double arrow

ЯВЛЕНИЕ XXI


ЯВЛЕНИЕ XX

Сюзанна, Фигаро, Графиня, Граф.

ФИГАРО (вбегает, запыхавшись). Мне сказали, что графиня больна. Я бежал со всех ног и с радостью вижу, что все благополучно.

ГРАФ (сухо). Вы необыкновенно внимательны.

ФИГАРО. Это мой долг. Но раз все благополучно, то осмелюсь доложить, ваше сиятельство, что молодые ваши вассалы обоего пола собрались внизу со скрипками и волынками и ждут, когда вы мне позволите вести невесту...

ГРАФ. А кто же останется в замке присматривать за графиней?

ФИГАРО. Присматривать? Да ведь графиня здорова.

ГРАФ. Здорова-то здорова, а что, если незнакомый мужчина явится к ней на свидание?

ФИГАРО. Какой незнакомый мужчина?

ГРАФ. Мужчина, написавший записку, которую вы передали Базилю.

ФИГАРО. Кто вам сказал?

ГРАФ. Если б даже я ничего не знал об этом прежде, мошенник, то по твоей физиономии, которая тебя выдает, я бы сейчас догадался, что ты лжешь.

ФИГАРО. Значит, это не я лгу, а моя физиономия.

СЮЗАННА. Послушай, бедный мой Фигаро, не расточай ты попусту своего красноречия: мы рассказали все.

ФИГАРО. Да что все? Вы обходитесь со мной, точно с каким-нибудь Базилем.

СЮЗАННА. Рассказали, что ты написал записку для того, чтобы его сиятельство, возвратившись с охоты, подумал, будто маленький паж находится в туалетной, где я в это время переодевалась.

ГРАФ. Что ты можешь ей возразить?

ГРАФИНЯ. Запираться больше не для чего, Фигаро: шутка окончена.

ФИГАРО (стараясь понять). Шутка... окончена?

ГРАФ. Да, окончена. Что ты на это скажешь?

ФИГАРО. Что я могу сказать! Я скажу, что... я очень бы хотел, чтобы то же самое можно было сказать о моей свадьбе, и если вам угодно будет распорядиться...

ГРАФ. Тем самым ты признаешь, что это ты написал записку?

ФИГАРО. Раз этого желает графиня, раз этого желает Сюзанна, раз этого желаете вы сами, то, значит, нужно, чтобы и я пожелал признаться, хотя, собственно говоря, ваше сиятельство, я бы на вашем месте не поверил ни единому слову из того, что мы тут вам рассказывали.

ГРАФ. Вечно лжет, несмотря на полную очевидность! В конце концов мне это надоело.

ГРАФИНЯ (со смехом). Бедный малый! Зачем же требовать от него, чтобы он на этот раз говорил правду?

ФИГАРО (тихо Сюзанне). Я предупредил его об опасности - это долг всякого порядочного человека.




СЮЗАННА (тихо). Ты видел маленького пажа?

ФИГАРО (тихо). Все никак не может опомниться.

СЮЗАННА (тихо). Ах, бедняжка!

ГРАФИНЯ. Однако, граф, они сгорают от нетерпения отпраздновать свадьбу, это так естественно! Пойдемте, начнем торжество.

ГРАФ (в сторону). Но Марселина, Марселина... (Громко.) Мне нужно хотя бы... переодеться.

ГРАФИНЯ. Ради слуг? Я ведь тоже не одета.

Фигаро, Сюзанна, Графиня, Граф, Антонио.

АНТОНИО (под хмельком, держит в руках горшок с помятыми левкоями). Ваше сиятельство! Ваше сиятельство!

ГРАФ. Что тебе, Антонио!

АНТОНИО. Прикажите, наконец, забрать решетками окна что выходят в сад. Из этих окон выбрасывают всякую-то всячину, а нынче еще лучше: целого мужчину выбросили.

ГРАФ. Из этих окон?

АНТОНИО. Посмотрите, что с моими левкоями сдели!

СЮЗАННА (тихо Фигаро). Выручай, Фигаро! Выручай!

ФИГАРО. Ваше сиятельство, он с утра пьян.

АНТОНИО. Ничуть не бывало, это еще остаток вчерашнего. Вот что значит... рубить сплеча.

ГРАФ (вскипев). Где же он, где же он, этот мужчина?

АНТОНИО. Где он?

ГРАФ. Да, где?

АНТОНИО. Я про то и спрашиваю. Пусть мне его во что бы то ни стало поймают. Я ваш слуга, вы мне доверили ваш сад, туда упал человек, так что вы понимаете... тут задета моя честь.

СЮЗАННА (тихо Фигаро). Мечи петли, мечи петли!

ФИГАРО. Ты что же, так все и будешь пить?

АНТОНИО. Перестань я пить, я бешеный сделаюсь.

ГРАФИНЯ. Однако пить без всякого повода...



АНТОНИО. Пить, когда никакой жажды нет, и во всякое время заниматься любовью - только этим, сударыня, мы и отличаемся от других животных.

ГРАФ (всердцах). Отвечай же, наконец, иначе я тебя выгоню вон.

АНТОНИО. Да разве я уйду?

ГРАФ. Что такое?

АНТОНИО (тычет себя в лоб). Ежели тут у вас так мало, что вы не дорожите добрым слугою, то я-то уж не так глуп, чтобы прогнать доброго хозяина.

ГРАФ (в бешенстве трясет его). Ты говоришь, что в это окно выбросили мужчину?

АНТОНИО. Да, ваше сиятельство, только что, в белой куртке, и задал же он стрекача!..

ГРАФ (в нетерпении). Ну?

АНТОНИО. Я было за ним, да так лихо приладился рукой об решетку, что до сих пор у меня вот этот палец ни туда ни сюда.(Показывает палец.)

ГРАФ. А ты узнал бы этого мужчину?

АНТОНИО. Еще бы!.. Ежели б только успел его разглядеть.

СЮЗАННА (тихо Фигаро). Он его не видел.

ФИГАРО. Из-за горшка с цветами - и такой шум! Сколько тебе за твой левкой, плакса? Ваше сиятельство, не трудитесь искать: это я выпрыгнул.

ГРАФ. То есть как вы?

АНТОНИО. "Сколько тебе, плакса"? Стало быть, вы раздались за это время: давеча вы были щупленький и куда меньше ростом!

ФИГАРО. Ну, понятно: когда прыгаешь, всегда поджимаешься...

АНТОНИО. А мне сдается, что скорей всего выскочил в окно... этот тонкий, как петушья нога, паж.

ГРАФ. Ты хочешь сказать - Керубино?

ФИГАРО. Вот-вот, он нарочно для этого приехал на коне из Севильи, куда он, наверное, уже прибыл.

АНТОНИО. Ну, нет, этого я не говорю, этого я не говорю: я не видел, чтобы выпрыгнул конь, иначе я бы так и сказал.

ГРАФ. И терпение же с тобой нужно!

ФИГАРО. Я был на женской половине, в белой куртке: ведь сегодня такая жара!.. Я ждал Сюзанетту, - вдруг слышу голос его сиятельства, невероятный шум, и тут, сам не знаю почему, на меня напал страх из-за этой записки: тогда я от великого ума прыгнул, нимало не медля, на клумбы и даже слегка ушиб правую ногу. (Потирает ногу.)

АНТОНИО. Раз это были вы, стало быть вам я и должен отдать клочок бумаги, который выпал у вас из куртки, когда вы падали.

ГРАФ (выхватывает у него из рук бумагу). Дай сюда (Развертывает бумагу и вновь складывает.)

ФИГАРО (в сторону). Попался.

ГРАФ (Фигаро). Полагаю, что вы, однакож, не были так напуганы, чтобы забыть, о чем в этой бумаге говорится и каким образом очутилась она в вашем кармане.

ФИГАРО (в замешательстве роется у себя в карманах и вытаскивает оттуда разные бумаги). Разумеется, не забыл... но только у меня их так много! На каждую приходится отвечать... (Просматривает одну из бумаг.) Это что? А, это письмо от Марселины, на четырех страницах: чудесное письмецо!.. Не выронил ли я прошение того бедняги-браконьера, которого посадили в тюрьму?.. Нет, вот оно... В другом кармане у меня была опись мебели малого замка...

Граф развертывает бумагу, которая у него в руках.

ГРАФИНЯ (тихо Сюзанне). Боже мой, Сюзон, это приказ о назначении Керубино!

СЮЗАННА (тихо Фигаро). Все пропало - это приказ.

ГРАФ (складывает бумагу). Ну-с, так как же, мастер по части уверток, не можете припомнить?

АНТОНИО (подходит к Фигаро). Его сиятельство спрашивает, можете вы припомнить или нет.

ФИГАРО (отталкивает его). Всякая дрянь будет тут еще бурчать у меня под носом!

ГРАФ. Память вам не подсказывает, что бы это могло быть?

ФИГАРО. Ax-ax-ax, povero! {Бедняга (итал.)} Да это же, наверно, приказ о назначении бедного нашего мальчугана: он мне его дал, а я забыл ему вернуть. Ax-ax-ax! Какой же я шалый! Что он будет делать без приказа? Надо скорей бежать..

ГРАФ. Зачем же он вам его передал?

ФИГАРО (в замешательстве). Он говорил... он говорил, что тут еще чего-то недостает.

ГРАФ (взглянув на бумагу). Здесь больше ничего не требуется.

ГРАФИНЯ (тихо Сюзанне). Печать.

СЮЗАННА (тихо Фигаро). Печати нехватает.

ГРАФ (Фигаро). Что же вы молчите?

ФИГАРО. Дело в том, что... дело в том, что тут действительно недостает самой малости. Но он все-таки говорил, что без этого нельзя.

ГРАФ. Нельзя! Нельзя! Без чего нельзя?

ФИГАРО. Без печати с вашим гербом. Впрочем, может быть, это и не нужно.

ГРАФ (развертывает бумагу и в бешенстве комкает ее). Видно, мне так и не добиться истины! (В сторону.) Это все штучки Фигаро, - когда же я ему, наконец, отомщу? (В порыве досады направляется к выходу.)

ФИГАРО (удерживает его). Вы уходите, не отдав никаких распоряжений насчет моей свадьбы?

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: