double arrow

Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (1852-1912)


Автор романов «Горное гнездо», «Дикое счастье»(1884), «Три конца»(1890), «Золото»(1892), «Без названия»(1894), «Черты из жизни Пепко»(1894), «Хлеб»(1895). Повестей, рассказов «Аленушкины сказки».

Реалистичность творчества Мамина-Сибиряка глубоко проявилась в его картинах пореформенной уральско-заводской жизни. В своих автобиографических заметках писатель так говорит о замысле «Приваловских миллионов», которые сначала виделись ему как трилогия: «Приваловские миллионы» представляют только последний, заключительный роман из тех трех, которыми автор предполагал в исторической последовательности очертить преемственное развитие уральских заводчиков. В первом романе выступал основатель и родоначальник всей фамилии Тит Привалов, один из тех удивительных типов «первых уральских заводчиков», коих создал 18 век на Урале: ум, железная воля, самодурство, жестокость, дикое великодушие – одним словом, добро и зло в этих людях перемешалось самым удивительным образом. Этот первый роман должен был закончиться пугачевщиной, которая захватила уральские заводы. Во втором романе, действие которого относится к 40-м годам 19 столетия, фигурируют выродившиеся наследники; это время чудовищной роскоши, мотовства и всяческого безобразия, не сдерживаемых ничем. В этих рамках должен был выступить разгар крепостного режима, как он вылился специально на Урале. В 3-м романе, который напечатан, - «Приваловские миллион выведен последний из Приваловых, человек, который несет в своей крови тяжелое наследство и который под влиянием образования постоянно борется с унаследованными пороками.




В общем, он повторяет «раздвоенных» русских людей, у которых хорошие намерения и заветные мечты постоянно идут вразрез с практикой. Таким образом, эта приваловская эпопея должна была захватить собой полный цикл развития приваловского типа.

9 лет работал М.-С. над романом. Он был окончен 2 сентября 1883г. В нем отразились годы бурного развития русского капитализма.

В роман вошло много фактов, событий, легенд из жизни уральских заводчиков, золотопромышленников, фабрикантов.

В соответствии с особенностями быта уральских купцов-заводчиков рисуется в романе их приверженность к «старой вере» и одновременно проникновение новых веяний в быт, своеобразное смешение допетровских «свычаев и обычаев» с формами современной цивилизации.

В «Приваловских миллионах» герои погружены в жизнь, где абсолютно господствуют буржуазные отношении, проявляющиеся во всех сторонах действительности. Влияние буржуазных отношений фиксируется в ряде сюжетных положений, проявляется и в том, над чем задумываются герои.

Хотя на первом плане в «Приваловских миллионах» рисуются отношения людей господствующего круга и интеллигенции, а крестьяне, рабочие, угнетенные башкиры появляются лишь на периферии романа, весь он пронизан думой о трудящихся. Народ – предмет размышлений и забот Привалова, Лоскутова, Надежды и Константина Бахаревых. Народная сатирическая оценка «хозяев» составляет основу авторской, сливаясь с ней в художественном единстве.



М.-С. интересовали различные типы людей современного ему буржуазного мира, типы тех, кто господствует и задает тон жизни.

Писатель закономерно обратил внимание на промышленников, которые закладывали основы хозяйственного развития Урала. Вышедшие из трудовых низов, как старик Гуляев (дед Сергея Привалова), они незаурядным умом, волей, энергией пробивали себе дорогу наверх. М.-С. с симпатией относится к старому Бахареву, видя в нем не только стяжателя, а человека, увлеченного размахом деятельности, чувствующего себя ответственным за развитие начатого « дела». Но писатель прекрасно понимает, что участие в капиталистическом предпринимательстве неизбежно делает человека сопричастным преступлениям эксплуататоров. Из-за этого так неуютно чувствует себя дома Надежда Бахарева, хотя очень любит отца.

Есть у писателя некоторая идеализация патриархальности в проходящем через весь роман образе старого Бахарева.

Рядом с «фундаторами» бахаревского типа были и дельцы, которые вышли из дворян, обладали известной образованностью. В «Приваловских миллионах» таким является Ляховский. Везде подчеркивается высота его культуры, любовь к науке, способность ценить изящество и красоту. Но борьба за «место под солнцем» не проходит бесследно для нравственной стороны его личности. Он становится азартным игроком, для которого люди – шахматные фигуры в игре. «Наживать для того, чтобы наживать, - сделалось той скорлупой, которая с каждым годом все толще и толще нарастала на нем и медленно хоронила под своей оболочкой живого человека, - так образно говорит М.-С. о неизбежном отчуждении стяжателя от мира людей. Нажива – скорлупа, изолирующая человека от других.



Ляховский участвует в двух сюжетных конфликтах, и некоторая двойственность этого персонажа проявляется в его поступках. В одном случае – он хитроумный, беззастенчивый и прожженный делец, без колебаний он грабит Привалова как его опекун. В другом он сам – жертва интриги Половодова, стремящегося устранить его от участия в опекунстве, чтобы единолично сорвать побольше. Этот конфликт усиливается своеобразным вторым ударом, который переносит Ляховский: управитель Пуццило-Малянский («верный слуга») в свою очередь столь же планомерно, как это Ляховский делал с Приваловым, разоряет его.

Жертвы и палачи меняются в мире наживы, как меняются знаки плюс и минус в математической задаче.

Писатель, строя образ Ляховского, щедро вводил иронию, открытый смех. Сама ситуация: у заботливо обирающего чужие карманы украли все, - выглядит комичной, хотя положение Ляховского весьма трагично. Это как в народной присказке: «Вор у вора дубинку украл!» Такая драка в лагере хозяев всегда вызывала веселый смех в стане тех, кто трудится. Народная оценка людей и явлений выражена здесь ясно, четко и самобытно.

Образ Половодова построен в этом же «смеховом» ключе. Он нелеп и низок, когда говорит круглыми, обтекаемыми фразами, претендуя на значительность. М.-С. все время подчеркивает, что Половодов ведет игру. Он разыгрывает из себя человека английской складки и культуры. Когда же на авансцену «культурной жизни» выходят славянофилы, Половодов обставляет квартиру в стиле «рюсс». Он хочет быть всегда наверху волны. Земский деятель, он пристроился к банку, заняв должность директора. Аппетит приходит во время еды: Половодову мало денег, которые он получает, будучи опекуном. Он бросается в авантюру с азартом дельца, ставя на карту все: имя, жену, любимую девушку, лишь бы пожить широко, как живут финансовые тузы. Единственным близким лицом Половодова становится «проницательное» ничтожество – Хиония Заплатина, функции которой в романе – быть комически преувеличенным и нелепым повторением других: она ведет интриги, как другие представители «узловского» света, но смешно; она пьянеет от одного приближения к богатствам, хотя бы чужим; у нее, как и у других, видимость семьи, а не семья.

Привалов – главный герой романа М.-С., вступает в столкновение с опекунами, борясь за наследственные заводы. Он стремится получить их в свои руки, но не для того, чтобы жить богачом. Он захвачен мыслью о необходимости вернуть долг рабочим, чьим трудом создавались заводы, и башкирам, чьи земли были обманом взяты под заводы. Герой «Приваловских миллионов» идею долга народу переводит из плана этического в экономический. Заводы выстроены на земле башкир, отобранной у них обманным путем. На том, кто владеет землей сейчас, следовательно, лежит настоящий финансовый, денежный, долг этим самым подлинным владельцам земли. Фабричные корпуса, заводское оборудование созданы неоплаченным трудом крепостного народа, следовательно, на нем, заводовладельце, лежит долг. Крепостные мастеровые создавали богатство, которое в бешеных кутежах проматывали предки Привалова. Развеянные деньги по праву принадлежат тем, кто трудится, и он, Привалов, должен возвратить долг рабочим и крестьянам, обслуживающих заводы. Привалов останавливается на форме хозяйствования, напоминающей швейную артель Веры Павловны в романе Н.Г.Чернышевского «Что делать?» Он хочет вести дела завода, но прибыль делить между рабочими и башкирами, выплачивая таким образом накопленное за столетие. М.-С. показывает, насколько герой с его субъективными планами связан, опутан стихией развивающегося капитализма, зависит от него. Жизнь все время напоминает, что пребывает он в мире дельцов, готовых не только захватить приваловские наследственные миллионы, но даже «любезное отечество слопать».

Практически заводы принадлежат всесильному капиталу, в них заинтересованы такие силы, что от приваловских миллионов даже «дыма не осталось».

Любимая героиня М.-С. , Надежда Бахарева, поддерживает приваловские стремления и занимается школой для крестьянских детей, лечением деревенских больных. В приваловской деятельности Н.Б. привлекает сознание ответственности перед народом, сознание, что честной может быть только трудовая жизнь. Как и тургеневские девушки, она обладает чистотой нравственного чувства, что уже само по себе сближает ее с миром народа. Она мечтает о деятельном добре. Ее увлекает жертвенно-героическая гуманистическая проповедь Лоскутова. Она идет за ним, порывая семейные связи, отказывается от привычной обеспеченной жизни.

Антагонистом Привалова в его «деревенских» планах является Константин Бахарев. Он сторонник капиталистического развития, по его мнению, несущего рабочим сравнительно более высокий уровень жизни. Ему кажется, что бедность, невежество, болезни будут изживаться с увеличением суммы благ, которые создает индустрия. Константин Бахарев не чужд нравственных исканий: «Мы живем паразитами, и от наших богатств пахнет кровью тысяч бедняков».

Наименее ясной в романе является фигура Максима Лоскутова. Все лица, сталкивающиеся с ним, видят в Лоскутове «крупную величину», «замечательного человека», «исключительную», «в высшей степени талантливую натуру». Автор устами Ляховского напоминает бегло о том, что этот человек был когда-то замешан в старой, но довольно громкой истории, за которой последовала административная высылка (за участие в революционном движении).

Доктор Сараев числит Максима в ряду тех «светлых голов на Руси, которые пропали ни за грош». «Фаталист и немного мистик», - говорит о нем Ляховский. В конце романа его заботы об общем человеческом благе приобретают черты религиозной сектантской системы, безусловно отвергаемой писателем. Страдания Лоскутова напоминает муки сумасшедшего из «Красного цветка» В.Гаршина, напечатанного одновременно с «Приваловскими миллионами» в 1883 г. Л. сходит с ума и умирает.

М.-С. приходит к открытию собственной формы романа. В нем центральный конфликт эпохи – конфликт между трудящимися и господствующими классами проходит в отраженном виде через все повествование, через все частные сюжетные конфликты.

Второй особенностью романной формы М.-С. является народная оценка явлений, тесно сплетенная с авторскими оценками. Во всем проявляется демократизм мировоззрения писателя. Это отражается и в характере повествования, и в приемах комического, и в насыщении речи народной фразеологией, народным здравым смыслом. Отличает «Приваловские миллионы» и то, что личность героя здесь раскрывается не в романтически высоком противостоянии обстоятельствам, а как результат многообразных сил, воздействующих на нее, от физической природы и наследственных черт до самых широких процессов социального бытия народа.

По насыщенности проблемами социальными, психологическими, философскими роман М.-С. смело может соперничать с романами лучших русских авторов. Почему же роман, так захвативший читателей, не обратил внимание русской критики? Ни одной рецензии не появилось после его опубликования в журнале. Только Глеб Успенский очень высоко оценил «Приваловские миллионы». Почему же роман не смог занять место в ряду произведений, которые владели тогда умами читателей? Причины эти следует искать как в особенностях таланта самого писателя, так и в характере литературного направления, к которому он принадлежал.

Живо, рельефно схватывая явления действительности, ярко фиксируя их, писатель не останавливается на их последовательном развитии. Он переходит от одного состояния к другому, минуя промежуточные ступени, не интересующие его.

Автор поражает нас искусством видеть и понимать человека, но, не делая нас постоянными соучастниками переживаний героев (нет «диалектики души»), М.-С. во многом следует тургеневскому психологическому «очертанию характеров» (А.Г.Цейтлин)

Весьма рельефно новый тип реализма выражается и в способе изображения мысли. Роман насыщен многими и достаточно сложными проблемами. Но мысль присутствует в романе в той форме, в которой существует в обычной, рядовой действительности. Философия выступает в форме бытового умонастроения, в рамках обыденного сознания.

Особенности произведения, идущие от любви писателя к ее многообразию, к ее потоку, определили особенности романа М.С., отличающие его от романов Достоевского, Писемского, Толстого и др.







Сейчас читают про: