double arrow

Литературный процесс, его социальная обусловленность и относительная самостоятельность. Внутрилитературные связи. 


Лекция 2 (2 часа)

  Литература Древней Руси. «Слово о полку Игореве» как литературный памятник XII столетия

План лекции:

Литературный процесс, его социальная обусловленность и относительная самостоятельность. Внутрилитературные связи. 

Древнерусская литература и ее место в истории русской литературы.

 3. «Слово о полку Игореве» как литературный памятник периода феодальной раздробленности.

А) история открытия памятника. 

б) историческая обстановка времени написания «Слова». Тематика произведения;

В) идея «Слова» – призыв к объединению русских князей для совместной защиты от внешних врагов. 

 

Литературный процесс, его социальная обусловленность и относительная самостоятельность. Внутрилитературные связи. 

Литературный процесс –историческое существование, функционирование и эволюция литературы как в определенную эпоху, так и на протяжении всей истории нации, страны, региона, мира. «Литературный процесс в каждый исторический момент включает в себя как сами словесно-художественные произведения, социально, идеологически и эстетически разнокачественные – от высоких образцов до эпигонской, бульварной или массовой литературы, так и формы их общественного бытования: публикации, издания, литературную критику, запечатлеваемые в эпистолярной литературе и мемуарах читательские реакции» (Литературный энциклопедический словарь – М., 1987, с. 195).

Ученые постоянно подчеркивают, что на литературу активно воздействует социальная действительность, что литературный процесс следует рассматривать как обусловленный культурно-исторической жизнью. В то же время отмечается, что литературу «нельзя изучать вне целостного контекста культуры (…) и непосредственно (через голову культуры) соотносить с социально-экономическими и другими факторами. Литературный процесс есть неотторжимая часть культурного процесса» (Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М., 1979, с. 344).

Литературный процесс соотносим со стадиями общественного развития человечества (мифологическая архаика, древность, средневековье, новое время, новейшее время). Он стимулируется прежде всего потребностью писателей (не всегда осознанной) откликаться на сдвиги в исторической жизни, участвовать в ней, влиять на общественное сознание. Таким образом, литература меняется  прежде всего под воздействием «толчков» извне. Вместе с тем огромное значение для ее эволюции имеет наследование литературных традиций, что позволяет говорить о литературном процессе как таковом: развитие литературы обладает относительной самостоятельностью.




В отечественном литературоведении при характеристике литературного процесса используется целый ряд понятий: художественный (творческий) метод, литературное направление, литературное течение и др. В трактовке понятий учеными нет единства, за пределами специальных исследований термины часто используются как синонимы. Особенно неоднозначной является трактовка понятия «метод». Тем не менее, дать определение этого понятия необходимо, так как именно оно является одним из важнейших терминов, необходимым для того, чтобы дать представление о многовековом развитии литературы.

Понятие о методе было заимствовано литературоведами из других областей общественного сознания и деятельности, сначала из науки, затем из философии (метод от греч. methodos – путь исследования).

Метод– это универсальная категория общественного сознания и деятельности. Она конкретизируется по отношению к каждой особой исторически выделившейся области духовно-практической и собственно духовной деятельности человека, в результате чего складываются соответствующие научные понятия, которые получают различные терминологические обозначения.



Искусство является одной из форм активной творческой деятельности, художественным освоением жизни с определенной направленностью. И так же как все другие относительно самостоятельные области общественной деятельности, искусство вырабатывает свой творческий метод, отличающийся от методов других областей и своим объективным первоисточником, и специфическими особенностями общественной функции и цели искусства, и творческим освоением своего, то есть собственно художественного, наследия. В отечественном литературоведении и искусствознании для обозначения метода используются определения «творческий» или, что то же самое по значению, «художественный».

Следует подчеркнуть, что метод не отвлеченно-логический «способ» или «принцип». Метод – общий принцип творческого отношения художника в познаваемой действительности, то есть ее пересоздания, и потому он не существует вне конкретно-индивидуального своего претворения» (Литературный энциклопедический словарь – М., 1987, с.218). В то же время художественный метод – понятие не связанное с конкретно-историческими особенностями творчества конкретных писателей, оно призвано указать на некие общие сходные черты, характерные для произведений различных эпох.

Вопрос о типологии художественных методов до настоящего времени является дискуссионным. Можно говорить о существовании двух основных подходов к разграничению методов: политомическом и дихотомическом. Согласно первому из них, обоснованному И.Ф. Волковым, «у каждой художественной системы свой метод: и у литературы античной классики, и у литературы Возрождения, и у классицизма, и у романтизма, и у реализма, и у всякой другой системы в мировой литературе» (Теория литературы – 1995, с. 159). В то же время большинство исследователей (Тимофеев Л.И., Поспелов Г.Н. и др.) считает, что следует выделять два методареалистический и романтический (или, согласно более распространенным в настоящее время определениям, реалистический и нереалистический). 

Основой для их разграничения является отношение писателей к изображаемой действительности, прежде всего – его подход к обрисовке характеров персонажей. «Если писатель, создавая действия, отношения, переживания своих вымышленных героев, исходит при этом из внутренних закономерностей их социальных характеров, его произведения приобретают тем самым такое свойство, которое обычно называют реализмом. Если же писатель обходит эти внутренние исторически конкретные закономерности характеров своих героев в угоду исторически отвлеченной идейно-эмоциональной тенденции своего замысла, тогда его произведения оказываются нереалистическими» (Введение в литературоведение. Под. ред. Г.Н.Поспелова – М., 1976, с. 138 – 139).

Иными словами, реализма нет в тех произведениях, где отвлеченная авторская заданность играет самодовлеющую роль, не опирается на то «саморазвитие» изображенных характеров, которое имеет жизненные, социальные импульсы. В данном случае в текстах воплощается не столько объективная правда, логика жизни, сколько субъективные воззрения писателей, восприятие ими тех или иных жизненных явлений. Реализм есть там, где образы героев выступают не иллюстрацией отвлеченных идей писателя, а воплощают в себе жизненные закономерности той ли иной страны и эпохи. В творческом проявлении эта внутренняя закономерность характеров героев способна преодолеть отвлеченные замыслы писателя или вступить с ними в противоречие, если они не совпадают с такой закономерностью.

Воссоздающее и пересоздающее начала в искусстве выступают в бесконечно разнообразных формах и соотношениях, но так или иначе оба они всегда сопутствуют образному отражению действительности. В отдельных исторически обусловленных случаях они могут даже и противостоять друг другу, но в этом противостоянии нет исключающего, принципиального противоречия. В то же время реалистическое и романтическое начала могут находиться в тесном взаимодействии. «Не случайно Горький в свое время замечал, что в творчестве каждого крупного художника переплетаются между собой и реалистические и романтические элементы, т.е. элементы и воспроизведенной и пересозданной ими действительности» (Тимофеев Л.И. основы теории литературы. Изд. 5- е – М., 1976, с.96).

Отступления писателей от реализма далеко не всегда лишают их произведения художественной правдивости. Развитие литературы происходит таким образом, что в определенные исторические периоды произведения часто бывали отвлеченными по отражению жизни, но заключали в себе при этом историческую правдивость содержания и достигали высокой степени художественности. 

Так, значительным фактом русской культуры являются многие произведения средневековой литературы. Образцом литературы, созданной по «нормативным» принципам, являются произведения классицизма (оды Ломоносова, трагедии Сумарокова и др.). Все эти произведения, не являясь реалистическими, отличаются большой исторической правдивостью содержания. Романтизм с его нереалистическим изображением свободной, независимой личности, поступающей по своим внутренним нравственным законам, также имел своим художественно-познавательным результатом высокую степень идейной и психологической правдивости. Так, мятежно восставая против общества, не признающего свободы личности, романтические герои М.Ю. Лермонтова, несмотря на отсутствие у них положительных общественных идеалов, уже в силу своего беспощадного отрицания сложившегося общественного уклада оказывались способны помочь прогрессу исторического познания и поэтому были исторически правдивы.

Относительно того, что следует понимать под терминами «литературное направление» и «литературное течение» среди литературоведов нет единого мнения. Достаточно распространенной является точка зрения Г.Н. Поспелова, который считал, что литературное течение – это преломление в творчестве писателей и поэтов определенных общественных взглядов (миросозерцания, идеологий), а направления это писательские группировки, возникающие на основе общности эстетических воззрений и определенных программ художественной деятельности (выраженных в трактатах, манифестах, лозунгах и т.п.). Течения и направления в этом значении слов – это факты отдельных национальных литератур (Теория литературы – М., 1978, с.134 – 140).

По словам Поспелова, литературное направление появляется тогда, когда группа писателей той или иной страны и эпохи объединяется на основе какой-то определенной творческой программы и создает свой произведения, ориентируясь на ее положения. Но не программные принципы, которые провозглашает какая-то группа писателей, определяют особенности их творчества, а, наоборот, – идейно-художественная общность творчества объединяет писателей и вдохновляет их на осознание и провозглашение соответствующих программных принципов.

В европейских литературах направления возникают лишь в новое время, когда художественное творчество обретает относительную самостоятельность и качестве «искусства слова», обособляясь от других нехудожественных жанров. В литературу властно входит личностное начало, становится возможным выражение точки зрения автора, выбор той или иной жизненной и творческой позиции. Направлениями в истории европейской литературы принято считать классицизм, просветительский реализм, сентиментализм, романтизм, критический реализм, символизм и т.п. 

Возникновение в национальных литературах литературных направлений не значит, что все писатели обязательно принадлежали к тому или другому из них. Были и такие писатели, которые  не создавали литературных теорий, и их творчеству, значит, нельзя присваивать обозначений, вытекающих из каких-либо программных положений. Такие писатели не принадлежат ни к какому направлению. Поэтому группам писателей, творчество которых связано только идейно-художественной, но не программной общностью, наука о литературе не дает каких-то «собственных имен» вроде «классицизма», «сентиментализма» и т. п. 

По мнению Поспелова, творчество тех групп писателей, которые обладают только идейно-художественной общностью, следуетназывать литературным течением.

Это не значит, что различие между литературными направлениями и течениями состоит только в том, что представители первых, обладая идейно-художественной общностью творчества, создавали творческую программу, а представители вторых не могли ее создать. Литературный процесс – явление более сложное. Часто бывает так, что творчество группы писателей, создавшей и провозгласившей единую творческую программу, обладает, однако, лишь относительной и односторонней творческой общностью, что писатели эти, по существу, принадлежат не к одному, а к двум (иногда и более) литературным течениям.

Поэтому, признавая одну творческую программу, они по-разному понимают ее положения и по-разному применяют их. Бывают, иначе говоря, литературные направления, объединяющие в себе творчество писателей разных течений. Иногда писатели разных, но чем-то идейно близких друг другу течений программно объединяются в процессе своей общей идейно-художественной полемики с писателями других течений, резко враждебных им. В частности, применительно к русскому романтизму говорят о «философском», «психологическом», «гражданском» течениях. В русском реализме некоторые исследователи различают «психологическое» и «социологическое» течение.

Наряду с терминами «направление» и «течение» для характеристики объединений писателей используется понятие «школа» и «группировка». Литературные группировки и школы предполагает непосредственную идейно-художественную близость и программно-эстетическое единство ее участников (например, «натуральная школа» в России и т.п.).

Говоря о внутрилитературных связях, ученые используют термины «традиция», «новаторство», «эпигонство».

Разграничивается два значения слова «традиция» (от лат. traditio – передача, предание). Во-первых, это опора на прошлый опыт в виде его повторения и варьирования (здесь обычно используются слова «традиционность» и «традиционализм»). Традиционализм был влиятелен в литературном творчестве на протяжении многих веков, вплоть до середины XVIII столетия, что особенно ярко сказывалось в преобладании канонических жанровых форм. Позднее он утратил свою роль и стал восприниматься как помеха и тормоз для деятельности в сфере искусства: вошли в обиход суждения и «гнете традиции», о традиции как «автоматизированном приеме» и т.п.

В дальнейшем под традицией стали понимать инициативное и творческое (активно-избирательное и обогащающее) наследование культурного (и, в частности, словесно-художественного) опыта, которое предполагает достраивание ценностей, составляющих достояние общества, народа и человечества.

В этом значении слово «традиция» характеризует преемственность в литературном процессе; это – культурно-художественный опыт прошлых эпох, воспринятый и освоенный писателями в качестве актуального и непреходяще ценного, ставший для них творческим ориентиром.

Традиция осуществляет себя в качестве влияний (идейных и творческих), и заимствований. Часто выступая как сознательная, «программная» ориентация писателей и литературных направлений на прошлый опыт, традиция вместе с тем может входить в литературное творчество и стихийно, независимо от намерений автора.

Культурное прошлое, так или иначе «входящее» в произведения, разнопланово. Приводя примеры, можно отметить, что писателями усваиваются темы прошлой литературы, обусловленные социально и исторически («маленький человек», «лишний человек»в русской литературе XIX века), нравственно-философские проблемы и мотивы(например, духовное прозрение в житиях и в произведениях Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского), компоненты формы (стихотворные размеры, предложенные М.В. Ломоносовым и т.п.).

Традиция знаменует избирательное и инициативно-созидательное овладение наследием предшествующих поколений во имя решения современных художественных задач, и потому ей закономерно сопутствует обновление литературы, то есть новаторство.

Новаторствовыступает как творческая перекомпоновка и «достраивание» взятого у предшественников, а в наиболее ярких и масштабных проявлениях – как возникновение в литературном процессе беспрецедентно нового, имеющего всемирно-историческую значимость (освоение частной жизни человека сентименталистами; открытие бесконечности субъективного мира и иррациональных начал психики романтиками; воссоздание «диалектики души» реалистами Ф.М. Достоевским и Л. Н. Толстым; радикальная трансформация драматургической формы А.П. Чеховым).

Гармония традиции и новаторства как начал взаимодополняющих – важнейшее условие плодотворного и масштабного творчества. В то же время для литературы и искусства малопродуктивен, если не опасен, культ самодовлеющего новаторства, экспериментирования (нередко ведущего к формализму), но, с другой стороны, неблагоприятны, а в конечном счете и губительны консервация традиций, их сужение до традиционности, недоверие к новому, стимулирующее эпигонство.

Эпигонство(от греч. epigonoi – эпигоны, букв. – родившиеся после) в художественной литературе и искусстве – нетворческое следование традиционным образцам. Источник эпигонства – угасание и распад тех или иных идейно-культурных или художественных концепций, которые становятся объектом чисто формального и бездумного воспроизведения. В литературных ситуациях нового и новейшего времени это нередко определяется посторонними творчеству мотивами (безотчетное или сознательное стремление угодить литературной моде, подделаться под господствующий вкус).

Залог оригинального творчества, дающего каждый раз новое, непредсказуемое единство содержания и формы, – движущаяся мысль, пережитая и прочувствованная творцом. В эпигонском произведении, построенном на искусственном и статичном соединении готового, господствует механическая «случайность», что ведет к использованию повествовательных и стилистических шаблонов, к установке на внешние эффекты. Иными словами, эпигонство представляется прежде всего «рабской» приверженностью установившимся (и успевшим стать шаблонными) правилам и нормам.

 Наиболее распространено эпигонство «общего стиля», например, эпигонство последователей классицизма или сентиментализма в начале XIX века.

Жертвами эпигонского подражания становятся едва ли не все оригинальные поэты и прозаики. Эпигонство обычно захватывает отдельные черты выработанной ими литературной формы или отдельные идейно-художественные мотивы. Так, например, «Бедная Лиза» Н.М. Карамзина вызвала к жизни своеобразный жанр сентиментальной повести («Бедная Маша» А.Е. Измайлова, Обольщенная Генриетта» Свечинского и т.п.).

 

Древнерусская литература и ее место в истории русской литературы

Русская литература до XVIII века традиционно называется «древней». За это время Русь пережила древний период своего существования, затем средневековый и примерно с XVII века вступила в новую стадию развития. Ясно, что именование русской литературы до XVIII века «древней» не согласуется с делением исторического процесса и в определенной степени является условным. В сущности, такое определение призвано лишь указать на то, что литература характеризуется определенными особенностями, отличающими ее от последующей литературы, которую принято называть «новой» или «литературой нового времени».

Чаще всего временными рамками древнерусской литературы ученые считают XI – XVII века.

Хронологические границы литературы Древней Руси до настоящего времени четко не определены, так же как неизвестны все созданные в это время произведения. Плохая сохранность текстов объясняется целым рядом причин:

– до появления в XIV веке бумаги в качестве материала для письма использовался пергамент, дороговизна и дефицитность которого препятствовали тиражированию произведений. Кроме того, до середины XVI века (начало книгопечатания на Руси) книги переписывались вручную и существовали в очень небольшом количестве. Даже после возникновения книгопечатания оно обслуживало в основном литературу богослужебную, памятники светской литературы продолжали переписываться от руки;

– переписчиками книг, прежде всего, выступали монахи, которые уделяли недостаточное внимание светской литературе.  Естественно, что монахи в первую очередь сберегали и переписывали те тексты, которые соответствовали интересам церкви;

– условия хранения книг были неудовлетворительными: множество текстов погибло во время пожаров, междоусобных войн, нашествий степных кочевников-половцев, монголо-татар и т.п.

Например, когда в 1382 году татарские войска во главе с Тохтамышем осадили Москву, ее жители собрали все книги и отнесли в Кремлевский собор. Летописец сообщал, что книг было так много, что они подпирали стены здания. Когда Тохтамыш обманом вошел в Москву и сжег ее, эти несметные книжные богатства погибли.

Древнерусские книги исчезали и в более позднее время. Во время наполеоновского нашествия в Москве (1812 год) сгорело рукописное собрание произведений А.И. Мусина – Пушкина, исчез рукописный сборник XVI века, в котором исследователем было найдено «Слово о полку Игореве».

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: