double arrow

Нефедов, С. А. Петр I: блеск и нищета модернизации //  


Историческая психология и социология истории 2011. № 1С. 47–73.

Технологическая интерпретация истории

…В общем смысле технологическая интерпретация истории явля­ется вариантом диффузионизма, в ее основе лежит теория культур­ных кругов - историко-этнологическая концепция, весьма попу­лярная в 1920-х и 1930-х годах. Создатель этой концепции Ф. Гребнер считал, что сходные явления в культуре различных на­родов объясняются происхождением этих явлений из одного цен­тра. Последователи Гребнера полагают, что важ­нейшие элементы человеческой культуры возникают лишь однаж­ды и лишь в одном месте в результате великих, фундаментальных открытий. Фундаментальными считаются открытия, позволяющие расширить экологическую нишу этноса. Это могут быть открытия в области производства пищи, например доместикация растений, позволяющая увеличить плотность населения в десятки и сотни раз. Это может быть новое оружие, позволяющее раздвинуть гра­ницы обитания за счет соседей. Эффект открытий таков, что они дают народу-первооткрывателю решающее преимущество перед другими народами. …Волна заимствований, вызванная распространением нового оружия, носит сложный характер и состоит из ряда социально­экономических и культурных преобразований, следующих друг за другом в определенной последовательности. Сначала заимствуется собственно оружие, затем - военная организация и военная про­мышленность (или ремесло). Это необходимые первоочередные заимствования, без которых государство не сможет противостоять завоевателям. Затем круг заимствований расширяется, охватывая те области социальной системы, которые связаны с военной органи­зацией и военной промышленностью - вплоть до полной пере­стройки социальной системы по образцу победоносных завоевате­лей. Эти преобразования можно отнести к заимствованиям второй очереди. В некоторых случаях традиционная социальная система оказывается достаточно гибкой и приспосабливается к изменениям в военной сфере без полной социальной перестройки, поэтому за­имствования второй очереди не являются безусловно необходимы­ми. Наконец, к заимствованиям третьей очереди относятся транс­формации в области культуры, быта, одежды, обычаев, в слово­употреблении и языке. Они, безусловно, не являются необходимы­ми, и их мотивы обычно носят чисто психологический характер: завоеватели и победители автоматически считаются истинными носителями «цивилизации» и «культуры», и поэтому им якобы не­обходимо подражать в быту.




….Военная революция XVII века

В контексте европейской истории XVII-XVIII веков концепция технологической интерпретации истории смыкается с хорошо из­вестной теорией «военной революции» XVII века. Теория военной революции была создана сорок лет назад известным английским историком М. Робертсом - он считал, что перемены в социальной и политической жизни Европы были порождены теми фундамен­тальными открытиями в военном деле, которые вызвала деятель­ность шведского короля Густава Адольфа (1611-1632) … Как полагал Робертс, военная революция изме­нила весь ход истории Европы. Появление регулярных армий озна­чало необходимость перестройки финансовой системы, необходи­мость увеличения налогов, что вело к росту бюрократии и усиле­нию королевской власти - к рождению европейского абсолютизма.



Фундаментальные военные инновации Густава Адольфа вызва­ли волну шведских завоеваний. …Распространявшаяся по Европе волна завоеваний вызва­ла волну диффузии - столкнувшиеся со шведами народы стреми­лись как можно быстрее перенять новое оружие завоевателей. По­сле разгрома в 1656 году под Ригой царь Алексей Михайлович при­ступил к созданию регулярной армии, состоявшей из полков «ино­земного строя»; эта армия была вооружена полковыми пушками, хотя русские пушки были не такими легкими, как шведские.

Начиная с XVII века крупные военные инновации в Европе следовали одна за другой: вслед за появлением легких пушек на­ступил новый этап военной революции - появились мушкет с кремневым замком (фузея) и штык. Появление нового оружия по­влекло за собой изменение военной тактики и военной организа­ции. На смену тактике плотных колонн-«баталий», в которых муш­кетеры были перемешаны с пикинерами, пришла линейная тактика, предполагавшая отказ от использования пикинеров и построение мушкетеров в 4-6 линий. ……



Феномен Петра I: голландский моряк на русском троне

Вокруг реформ Петра Великого уже три столетия ведутся оживленные споры. Одни историки (например, С. М. Соловьев) признают их кардинальным переворотом, «революцией», другие (П. Н. Милюков) отказываются называть их реформами, ибо «хо­зяйничанье изо дня в день не представляет собой ничего похожего на реформу». Сложность восприятия петров­ского времени заключается в том, что в преобразованиях Петра было много внешнего, и такие мероприятия, как принудительное бритье бород и резание рукавов кафтанов, производили на общест­во большее впечатление, чем создание новой армии и флота. Буду­чи определены в своей основе глубинными историческими процес­сами, преобразования Петра в то же время представляют собой пример действия механизма диффузии, который в конечном счете работает через личные связи конкретных людей и поэтому в неко­торой степени зависит от сочетания случайных событий. …

Поездка в Европу

..Хотя молодой царь смотрел на мир глазами моряка и плотни­ка - или, может быть, благодаря этому, - Амстердам и Лондон про­извели на него огромное впечатление. С этого времени в душе Пет­ра поселилась мечта по мере возможности превратить Россию в Голландию, и главное - построить свой Амстердам, город кораб­лей, каналов и многоэтажных каменных зданий. ….

Первые реформы

… Были изданы указы о бритье бород и запрещении носить рус­скую одежду, о переносе празднования Нового года на 1 января. Реформы такого рода относятся к заимствованиям третьей очереди и следуют обычно в заключительной фазе преобразований, после того как осуществлены главные заимствования, касающиеся техни­ки и общественных отношений. В то же время они наиболее болез­ненно воспринимаются обществом, потому что символизируют собой отказ от основных жизненных традиций. В 1766 году в ана­логичной ситуации в Испании запрет ношения сомбреро вызвал большое народное восстание, и возмущенные толпы едва не взяли штурмом королевский дворец. Указ Петра также вызвал восстание, но не сразу, - в 1705 году против «немецкого платья» вспыхнул бунт в Астрахани.

…Первоочередная реформа армии началась через год после воз­вращения Петра, когда приехавший из Австрии майор А. Вейде подготовил новый воинский устав под названием «Краткое обык­новенное учение». К осени этого года из новобранцев было сфор­мировано 27 полков, вооруженных фузеями со штыками и обучен­ных линейной тактике в ее австрийском стрелковом варианте. Саксонский генерал Лан- ген, видевший русскую армию до Нарвы, находил ее превосходной по составу: люди все были рослые, молодые, исправно обмундиро­ванные и обученные стрельбе так хорошо, что не уступали немец­ким полкам. Таким образом, первооче­редная задача заимствования фундаментальных военно-техничес­ких достижений была решена достаточно быстро, и для этого не нужно было воевать со шведами. Решение этой задачи было облег­чено тем, что военная реформа была начата еще при царе Алексее Михайловиче, методы комплектования «полков иноземного строя» уже были опробованы, и Петру было достаточно закупить новые мушкеты и обучить рекрутов новой линейной тактике.







Сейчас читают про: