double arrow

Михаил Чулков. «Пригожая повариха», «Горькая участь»


Борьба Ф-на с Ек. II и царствующим в стране злом особенно усилилась в 1782—1783 гг. Она развернулась на страницах журнала Академии наук «Собеседник любителей российского слова». Стремясь по-прежнему направлять общественное мнение, Екатерина в период нового оживления общественной мысли в России решила предпринять издание журнала, фактической руководительницей которого была она сама. Большое место отводилось в журнале «Запискам касательно российской истории» — тенденциозному произведению Екатерины, занимавшему почти половину журнала и преследовавшему определенные политические цели.

Здесь же, в «Собеседнике», печатает Екатерина и фельетоны «Были и небылицы». Это попытка возродить улыбательную сатиру «Всякой всячины», но если раньше Ек. встретила отпор со стороны Новикова, та теперь в смелую полемику с ней вступил Ф., напечатавший в III книжке «Вопросы» к автору «Былей и небылиц». Полемика носила ярко выраженный политич. хар-р, недаром Ек. была возмущена «дерзостью» Ф-на. В «Вопросах» Ф. касался внутреннего положения в стране: фаворитизма, отсутствия гласности в суде, нравственного разложения дворянства. Там же Ек. поместила ответы. Ф. спрашивал: «Отчего в век законодательный никто в сей части не помышляет отличиться?». Ответ: «Оттого, что сие не есть дело всякого». «Отчего известные и явные бездельники принимаются везде равно с честными людьми?» «Отчего много добрых людей видим в отставке?» «Отчего в прежние времена шуты, шпыни и балагуры чинов не имели, а нынче имеют, и весьма большие?» Последний вопрос, в котором был намек на приближенного Екатерины Льва Нарышкина, вызвал особенно резкую отповедь: «Сей вопрос родился от свободоязычия, которого предки наши не имели...».

Добролюбов об «Ответах» Ек-ны: «Ответы эти такого рода, что большая часть из них уничтожает вопросы, не разрешая их; во всех почти отзывается мысль, что не следовало об этом толковать, что это — свободоязычие, простершееся слишком далеко» .

В «Собеседнике любителей российского слова» (1783) Ф. помещает еще несколько статей сатирико-публицистич. характера: «Челобитная российской Минерве от российских писателей», «Опыт российского сословника», в котором, разъясняя слова-синонимы, Фонвизин так подбирает примеры их употребления, что читатель понимает скрытый в них ироническ. подтекст. К словам «звание, чин, сан» он подбирает примеры: «Можно иметь звание без чина, но стыдно брать чины без звания». «Глупцы смешны в знати». Таким образом даны объяснения ста пяти синонимам.




Не была разрешена к напечатанию в «Собеседнике» публицистическая статья Ф-на «Всеобщая придворная грамматика» (1783), в которой сатирическому осмеянию подвергались приближенные императрицы. «Придворная грамматика» построена в форме вопросов и ответов, в которых объясняются грамматические термины и грамматические правила, «П. г.» определялась как наука «хитро льстить языком и пером». Ф. пишет: «Придворный падеж есть наклонение сильных к наглости, а бессильных к подлости. Впрочем, большая часть бояр думает, что все находятся перед ними в винит. падеже; снискивают же их расположение и покровительство обыкновенно падежом дательным».

Екатерина II не могла простить Ф-ну его незав-сти и «дерзости» в полемике с ней на страницах «Собеседника». Весной 1788 г. был запрещен журнал Фонвизина «Друг честных людей, или Стародум». Фонвизин возлагал большую надежду на журнал, выход которого означал активное возвращение писателя к сатирико-обличительной деятельности. Этого не хотела допустить Екатерина. Помимо «Всеобщей придворной грамматики», включенной в состав журнала, среди сатирических очерков выделялись: «Письмо к Стародуму от дедиловского помещика Дурыкина», «Разговор у княгини Халдиной», в которых сатирически изображались отн-я в дворянских домах к учителям, нравы, которые господствовали в то время, и так называемое воспитание дворянских деток, выражавшееся в закармливании их всякой домашней снедью. «Княгиня Халдина говорит Сорванцову ты, он ей также, она бранит служанку, зачем не пустила она гостя в уборную. «Разве ты не знаешь, что я при мужчинах люблю одеваться?» — Да ведь стыдно, ваше сиятельство, — отвечает служанка. «Глупа, радость», — возражает княгиня. Все это, вероятно было списано с натуры. Мы и тут узнаем подражание нравам парижским.. В журнале большое место отводилось любимому герою Фонвизина — Стародуму, переписку которого с разными корреспондентами собирался публиковать писатель, продолжая развивать идеи и образы «Недоросля».



В своей сатирико-публицистической деятельности Фонвизин продолжил и развил проблематику и формы сатиры Новикова.

Творчество писателя-разночинца носило антидворянский характер. Чулков придавал огромное значение силе денег, которая дает человеку власть и независимость.

В 1766—1768 гг. он выпустил в четырех частях сборник «Пересмешник, или Славенские сказки», последняя, пятая часть вышла в 1780 г. Большой заслугой М. Чулкова было внимание к народному творчеству. Он выступал популяризатором фольклора. В годы расцвета сатирической журналистики Чулков издавал еженедельник «И то и сио», в котором, как и в ежемесячнике «Парнасский щепетильник», был обильно представлен фольклорный материал. В «Парнасском щепетильнике» он впервые напечатал собрание народных загадок.

В 1770—1774 гг. вместе с М. Поповым Чулков издал «Собрание разных песен», а затем «Словарь русских суеверий» (1782). Этот интерес к фольклору сказался в сборнике «Пересмешник» и романе «Пригожая повариха, или Похождение развратной женщины». «Пересмешник» продолжал традиции старорусской оригинальной и переводной повести и авантюрно-приключенческого романа XVII в. Это сборник волшебных сказок, рассказанных неким «монахом из обители святого Вавилы», и «шуточных и смешных» повестей и рассказов. Этот разный в стилевом отношении материал объединялся тем, что повествование велось от имени двух лиц — «автора», некое вымышленное лицо, и «монаха».

Однако среди повестей «Пересмешника» есть и серьезные, реально-бытовые повести, помещенные в 5-й части «Пересмешника», которая вышла спустя двадцать лет после первых четырех: это повести «Горькая участь», «Драгоценная щука», «Пряничная монета». В них резко прозвучала обличительная, антикрепостническая направленность.

Если «Драгоценная щука» (про то, как запретили взятки, и городской воевода придумал: пусть купцы покупают одну и ту же щуку в подарок ему по разным ценам, в зависимости от стоимости их челобитных) и «Пряничная монета» - сатира на взяточничество, то «Горькая участь» — рассказ о бедственном положении крестьянина Сысоя Фофанова, в котором видит Чулков «главного отечества питателя во время мирное, а в военное крепкого защитника». Для него не может «государство без земледельца обойтися так, как человек без головы жить не может». Жизнь Сысоя Фофанова, сына Дурносопова, тяжела с самого детства.

Рассказывая о крестьянской жизни, Чулков впервые в русской литературе подмечает классовое расслоение в среде крестьянства и всю остроту этого процесса. Деревенские «съедуги» отдают бедного, немощного Сысоя в рекруты. Автор замечает, что из 500 завербованных в рекруты осталось только пятьдесят, остальные разбежались или умерли. Сысой, потеряв в бою правую руку, возвратился домой. В деревне Сысой, войдя в родительский дом, находит всю свою семью (3-хмесяную сестру, 4-хлетнего брата, отца и мать) зверски убитой. Здесь автор переходит к описанию загадочной истории убийства и судебного разбирательства, к-ое началось через 6 недель. Постановили, что «Крестьянин, напившись пьян, порубил свою семью, и сам, упав с крыльца, ушибся». Ученые люди постановили, что мальчик во сне зарезал сестру, спрятался в печь, мать печь зажгла, услышала крики сына, на крики прибежал отец, зарубил жену, т. к. решил, что она сожгла сына, а потом, оглядевшись, сам удавился. Сысой все имение потратил на погребение. Остался он, без правой руки не стоивший и половины прилежного крестьянина. «Горькая участь» — свидетельство нечеловеческих условий существования «кормильцев отечества», страшного бесправия и нищеты крестьян.

Литературное творчество Чулкова было направлено против эстетики классицизма. В 1770 г. появилась первая часть романа Чулкова «Пригожая повариха, или Похождение развратной женщины» (вторая часть не была опубликована). Название - вызов эстетике классицизма. Представляя свою героиню Мартону, 19 лет от роду оставшуюся вдовой (муж ее был убит в Полтавском бою), Чулков не собирается читать нравоучений и поучать. Его не интересует вопрос о моральной оценке действия героев. Оставшись без всяких средств к существованию, Мартона использует свою красоту, чтобы утвердиться в жизни. Сначала она любовница камердинера, затем меняет его на хозяина – Светона. Жена его узнает об измене, и выгоняет М-ну чистое поле, М. переодевается в крестьянское платье, и нанимается к набожному секретарю-взяточнику поварихой, в нее влюбляется неграмотный канцелярист, и потихоньку она начинает хорошо одеваться, посетители секретаря более обращают внимания на нее, чем на жену секретаря, и та отказывает ей от службы. Сводчик приводит Мартону в дом старого полковника, тот в нее тут же влюбляется, и наша Мартона владеет его сердцем и имением, носит одежду и жемчуг покойной жены. Полковник никуда не отпускает Мартону, разве что в церковь. Там на нее обращает внимание молодой человек Ахаль, но полковник это замечает, нервничает, и уводит любовницу. А. безуспешно пытается устроиться в дом к полковнику. Тогда вместе со старой поварихой полковника Мартона придумывает, чтоб Ахаль нарядился в женское платье и предстал сестрой Мартоны. Сработало! Старый хрен ничего не заподозрил (или сделал вид). А. женится на Мартоне, они вместе таскают из дома полковника деньги и жемчуг, решают бежать, но А. обманул М-ну и уехал неведомо куда. Мартоне стыдно возвращаться к полковнику, но что ж поделаешь, вернулась. Встретивший её управитель дал Мартоне пощечину, так что слезы брызнули, зато полковник принял их за раскаяние. Он уж при смерти в окружении лекарей лежал, но, увидав своего ангела, вскочил с постели и бросился неверную обнимать-целовать. Но т. к. в поисках ее он сломал крестец, то в скорости умер. Тотчас Мартону взяли под стражу: сестра полковника постаралась (ей обо всем управитель рассказал). Две недели или более находилась М. на воде и хлебе. Грустно ей было… На этом и конец. Она красива, предприимчива, и, несмотря на цинизм, свойственный Мартоне, автор не спешит ее осудить. Человек из низов общества, она на себе испытала, что право сильного в этой жизни превыше всего. И она лжет, хитрит, обманывает своих любовников, открыто торгует своей красотой, совершая куплю-продажу. В жизненной борьбе Мартоне чужды какие-либо моральные критерии, побеждает тот, кто сильнее: «Неправ медведь, что корову съел, неправа и корова, что в лес забрела», говорит она, когда жена Светона бьет ее и выгоняет в чисто поле». Далекий от идеализации своей героини, Чулков, создавая ее образ, а он лишен однолинейности, наталкивает читателя на мысль, что не столько виновата Мартона, сколько жизненные обстоятельства вынудили ее к такому ремеслу. В своей прозе Чулков не стремится к социальному осмыслению и художественному обобщению характеров и жизненных обстоятельств. Прозе его свойствен эмпиризм. Успеху произведений у широкого читателя немало способствовал и их стиль: народные обороты речи, пословицы и поговорки. Сочувственное изображение человека из низов общества, обращение к реальным бытовым явлениям действительности, сочный народный язык — все это шло вразрез с требованиями классицизма и придавало прозе Чулкова демократический, а подчас и сатирико-обличительный хар-р. Он сознательно низводит литературу с высот классицизма.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: