double arrow

Дооктябрьское творчество Маяковского: романтическая концепция личности и авангардная поэтика. Основные лирические темы


Влади́мир Влади́мирович Маяко́вский (7 июля 1893,— 14 апреля 1930, Москва) — русский советский поэт.

Раннее творчество Маяковского было экспрессивно и метафорично («Пойду рыдать, что перекрёстком распяты городовые», «А вы могли бы?»), сочетало энергию митинга и демонстрации с лиричнейшей камерностью («Скрипка издёргалась упрашивая»), ницшеанское богоборчество и тщательно замаскированное в душе религиозное чувство («Я, воспевающий машину и Англию / Может быть просто / В самом обыкновенном Евангелии / Тринадцатый апостол»).

Давид Бурлюк познакомил молодого поэта с поэзией Рембо, Бодлера, Верлена, Верхарна, но решающее воздействие оказал свободный стих Уитмена. Маяковский не признавал традиционные стихотворные размеры, он придумывал для своих стихов ритм; полиметрические композиции объединяются стилем и единой синтаксической интонацией, которая задаётся графической подачей стиха: сперва разделением стиха на несколько строк, записываемых в столбик, а с 1923 года знаменитой «лесенкой», которая стала «визитной карточкой» Маяковского. Лесенка помогала Маяковскому заставить читать его стихи с правильной интонацией, так как запятых иногда было недостаточно.

После 1917 года Маяковский стал много писать, за пять предреволюционных лет им написан один том стихов и прозы, за двенадцать послереволюционных лет — одиннадцать томов. Например, в 1928 году он написал 125 стихотворений и пьесу. Много времени он проводил в разъездах по Союзу и за рубежом. В поездках порою проводил по 2-3 выступления в день (не считая участия в диспутах, собраниях конференциях и т. д.) Однако впоследствии в работах Маяковского стали появляться тревожные и беспокойные мысли, он изобличает пороки и недостатки нового строя (от стихотворения «Прозаседавшиеся», 1922, до пьесы «Баня», 1929). Считается, что в середине 1920-х годов он начал разочаровываться в социалистическом строе, так называемые его заграничные поездки воспринимают как попытки убежать от себя, в поэме «Во весь голос» присутствует строчка «роясь в сегодняшнем окаменевшем говне» (в подкорректированном цензурой варианте — «дерьме»). Хотя стихи, проникнутые официальной бодростью, в том числе посвящённые коллективизации, продолжал создавать до последних дней. Ещё одна особенность поэта — сочетание пафосности и лиричности с ядовитейшей щедринской сатирой.

В поэме «Во весь голос» (1930) — утверждение искренности своего пути и надежда быть понятым в «коммунистическом далеке». Однако таинственным образом исчезла поэма «Плохо». Маяковский все свои записные книжки хранил. Из репертуара были изъяты его резко сатирические пьесы «Клоп» и «Баня». Из уже отпечатанного журнала по распоряжению сверху были вырваны его юбилейные портреты. Кроме того, от Лубянки поступила странная посылка с револьвером.

Маяковский оказал большое влияние на поэзию XX века.

Покончил жизнь самоубийством (застрелился) 14 апреля 1930 года. В своё время было много слухов, что это было убийство, но в 1990-х годах была проведена экспертиза на основе вещей Маяковского, хранящихся в его музее, на основании которой, эксперты пришли к выводу, что стрелял он сам.

В этот период Маяковский захвачен стремлением «делать социалистическое искусство». Когда он вышел из тюрьмы, перед ним встала дилемма — заниматься искусством или вести подпольную революционную деятельность.

В 1912 году Маяковский выступает совместно с футуристами на публичных чтениях стихов и в печати. Но, отдав известную дань футуристическим теориям, он довольно быстро выходит из узкоэстетической сферы, чутко улавливая пульс современности.

Первые стихи Маяковского «Ночь» и «Утро» были опубликованы в сборнике футуристов «Пощечина общественному вкусу» (1912); за ними последовали другие, также публиковавшиеся в футуристических сборниках: «Уличное», «Порт», «Из улицы в улицу», «Вывескам», «Театры», «Кое-что про Петербург» и др. Уже по заглавиям видно, что темой этих стихов является жизнь города. Они фиксируют отдельные стороны и моменты городской действительности, заставляют читателей почувствовать ритм и темп большого, шумного города. Вместе с тем в ранних стихах поэт стремится разрешить формально экспериментальные задачи: разрушение традиционной строфики, разработку кольцевой рифмы ассонированного типа.

Маяковскому импонировали творческий подход Хлебникова к поэтическому слову, к фонетической структуре, поиски Хлебниковым новых слов. Под влиянием Хлебникова Маяковский вводит в стихи неологизмы, прибегает к звуковой инструментовке, к свободным синтаксическим ходам.

Если для Маяковского поэзия связывалась со стремлением создавать социалистическое искусство, то футуристы провозглашали чисто эстетический бунт, находящийся, по существу, в пределах того же декаданса, против которого они выступали.

Маяковский, в отличие от футуристов, нарочито затемнявших смысл стиха, стремился к доходчивости поэтического слова до читателя. В отличие от футуристов, он выходит за пределы культа «самовитого» слова.

Борьба Маяковского с литературой декаданса была естественным, вполне органическим выражением социального протеста, так же как его поэтическое новаторство было выражением

В своем отрицании буржуазного, камерного искусства Маяковский исходит из «исследования взаимоотношений искусства и жизни». В статье «Театр, кинематограф, футуризм» он пишет: «Ненависть к искусству вчерашнего дня, к неврастении, культивированной краской, стихами, рампой, ничем не доказанной необходимостью выявления крошечных переживаний уходивших от жизни людей, заставляет меня выдвигать в доказательство неизбежности признания наших идей не лирический пафос, а точную науку, исследование взаимоотношений искусства и жизни».

Маяковский призывает художников «идти от жизни», а не от «картин». Именно демократизм Маяковского отличает его и в теории и в особенности в поэтической практике от его коллег по футуризму.

В городской жизни поэт находит средоточие зла и несправедливости, и не случайно он сравнивает «провалившиеся улицы» с носом сифилитика. На улицах большого города он видит «враждующий букет бульварных проституток». Воспринимая окружающую действительность города в подчеркнуто обличительном плане, взор поэта фиксирует «гроба домов», «злобы крыш», «городов заразу».

Обличительный пафос, присущий ранним стихам Маяковского, с особой силой прозвучал в стихотворении «Нате!». Он клеймит богачей, весь их пошлый уклад жизни, обращаясь к ним со словами сарказма:

А если сегодня мне, грубому гунну,

Кривляться перед вами не захочется

— и вот

Я захохочу и радостно плюну,

Плюну в лицо вам,

Я — бесценных слов транжир и мот.

Все симпатии поэта на стороне людей обездоленных, страдающих под тяжестью законов сытых. Поэт видит за внешней сверкающей огнями картиной города беспросветную бедность и нищету:

Легло на город громадное горе

И сотни махоньких горь.

Эти строки из трагедии «Владимир Маяковский» являются своего рода лейтмотивом этого первого драматургического опыта поэта (написана и поставлена в 1913 г.). Здесь проходит целая вереница отверженных, искалеченных, несчастных жертв капиталистического города. Таковы Человек без головы, Человек без уха, Человек без глаза и ноги, Человек с растянутым лицом. Эти люди-жертвы произносят монологи, они несут свои боли и страдания поэту,— Владимиру Маяковскому, который принимает живое участие в них, как бы утверждая идею «гуманизма страдания».

Маяковский переносит свой протест в социальную область. Именно потому, что он не замыкался в узколитературной сфере, этот протест получает органическое воплощение и в форме и в содержании поэзии. Борьба за снижение поэтического стиля у Маяковского обусловливается и диктуется задачами содержания. Маяковский использует уличный жаргон, прибегает к нарочито грубым оборотам - все это соответствует его идейно-тематической установке. «Плебейство» Маяковского пронизывает всю образную ткань его поэзии, определяет его метафорический строй.

Метафоры, сравнения Маяковского грубы, но они в то же время ясны, понятны и, как правило, лишены заумности — они вызваны необходимостью передать содержание.

Центральной темой Маяковского становится человек в капиталистическом обществе. Поэт выступает ходатаем за права «отверженных». Он на стороне обездоленных, раздавленных капиталистическим городом людей.

Обличая «устои» буржуазного общественного строя, продажность и цинизм государственного и судебного аппарата, Маяковский выступает подлинным поэтом-патриотом, мечтавшим видеть свою родину свободной от уродств и болезней — естественных спутников капитализма. Стихи Маяковского резко выделялись на страницах журнала «Сатирикон» своей остротой и были существенно отличны от его пресного и безобидного юмора.

Пафос отрицания всей системы капиталистических отношений, соединенный с гуманистической верой в человека, с большой силой прозвучал в поэмах Маяковского «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Война и мир», «Человек». Мировая поэзия этой эпохи не имеет ничего равного этим вещам Маяковского по силе страсти и остроте обличения капиталистического строя. Центральное место среди этих произведений принадлежит «Облаку в штанах» (1915).

Это — поэма, через которую лейтмотивом проходит глубоко личное чувство человека, страдающего, протестующего, ищущего настоящего человеческого счастья. В поэме слышится поступь людей, поднимающихся на борьбу за свое счастье, начинающих понимать свою силу.


Сейчас читают про: