double arrow

Мелкий бес»


Лирика Ф. Сологуба.

В соответствии с символистской концепцией двоемирия в лирике С создаётся двоемирная картина бытия, вертикаль, состоящая из двух сфер: земной социально-бытовой мир, и мир иллюзорный. Он создаёт ряд индивидуальных мифов о двух мирах. В итоге оформляется, как единый текст-миф.

Первый индивидуальный миф связан с горизонтальным земным пребыванием человека. Устойчивые эпитеты: мрачный, холодный, скудный, бедный, усталый, злой, характеризующие земной мир. Здесь человек испытывает непонимание, одиночество, злобу окружающих. Лг – одинокий странник, бредущий по дебрям бытия и преследуемый демоническими инфернальными силами. Эти силы с одной стороны обозначены в сюжетах фольклора. Мотивы дороги, тумана, распутья, засухи, устойчивая метафора круга, роковой предопределённости судьбы. Здесь человек ощущает свою онтологическую неустойчивость. Человек на перепутье утраты звериной силы, осталась только покорность – собачье начало, рабский комплекс. Чувство невыносимости бытия. Герой С постигает причины своего тяжкого земного существования. Образы-перевёртыши – солнце – злой дракон, иссушает. У него комбинаторная картина мира. Космический миропорядок, управляемый солнцем, обнаруживает свою смертельную сущность. Последняя инстанция, закрепляющая за земным миром страшного образа, властвует над миром – недотыкомка (народная демонология). Недовоплощённость, недоматериализованость, он существует и несуществует одновременно. Эмблематично стихотворение С «Недотыкомка». Сюжет стихотворения – проникновение лг в сущность земного бытия, находящегося под властью недовоплощенного зла. Лг понимает суть, недотыкомка серая и безликая. Лг пытается вырваться из демонического круга, просит таинственного друга. Ужас недотыкомки в том, что она не оставляет и в смерти. Её можно уничтожить в месте с собой (сравнить аттестацию «Недотыкомки» с фрагментом романа «Мелкий Бес», 12 глава).




В сознании лг оформляется в противовес земному страшному миру образ идеального. В 1908 году выходит сборник С «Пламенный круг». Он содержит множество разделов, там появляется мини-цикл «Звезда Маир». Это только благозвучный звукоряд. В этом мини-цикле оформляется такой же стройный космос. Этот мир имеет небесный свод и земные очертания. Там появляется земля Ойле и река Лигой. Этот сгенерированный сознанием одинокого поэта идеальный мир может стать противовесом миру недотыкомки.

Способы избавления лг из мира недотыкомки и перемещения в идеальный мир:

1. мечта

2. сон («Мне страшный сон приснился…», процесс реинкарнации, сон – освобождение, в пределе мечта и сон могут обернуться смертью, желанной, невестой, возлюбленной, мечта, сон и смерть объединяются творчеством, они досягаемы на путях творчества; творчество – высшая форма духовной деятельности, творец-демиург, творчество освобождает демиурга из социально-бытового измерения времени).



Недотыкомка – дьявольская сила, измельчавший его вариант, сознание лг неспособно освободится от нравственного релятивизма. Сознание героя несчастно, т.к вынуждено общаться с дьяволом, эстетизировать («Чертовы качели»). Метафора вечного балансирования человека между богом и дьяволом. Освободится можно только путем самоуничтожения. Сознание лг С, это несчастное раздробленное сознание, утратившие почву под ногами, несчастно гносеологически, не способно уловить в мире устойчивые закономерности.

С начинал как романист романом «Тяжёлые сны». На протяжении 10-ти лет он писал роман «Мелкий бес». Трилогия «Творимая легенда». Романы С наряду с романами Мережковского («Христос и Антихрист» - трилогия), Брюсова («Огненный ангел»), Андрея Белого («Петербург») составляют корпус символистских романов. Феномен символистского романа связан с уникальной концепцией мира, представлением о человеке, различными поэтическими аспектами.



Связь с традицией русской классики (и не только).

Как выразился В. Ерофеев («В лабиринте проклятых вопросов. На гране разрыва»), феномен символистского романа начинается на гране разрыва с традицией русского романа 19 века, они остаются недоразорванными. Они обнаруживаются на уровне проблематики, социально-исторического хронотопа. Роман мБ о жизни русской провинции на рубеже веков. Там наличествуют все приметы государственной и частной жизни. второй аспект связи с классикой – прямые отсылки к конкретным именам и текстам (аллюзии, реминисценции). С демонстрирует в романе прямые связи с «Бесами» Пушкина и Достоевского, прочему их творчеству. Отсылки к гоголевской демонологии, толстовский синтаксис и интонации, задана тема неправедности. Чеховские тексты. П – учитель словесности. Кроме русской классики ещё отсылки к фольклору, мировой мифологии: античная, дионисийские ритуалы, Диана.

Социально-исторический сюжет романа и система персонажей.

Разрушение классической триады: истина, добро, красота. Мир романа как безобразие, хаос, зло и безумие. Образ недотыкомки.

Эстетический противовес миру Передоновщины (Людмила Рутилова, Саша Пыльников).

Картина мира в символистском романе являет собой реализацию таких свойств, как безобразие, тотальное царство зла и безумия. Связь символистского романа с классикой видна в поиске идеала, оппозиции и противовеса, который мог бы скорректировать мир Передоновщины. Такой идеал заявлен в сюжетной линии и коллизиях двух героев (Людмила (языческая античная иелесность) (Платоновна – платоновское учение о душе, слитой с идеалом) Рутилова, Саша Пыльников), их любовь воплощает дионисийские ритуалы. Они – эстетический идеал. Они несут чувственность в восприятии мира. Этот идеал не одолевает Передоновщину, не становится противовесом: мир Передоновщины их преследует; телесность и дионоисийство в контексте христианской церкви язычество оказывается сомнительным и уязвимым. Любовь Л и С несёт опасную составляющую. Эстетический идеал оказывается нереализуемым, пространство города замкнуто на самом себе, нет перспективы. Княгиня Волчанская остается фантомом. МБ похож на социально-психологический роман.







Сейчас читают про: