренний воздух. По зигзагообразной панафинейской дороге, вытоптанной тысячами людей, поднимались на высокий холм Акрополя

жертвенные животные. Юноши и девушки везли за собой модель

священного панафинейского корабля с прикрепленным к его мачте

пеплосом (покрывалом). Легкий ветерок развевал яркую ткань желтофиолетового одеяния, которое несли в дар богине Афине знатные

девушки города. Целый год они ткали и вышивали его. Другие девушки высоко поднимали над головой священные сосуды для жертвоприношений.

Постепенно шествие приближалось к Парфенону. Вход в храм был

сделан не со стороны Пропилеи, а с другой, словно для того, чтобы

каждый сначала обошел, осмотрел и оценил красоту всех частей прекрасного здания. В глубине храма, окруженная с трех сторон двухъярусными колоннами, горделиво высилась знаменитая статуя девы

Афины, созданная прославленным Фидием. Ее одежда, шлем и щит

были сделаны из чистого сверкающего золота, а лицо и руки сияли

белизной слоновой кости.

Но гордой и всесильной богине не удалось уберечь ни свой храм,

ни свой образ, ни своего создателя. В истории часто происходят

печальные парадоксы: самое знаменитое произведение Фидия, навеки

обессмертившее его имя, сыграло роковую роль в судьбе скульптора.

Завистники обвинили его в хищении драгоценных материалов, отпущенных ему для работы. Судьи проверили вес золотой одежды Афины, хищений не обнаружили, и тем не менее (как сообщает Плутарх)

Фидия продолжали преследовать. На него обрушились новые обвинения - в святотатстве и неуважении к богине. Изобразив на щите

богини битву греков с амазонками, Скульптор будто бы одному из

персонажей придал свои собственные черты, а рядом запечатлел Перикла в образе Тесея с копьем. На это Фидий отвечал, что лицо героя

прикрыто поднятой рукой с мечом, так что его вообще увидеть нельзя.

Но в этом объяснении суд увидел только способ, которым скульптор

хотел замаскировать свой проступок.

Статуя Афины пережила своего создателя на тысячу лет. Десять

веков (вплоть до византийского нашествия) пролетели над Акрополем, почти не оставив никаких следов. Творение Фидия было настолько совершенным, что правители города и иноземные властители не

решались возводить на Акрополе другие сооружения, чтобы не нарушать общей гармонии. Парфенон и сегодня поражает удивительным

совершенством своих линий и пропорций. Он похож на корабль,

плывущий через тысячелетия, и каждый до бесконечности может

смотреть на его пронизанную светом и воздухом колоннаду.

О Парфеноне написано множество книжных томов, среди них есть

монографии о каждой его скульптуре и о каждом шаге постепенного

упадка. В XV веке турки сделали из него мечеть, а в XVII веке -

пороховой склад. В окончательные руины его превратила турецковенецианская война 1687 года, когда в Парфенон попал венецианский

артиллерийский снаряд и за один миг сделал то, что не смогло сделать

за 2000 лет всепожирающее время.

НА ЗЕМЛЕ СВЯЩЕННОЙ ОЛИМПИИ

Это место, название которого, а отчасти и традиции живы и поныне, было одним из самых священных мест Древней Эллады. Здесь

никогда ни один грек не поднял меч на другого грека, здесь никогда

не проливалась людская кровь. Это был остров мира, центр, объединяющий все эллинские племена, арена честного состязания лучших с

лучшими.

История Олимпии и Олимпиад такая древняя, что в сущности

даже не имеет начала. Первые «исторические» Олимпийские игры

происходили в 776 году до н. э. Но исторические хроники говорят, что

они были не первыми, а только впервые зафиксированными Олимпийскими играми.

Еще до «первого года первой Олимпиады» Олимпия уже давно

существовала, и уже стоял в городе храм Зевса. Правда, не тот, для

которого Фидий создал свою знаменитую скульптуру, а более древний, чьи следы еще до сих пор не найдены.

Сейчас на месте древней Олимпии остались руины, которые и

поныне представляют величественное зрелище. Среди них выделяются остатки стен священной рощи Зевса - Альтиса, Внутри него помещались разные памятники - статуи, колонны из бронзы и мрамора,

портретные изваяния победителей на играх...

Одним из древних сооружений Альтиса был храм Геры, колонны

которого до сих пор белеют на фоне синего неба. Это один из древ нейших храмов, сохранившихся на греческой земле: он был возведен около 2600 лет тому назад. Построенный из дерева, храм Геры покоился на каменном фундаменте и был покрыт крышей из черепицы.

Целла храма освещалась только через дверь, а в глубине целлы

были устроены два одинаковых пьедестала, на которых находились

статуи сидящих на тронах Зевса и Геры. Рядом с троном Геры находился бородатый бог в шлеме, по предположениям исследователей,

это могли быть Арес или Гермес.

В этом храме-музее было очень много обетных даров, например,

маленькая постель из слоновой кости - игрушка Гипподамии; бронзовый диск Ифита, на котором был выгравирован список олимпийских празднеств, и другие. В храме Геры находился и стол победителей,

на котором помещались приготовленные для победителей венки - не

лавровые (как принято считать), а оливковые. Стол этот был изготовлен скульптором Колотоном - одним из учеников Фидия.

Археологи откопали под фундаментом храма Геры стены еще двух,

более древних храмов. Экскурсоводы рассказывают посетителям, что

здесь в мае 1877 года была найдена скульптура великого Праксителя

«Гермес с Дионисом». Это произведение Праксителя очень быстро

получило широкое распространение уже в древности, его копировали

по всей Италии и даже в Галлии. Полная изящества поза Гермеса,

исполненное внутреннего спокойствия, благородное лицо, мужественная

красота его тела и младенческая хрупкость Диониса, тянущегося к

виноградной лозе в правой руке Гермеса, - так выглядит этот шедевр.

С востока к храму Геры прилегало полукруглое сооружение с водоемом и небольшим коринфским храмом, где некогда стояло более

20 статуй римских императоров. За ним лежат руины тридцати сокровищниц, представляющих небольшие храмы, в которых отдельные

греческие города-государства хранили свои жертвенные дары.

Перед этими небольшими храмами в древние времена стояли Мет"

роон - храм богини Метер (Матери богов) и терраса с пьедесталами

для «штрафных статуй». О самом божестве и в наше время известно

очень мало достоверного. В Элиде Метер отождествлялась с Афиной,

и по этому поводу сохранилась довольно любопытная легенда. После

вторжения Геракла элидские женщины, видя, что страна потеряла

почти все свое население, стали молить Афину сделать их матерями,

как только они увидят своих мужей. Просьба их была исполнена, и в

благодарность за это женщины посвятили богине храм, назвав его

Метроон.

А «штрафные статуи» должны были ставить государства, представители которых нарушали олимпийские правила. Так, в 322 году до

н. э. Афинам пришлось поставить шесть таких статуй, так как их

представитель Калипп хотел подкупить своего соперника в пятиборье.

Вокруг всех этих сооружений в различных направлениях были

расставлены алтари и бронзовые (или мраморные) статуи. Почти каждый из греческих богов имел в Альтисе свою колонну или жертвенник, где ему воскуривался фимиам и проливалась кровь жертвенных

животных.

На южной стороне Альтиса располагался более чем стометровый

фасад галереи «Эхо» с великолепной колоннадой, которая прекрасно

защищала и от солнца, и от непогоды. Здесь археологи нашли скульптуру Пеония - богиню Нику, нисходящую с Олимпа на землю.

Впервые человечество познакомилось с произведением скульптора,

которого знало только по имени, хотя античные источники с великой

хвалой упоминают о многих его работах. Сейчас обе скульптуры

выставлены, наряду с другими археологическими находками, в Олимпийском музее. Место, где была обнаружена «Ника», обозначено сейчас памятной доской, и как раз с него открывается вид на руины храма

Зевса - самого священного сооружения величественного олимпийского Альтиса.

Дворцы и другие здания, построенные за пределами священного

Альтиса, дополняли священную Олимпию. Знаменитый олимпийский Стадий (стадион) располагался на северо-востоке Олимпии - у

склонов холма Крона. Сегодня он раскопан и представляет собой

прямоугольник размером 215х31 метр. Сидений здесь не было, как не

было и каменных скамей. Стадионом назывались не трибуны для

зрителей, а полоса, где происходили состязания.

На Олимпийские игры, проходившие каждые четыре года, прибывали в Олимпию спортсмены и множество зрителей. Огромная масса

народа толпилась всюду: она наполняла портики, чтобы слушать знаменитых ораторов, теснилась у ворот Булевтериона (здания Совета,

где участники Игр давали священную присягу) или на ипподроме,

бежала занимать места, чтобы увидеть соревнования... Булевтерион

представлял собой квадратный двор, без всякого покрытия сверху.

Посередине его находился прямоугольный цоколь, на котором помещались алтарь и статуя Зевса, державшего по молнии в каждой руке.

У ног Зевса на бронзовом столе было выгравировано двустишие,

предупреждающее о наказаниях за клятвопреступление.

Страсть к зрелищам у собравшихся была так велика, что они не

хотели пропустить ни одного жертвоприношения, ни священной процессии, ни бега, ни борьбы. Народ как будто хотел одновременно

наслаждаться и красотой статуй, и отважностью и ловкостью соревнующихся, и прекрасной природой, которая гармонировала с красотой

памятников, и близостью к Зевсу Олимпийскому

Праздник обычно приходился на середину или конец июня, когда

ни одно облачко не загораживало от взора собравшихся прелестного

голубого неба Пелопоннеса и никакой туман не окутывал светлые

южные ночи. Но еще задолго до начала Игр из Олимпии отправлялись глашатаи по всей Греции (не исключая самых отдаленных мест)

с оповещением о времени проведения празднеств. Провозглашая время, послы провозглашали и экехерийю - священный устав Инициатором ее выступил элидский царь Ифит, и заключалась она в провозглашении всеобщего мира между всеми греческими городами во время

проведения Олимпийских игр. В Олимпиаду 480 года до н. э. лазутчики персидского царя Ксеркса донесли, что греки не готовы к обороне, потому что они заняты Олимпийскими играми. Вот, например,

еще несколько правил из данного устава:

1. Место, где помещается святилище Зевса, - неприкосновенно

для всех народов, принимающих участие в Играх

2. Всякий вооруженный чужеземный отряд должен сложить оружие, вступая на землю Олимпии.

3. Проклятие бога постигнет всякого, кто попытается завладеть

территорией, и того, кто не придет на помощь элейцам против святотатства врагов.

4. Проклятие и штраф будут служить наказанием всякому, кто

оскорбит путешественника, направляющегося на Олимпийский праздник.

Последнее правило не было «мертвой» буквой, сам Зевс как будто

следил за исполнением его. Когда в древнюю эпоху некоторые народы Пелопоннеса стали небрежно относиться к этому правилу, появилась страшная чума, которая навела на всех ужас и раскаяние. Древние

источники рассказывают и об афинянине Фриноне, который по дороге на Игры был задержан и обворован солдатами македонского царя

Филиппа Как только царь услышал об этом происшествии, он тотчас

приказал удовлетворить все требования путника и торжественно поклялся, что в момент, когда происходило это злодеяние, объявление о празднике еще не было известно его подданным. Все собравшиеся

считались гостями Зевса, и никто не хотел оскорбить олимпийского

бога.

Очень многие приходили сюда пешком, как делал это, например,

знаменитый философ Сократ. Однажды несколько ленивых афинских

граждан высказали ему свой ужас при мысли отправиться в Олимпию

пешком. Сократ так ответил одному из них: «Любезный друг! Что ты

боишься этого пути? Подумай, разве ты не ходишь в продолжение

целого дня взад и вперед по своему дому? Путешествуя, ты ведь

будешь гулять, потом обедать, потом снова гулять, поужинаешь и

наконец отдохнешь. Разве ты не знаешь, что, сложив все свои прогулки здесь дома в течение пяти или шести дней, ты легко доберешься в этот срок из Афин в Олимпию».

Олимпийский праздник длился пять дней, и каждое утро начиналось с принесения жертв Зевсу. Хищные птицы относились с уважением к жертве, помещавшейся на великом алтаре. Мухи же не признавали никакой святыни, пока не найдено было средство, как избавиться

от них. Мифы рассказывают, что однажды Геракл приносил в Олимпии жертву на великом алтаре Зевса. Множество мух напало на героя,

который тут же под роем надоедливых насекомых соорудил алтарь

нового бога - Апомия (Мухогонителя) и принес ему жертву. С тех

пор элейцы, следуя примеру Геракла, начинали свои жертвоприношения с того, что закалывали быка богу Мухогонителю, чтобы он не

допускал мух кощунственно прикасаться к священной жертве Зевса.

Долгое время на стадионе, который с трех сторон был огорожен

пологой насыпью, проводились только спортивные соревнования,

где чествовалось главным образом развитие человеческого тела, ловкости и силы. Хотя картина Игр менялась сообразно эпохам, но первый день всегда начинался с состязания в беге. Этот вид спорта

считался у греков самым древним и почетным упражнением. В состязаниях по бегу время не учитывалось: побеждал тот, кто первым

достигал финиша.

Южнее стадиона располагался ипподром, где происходили состязания на конях и колесницах. Конные ристалища были одним из любимых видов соревнований. Здесь не было современных тотализаторов

и денежных призов. Греки чувствовали настоятельную потребность в

зрелищах, находили в них для себя эстетическое удовольствие, поэтому человек и конь неизбежно возбуждали интерес у собравшегося

народа. Кроме того, тут (как и везде) примешивались патриотические

чувства: каждый желал, чтобы победил именно его город.

Хотя Греция считалась матерью поэзии и искусств, тем не менее на

какое-то время она упустила в своих программах чествование ума -

этого величайшего из всех божественных даров. Древние философы

были этим крайне недовольны, а Ксенофан прямо заявлял, что дурно

и несправедливо ставить телесную силу выше мудрости. Если гражданин получит приз в борьбе, от этого город, в котором он живет, не

будет лучше управляться Оттого, что он будет слушать овации в

Олимпии, в его родном городе закрома не наполнятся зерном

Постепенно искусства все сильнее и сильнее стали занимать умы

на Олимпийских празднествах. Здесь образованные люди излагали

гражданам научные, художественные и литературные обзоры, а ученые сообщали им о своих новейших открытиях. Так, во времена

Перикла астроном Энопид (из Хиоса) объяснил на Олимпийских

играх свой новый метод летоисчисления и пожертвовал в Альтис

бронзовый стол, на котором было изображено движение небесных

светил, рассчитанное на 59 лет.

Живописец Зевкис появлялся среди народа в пурпурной одежде, на

которой читалось его имя, искусно вытканное золотыми буквами.

Постепенно художники стали выставлять в Олимпии свои живописные картины. Лукиан, например, видел здесь знаменитую картину

Аэтиона, на которой было изображено бракосочетание Александра с

Роксаной.

Во все праздничные дни один за другим следовали и литературные

выступления. Поэты, ораторы, философы, историки читали свои произведения на ступенях портиков или храмов, откуда многочисленные

собравшиеся могли слушать и слышать их. Олимпийские игры создали славу Геродоту. Когда он прочел главы из своей «Истории», слушатели были так восхищены, что каждой из девяти его книг дали имя

одной из девяти муз. С этих пор Геродот стал знаменит более, чем

некоторые искусные спортсмены

...Сегодня священная Олимпия соединена с миром автобусом, железной дорогой и поездом Можно попасть в Олимпию и на машине - через «счастливую Аркадию», осмотрев по дороге руины «златообильных Микен» и могучие стены Тиринфа. Вокруг ее священных

руин образовался туристический центр и великолепнейший археологический парк, полный античных обломков, лежащих в зарослях папоротника. В его безлюдных чащобах покоятся тысячелетия, и кажется, что время здесь застыло навек...

БЕССМЕРТНЫЕ РУИНЫ ПЕРСЕПОЛЯ

Деяния персидского царя Дария столь многочисленны, что перечислить их все просто невозможно. Он вел войны, ходил походом в

Египет, пытался покорить скифов и даже нанести удар могущественным Афинам, укреплял границы своего обширного государства, простиравшегося от Босфора до Инда, от Каспийского до Средиземного

моря и Персидского залива Дарий издал много законов (в интересах

знати), сосредоточил в своих руках огромные ценности, покровительствовал торговле

Особое внимание Дарий уделял строительству По его повелению

сооружались дороги, в том числе та, которая вела от Эгейского моря

в Сузы, дорога из Вавилона в Бактрию (сегодняшний Афганистан) и

далее к индийской границе. Дарий основал знаменитую резиденцию

в городе, который древние греки называли Персеполисом.

Персеполь - уникальнейший памятник древнеперсидской архитектуры VI-IV веков до н э Его грандиозные и величественные

дворцы украшали рельефы на огромных гранитных плитах, разноцветные изразцы, монументальная скульптура. Неумолимое время,

стихийные бедствия, бесконечные войны подтачивали древние памятники, стирали с них краски, и вместе с ними исчезали творения

великих мастеров Персеполь погиб от пожара во время похода на

Средний Восток Александра Македонского.

В 1965 году в Иране была создана Национальная организация по

охране памятников культуры, принят ряд законов о сохранении исторических мест, взяты на учет все сокровища национального искусства,

разработаны планы восстановления архитектурных памятников, общественных зданий и частных домов, имеющих художественную ценность. И в первую очередь это относится к древнейшей иранской

столице Персеполю

Сами иранцы называют Персеполь «Тахтэ Джемшид» - «Трон

Джемшида», легендарного персидского царя. Легенду эту пересказал

в своей эпической поэме «Шах-намэ» Фирдоуси. Джемшид предстает

в ней могущественным и мудрым царем, он обладает волшебной

чашей, которая отражает весь мир, Джемшид - герой, способный

творить чудеса

Приказывал Джемшид, - покорный бес

Престол вздымал с вершины до небес

Джемшид казался в воздухе висящим, -

Царь на престоле солнцем был палящим

Народная молва приписывала Джемшиду и основание Персеполя

Однако наиденные при раскопках глиняные таблички свидетельствуют, что Дарий основал свой загородный дворец посреди долины.

вплотную примыкающей к скалистой горе Кух-и-Рахмат - «Горе

милостей». Постройки Персеполя были воздвигнуты на гигантской

платформе размером 500х350 метров, а высота ее равнялась двадцати

метрам. Внутри платформы были проложены водопровод и система

канализации.

Огромная монументальная лестница со 106 ступенями восьмиметровой ширины, каждая из которых вытесана из цельного каменного

блока, вела к сооружению, известному под названием «Ворота всех

народов». Это был большой зал квадратной формы с четырьмя резными колоннами. Через эти «Ворота» некогда проходили к Дарию с

дарами посланцы покоренных им народов

Отсюда же путь вел в Ападану - парадный дворец, построенный

во времена Дария I и его внука Ксеркса. Величественная и богато

украшенная Ападана считалась образцом зодчества той эпохи, жемчужиной древней персидской архитектуры Это был огромный квадратный зал, каждая сторона которого равнялась восьмидесяти пяти метрам. Своды Ападаны опирались на 72 каменные колонны, на которых

искусные мастера вырезали барельефы, воспроизводящие сцены придворной жизни.

Все сооружение занимало площадь свыше 1000 квадратных метров

К огромному залу примыкали лестницы, тоже украшенные рельефными изображениями. До наших дней сохранилось только 13 колонн,

которые поддерживали плоские перекрытия. Колонны эти в свое

время были широко расставлены, что создавало свободное и хорошо

освещенное пространство.

По торжественным дням восседал на троне Дарий, а мимо него

проходили все те, кто удостаивался чести лицезреть своего могущественного повелителя На века сохранилась вырубленная в стенах и по

обеим сторонам лестниц процессия. Кого в ней только нет! Маршируют вооруженные мечами воины со своими конями и колесницами;

идут сильные мира, шествуют под командой персидских и мидийских

сановников саки - в длинноверхих шапках и с длинными бородами,

ведут в подарок коней, несут золотые браслеты и драгоценные одеяния; в длинных складчатых одеждах проходят перед царем жители

грешного Вавилона, несут ткани и кольца; ведут неуклюже переступающих двугорбых верблюдов жители Бактрии...

И над всей этой массой конных и пеших - крылатое солнце,

которое держат два крылатых льва с головами людей. Мощь и величие

персидской империи были запечатлены здесь на века. Все рельефы в

Персеполе были красочными, и хотя краски от времени потускнели,

некоторые из них отчасти хорошо сохранились. Говорят, что до десяти

тысяч человек одновременно - придворных, воинов, посланников -

собиралось в Персеполе во время приемов.

К югу от Ападаны лежат руины Трипилиона - Зала совещаний, к

востоку - руины «Зала ста колонн», тронного зала царя Ксеркса

(размером 70х70 метров). Он был даже больше, чем Ападана, и над







Сейчас читают про: