double arrow

Дореволюционный период. Первые ростки научного отношения к организации труда и управления появились в России на рубеже XIX — XX веков, но особенно стали заметными в первые


Первые ростки научного отношения к организации труда и управления появились в России на рубеже XIX — XX веков, но особенно стали заметными в первые десятилетия XX века, когда в США и Европе приобрели широкую популярность тейлоризм, фордизм, файолизм и др. Попытки реализовать принципы НОТ предпринимались на ряде заводов накануне и в годы Первой мировой войны, но они носили скорее стихийный, нежели систематический характер. Причины, сдерживающие широкомасштабные инновации в российской промышленности, заключались в экономической отсталости страны. Как известно, рыночные отношения в нашей стране на протяжении всей ее истории были развиты очень слабо, а в период 1930—1990-х гг. полностью отсутствовали. Таким образом, необходимых предпосылок для развития теории и практики менеджмента в том его виде, который рассматривался за рубежом, в России не было.

Развитие управления в России

Однако необходимость управления деятельностью предприятий и руководства деятельностью людей существует в любых условиям — будь то рынок или командно-административная система, а следовательно, имеют место и определенные общие моменты, без которых не может обойтись никакое управление.




В начале XX века в России аграрное население преобладало над индустриальным. В 1911 г. Россия произвела готовой продукции в 10 раз меньше, чем Америка, хотя население ее почти в 2 раза превышало население США. На Западе производительность труда были гораздо выше, чем в России. А это означало, что уровень организации производства у нас был существенно ниже: в промышленности преобладали крупные фабрики, свидетельствовавшие о завышенной доле ручного неквалифицированного труда.

Отличительными чертами служили наличие огромной доли дешевой рабочей силы, низкая заработная плата, неограниченный рабочий день, пренебрежение элементарными требованиями техники безопасности, отсутствие наследственной рабочей аристократии, рабочих династий и устойчивого кадрового ядра рабо­чего класса. Рабочие, вчерашние выходцы из деревни, по культуре и организации труда оставались все еще кустарями.

К чести российских специалистов следует отметить, что первые шаги в области научного менеджмента они сделали задолго до Тейлора. Так, в 60—70-х гг. XIX в. сотрудники Московского высшего технического училища (ныне МГТУ имени Н.Э.Баумана) разработали собственную методику рационализации трудовых движений, которая получила «Медаль преуспеяния»на Всемирной торговой выставке в Вене в 1873 г. И эту методику сразу же стали активно внедрять английские промышленники.

Инженер К.Адамецкий (1866—1933), окончивший в 1893г. Петербургский технологический институт, проводил на металлургических заводах Екатеринослава эксперименты по рационализации трудовых и производственных процессов. Информация об их результатах появилась раньше, чем о достижениях Тейлора. Адамецкий одним из первых обратил внимание на важность контроля с целью выявления и определения причин отклонений. В 1903 г. Адамецкий сформулировал четыре основных закона организации труда:



1) закон «возрастающего производства», согласно которому при увеличении до определенного момента масштабов применения людских и материальных ресурсов затраты на единицу продукции уменьшаются, затем снова растут;

2) закон специализации, гласящий, что разделение сложного труда повышает его производительность;

3) закон координации производства, в соответствии с которым объединение мелких единиц (органов) в одну группу повышает эффективность труда;

4) закон гармонии труда (самый важный), утверждающий, что обычно затраты труда меньше всего тогда, когда производительность каждой из сотрудничающих единиц соответствует производительности других кооперированных единиц.

Проблемами организации труда и профессионализации отдельные российские специалисты начали заниматься в начале XX века и независимо от Тейлора. Так. Л.Крживицкий разработал учение о профессиональных типах и даже пытался построить карту размещения в обществе способностей.

В 1908г. в России начали выходить сборники переводов зарубежных изданий в области научного менеджмента «Административно-техническая библиотека». В ряде высших учебных заведений началось преподавание управленческих дисциплин. Так, в 1911—1912 гг. в Петербургском политехническом институте И.Семеновым был прочитан курс «Организация заводского хозяйства».



Если говорить о зарождении отечественного научного менеджмента, то первая научная школа профессора Н.И.Савина сформировалась еще в начале XX в. Изданный труд этого профессора «Резание металла» в западноевропейской литературе ставился на один уровень с трудами самого Ф.У.Тейлора.

Машиностроительный завод «Айваз» в Петербурге был построен по последнему слову европейской техники и организации производства. Это был один из немногих российских заводов, на котором впервые была внедрена система Ф.У.Тейлора (наряду с заводом «Вулкан», Южными железными дорогами и др.).

До Первой мировой войны в России насчитывалось восемь предприятий, работа которых была организована по системе Ф.У.Тейлора, тогда как во Франции — только одно.

Импорт в Россию иностранной техники, капиталов и специалистов сопровождался заимствованием прогрессивных идей в области НОТ и менеджмента. Первые упоминания о тейлоризме появились в 1908— 1909 гг. в узкоспециализированных журналах «Металлист» и «Записки Русского технического общества». Пик инте­ресак творчеству Ф.Тейлора падает на 1912— 1914 гг. В ряде петербургских и московских организаций, в частности, «Политехническом обществе», «Русском инженерном обществе», «Обществе технологов», «Клубе общественных деятелей Петербурга», проходят публичные диспуты о западных новинках НОТ. Переводятся основные работы Ф.Тейлора, Ф.Джилбретта, Г.Гантта и др.

В столичной и провинциальной печати наблюдает­ся настоящий бум вокруг идей тейлоризма, публикации о нем появляются в журналах«Русское богатство», «Вестник Европы», «Современник», «Юридический вестник», в газетах «Русские ведомости», «Русское слово», «Правда», «Биржевые ведомости». Только в газете «Утро России» за 1913 г. опубликовано около десятка материалов о Тейлоре и вопросах НОТ.

В 1913 г. появился первый в мире тейлористский журнал «Фабрично-заводское дело», где систематизировалась самая разнообразная информация о создателе «научного менеджмента». Мало где в мире самому Тейлору и его системе уделя­лось столь широкое внимание на всех уровнях обще­ства — начиная со студенческих аудиторий и кончая профсоюзами, научными обществами, министерскими кабинетами и залами заседания Государственной Думы. В обсуждении принимали участие известные русские ученые, публицисты, политики.

Дискуссия вокруг тейлоризма развернулась еще острее после Октябрьской революции. Она приобрела государственный размах и политическую окраску. Возможно, что широкий общественный интерес к Тейлору возник в России даже раньше и приобрел гораздо бо­лее глубокий характер, чем у него на родине (извест­ность идеи Тейлора получили здесь только после слу­шания дела о нем в Сенатской Комиссии США в 1911 г.).

До революции мнения о системе Тейлора раздели­лись на два противоположных лагеря — ее сторонни­ков и противников. После революции, а именно в 20-е годы общественное мнение по-прежнему выражали два лагеря — тейлористы и антитейлористы.

Критиков тейлоризма можно назвать приверженцами популистской ориентации. Они полагали, что в Рос­сии при низком уровне организации производства и жизни населения, произволе предпринимателей и от­сутствии законодательных гарантий внедрение систе­мы Тейлора принесет больше вреда, чем пользы. Вернее, она принесет выгоды только бизнесменам.

Рестрикционизм, по мнению русских ученых, представлял нормальный способ защиты организма от переобременения трудом, а не хитрость отдельных работников. Поэтому замена артельной работы индивидуально-сдельной лишь расширит возможности для злоупотребления здоровьем рабочих. Российские предприниматели, полагали антитейлористы, позаимствуют у Тейлора то, что выгодно им, а не рабо­чим — «форсированный труд».

Сторонники технократической ориентации («тейлористы») видели в этой системе символ научно-технического прогресса: тейлоризм победит старую систему управления и бескультурье, как в свое время паровая машина победила ремесленный традиционализм. Система Тейлора — проявление общемировых тенденций производства, и рост безработицы связан именно с ними, а не с тейлоризмом. Сторонники Тей­лора указывали, что в его системе нет ничего, что спо­собствовало бы ускоренному изнашиванию организма работника.Напротив, без НОТ такой процесс протекал бы как раз быстрее. Одновременно они предостерега­ли против механического переноса чужих идей: надо искать новые пути, учитывая исторический опыт нации и трудовую этику народа. Приверженцы тейлоризма ссылались на то, что в России задолго до Тейлора в области НОТ проводились похожие эксперименты.







Сейчас читают про: