double arrow

Правила Живого Действия 7 страница


Гильдии   Тринадцатью Гильдиями, которые, в той или иной степени, признавались правительством Харона, были: Мастеровые – Кузнецы душ, искушенные в Арканосе Вселение. Певчие – Заклинатели мертвых и владельцы Арканоса Песнопение. Предвестники – Проводники через Бурю, искушенные в Арканосе Аргос. Привидения – Мастера Пандемониума, порождавшие разногласия и хаос. Скульпторы – Воители, шпионы и творцы, изменявшие Корпора посредством Ваяния. Наблюдатели – Мастера Оков, посвятившие себя постижению Арканоса Паутина. Прорицатели – Те, кто исследовали нити Судеб и хранили тайны Фатализма. Искупители – Неустанные борцы с Тенями славившиеся своим Арканосом Наказание. Прокторы – Представлявшие собой вопиющее нарушение Диктум Мортума, Прокторы занимались Арканосом Воплощение. Кукловоды – Овладевающие телами живых, Кукловоды гордились Арканосом Кукловодство. Песочные Человечки – Создатели чудесных снов и ужасных кошмаров, владевшие тайнами Арканоса Фантазм. Полтергейсты – Телекинетическим образом связанные с Землями Плоти, Полтергейсты лучше всех остальных призраков разбирались в Арканосе Гнев. Ростовщики – Внушавшие страх своей способностью вытягивать Пафос и Корпус, Ростовщики практиковали Арканос Ростовщичество.

Спектры

В каждой войне есть свои потери, и война с Забвением не является исключением. Призраки, Тени которых захватывают над ними власть, покидают Земли Теней для того, чтобы обрести приют в Буре и Лабиринте; эти нечистые духи известны под общим названием “Спектры”. Будучи служителями Забвения, Спектры, в большинстве своем, стремятся сделать все для того, чтобы все остальные обитатели Подземного Мира присоединились к ним в их бесконечных мучениях. Они неустанно трудятся над тем, чтобы приблизить тот день, когда Пустота поглотит все, но, в преддверии этого мига, не отказывают себе в низменном удовольствии поиздеваться над тем призраком, которому не посчастливится оказаться у них на пути.

Большинству призраков известно о Спектрах очень немногое, если не считать того, что их необходимо бояться и ненавидеть. Пожранные Тенью регулярно нападают на Проходы и Цитадели, восседая на ревущих ветрах Вихрей, которые приносят с собой ужасающие разрушения. Немногие призраки стремятся узнать о них нечто большее, помимо того, как с ними легче всего сражаться и убивать.




Наиболее пугающим из всех известных о Спектрах фактов, является то, что они способны напрямую общаться с Тенью призрака, образовывая с ней некий порочный тандем. Нередко создается впечатление, будто бы Спектрам прекрасно известны все слабости и страхи призрака, и это иногда дарует Тени воистину пугающую силу, делая ее практически непобедимой.

Ходят слухи о том, что в Лабиринте у Спектров существует некое подобие общества, но у призраков, которые питали бы нездоровую страсть к социологии, и были бы готовы отправиться туда для проведения полевых исследований, почему-то всегда находились более важные дела. Как бы то ни было, известно, что некоторые Спектры продолжают сохранять свои Оковы и, в силу этого, могут проникать в Земли Теней.

К числу самых известных каст Спектров относятся следующие:

Доппельгангеры – Будучи одними из немногих Спектров, которые сохраняют свои Оковы и относительно нормальный облик, Доппельгангеры занимаются уничтожением Цитаделей изнутри.

Дряхлые – Все еще обладающие Оковами, но при этом обретающие кошмарные обличья, которые придает им Буря, Дряхлые обитают в вечном шторме и нападают на неосторожных странников. Они очень редко появляются в Землях Теней, что безмерно радует большинство призраков.



Теневики – Практически лишенные разума, но, при этом, ошеломляюще сильные, Теневики представляют собой одних из самых могущественных Спектров, которые лишь изредка покидают пределы Лабиринта. В большинстве случаев их облик можно охарактеризовать лишь как абсолютно нечеловеческий.

Малфеане – Будучи Королями-Жрецами Лабиринта, Малфеане являются настолько могущественными и злобными, что обычный призрак вряд ли сумеет себе это представить. Нередко именуемые Нерожденными, Малфеане, предположительно, появились из Пустоты в самом начале времен, и с тех самых пор спали, строили козни и сражались друг с другом.

Более подробная информация о Спектрах представлена на странице 428


Historia Popularis Stygiae

(Общеизвестная История Стигии)

Музы, чей высокий Гений направлял мои мысли и видения в былом и мимолетном мире плоти, простерли свои благостные руки над траурным Саваном, отделяющим это подобие мира от всех иных миров, открыв мне новый путь к истине и позволив моему ничтожному перу изобразить деяния тех призраков, средь которых были как могучие, так и ничтожные, кои стали причиной нынешнего состояния этой империи.

Пролог

При жизни я был свидетелем величественных и пугающих картин. Я видел то, что казалось мне истинным загробным миром, Адом и Раем, и Раздорожьем, которое также часто именуют Чистилищем. Бесчисленные легионы душ представали перед моими глазами, а преступления, свершенные ими при жизни, были открыты и очевидны перед судом Всевышнего: короли и простолюдины, святые мужи и девы, влюбленные и глупцы – их бессмертные души клеймились каленым железом, подвергались свежеванию и четвертованию, их топили в озерах огня и реках кипящей смолы, сбрасывали в ледяные расселины, глубина которых достигала многих миль, их внутренности вырывали из тел, а затем демоны, дьяволы и отвратительные рептилии с множеством голов пожирали их. Затем они возрождались, и все начиналось снова, и этот отвратительный круговорот должен был повторяться без конца, вновь и вновь, день за днем, год за годом, пока не прозвучит Трубный Глас.

Но то, что я видел в последних кругах Ада и в самых благостных сферах Рая, так и не смогло подготовить меня к тому, что изо дня в день предстает перед моими глазами на протяжении последних семи веков. То, о чем я писал при жизни, и кошмары, которые я пережил, не смогли закалить мою душу и заставить ее смириться с пребыванием в этом мире, этом сером царстве теней, царстве жизни и нежизни, подготовить к вечному и мучительному танцу, на который обречены все мы.

Я пишу эту историю для вас, мои несчастные товарищи. В поисках истины я странствовал по безумным просторам этой империи, заглядывая в темнейшие уголки ее сердца, и скрупулезно записывая то, что мне удалось увидеть. Когда другие закрывали глаза и отказывались смотреть на то, что представало перед ними, я продолжал взирать на святилища силы и склепы Забвения. Когда другие затыкали уши для того, чтобы не слышать бесконечные погребальные песнопения, звучащие в этом сумрачном месте, я продолжал внимать им, впитывая эти звуки и пропуская их через себя. Посмотри на эти слова, читатель, и пойми, что написанное мною было создано без какого-либо злого умысла или обмана, и описанные мною вещи таковы, какими они действительно были и есть, а не какими я бы хотел видеть их.

I. Тьма до начала Времен

Некогда, еще до начала отсчета дней и годов, было время, когда этих сумеречных владений не существовало. В легендах повествуется о мире, где границы между владениями живых и мертвых были гораздо тоньше, чем сейчас, и королевства одних были отделены от земель других тончайшим пологом, который с легкостью могли преодолеть неупокоенные души. Что же касается живых, то они также могли пересекать эту едва заметную границу, оказываясь во владениях мертвых и собственными глазами созерцая своих прежних товарищей, которые находились по ту сторону пустоты. Некоторые герои – к примеру, Гильгамеш и Эней – неоднократно посещали мир мертвых, невзирая на все трудности, связанные со слишком частыми переходами между мирами.

Раскол

В один из дней в мире возник исполинский разлом, и королевства живых и мертвых оказались разделены вследствие так называемого Раскола. Возникшая пропасть между мирами вскоре достигла невообразимых размеров, в результате чего на границе двух миров появился великий Саван. Мир разделился на две части: владения Быстрых, которые со временем стали называть Землями Плоти, и Земли Мертвых, также известные под именем Подземного Мира.

После того, как мир раскололся надвое, в Землях Теней стало ощущаться присутствие Забвения, пугающего и яростного воплощения безграничной Пустоты. Неизвестно, откуда возникло Забвение, но о его существовании нельзя было забыть, ибо с тех самых пор эта бездонная чернота поглощает слабые и отчаявшиеся души. Кошмар Раскола породил из Забвения первых Малфеан, тела которых были покрыты чешуей, а блеск их клыков навевал смертельный ужас. Он же выпустил этих тварей на свободу, и за ними повсюду следовали ненависть и разрушение. Они зарылись в глубины Земель Теней, пожирая их основы с бездумной и неутомимой яростью и сплетая паутину коридоров, пока, в конце концов, их кошмарные туннели, которым, подобно проходам некоего ужасающего муравейника, не было числа, не породили их собственную тюрьму, именуемую Лабиринтом. Но самым страшным было то, что это ужасное переплетение переходов и пещер вело в самое сердце Забвения.

Владычица Судьбы

Именно во время Раскола из хаоса, порожденного разрывом между владениями Быстрых и Мертвых, появилась Владычица Судьбы, которая сумела постичь сплетение нитей Судеб, и предсказала приход великого проводника, странника, именуемого Хароном, которому было уготовано вновь и вновь пересекать Реку Мертвых, доставляя те души, которым удастся пересечь провал между мирами, на Далекие Берега, и защищая их от чудовищных порождений Забвения.

II. Харон

Великий Харон, которому было уготовано править этим царством скорбей, принадлежал к числу неупокоенных душ, пришедших сюда из Микен. Предвидя его появление, Владычица Судьбы приветствовала его, и даровала ему тростниковую лодку, на которой Харону предстояло бороздить воды Реки Смерти. На протяжении многих лет одинокая лодка Харона рассекала эти черные воды, и он пересек Реку Мертвых из конца в конец, заглянув в каждую из ее крошечных бухточек, и посетив каждый приток, в который смогла войти его лодка. В конце концов, он достиг дельты, где Река впадала в безбрежное Море-без-Солнца, по берегам которого скитались забытые души. В дельте Реки из темных глубин поднимался Остров Скорбей, представляющий собой исполинский скалистый утес. На него практически невозможно было взобраться, и вряд ли обычное судно смогло бы пристать к нему. Но Владычица Судьбы направила утлую лодчонку Харона, и он без труда добрался до берегов Острова. Затем, она появилась перед Хароном и заговорила с ним, и хотя в ее глазах пылала мрачная решимость, голос Владычицы был сладок, как небесные речи ангелов.

Знай! За тобой пойдет множество Мертвых, бесконечные племена которых будут скитаться по Землям Теней, лишенные руководства и путеводного света до тех пор, пока ты не протянешь им руку помощи. И среди этих скитальцев ты найдешь Неупокоенных, которые будут привязаны к Жизни так же, как и ты. Ты должен будешь познать силу Жизни, ибо она остается могучей даже в Смерти. Ты возьмешь десятину с Мертвых, ибо они сами предложат ее тебе, и она скрасит твое собственное пребывание в этом сером мире. Ты поможешь другим обрести истинный свет, чтобы они смогли покинуть это место и пересечь Море, достигнув Далеких Берегов, где им будет дарован покой.

Преисполнившись жаром, которым были наполнены слова Владычицы, Харон выступил вперед и обратился к Мертвым, скитающимся в Землях Теней. Он поведал этим несчастным душам о том, что рассказала ему Госпожа, и они признали Харона своим вождем. Он направил их вниз по Реке Мертвых к безбрежному Морю-без-Солнца, и научил Мертвых изготовлять тростниковые лодочки, подобные его собственной, и они начали срезать странные растения, которые уже много лет росли в болотах дельты Реки. Харон научил Мертвых плавать по Реке и Морю-без-Солнца, и поведал им о Далеких Берегах, и многие из Мертвых прислушались к его словам, преодолев огромные расстояния для того, чтобы наконец-то обрести покой.

Перевозчики

Неупокоенные, предсказанные Владычицей Судьбы, пришли к Харону, и он научил их, как погружать шесты в глубины Реки и бороздить темные воды, протекающие по ее извилистому руслу через всю Землю Мертвых. Некоторые Неупокоенные прислушались к словам Харона и последовали за ним, но другие отказались внимать его речам и посвятили себя странствиям, которые заводили их в далекие и неведомые ранее части Подземного Мира, где им приходилось самим противостоять искушениям Забвения. Некоторые Мертвые предпочли наблюдать за Быстрыми, став защитниками целых семей или отдельных людей, которые остались по ту сторону Савана. Что же касается тех Неупокоенных, которые пришли к Харону для того, чтобы познать его учение, то к ним он питал особую любовь, ибо именно они стали теми, кто вызвался помогать Харону, направляющему души вниз по Реке Смерти к Морю-без-Солнца.

За это время многие души пересекли Море-без-Солнца, и некоторые из них были настолько легкими, что могли парить на ласковых ветрах, которые веяли над темными водами, унося их к Далеким Берегам. Но со слов Госпожи Судьбы Харон знал, что не все души смогут достичь окончательного успокоения своими собственными силами; именно поэтому он созвал к себе тех Неупокоенных, которые присоединились к нему, и сделал их Перевозчиками, а Остров Скорбей стал местом их встреч. Здесь, на Острове, Перевозчики собирались для того, чтобы обсуждать свою миссию и обмениваться друг с другом мыслями и идеями. Они предлагали помощь друг другу в обмен на небольшие Реликвии и осколки света, взятые у недавно умерших в качестве десятины, назначенной Хароном в соответствии со словами Владычицы Судьбы. Они также собрались и принесли клятву защищать переданные под их опеку души, оберегая мир Быстрых от тех Неупокоенных, которые отвернулись от слов Харона и отправились нести разрушения в Мир Живых.

Именно после появления Перевозчиков Лабиринт впервые изверг литанию ужасающих и гротескных Спектров, яростные крики которых разорвали покой вечной ночи. С тех самых пор Перевозчики неустанно продолжали ожидать новой какофонии, указывающей на приближающееся нападение, и удвоили усилия, направляя свою паству через орды этих тварей к Морю-без-Солнца.

Вскоре после кошмарного извержения, обрушившегося на Мир Мертвых из глубин Забвения, несколько Перевозчиков сами пересекли Море-без-Солнца для того, чтобы проложить дорогу тем, кому предстояло преодолеть огромные просторы, разделяющие Остров Скорбей и земли безмятежности. Этих Перевозчиков стали называть Сияющими, ибо их деяния осветили путь для других душ, которые отчаянно стремились достичь этих далеких земель. Харон был опечален уходом Сияющих, но он знал, что их деяния помогут облегчить путь к вечному покою тем, кто со временем последует за ними.

Первый Исход и прибытие Нудри

Владычица Судьбы во второй раз предстала перед Хароном после того, как Сияющие покинули его, чтобы найти пути, ведущие к Далеким Берегам, и повелела ему спуститься в Лабиринт, бросив вызов скрывающейся внизу Бесконечной Тьме, Тени Забвения, безжалостной и злобной твари, которая постоянно стремилась утолить свой голод живыми душами. Харон внял словам Владычицы и отправился к Венозной лестнице, мраморные ступени которой, пронизанные кровавыми прожилками, пульсировали от гнева Забвения. Сжимая в руках лишь свою косу и лампу, Харон вступил на этот кошмарный путь, ведущий в Лабиринт. Никто не знает, как долго Харон преодолевал хитросплетения лежащих на невообразимой глубине проходов и туннелей, где единственным источником света была его маленькая лампа. Перевозчики, связанные своей собственной клятвой, неустанно патрулировали Реку Мертвых, направляя души к Морю-без-Солнца, и строили догадки о судьбе своего учителя. Звуки великой битвы доносились из провала, в который уходила Венозная лестница, но ни одному из Перевозчиков не хватило отваги для того, чтобы спуститься туда.

В конце концов, Харон появился из этого горестного разлома, и глаза его горели так же ярко, как и лампа, которую он продолжал сжимать в руках, а вместе с ним шел древний призрак-кузнец, именуемый Нудри, который долгое время был пленником Забвения. Нудри был необычайно искусен в кузнечном деле, применяя в качестве материала души Неупокоенных, и Харон даровал ему право и разрешение преображать их в Землях Теней.

Лабиринт   "Спуск в Аверн легок", – сказал когда-то Вергилий. Спуск в Лабиринт еще более легок и гораздо более устрашающ, ибо он ожидает призрака в каждое из мгновений лжи и упадка, сопровождая его в минуты отчаяния и разочарования. Дороги, ведущие в мрачные глубины Лабиринта, встречаются повсюду, открываясь иногда в самых отдаленных уголках Стигии, а иногда – при свете дня на многолюдных трактах. Спуск в Лабиринт происходит тогда, когда наша темная сторона появляется на свет, обрекая Душу на ужасающие Страдания, представляющие собой проклятые интеллектуальные игры наших Теней. Лабиринт наполнен Спектрами, каждый из которых желает вонзить свои зубы в души тех несчастных, которые пытаются найти дорогу в его подземных венах, загоняя этих бедолаг все дальше и дальше в его хитросплетения.

Возвращение Сияющих

После того, как Харон вернулся из Лабиринта, он преодолел Реку Мертвых из конца в конец на своей камышовой лодке и, в конце концов, прибыл на Остров Скорбей, призвав туда Перевозчиков звуками великого рога. Когда его стражи прибыли туда, Харон поведал им о том, что произошло внизу, о том, как он сражался с Бесконечной Тьмой, и о том, что его глазам открылся рост Забвения. Харон поведал своим Перевозчикам об исполинской Яме, где души тех, кто остался незамеченным и незащищенным, как, впрочем, и многих из числа тех Неупокоенных, которые отказались стать Перевозчиками или предпринять путешествие к Далеким Берегам, медленно поглощались лежащей внизу Пустотой.

Немало горьких слов услышали Перевозчики от Харона, ибо он сказал, что они были недостаточно усердны в выполнении своих обязательств перед душами Земель Теней, и они пообещали внять его словам и удвоить свои усилия по защите несчастных призраков. Многие доблестные Перевозчики были отправлены в различные уголки Подземного Мира для того, чтобы найти какую-то защиту от грядущей угрозы. И после того, как эти Перевозчики ушли, на Острове появились те, кто некогда отправился на поиски Далеких Берегов, и были это Сияющие. Они пришли к Харону и рассказали ему о великих Залах Мертвых, где павшие воины и доблестные мужчины и женщины, принадлежащие ко всем народам и кастам, пируют вместе за одним столом. Они поведали Харону о том, что Далекие Берега были реальным местом, которое населяли призраки, обретшие внутренний мир, к которому они так долго стремились.

Клятва Перевозчиков   Основанная на полномочиях, дарованных Харону Владычицей Судьбы, Великая Клятва Перевозчиков была принесена первой группой Неупокоенных, которые услышали слова Харона. Она звучала следующим образом: Я клянусь быть орудием безопасного и надежного прохода для каждой души, которая нуждается в помощи для достижения Далеких Берегов. Я клянусь нести слово нашего великого лидера Харона, которому Владычицей Судьбы была дарована власть над этими землями. Я клянусь оставаться бастионом защиты Савана, который отделяет этот мир от владений живых, и обеспечивать безопасность обитателей Земель Быстрых, оберегая их от тех заблудших душ Земель Мертвых, которые стремятся разорвать ткань Савана и нарушить порядок перехода душ из одного мира в другой ради своих собственных корыстных целей. Я также клянусь закалять свою душу в борьбе с вездесущей угрозой Забвения и его служителями, препятствовать действиям тех, кто пытается помешать движению душ к их вечному покою, и в случае необходимости пожертвовать своей душой во имя защиты этого королевства от сил тьмы и разрушения, которые стремятся пожрать слабых и невинных. Я клянусь посвятить все, что представляет для меня значение и ценность, нашему лидеру, Харону, и защитнице этого мира, Владычице Судьбы. Во имя Шеста Харона и слов Леди, да не покинет меня сила и мудрость. Фраза в последнем предложении, "Во имя Шеста Харона", используется всеми Перевозчиками в качестве приветствия и прощания, причем как в устной, так и в письменной речи, и именно благодаря этому она вошла в лексикон Стигии в качестве самой священной клятвы, которую призрак может дать другой душе. Кроме того, она используется во всех официальных имперских документах с целью гарантии их аутентичности. Говорят, что нарушение этой клятвы непременно навлечет на призрака праведный гнев Перевозчиков. -Из книги "Пасмурное нечто и Великий Верховный Как-Это-Его-Там: История стигийских диалектов и сленга" Эверетта Эдварда Фотерингея, умершего в 1964 году

III. Основание Империи

Вооруженный знанием, полученным благодаря Сияющим, Харон вновь взошел в свою камышовую лодку и в одиночку пересек Море-без-Солнца, прокладывая путь по картам, составленным теми Перевозчиками, которые бороздили его воды до него. После долгих странствий, он, в конце концов, достиг Далеких Берегов. Харон провел там много лет, и все это время его верные Перевозчики продолжали неустанно противостоять ненавистному Забвению.

Когда в Землях Плоти была основана великая Римская республика, Харон вернулся с Далеких Берегов, неся с собой семь великих символов власти, дарованных ему теми Сияющими, которые остались по ту сторону Моря-без-Солнца, и приняли под свою опеку лежащие там многочисленные королевства. В соответствии с этими символами, Харон наделялся властью над мертвыми и становился единственным авторитетом, способным судить и выносить приговор всем тем душам, которые уже пришли или должны были прийти в Земли Теней. Эти семь символов Харон поместил на исполинской железной плите в Землях Теней. В соответствии с властью, которую они даровали ему, Харон заложил краеугольный камень Нового Города, Вечного Чертога и грядущего центра цивилизации в этом Подземном Мире Мертвых.

Основание Города

Из краеугольного камня и семи символов власти Сияющих, Харон начал создание своего Города. Из Содома и Гоморры, Египта, Иерихона, Вавилона, Трои, Афин и Спарты, из всех этих павших и опустошенных цитаделей, Харон брал самые могучие камни, и на Острове Скорбей все выше и выше поднималась воистину удивительная твердыня. Харон возводил свой Город по образу и подобию великих Афин и Рима: длинные, широкие дороги, большие площади, высокие колоннады и монументы павшим Перевозчикам, жертвы которых помогли Мертвым добраться до этого нового бастиона мира. В центре Города возвышался исполинский маяк, воздвигнутый в самой высокой точке Острова, куда Харон поместил ту лампу, которую он использовал в Лабиринте во время своего Первого Спуска. Эта лампа должна была сиять в вечной ночи, освещая Город (который с тех пор стали именовать Стигией), повествуя о великих деяниях Харона и возвещая всем душам о том, что здесь их ожидает безопасное пристанище.

Стигия   Построенная на семи высочайших холмах Острова Скорбей, Стигия представляет собой город, который подвергался множеству изменений на протяжении минувших столетий, и теперь изначальная цитадель, возведенная Хароном, лишь изредка проступает из-под нынешнего нагромождения несоответствующих друг другу зданий. Если утверждение о том, что город является не просто набором зданий и людей, но живым, дышащим существом, верно, то Стигию воистину можно назвать как худшим, так и лучшим из подобных существ. Цивилизации и империи переживали периоды расцвета и упадка, и последствия этих переломных событий в истории Быстрых всегда ощущались в Землях Теней, так как сама Стигия изменялась вместе с ними, и, во многих случаях, эти изменения оказывались крайне неожиданными и значительными. Улицы становились то шире, то уже, по мере того, как воды разливающейся Реки выходили из берегов, а затем вновь отступали в свое привычное русло. Монументы и здания с ходом лет также становились то больше, то меньше. Строения времен Республики сложно назвать чрезвычайной редкостью в Стигии, хотя, зачастую, они представляют собой удивительное смешение архитектурных стилей: здесь ввысь взметнулись классические колонны, за ними виднеются легкие контрфорсы, чуть дальше опытный глаз без труда узнает палладианские окна, за которыми вздымаются филигранной работы шпили, напоминающие о стиле рококо, соседствующие со строгостью и сдержанностью Баухауса, и все это порождает настоящую какофонию зданий и архитектурных стилей, сочетание которых было бы абсолютно невозможным в любом другом месте. Последствия различных Вихрей и массовых беспорядков также отразились на местной архитектуре: многие из средоточий государственной власти были уничтожены в результате сражений или нападений обезумевших Спектров. Восстановительные и ремонтные работы в Стигии являются крайне деликатным делом; в конце концов, многие из старых зданий представляют собой Реликвии, построенные из камня, который невозможно добыть в этом мире. В результате этого все работы, связанные с ремонтом и перестройкой, производятся с помощью строительных блоков, изготовленных из душ. Назвать конечный результат "зловещим" будет не совсем верно – слово "пугающий" кажется гораздо ближе к истине. -Из книги "Муниципальные метаморфозы: История урбанистической реставрации в Стигии", Квентина Эндрю Макалая, умершего в 1905

Республика

Харон создал первое правительство Стигии по образу и подобию Римской республики. Великая Республика Стигии обладала Сенатом, состоящим из семи мест, каждое из которых принадлежало одному из доверенных помощников Харона. Каждый Сенатор был наделен властью над определенной частью мира Мертвых, тогда как сам Харон выступал в роли Консула. Первым же своим решением, Сенат даровал землю возле гавани, которая выходила в Море-без-Солнца, Сияющим, чтобы они могли возводить там свои храмы, использующиеся в качестве временных пристанищ для Мертвых, которые готовились отправиться к Далеким Берегам.

Сенат также принимал посланников из других Темных Королевств, далеких владений, которые, подобно Стигии, объединяли Мертвых Востока и Африки. Харон и Сенаторы часто встречались с Королевой Слоновой Кости, правившей Темным Королевством Слоновой Кости, расположенным в землях Африки, и дивились посланникам Нефритового Императора, владыки Темного Королевства Нефрита, которые преодолевали беспокойное Море-без-Солнца на чудесной, изящной барке, построенной из прозрачного зеленого нефрита.

Pax Romana и Золотой Век Стигии

По мере того, как великая империя Рима процветала под властью цезарей в Землях Быстрых, Стигия превращалась в здоровую, молодую республику под чутким руководством Харона. Мне кажется, что эти первые несколько столетий правления Харона по праву можно назвать золотым веком Стигии, временем, когда этот крошечный форпост в устье Реки Смерти, одинокая цитадель, противостоящая Забвению, стала воистину справедливым сообществом Мертвых, благодаря стараниям своего великого правителя.

В соответствии с велением Владычицы Судьбы, Харон брал десятину со всех мертвых, которые приходили в Земли Теней, требуя плату в две монеты за спуск по Реке Мертвых. Для того чтобы гарантировать уплату десятины, те, кто приходили в Подземный Мир без необходимой платы, должны были заплатить своими глазами или руками. Сначала подобные случаи были частым явлением, и призракам приходилось вносить десятину своей плотью, но известия об этом достаточно быстро пересекли Саван и распространились в Мире Быстрых, после чего очень немногие из умерших оказывались в земле без двух монет, лежащих у них на веках.

В один из дней, Харон собрал всю полученную им десятину и отдал ее кузнецу Нудри, повелев ему выковать первое оружие и доспехи в Стигии. Нудри выполнил его повеление и создал следующие предметы из этой десятинной руды: Сиклос, клинок Харона и символ власти; Люмен, лампу Харона, которая заменила ту, которая теперь стояла на вершине исполинского маяка в центре Стигии; и, в соответствии с особым приказом Харона, Маски Сенаторов. После этого, Нудри взял по кусочку от каждой выкованной им Маски и сплавил их воедино, изготовив особую Маску для Харона, которая должна была продемонстрировать Сенаторам и всем призракам, что Харон был частью их, а они – частью Харона в великой борьбе с зовом Тьмы, раздающимся из глубин Подземного Мира.

С помощью Нудри Харон построил обширную сеть дорог, которые пролегли по всем Землям Теней, рассеяв гнетущую темноту изначальной Бури и направив призраков к Морю-без-Солнца. Он сделал это потому, что знал об усилении Забвения, которое проникало и проползало в Земли Теней в обличье беспощадных Спектров, и ему было известно, что если обитателям Земель Теней уготовано обрести спасение, то ему придется найти способ защитить их. И по мере того, как величие Рима распространялось в Землях Плоти, Харон направлял Нудри вслед за смертными легионами, прокладывая дороги, связывавшие различные части Стигии с Морем-без-Солнца. Дороги Харона вели в Британию и Галлию, Рим, Фракию, Иерусалим и Дамаск, Египет, Армению и Иберию. Неуступчивые римские воители, которые погибали в сражениях за свою Империю, становились солдатами в армии Стигии. Они сопровождали Перевозчиков вдоль этих новосозданных дорог, никогда не теряя бдительности перед лицом угрозы со стороны Спектров.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: