double arrow

Боги Адар, Молох, Мардук.


За триадой главных небесных светил с общим звездным пространством идет ряд вторичных манифестаций первых, высших богов, в форме отдельных, частных планет, или звезд. Этот сидерический элемент составлял главнейшую стихию в религиозной доктрине Халдеи; а боги солнца и луны, вместе с богами планет, и были преимущественным предметом культа. По свидетельству Библии, в Ассирии и Халдее поклонялись «силам небесным» и всему воинству их. Главнейших из планетных богов, представлявших собой эти «небесные силы», было пять: Адар (планета Сатурн), Мардук (Юпитер), Ниргал (Марс), Истар (Івіаг- Венера) и Набу (Меркурий). Эти «блистающие» существа, как называются они на памятниках, служили преимущественным отражением божественной жизни в звездном мире. Земная жизнь, в свою очередь, была отобразом небесной жизни этих светящих звезд. Звездные силы решали собой, по воззрению халдеев, все сферы земной жизни. Во всем земном- минералах и металлах, растениях, животных и человеке живут те же космические силы, что и в небе и его звездных пространствах, и ход жизни на земле отвечает ходу ее на небе. Таков основной взгляд этой религиозно-астрономической, или астрологической доктрины.

Первый из планетных богов Ассирии и Вавилонии, поклонение которому распространено было и на северо-западе от Вавилона, по всей Сирии есть по словопроизводству «бог огня». Греки сопоставляли этого известнейшего из богов халдейского Олимпа с своим Геркулесом. Свойства, приписываемые ему на вавилонских памятниках действительно выражают, по преимуществу, идею силы и могущества. Адар есть бог «страшный, владыка храбрых, господь силы, сокрушитель врагов, враг непокорных и владыка огня». На изображениях фигура его имеет вид ужасающий; на одном из них он представлен гигантом, который своей рукой душит льва, на других он убивает мрачных монстров. Это был самый воинственный из богов Вавилона и Ассирии. Впоследствии, в позднейшей системе религиозной доктрины, Адар отождествлялся с планетой Сатурном. Но, кажется, бог огня и железа, напоминающий египетскаго Тота, первоначально связан был с идеей самого солнца. По некоторым признакам находят в нем первоначально идею темного, ночного, заходящего солнца, и думают, что понятие о нем имело близкое, непосредственное отношение к, понятию об Анну- хаосе, из которого он выродился. Предполагается, что Ану вмещал в себе вместе с водной стихией и первоогонь. На планету Сатурн перенесено представление об Адар вследствие этой же огненно-темной и хаотической природы его, т.е. вследствие того, что он «светоносный бог бездны». Планета Сатурн считалась самой отдаленной из планет и, не смотря на свое великое значение, бесцветной для глаза. Как бы то ни было, впоследствии этотъ бог первичного огня и животворной силы стал богом войны, могущества, победы над врагами, богом-защитником страны. Он известен был еще под именем Асіаг-ваппіап, что значит могучей. Айаг-ватйап назывался также Маіік- Мелех-царь, Адра-Мелех в Библии

Мардук (вБиблии Меродах) представитель планеты Юпитер, впоследствии в Вавилоне являвшийся самим Вэлом, вторым лицом первой триады, и называвшейся сыном Нпсрука, Эпитеты: «судия, верховная опора, бог легионов». На рисунках он — всегда смечем. Цари Ассирии и Вавилонии часто призывают его себе в помощь, как своего покровителя. Кажется, Мардук был воплощение этой же силы и могущества, как и Адар, но без того мрачного, сурового элемента, который принадлежал последнему. В Харран и Сириибог планеты Юпитер также имел культ до самого последнего времени, и здесь считался богом счастья.

 

38. Богиня Астарта и связанный с нею культ.

Богиня планеты Венеры, или ассирийская Венера носила имя Истра, что значило, по-видимому,«звезду» по преимуществу, или самую «блестящую» из звёзд – название, сродное с финикийским Астарта. Это мать богов и бытия» и она называется «царицею небесною». Она олицетворяла собою и силу рождения, и производительности вообще, и частное понятие блага, счастья, любви, и физического могущества и войны. Воинственная стихия – необходимая принадлежность почти всех ассирийских божеств. Войнолюбивый народ и всех богов своих одарил тем же свойством. Ассирийская Венера имеет двойственный характер – физический, и нравственный. В Вавилоне наиболее развился социально-нравственный, в Ассирии – Физический. Она представляется обыкновенно стоящею или. на волах, или львах. На голове ея, тиара, украшенная звездою, врукахлук, колчан и стрелы. Называется «богиней счастливою, подающею блага, веселящею, радующею людей», а вместе и богиней войны, «царицею победы, которая ведёт в бой армию и судить о подвигах» В первом смысле, в значении богини рождения и чувственных удовольствий, она получила особый эпитет 2аграші, который, как сказано выше, «производительница семян». В этом значении она изображалась обнаженною и с младенцем на руках. В Вавилоне она считалась женою Мардука, который отождествлялся с Бэлом и представлял планету Юпитера. Иногда именовалась с Бэлитъ (вследствие чего греки и называли ее иногда Герою) Нергал, по- видимому, значит «топтатель» и указывает на ретроградные движителя планеты Марса в её явлении. Она изображалась в форме льва с человеческой головой или человеком с львиной головой. Это воинственнейший из богов Ассирии, которые все воинственны. «Великий герой, царь сражений, сподвижник богов, бог охоты»—его эпитеты. Иногда, подобно Адару, она имела вид гиганта, с ногами вола и с рогами на голове, который попирает монстров. В Сирии Марс представлялся также с мечем вруке и с окровавленною головою. У харранитов—это бог огня, злой, разрушающий, кровожадный. Обращаясь к его идолу, сделанному из железа и имевшемуужасающийвид, харранитов говорили: «Злой и острый, огненный владыка! Ты любишь смерть, разрушение, истребление, пожар, кровопролитие»

 

39. Другие боги Ближнего Востока: Kirub, духи, гении.

 

40. Космогония семитских народов.

Была, по-видимому, и своя систематизация божеств в Финикии, подобная вавилонской, в которой ряды богов и богинь следовали в порядке их происхождения (из более основных и первоначальных существ) и их мирового значения. Основания для такого заключения дают теогонические отрывки из Санхониатона, приводимые Евсевием. Правда, вся космогония Финикийская, в том виде, как она изложена у Евсевия, спутана и, по-видимому, представ ляет соединение различных космогонических рассказов, принадлежащих различным местностям (Сидону, Геболу), не отделенных один от другого и смешанных или самим Евсевием, или Фило- ном. Но в конце этой хаотической космогонии следует, по-видимому, теогония, т. е. сказание о происхождении самих богов, которые представлены под Формою преемственно следовавших героев благодетелей народа, изобретавших различные искусства и водворявших на земле цивилизацию. Эта история богов, рождавшихся один от другого и живших на земле, состоит большею частью из одного сухого перечня имен, переданных греческими, а не финикийскими названиями, но замечательно, что ряды богов всегда определяются круглыми, знаменательными числами: 7, 12. 2 Еще яснее выступают пары богов, вспоминающие подобный же египетский дуализм в теогонии. Пары эти иногда переходят в триады, как и в Вавилоне. (Сидонская, или великая Астарта, Зевс-Димару и Адад; или Астарта, Геракл и Иолай (Іоі&оз); из богов земных: Понт, ТИФОН и Нерей. Между главными богинями триаду составляют Астарта, Рея и Диана). Но какой частнейший теософический смысл соединялся с этими триадами в религии практического, торгового народа- об этом бесполезно рассуждать на основании таких сухих и спутанных рассказов, каковы сохраненные Евсевием отрывки из Санхониатона. 

Сама космогония, т. е. учение о происхождении вселенной и человека, с которою связаны следующие затем теогонические рассказы, в общем сходна с вавилонской и в своем исходе также напоминает библейский рассказ, но еще более, чем вавилонская, проникнута пантеистическими и натуралистическими воззрениями. В начале всего ставится хаос темный, смешанный и дух, который парит на его поверхности. Хаос не имел пределов и в таком неопределенном состоянии был целые века. Но вот дух начал гореть Любовью к своим началам (арх&ѵ)> или клементам и смешался с ними. Соединение или смешение это названо пожеланием (іс68ос), и оно стало причиною творения вселенной. Из смешения духа и хаоса родился р<Ьт, которого одни называли илом (Іітпв) другие брожением («ДО^) водного смешения. Из этого мот произошло семя всякого творения и кто был отец всех вещей, имевший Форму яйца. В яйце были животные, но первоначально лишенные чувства, а затем они произвели из себя новых существ, одаренных разумом, которые названы Зофотадиу, т. е. созерцатели неба. Эти гахраотц^іѵ (ТворЪезатіт) одеты "были в покров, подобный яйцу, или имели яйцеобразную Форму (аѵеігХао&іг)6ц.6и»х; '<оооо о^{іаті). Мот вместе с тем сделался светлым, явились солнце, луна и веливие звезды. Тогда, вследствие этого, заблистал и воздух—огг)р; от воспламенения земли и моря произошли ветры, облава и излияния (хоовд) В°ДЪ неба. Вместе с дальнейшим горением солнца и исходившим из него зноем все это, прежде разделенное, соединилось в том же воздухе и смешалось, а смешение это, или столкновение произвело громы и молнии. Громы пробудили как бы от сна, прежде названный разумные существа. Вследствие того, что они отозвались на эти громовые звуки, от них начали двигаться и на земле, и в море живые существа мужские и женские (борьба элементов, которые начали отделяться). Рассказ (тирский) заканчивается историей появления смертных, населивших Финикию. Итак в этой космогонии признаются три первоначальный силы, которые породили из себя плодотворную мировую. материю. Эти три силы, действовавшие в первичную, можно сказать, еще до мировую эпоху (или три преемственные момента в состоянии мирового материала следующие: хаос, дух (тсуеора) и мот. Хаос описывается, как влажный и подвижной воздух, как веянье темного воздуха, или взаимное проникновение воздуха и влаги. Он представляется беспредельным и состояние это продолжается целые циклы времен. Третья сила, названная финикийским словом мот, которое очевидно уже во времена Филона, было темно и непонятно, означала материю, сделавшуюся способной к производительности, потому что вслед затем мот называется яйцом, т. е., зародышем мира, реальной потенцией, вселенной, ее зачаточным состоянием. Началом, посредствующим между хаосом и мот, является дух, который через соединение с хаосом производить яйцо, или зародыш мира. Сила, побудившая дух, это основное активное начало, соединиться с хаосом, над которым прежде он только парил, названа желанием, но желанием, которое произошло из любви к элементам, заключенным в хаосе. Этот творческий дух сам по себе бессознателен- «он не знал сначала своего порождения». Его силы возбуждаются внутренним бессознательным движением, или стремлением к элементам и в результате является яйцо мира- порождение хаоса и духа. Тот же или близкий к этому тин носит и другая Финикийская космогония; передаваемая п*атовдкомъ Дамасдием в сочинении иери арх&ѵ, взятая им также из финикийских источников и объясняемая им на основании его собственных ФИЛОСОФСКИХ воззрений. Общая идея этой ФИНИКІЙСКОЙ космогонии, в начале которой, как заметили мы, стоит воззрение, напоминающее библейский рассказ о земле невидимой и неустроенной, всецело проникнута натуралистическим пантеизмом. Евсевий, передавая ее, замечает, что это учение атеистическое. В основе всего полагается вечная материя и близкий к ней или параллельно с ней существующий и тяготеющий к ней дух, который потом и соединяется с нец. Дух этот в начале бессознателен и только дальнейшим процессом внутренних самодвижений, в связи с материей, доходит до сознания в лице одушевленных существ. Стремление к соединению духа с материей названо желанием, страстью, как и во многих других натуралистических системах древности, теория, построенная по аналогии с процессом рождения в животном царстве. Ближайшим образом финикийская космогония напоминает индийскую с ее вначале бессознательным, ничего не видевшим Брамой и спящими в его лоне существами. А дальнейшее объяснение явления одушевленных существ на земле, вследствие пробуждения от сна небесных существ, родившихся от столкновения стихий, представляет нам опыт естественно-научного решения вопроса о происхождении живых существ на земле путем развития сил самой природы- опыт, характеризующий эпоху, которой он принадлежит, но по основной мысли нисколько не худший подобных натуралистических теорий нашего времени. Но здесь же мы находим и частный взгляд, принадлежащий собственно и преимущественно семитам. Это- взгляд на звездный мир, как на мир существ живых, одушевленных, которые служат стражами неба, наблюдающими за жизнью земли. Эти ѵоера Гша бывшие сначала в той несознательными и сделавшиеся разумными, вместе с тем, как громы и молнии возбудили их к деятельности, своими движениями произвели животную, одушевленную жизнь и на земле. Жизнь земных существ есть таким образом отражение жизни этих йахраотцхіѵ, т. е., небесных надзирателей, как они названы у Санхониатона. Можно выделить из этих, вместе смешанных, космогонических и теогонических сказаний и особый рассказ о происхождении человека. В конце общего космогонического мифа передается история творения, или появления людей, населивших Финивию. Происхождение их имеет по-видимому несколько моментов, и действительный исторический человек возникает не вдруг; ему предшествуют его прототипы. Фазисы создания человека идут от низших степеней к высшим и нынешний, исторически известный человек является высшею ступенью в развитии человеческого типа. Первые порождения ниже его по образу жизни, слабее по силам души и менее совершенны в самой религии.3 Творческий «дух» общего космогонического сказания в этой частной истории происхождения человека заменяется ветром или ветрами. Вот самый рассказ, как он передается у Евсевия,—в неполном отрывке, очевидно взятом из целого мира. Упомянув в заключении переданного уже нами сказания о происхождении живых существ, о южном и северном ветрах, и объяснив их имена, Санхониатон продолжает: они (т. е. первосозданные люди) сделали священными семена земли и признали их за богов .. Таковы были предметы их поклонения, со- ответственные их слабости и душевной немощи. 1 Потом от ветра хоЫа * и жены его Ваао, Вааи, 8 что значит «ночь», родились смертные люди (Ѳѵ^хоос "аѵ8ра$ ^гѵѵ^О^ѵа;)—Эон и Протогон. * Эон изобрел

1 'АХХ' оохоі уе ігр&хоі а<ріерюоаѵ та х^; *рг|<; ^Хаохт^р-аха хаі еѵо{мааѵ хаі ігрооехбѵвѵ хаоха... Абхаі ^ааѵ аі ётгіѵоіаі тт)і; ігроохоѵ^ого;, ороіаі ха>ѵ аохшѵ аовзѵеіа хаі ахоХрир.

ЗатисЬоп. іѴадт. Огеііі. р. 12. Кто—оохоі—неизвестно, потому что пѳредъ этим непосредственно говорилось о ветрах их именах. Нужно предположить пропуск нескольких слов (по всей вероятности опущены имена первобытных людей) или и целых предложений, в которых, подобно тому, как в это встречаем далее, говорится о происхождении первой пары людей, слабых умом, питающихся зернами, или семенами и поклоняющихся ии (Е\ѵа1(і. іЪій. 8. 39 Аппоі.). Может быть, впрочем, Санхониатон олицетворяет эти ветры и первые порождения людей считает первыми живыми существами, выродившимися из ветров. Дальнейшие порождения ветров дают другие поколения людей.

 Некоторые в этом хоХта видели еврейское Соірі—ІаЪ, т. е. глас уст Іеговы, создавший человека (Вохарт). Другие - ветер хоХтсоо, т. е. ех саѵегпіз ргогитрепіет (Огеііі р. 13) Эвальд с б&лыпин правои в хоХтгіа находитъ» ссмитичсское (арабское) ело* во—запад. Ветер хоХта, по его мнению, значит западный ветер. Это совершенно согласно и с контекстом речи. Выше упоминаются ветры ѵото^ хаі |Зореа<;. Еѵаігі. ііЪ. сік. 8. 40.

3 Ваао—(Вааи) хаосъ—тоже, 4то о^с^Х"/)—в предъидущем рассказе. ЕѵаЫ. іЬій.

* В Протогоне некоторые признают Адама, а в имени Эон— жизнь, вект,—Еву. Ргает. 8апсЬ. Огеііі. р. 14. АппоЫ.

пищу от плодов древесных. От них уже родились Гонос и Гѳнэя (Геѵо; хаі Геѵеа), которые населили Финикию. Они начали во время зноя простирать руки в солнцу и только небо признавали единственным владыкою, называя его Ве1-8атіп, что значит: Зевс. а Итак человек, как и все в природе, <произошел из того же хаоса, и при посредстве того же духа, понятие которого здесь заменяется ветрами. От дуновения их постепенно возникают различные типы живых тварей на земле, породивших ныне существующий человеческий род. И в том особом рассказе о происхождении человеческих поколений мы можем указать черты сходный с другими древними космогоническими миѳами, с индейским напр., где из Брамы исходить сначала духи, состоящие из чистого созерцания и неспособные жить на земле, и еще более с буддийскими сказаниями о возобновлении миров. По воззрению буддистов, ныне известные типы людей образуются постепенно из существ без Форменных и эѳирных, которые, утолщаясь и осложняясь от ветра, служат зародышами нынешних земных существ. Но Финикийское учение далеко не тождественно с яндейским и буддийским и совершенно своеобразно. Так осложнение живых существ до степени их действительной, земной Формы значит удаление их от первичной, совершеннейшей, божественной Формы бытия; там предполагается ход развития от совершенства к несовершенству. Здесь наоборот — первое порождение людей слабо Физически, и нравственно,—взгляд, проникнутый чистым натурализмом и скорее всего напоминающий современное материалистическое учение о первобытном состоянии человека, выраженное в Формах, свойственных древнему миру. Исторический человек, по Финикийскому воззрению, имеет своим предшественником дикаря, питающегося только семенами и поклоняющегося им же. Но замечательно в высшей степени, что и в этом, проникнутом чистым натурализмом, рассказе о происхождении людей первый действительный, или начальный исторический чело- век, простирающий руки к небу, представляется поклонником Единого Бога, с именем Вее1-8атіп. Замечательно также, что во всех, вместе смешенных у Евсевия/, теогонических рассказах из Сан- хониатона, боги планет - Кабиры признаются божествами, сравнительно позднейшими по времени происхождения и их явлением заканчиваются все отдельные рассказы о создании мира и человека. * Других, более ясных сказаний о первобытных времѳнах Финикийские памятники нам не сообщают - Впрочем, в сказании о Протогене и Эоне, от которых произошли Гэнос и Гэнэя, можно находить, как и находят, указание на библейское предание о жизни в раю и о райских деревьях. Во всяком случае «финикийская космогония своеобразна и некоторыми чертами резко выделяется из других космогонических сказаний древности. 

 

41. Космология семитских народов.

42. Антропология семитских народов.

43. Женщина Оморока.

44. Легенда о всемирном потопе.

45. Легенда о Вавилонской башне.


Сейчас читают про: