double arrow

Организационно-экономические механизмы воспроизводства теневого предпринимательства в национальной экономике


 

Породив экономические и неэкономические факторы распространения в обществе теневых экономических отношений, радикальные реформаторы, следуя принципам рыночного либерализма и постулатам монетаризма не сделали ничего для нейтрализации тех факторов, которые генерировали теневые экономические отношения в советский период. Более того, их воздействие значительно усилилось. Теневые распределительные отношения на уровне предприятия осуществляется в следующих видах.

Первый вид - установление двухканальной системы зарплаты работникам с целью избежать значительных социальных отчислений с фонда оплаты труда. В такой системе работникам устанавливается небольшая номинальная заработная плата, с которой уплачиваются налоги и на которую осуществляются соответствующие социальные начисления. При этом другая часть зарплаты, во много раз большая по величине, выплачивается работнику в порядке теневого денежного вознаграждения, причем, двумя способами: во-первых, выплата в форме «черного нала» за счет нелегальных (неучтенных) доходов фирмы, с которых, к тому же, не были уплачены налоги (здесь наблюдается взаимное перекрещивание процессов обмена и распределения на микроуровне экономики); во-вторых, выплата теневой зарплаты в качестве процента по депозиту, носящему фиктивный характер.




Второй вид теневых распределительных отношений - уклонение от налоговых платежей в рамках поставок продукции производственно-технического назначения, которая относится к промежуточной продукции в системе общественного воспроизводства (но для ряда предприятий она относится к конечной продукции), поскольку в масштабе национальной экономики она не удовлетворяет конечные потребности ни индивида, ни общества, ни государства. Следует иметь ввиду, что освобождение от налогообложения промежуточной продукции производственно-технического назначения в существенной мере способствует интенсификации производственных связей между предприятиями, кроме того, растут масштабы производственных поставок, следствием чего является увеличение объемов производства и возрастание выпуска конечной продукции для общества, которую можно уже в полной мере облагать налогами.

В комплекс экономических отношений входит своеобразный теневой налоговый кредит: от налога освобождается промежуточная продукция; ее стоимость в полном объеме, включающем и ее прирост, в дальнейшем подвергается налогообложению в составе стоимости конечной продукции, тем самым возвращается ранее предоставленный фактический налоговый кредит.

Рассматриваемый метод освобождения от налогов в форме неформального налогового кредита на продукцию производственно-технического назначения промежуточного потребления в рамках определенной совокупности предприятий, связанных в единую сеть взаимными поставками, приобретает особо важное значение в условиях современной российской экономики, когда в стране искусственно создан дефицит денег, наиболее остро проявляющийся в сфере производства; при чрезмерности уровня налогообложения – все это вместе взятое удушает производство экономически, обусловливая его непомерный спад. Рассмотренный метод освобождения от налогов способен оживить производство, на порядок увеличить его объем, включая и конечную продукцию, доходы от реализации которой можно уже в полной мере подвергать налогообложению. При этом государство в конечном итоге получит значительно большую сумму налоговых платежей и, что принципиально важно, - в деньгах, в полной мере покрытых общественно-полезной продукцией.



Исследование профессора Шнайдера, проведенное по 17 наиболее развитым странам мира с 1994−го по 1998 год, свидетельствует, что теневая экономика на Западе не только значительна по своим масштабам, но и постоянно растет. Если взять данные за 1998 год, то страной с наиболее высокой долей теневого сектора является Греция (29,0% официального ВВП). Ненамного отстают от нее Италия (27,8%), Испания (23,4%) и Бельгия (23,4%). В среднем эшелоне оказываются Ирландия, Канада, Франция и Германия (от 14,9% до 16,3%). Наиболее низкие показатели доли теневого сектора имеют Австрия (9,1%), США (8,9%) и Швейцария (8,0%). На первый взгляд эти цифры относительно невелики. Но если перевести их из относительных в абсолютные показатели, то получится, что в США теневая экономика ежегодно создает товаров и услуг на 700 млрд. долларов, в Италии – на 310 млрд, а в Великобритании – на 190 млрд. долларов.[11]



Наиболее быстрый рост масштабов теневого сектора в 80−90−е годы наблюдался в Греции, Италии, Швеции, Норвегии и Германии — то есть там, где экономика становилась все более зарегулированной из-за принятия новых общеевропейских законов. Например, объем теневой экономики Германии с 1975−го по 1997 год вырос в пять раз – с 60 до 300 млрд. долларов. Причем неофициальный сектор рос в Германии со скоростью 8% в год — значительно быстрее, чем официальный ВВП.[12]


Рис. 4. Размер теневой экономики в развитых странах[13]

 

Большая доля теневой экономики объясняется и чрезмерной налоговой и социальной нагрузкой на предприятия: в Греции, Италии, Бельгии и Швеции самые высокие налоги в Европе (72−78%). В то же время развитые страны с наименьшим уровнем налогового бремени – США и Швейцария (41,4% и 39,7% соответственно) – имеют относительно небольшой теневой сектор. Предприятия и домохозяйства уходят в тень как из-за прямых налогов (в частности, подоходного – например, в Германии разница между средней начисленной и «чистой» месячной зарплатой составляет 1500 марок), так и косвенных, таких как НДС. По оценке профессора Шнайдера, именно по этим причинам 55% предприятий переходят в теневой сектор.

В Европе налоговая нагрузка сейчас постоянно растет: отчисления из заработной платы, составлявшие в начале 70−х годов 27%, сейчас преодолели в Европе отметку в 42%. В Германии, например, час работы строителя, обходится заказчику в 81 марку. Но из этой суммы лишь 12 марок достается непосредственно работнику, остальное уходит строительному предприятию и в виде налогов государству. Эта громадная разница и создает возможность для торга между строителем и заказчиком. В результате строительство частных домов и их ремонт - одна из тех сфер, которая практически полностью «погрузилась» в теневую экономику. Платя наемным строителям наличными, немецкие домовладельцы сообщают в налоговые органы, что строители приходятся им родственниками либо знакомыми и помогают в работе совершенно бесплатно.

Тем не менее, при всех своих издержках теневая экономика иногда может оказаться благом. Так, за счет теневой экономики проблема безработицы в развитых странах оказывается куда менее острой, чем могла бы быть. Высокий официальный уровень безработицы в той же Германии объясняется развитостью теневого рынка труда: получив официальный статус безработного, многие отправляются зарабатывать в теневом секторе.

Занятость в теневой экономике растет из года в год: если в 1974−1982 годах в нее было вовлечено 8−12% трудоспособного населения Германии, то в 1997−1998 годах этот показатель вырос до 22%. Сегодня рекордсменом по занятости в теневом секторе является Италия, где, по разным оценкам, в нем занято от 30% до 48% экономически активного населения (правда, в основном речь идет о втором, дополнительном источнике дохода).[14]

По оценке профессора Шнайдера, в странах Евросоюза не менее 10 млн. человек занято исключительно в теневой экономике, а в целом по ОЭСР — порядка 17 млн.

Однако метод спроса на наличность мало подходит для оценки роли теневой экономики в менее развитых странах, где наличные деньги широко используются в совершенно официальных расчетах (даже при выплате налогов предприятиями), а с пластиковыми карточками знакомы лишь считанные проценты населения.

 


Рис. 5. Частота использования взяток в России[15]

 

Для оценки масштабов теневой экономики в этих странах экономисты чаще всего пользуются «методом физических затрат», сравнивая потребление электроэнергии и объем выпуска продукции. «Избыточное» потребление электроэнергии в сравнении с официально декларируемым объемом производства говорит о присутствии в экономике теневого сектора, который иногда достигает гигантских масштабов. При использовании этого метода оказывается, что теневая экономика в Нигерии достигает 76% от официального ВВП. Значительный масштаб теневого сектора отмечается также в Таиланде (71%), Египте (68%), Боливии (66%) и Панаме (62%). Фактически в большинстве развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки можно говорить скорее о существовании «параллельной», или «второй» экономики, ненамного уступающей по масштабу экономике официальной.

Если в странах Запада в теневом секторе работают в основном небольшие фирмы, а заработки от деятельности используются как дополнительный источник дохода, в развивающихся странах ситуация иная. Огромное количество мигрантов, прибывающих из сельской местности в городские трущобы, неспособно найти работу в легальном секторе и вынуждено добывать основные средства в экономике теневой. Повсеместная коррупция и изъяны в законодательстве способствуют тому, что значительная часть хозяйственной деятельности оказывается неучтенной официальными властями.

Методом физических затрат пользуются и для оценки масштабов теневой экономики в странах бывшего соцлагеря. Согласно различным исследованиям, наибольшее значение в первой половине 90−х годов теневой сектор имел в экономике Грузии (43−51% официального ВВП), Азербайджана (34−41%) и России (27−46%). Для всех постсоветских стран характерна одна тенденция: теневая экономика активно растет, в среднем с 26% в 1990−м до 35% в 1995 году. Причем в отличие от стран Азии и Латинской Америки многие компании на постсоветском пространстве (даже крупные, с участием государственного капитала) прибегают к теневым операциям наряду с вполне легальной деятельностью в «официальной» экономике.

 











Сейчас читают про: