double arrow

I. Понятие патристики. Краткий обзор патриотической традиции. 50 страница


Кроме того, К. учил, что время представляет собой не сущность (νπόστασι,ς), а понятие или меру (νόημα η μετρον), fr. 14 (=Stob. I 8, 40); что


440                                                       КРОНИЙ

душа энтелехия, а разум эфирной природы; исправил аристотелевское определение счастья, понимая счастье как полноту {συμπλήρωμα) душевных, телесных и внешних благ, где добродетель имеет не больше веса, чем остальные блага. В трактовке понятия эвдемония-счастье К., по-видимому, усвоил и стоическую терминологию (ср. «правильное мышлене», εύλογιστειν), хотя в этике в целом критиковал стоиков за их учение о страстях.

Фрагм.: Wehrli, Die Schule X. Hieronymos von Rhodos. Kritolaos und seine Schüler, 19692, S. 49-58 (Komm.: S. 61-74).

Лит.: Olivier F. De Critolao Peripatetico. Diss. В., 1895; Wehrli F Der Peripatos bis zum Beginn der romischen Kaiserzeit, - GGPh, Antike 3, 1983, S. 588-591 ; White S. A. Happiness in the Hellenistic Lyceum, - Eudaimonia and Weil-Being: Ancient and Modern Conceptions. Edd. L. J. Jost, R. A. Shiner. Kelowna, 2003, p. 73-85.

M. А. СОЛОПОВА

КРОНИЙ(Κρόνιος) (2-я пол. 2 в. н. э.), греческий философ; назван другом Нумения из Апамеи у Порфирия (De anthro, 21), упоминается в ряду «достойнейших платоников» вместе с Нумением и Амелием (Syrian. In Met. 109, 12 Kroll), а вместе с Нумением, Модератом, Никомахом - в ряду «знаменитых пифагорейцев» (Eus. Hist. eccl. VI 19, 8). Вероятно, ему Лукиан из Самосаты адресовал свое сочинение «О кончине Перегрина». Тексты К. читал на своих занятиях Плотин (Porph. V. Plot. 14, 11).




Как и Нумений с Амелием (Syrian., loc. cit.), К. признавал, что идеям причастно не только чувственное, но и умопостигаемое. Единственное упоминаемое сочинение К. - Περί παλιγγενεσίας (Nemes. De nat. hom. 2, 117, p. 35, 4-5 Morani), причем в нем К. отвергал переход человеческих душ в животных. Вероятно, К. комментировал «Государство» Платона (Procl. In Remp. II, 22, 20 sq.; 110, 4 Kroll), а также Гомера, используя в обоих случаях аллегорический метод.

Фрагм.:Leemans Ε.-Λ. Studie over den Wijsgeer Numenius van Apamea met uitgave der fragmenten. Brux., 1937, p. 153-157 (9 frg. 3 из Procl. In Remp. II, p. 109, 7-16 Kroll, как показал Фестюжьер, не имеет к К. никакого отношения).

Лит.:WhittakerJ. Cronios, - DPhA II, 1994, p. 527-528.

Ю. А. ШИЧАЛИН

КСЕНАРХ(Ξεναρχος) Селевкийский(80/75 до н. э. - 10-е 1 в. н. э., Рим), философ-перипатетик; вместе с перипатетиком Боэтом Сидонским был учеником Андроника Родосского (Moraux 1967, S. 1423). Преподавал сначала в Афинах и Александрии, затем в Риме, где занял достаточно высокое положение: был знаком с Арием Дидимом и самим Цезарем Августом. Учеником К. был знаменитый географ Страбон, единственный источник сведений о жизни К. (Strab. XIV 5, 4). Страбон сообщает, что слушал (в Риме) лекции грамматика Тиранниона из Амиса (XII 3, 16), который деятельно участвовал в подготовке нового издания сочинений Аристотеля (см. Андроник Родосский)', вероятно, с Тираннионом и его списками прагматий Аристотеля был знаком и К.



Несмотря на то что античная традиция называет К. перипатетиком, он был скорее критиком Аристотеля, нежели его последователем. Единственное известное нам сочинение К. - «Против пятой сущности» (Προς την πεμπτην ούσίαν) — содержит обстоятельную критику аристоте-


KCEHAPX                                                     441

левского учения об эфире. Обширные фрагменты из книги К. содержатся в комментарии к «О небе» Симпликия (Simpl. In De Caelo 13-14; 21-24; 42; 50; 55-56; 70), который сообщает, в общей сложности, о 13 выдвинутых им возражениях и апориях. К. опровергает все сформулированные Аристотелем в трактате «О небе» I, 2 доказательства существования эфира как пятого элемента, делая акцент на их внутренней противоречивости и непоследовательности. При этом К. не старается преодолеть вскрытые им у Аристотеля затруднения и предложить вместо ниспровергаемого учения какое-то другое.

Основным объектом критики К. становится тезис Аристотеля о том, что каждому простому телу (элементу) от природы свойственно совершать простое движение и что простых движений всего два: прямолинейное и круговое (In De Caelo 13-14; 42, 6-16). Возражения К.: 1) простыми являются не только движения по прямой и по кругу, но и, например, по спирали, т. к. спираль - тоже простая геометрическая фигура; 2) прямолинейные движения элементов к их естественным местам не могут быть названы естественными, т. к. любой элемент, не достигший своего естественного места, находится в процессе становления и еще не вполне обладает своей природой; 3) если каждое простое тело имеет простое движение, то из этого не следует, что и каждое простое движение соответствует простому телу; сложное тело, возникнув и став совершенно единым, тоже способно совершать простое движение; 4) каждому элементу может быть свойственно не одно, как утверждает Аристотель, а сразу несколько простых движений, в т. ч. и движение по кругу; 5) круговое движение не может принадлежать простому телу, поскольку у круга и сферы разные части движутся с разной скоростью, тогда как у простого тела разные части должны совершать одинаковые движения; 6) как заявляет сам Аристотель во «Второй Аналитике» (An. Post. I, 7, 75а35), не следует использовать математические аргументы в естествознании; значит, и о числе простых движений нельзя заключать на основании существования определенного числа простых линий.



В следующей группе возражений К. вскрывает противоречия между разными сочинениями Аристотеля (Simpl. In De Caelo 50, 55, 56): 1) в «Ме-теорологике» сказано, что горячее испарение и примыкающая к нему часть воздуха увлекаются вокруг земли круговращением неба. К. задает вопрос: является ли такое движение для воздуха и огня естественным или противоестественным? Если оно естественно, то и у воздуха, и у огня окажется сразу по два естественных движения, а если противоестественно, то одному естественному движению окажутся противоположны сразу два противоестественных. Однако в «О небе» Аристотель признает и то и другое невозможным; 2) в «О небе» говорится, что одна вещь имеет только одну противоположность, а в «Этике» добродетель противопоставляется сразу двум крайностям-порокам; 3) в «О небе» Аристотель утверждает, что небесный элемент движется по кругу по природе, тогда как в «Метафизике» он ищет объяснения его движению в более высокой причине - неподвижном первом двигателе.

Не исключено, что содержание трактата К. не исчерпывалось критикой теории пятого элемента. Из того же произведения может происходить и фрагмент, касающийся возможности существования за пределами космоса пустоты (Simpl. In De Caelo 268, 2-6), a также краткое толкование платоновского «Тимея» 30с, приводимое Проклом (In Tim. I, 452).


442                                                       КСЕНИАД

Книга К. была хорошо известна аристотелевским комментаторам. Александр Афродисийский и Симпликий считали критику К. достаточно веской, чтобы в своих комментариях выступать с ее детальным опровержением, а христианский неоплатоник Иоанн Филопон использовал эту критику с целью доказательства того, что мир не вечен и, следовательно, сотворен.

Фрагм.:Ксенарх Селевкийский. Против пятой сущности (фрагм.). Пер. с греч. С. Месяц, - Космос и Душа. М., 2005, с. 102-105.

Лит.:Moraux P. Xenarchos (5), - RE IX А2, 1967, S. 1422-1435; Moraux, Aristotelis-mus I, 1984, S. 197-230; Sambursky S. The Physical World of Late Antiquity. N. Y, 1962, p. 122-132; Месяц С. Дискуссии об эфире в Античности, - Космос и Душа, 2005, с. 63-112.

С. В. МЕСЯЦ

КСЕНИАД(Ξβνίάδης) из Коринфа(1-я пол. 5 в. до н. э.), др.-греч. философ, известен по упоминаниям Секста Эмпирика (Adv. math. VII—VIII;Pyrrh. II), на основании которых можно предположительно говорить об ан-типарменидовских элементах в учении К. (допущение существования небытия, отрицание критерия истинности и т. п.).

Лит.:Untersteiner M. (ed.). I sofisti: testimonianze e frammenti. Fasc. 1. Fir., 1967, p. 118-119.

А. В. ПАХОМОВА

KCEHOKPAT(Ξβνοκράτης), сын Агафенора (396, Халкедон на Боспоре -314 до н. э., Афины), др.-греч. философ, ученик Платона. После смерти Платона вместе с Аристотелем покинул Академию; с 339 -схоларх Академии, сменивший Спевсиппа. Сочинения К. (список из 75 названий, свидетельствующий об энциклопедическом характере его интересов, -у Диогена Лаэртия, IV 11-14) были достоянием школы и не предназначались для широкой публики; вероятно, они погибли при разрушении Академии в 86 до н. э. Однако «мнения» К. вошли в доксографические компендии (начиная с Теофраста) и были очень популярны в период Среднего платонизма.

К. - первый платоник, отличавшийся литературной продуктивностью: вероятно, им был разработан жанр философских трактатов по отдельным вопросам. Он предпринял первую серьезную попытку догматизации доктрины Платона, впервые использовав для изложения его взглядов разработанное в Академии (ср. Arist. Top. I 14, 105Ь) деление философии на физику, этику и логику (fr. 1 Heinze). Философская система К. создавалась (в противовес другим платоникам - Спевсиппу, Евдоксу, Аристотелю) как учение ортодоксального платонизма. Она поддерживала (и заостряла) пифагорейские тенденции позднего Платона. К. выделял три типа бытия: умопостигаемое, помещаемое им за пределами небесной сферы (идеи-числа); чувственное, заключенное внутри нее, и смешанное, или представляемое (δοξαστή), доступное как зрительному восприятию, так и научному изучению посредством астрономии (fr. 5). В качестве метода изложения философии К., по примеру пифагорейцев и Платона, избрал математику (арифметика и геометрия суть «ухваты философии», fr. 2) в сочетании с аллегорическим толкованием мифов. Первый бог - монада, ум, Зевс (мужское начало); второй - диада, душа мира (женское начало, как бы «мать богов»); зримых богов - 8: небо


КСЕНОФАН                                                   443

и 7 планет (fr. 15). Между людьми и богами, совмещая черты тех и других, посредничают демоны. К. не признавал временного начала мира. Начала всего суть единое и неопределенная двоица, из сочетания которых получаются числа, точки, плоскости и тела; от двоицы происходят место, пустота, апейрон; от единого и чисел - душа и др. (fr. 26). Сделав математику универсальным способом описания, К. не различал между бытием математических объектов и идей (в терминологии познейших платоников - между эйдетическим и математическим числом). Идея (как число) возникает из «большого и малого» и единого (fr. 33) и есть «парадигматическая причина существующего по природе от века» (fr. 30). Идеальные математические предметы (точки, линии, числа от 1 до 10 и т. д.) неделимы, т. е. диада не состоит из двух монад и т. д. (fr. 41^42), из чего вытекало учение о 5 элементах (по числу правильных многогранников) (fr. 53). Понимая душу как среднюю между неподвижными идеями-числами и вечно изменчивыми телами сущность, К. называл ее «числом, само себя движущим» (fr. 60, 64). Душа бестелесна (fr. 66), не имеет возникновения во времени (fr. 68) и бессмертна (fr. 74), обладает двумя потенциями - чувством и разумом (fr. 70).

Судя по названиям многих трактатов, Ксенократ придавал большое значение практической этике, в чем ему следовал сменивший его во главе Академии Полемон. Блаженство состоит в приобретении добродетелей (fr. 77), подлинно блажен - разумный (σπουδαίος - fr. 81-82). Наряду с хорошим и дурным есть «безразличные» с этической точки зрения предметы, например здоровье, богатство (fr. 76, 92).

Осуществленная Ксенократом систематическая разработка платоновского учения обусловила исключительное влияние его на неопифагореизм и средний платонизм, а также - на стоиков, воспринявших благодаря ему ряд платоновских идей (учение о принципах, о самодостаточности добродетели и др.) и эпикурейцев (учение о неделимых величинах).

Фрагменты:HeinzeR. Xenokrates. Lpz., 1892 (Hldh., 1965); Pines S. A New Fragment of Xenocrates and its Implications, - TAPhS 51, 2, 1961, p. 3-34; Senocrate, Ermodoro. Frammenti. A cura di M. Isnardi Parente. Nap., 1982.

Лит.:Krämer H. J. Der Ursprung der Geistmetaphysik. Untersuchungen zur Geschichte des Piatonismus zwischen Piaton und Plotin. Amst, 19672, S. 21-191 u.a.; Idem. Die Ältere Akademie, - GGP, Antike 3, 1983, S. 151 sq., 161-174; Dorandi T. Senocrate nel giudizio di Demetrio del Falero, - Festschrift ffir W. Kulimann. Hrsg. v. H.-Chr. Günther und A. Rengakos. Stuttg., 1997, S. 271-278; Лосев, ИАЭ III.Высокая классика. M., 1974.

Ю. А. ШИЧАЛИН

КСЕНОФАН(Ξενοφάνης) из Колофона(ок. 570 - после 478 до н. э.), др.-греч. поэт и философ. После покорения греческих городов Ионии Гарпагом (540 до н. э.) эмигрировал и вел жизнь «скитальца» в течение 67 лет. По ряду свидетельств, восходящих к полушутливому пассажу Платона в «Софисте», К. - основатель элейской школы и учитель Парменида. Однако древность знала и другой взгляд на К. (совпадающий с мнением большинства современных исследователей) как на «одиночку» (Диоген Лаэртий). Как странствующий учитель «мудрости», а также по своим просветительским установкам, этическому утилитаризму, гносеологическому релятивизму и эристическим приемам К. напоминает софистов 5 в. К. не выработал никакой философской системы: взгляды, излагавшиеся им в различных стихотворениях, не свободны от противоречий. По своему стилю К. — полемист


444                                                    КСЕНОФОНТ

и сатирик, по своему этосу - ниспровергатель всех авторитетов эллинской культуры и религиозно-нравственный реформатор.

Основное произведение К. - «Силлы» («Сатиры») в 5 кн., направленные «против всех поэтов и философов» его времени, прежде всего против Гомера и Гесиода и их антропоморфных богов. Мифологическому политеизму К. противопоставляет монотеистическую концепцию: «Один бог, наивеличайший среди богов и людей, не похожий на смертных ни телом, ни разумом»; «он весь целиком видит, весь целиком мыслит, весь целиком слышит», правит миром «силой ума» и вечно пребывает неподвижным. Согласно надежной традиции (Аристотель, Теофраст), К. отождествлял единого бога с универсумом. Учение К. о боге есть, т. обр., пантеизм в его классическом оформлении. Гносеологические высказывания К. - первая в истории греческой мысли постановка вопроса о возможности и границах познания. Высшим и абсолютно достоверным знанием, по К., обладает только бог; человеческое знание не выходит за пределы субъективного «мнения» и имеет вероятностный характер. В сочетании с критикой всех философских систем этот тезис делал К. в глазах античных скептиков предтечей скептицизма. Впервые зафиксированное у К. противопоставление мнения и знания имело программное значение для античной гносеологии. Утилитаризм К. имел не только социально-этические (осуждение роскоши, бесполезность Олимпийских игр), но и космологические следствия: «Солнце полезно... а Луна не нужна».

Фрагменты: DK I, 113-139; Testimonialize е frammenti. Introd., trad, е comm. M. Untersteiner. Fir., 1967; Lesher J. H. Xenophanes of Colophon, Fragments: A Text and Translation with Commentary. Tornt, 1992.

Лит.: Jaeger W. W. The theology of the early Greek philosophers. Oxf., 1968; FraenkelH. Wege und Formen fruehgriechischen Denkens. Münch., 1968; Lesher J. H. Xenofanes' Scepticism, - Essays in ancient Greek philosophy. Vol. 2. Albany (N. Y), 1983; LebedevA. V. A new fragment of Xenofanes, - Studi di filosofia preplatonica. Nap., 1985, p. 13 sq.

А. В. ЛЕБЕДЕВ

КСЕНОФОНТ(Ξενοφών) (ок. 445, Афины - ок. 355 до н. э., Коринф), ученик Сократа, писатель, историк и профессиональный военный; автор «Воспоминаний о Сократе» и других сократических сочинений, которые наряду с диалогами Платона являются для нас важнейшими источниками о жизни и учении Сократа.

Жизнь и сочинения. Знакомство молодого аристократа К. и бедняка-философа Сократа произошло на поле боя: в 424, в битве при Делии, К. во время отступления упал с коня и был спасен пешим воином Сократом (Strab. IX 403, D. L. II 5, 22). Летом 401 К. в качестве наемника принял участие в экспедиции персидского царевича Кира Младшего (историю этого похода и возвращения греков после поражения К. описывает в «Анабасисе»). Уехав из Афин, К. больше Сократа не видел и только по рассказам мог судить о событиях, связанных с его казнью. Между расставанием и написанием сократических сочинений прошло ок. 20 лет, заполненных военной службой: зима 400/399 - у фракийского царя Севфа, во время Коринфской войны 394-387 - у спартанского царя Агесилая, друга и покровителя К. За военную службу у спартанцев К. был награжден домом и земельным наделом в Скиллунте (в Элиде), где на досуге начал составлять свои знаменитые литературные произведения, ставшие классикой греческой про-


КСЕНОФОНТ                                                  445

зы: «Возвращение Кира» («Анабасис», Κύρου άνάβασις), «Воспоминания о Сократе» ('Απομνημονεύματα, лат. Memorabilia) и «Апологию Сократа», «Пир» и «Домострой» (Οικονομικός). В 371 элейцы овладели Скиллунтом, и К. бежал в Коринф, где завершил политическую утопию «Воспитание Кира» в 8 кн. («Киропедия», Κύρου παιδία) - роман-жизнеописание идеального монарха и устройство созданного им государства (сочинение было издано ок. 362), «Греческую историю» (Ήλλψικά), «Похвальное слово Агесилаю», «Лакедемонскую политию», «Гиерон, или Жизнь тиранна» -философский диалог, персонажами которого выведены сицилийский тиранн Гиерон и поэт Симонид Кеосский; «Об обязанностях гиппарха», «О всадническом искусстве», «О доходах» (датируется 355). Соотносительная хронология сочинений К. - предмет дискуссионный.

Ксенофонт о Сократе и сократиках. Перед исследователями всегда стоял вопрос о достоверности изображения личности Сократа у К. и Платона. Главное отличие двух версий в том, что К. изобразил Сократа прежде всего как морального учителя, игнорируя отвлеченные философские рассуждения. Обычный довод в пользу Платона: будучи в философии дилетантом, К. мог не заметить самое важное в учении Сократа. В пользу К.: не будучи оригинальным мыслителем, он, вероятно, без прикрас изложил все, что помнил, в то время как гениальный Платон вложил в уста Сократа собственное философское учение. Между тем сочинения К. являются такими же литературными произведениями, а не историческими описаниями, как и диалоги Платона. К. во многом опирался на литературную традицию «сократических диалогов», развивавшуюся к моменту начала литературного творчества К. не менее 15—20 лет («Апология Сократа» и сократический диалог «Домострой» описывают Сократа в 400 и 399, когда сам К. воевал далеко от Афин и не мог быть свидетелем этих событий).

Наибольшее значение для К. имели диалоги Антисфена, Эсхина и Платона. Наиболее важен для К. Антисфен, которого он делает персонажем своих произведений, использует повествование от первого лица (как в диалогах Антисфена), а главное, следует созданному Антисфеном образу Сократа в своих «Воспоминаниях» — ср. Mem. I 2, 1, где К. описывает Сократа обладателем трех характерных антисфеновских добродетелей - «воздержности» (εγκράτεια), «выносливости» (καρτερία) и «самодостаточности» (αυτάρκεια). К., безусловно, использовал платоновские диалоги («Лахет», «Пир», «Федр», «Теэтет» и др.), внося изменения в очевидно заимствованные у Платона темы, напр., Plat. Symp. 210a - любовь к красивым телам (юношей) как первая ступень философского эроса; Xen. Symp. VIII -безусловное осуждение этого вида телесной любви; Xen. Mem. IV, 5 - о диалектике как способности «воздержных» (^счастливых) людей различать дурное от хорошего и быть успешными в политике, в отличие от диалектики у Платона как доступной истинному философу способности «различать по родам и видам» и «определять сущность каждой вещи» (Resp. VII 534b). Сократова диалектика понятий изображается у К. лишь однажды (см. Mem. IV, 6, 1—11, о благочестии и справедливости), — это согласие К. и Платона обычно принимали за критерий исторической достоверности; однако и в данном случае можно предположить, что К. здесь зависим от Платона и не может рассматриваться как надежный свидетель о беседах исторического Сократа (Kahn 1996, р. 79; Patzer 1987, р. 438^42).


446                                                        КСЕНОФОНТ

Возможно, изложенный в «Киропедии» взгляд на природу души в какой-то мере отражает учение Сократа и разделяется самим К., но этот эпизод также выглядит как заимствование и подражание платоновской разработке учения о душе в диалоге «Федои», в котором изображен Сократ, утверждающий бессмертие души в беседе с друзьями в день своей смерти. У К. Кир в предсмертном слове говорит сыновьям, что душа, невидимая телесному взору, сообщает жизнь смертному телу, пока находится в нем; во время смерти она только расстается с телом, но не умирает сама; когда разум станет чист и несмешан, тогда он в высшей степени будет способен мыслить; сон подобен смерти, но именно во сне душа более всего сродни богам, хранителям этого прекрасного космоса, во сне она способна предвидеть будущее и наиболее освобождена от телесных уз (Хеп. Суг. VIII 7, 17-22).

Социально-политические взгляды К. («Киропедия», «Похвальное слово Агесилаю», «Домострой») базируются на идеалах аристократической этики и отражают восхищение К. спартанским государственным устройством. К. был сторонником монархической формы правления, видя в ней необходимую силу для объединения постклассической Греции. В целом К. как литератор и политик способствовал развитию новых для Греции 4 в. политических доктрин - монархической и панэллинской. Залогом успеха царя, как и полководца, является правильное воспитание (педагогика как часть политики - идея, разделявшаяся многими греческими идеологами и философами, в т. ч. Платоном). Происхождение, природные задатки и воспитание (пайдейя) служат необходимыми условиями формирования идеального полководца и монарха, и таким образцовым монархом в «Киропедии» выведен Кир. В «Домострое» К. проводит сравнение между ведением домашнего хозяйства и управлением государством - ср. схожие идеи у Платона в «Политике» и «Протагоре»: есть одно универсальное искусство управления, включающее искусство хозяина и правителя, а также у Исократа в речи «К Никоклу»: монархия как управление своим домом, своим достоянием, которое он должен любить, быть человеколюбивым и патриотичным (φίλάνθρωπον, φιλόπολιν), Isoer. Ad Nie. 15, 2.

Идеал человеколюбия (φιλανθρωπία) в связи с теорией монархии и нравственного совершенства личности - на долгие годы центральная тема в философии периода эллинизма (ср. стоики, имп. Юлиан), и К. находился у истоков формирования традиции (ср. Суг. VIII 7, 22: «После богов уважайте весь род человеческий во всех его будущих поколениях»; VII 5, 73 — новая для греков идея о проявлении человеколюбия-милосердия к пленникам). В одной из новелл «Воспоминаний о Сократе» (Mem. IV 3, 7) содержится сводка аргументов в пользу существования богов на основании целесообразного устроения природы и самого человека, что свидетельствует о человеколюбии и благожелательности богов по отношению к людям.

Соч.:Xenophontis Opera omnia. Ed. E. С. Marchant. Oxf., 1900-1904 (repr. 1968); Xenophon. Greek text and engl. tr. by W. Miller et al. Vol. 1-7. Camb. (Mass.), 1960-1968. Рус. пер.: Ксенофонт. Сократические сочинения. Пер. С. И. Соболевского. М., 1935 (СПб., 1993); Киропедия. Агесилай. Пер. В. Г. Боруховича, Э. Д. Фролова. М., 1977; Гиерон, или Слово о тирании. Пер. А. А. Россиуса, - Лео Штраус. О тирании. СПб., 2006, с. 39-62.

Справочн. лит. и библ.: Index Socraticorum Xenophontis operum. Conscrip. A. R. Lopez et F. M. Garcia. Hldh., 1995; Bibliography of Editions, Translations and Commentary on Xenophon's Socratic Writings. Ed. by D. R. Morrison. 1988.


ЛЕВКИПП                                                     447

Лит.: Wood N. Xenophon's theory of leadership, - Class&Med 25, 1964, p. 33-66; Breitenbach Η. R. Xenophon von Athen. Stuttg., 1966; Strauss L. Xenophon's Socrates. Ithaca, 1972; Vander Waerdt P. (ed.). The Socratic Movement. Ithaca, 1994; Idem. Socratic Justice and Self Sufficiency, - OSAPh 11, 1993, p. 1-48; Patzer A. (ed.). Der historische Socrates. Darmst., 1987; Kahn Ch. Plato and the Socratic Dialogue: The Philosophical Use of A Literary Form. Camb.(Mass.), 1996; Xenophon and His World. Papers from a Conference held in Liverpool in July 1999. Ed. С Tuplin. Stuttg., 2004; Фролов Э. Д. Политические тенденции трактата Ксенофонта «О доходах», - Проблемы социально-экономической истории древнего мира. Сб. памяти акад. А. И. Тюменева. М.; Л., 1963, с. 204-221.

М. А. СОЛОПОВА

Л

ЛАКИД(Λακύδης) из Кирены(ум. ок. 207 до н. э.), греческий философ, глава платоновской Академии после смерти Аркесилая в 241/40; передал руководство школой еще при своей жизни (что случилось впервые в истории Академии) Телеклу и Евандру из Фокеи. Л. иногда считают родоначальником Новой Академии (D.L.I14;I19;IV59, Суда о Л.: δ? της νέας "Ακαδημίας κατήρξζν), но более верно относить основание Новой Академии вслед за Секстом Эмпириком (Pyrrh. I 220) ко времени схолархата Карнеада. Став схолархом, Л. стал учить в новом месте, названном Лакидейон (Λακύδβων), -это был сад, устроенный при Академии царем Атталом I.

В чем состояло скептическое учение Л., судить трудно. Наиболее пространное свидетельство о Л. - у Евсевия, Рг. Εν. XIV 7, 1-13 (цитата из истории философии Аристокла из Мессены), однако там, как и у Диогена Лаэртия (IV 59), приводятся преимущественно забавные истории из его жизни. Л. считал, что философское учение и жизнь - это разные вещи, что для позднейшей традиции стало очередной иллюстрацией несовместимости теоретического скепсиса и практического поведения.

Фрагм.:Mette H. J. Weitere Akademiker heute: von Laky des bis zum Kleitomachos, -Lustrum 27, 1985, p. 39-148.

Лит.: Dorandi T. Per la cronologia di Lacide, - RhM 133, 1990, S. 93-96; Görler W. Alterer Pyrrhonismus. Jüngere Akademie. Antiochos aus Askalon, - GGPh, Antike 4. 2, 1994, S. 830-834, 846. См. также лит. к ст. Скептицизм.

М. А. СОЛОПОВА

ЛЕВКИПП(Λεύκιππος) (сер. 5 в. до н. э.), древнегреческий философ-атомист, старший современник Демокрита и, согласно традиции, его учитель.

Местом рождения Л. называют три города: Милет, Элею и Абдеру (DK67 AI), что, возможно, суммирует философское преемство Л. по отношению к ионийской и элейской философии и его роль как наставника Демокрита, уроженца Абдеры. Соответственно, имеются разноречивые сведения о наставниках Л. в философии (DK67 А 1-5; 10): согласно большинству источников, он слушал Зенона Элейского (Псевдо-Гален, Диоген Лаэртий, Климент Александрийский, Ипполит Римский), называют также Мелисса (Цец), кого-то из пифагорейцев (Ямвлих ставит Л. в ряд с Алкмеоном и Гиппасом).


448                                                       ЛЕВКИПП

Чаще всего имена Л. и Демокрита упоминаются вместе, так что затруднительно выяснить, в какой мере учение Л. отличалось от демокритовского, скорее, источники подчеркивают сходство. Как считается, Л. «первым пришел к мысли о допущении атомов» ([Galen.] Hist. phil. 3, 50 = Dox. Gr., 601, 9), что признается более достойным внимания, чем сохраненное Страбоном мнение Посидония о том, что родоначальником учения об атомах был финикиец Мох Сидонский, живший до Троянской войны (Strab. XVI, 2, 24). Судя по тому, что Аристотель в отдельных случаях приводит мнение одного Л., он считает именно его родоначальником учения об атомах. Между тем в свое время в научной литературе серьезно ставился вопрос о реальном существовании Л. как исторической личности (Э. Роде, П. Наторп, П. Таннери, В. Нестле и др.) на основании слов Эпикура (А 2 = D. L. X 13: «не было никакого философа Левкиппа»), однако сомнение в существовании Л. более не рассматривается серьезно (краткую историю вопроса с указанием осн. лит. см. GuTHRiE II, p. 383).
















Сейчас читают про: