double arrow

Предполагаемый преступник?


Dare to read: Нэнси Дрю и Братья Харди

(https://vk.com/daretoreadndrus)

ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

Кэролайн Кин

Детективные истории Нэнси Дрю – 61

(Nancy Drew Mystery Stories 61)

Кольцо Свами

(The Swami's Ring)

 

Перевод – Эльмира (https://vk.com/id11829664) (2020)

Перевод подготовлен эксклюзивно для группы Dare to read: Нэнси Дрю и Братья Харди (https://vk.com/daretoreadndrus). Авторские права на книги принадлежат законным правообладателям. Авторство перевода принадлежит переводчику. Ни переводчик, ни группа коммерческой выгоды не извлекают.

Когда в больницу Розмонт в Ривер-Хайтс поступает пациент, страдающий амнезией, медсестра Лиза Скотти связывается со своей подругой Нэнси Дрю. Молодой человек был найден раненым у подножия утёса без каких-либо документов и воспоминаний о том, что с ним случилось. Однако, в результате тщательного осмотра его рюкзака обнаруживается необычное кольцо, слишком большое, чтобы таинственный незнакомец мог его носить.

Узнав, что кольцо имеет индийское происхождение, Нэнси становится на опасный путь, пытаясь помочь этому человеку вернуть утраченную личность. Вскоре она оказывается втянутой в новое задание. Просьба прекрасной арфистки заставила Нэнси искать нарушителей спокойствия, которые полны решимости бойкотировать Летний музыкальный фестиваль Ривер-Хайтс. Находки Нэнси выявляют важную связь между пациентом больницы, арфисткой и злоумышленниками из-за границы.




Таинственный пациент

 

– Нэнси, не могла бы ты приехать в больницу Розмонт и помочь разгадать тайну?

Тайна! Это было всё, что нужно было услышать девушке-детективу от своей бывшей одноклассницы Лизы Скотти, которая сейчас работала медсестрой, чтобы полностью захватить её внимание.

– Звучит захватывающе, – нетерпеливо сказала Нэнси. – Расскажи мне об этом.

– Молодой человек только что доставлен в отделение скорой помощи с сильными ушибами. У него амнезия – он не может вспомнить, кто он, где он был, куда он направлялся и что с ним произошло.

– Кто его нашёл? – спросила Нэнси.

– Какие-то люди из другого штата. Они остановились у лесополосы возле аэропорта, чтобы размять ноги, и обнаружили его у подножия утёса. Видимо, он упал или был сброшен. Я удивлена, что у него нет переломов.

– Я тоже, – сказала Нэнси, быстро добавив, – я сейчас подъеду. Пока!

– Подожди, не вешай трубку, – прервала её Лиза. – Часы посещения начинаются не раньше одиннадцати.

Нэнси посмотрела на свои наручные часы. Было только десять.

– В таком случае, почему бы мне не предложить услуги волонтёра в Розмонте? Тогда я смогу видеть Клиффа[1] почти в любое время.

Лиза хихикнула.

– Как ты узнала, что все медсёстры его так называют?

– А я и не знала, – засмеялась Нэнси.



– Встретимся на пятом этаже. Клифф в палате 502.

Как только Лиза отключилась, Нэнси набрала номер телефона больницы. Поскольку прошлым летом она посещала ознакомительную программу для волонтёров в Розмонте, она имела опыт работы в больнице. Конечно, она могла бы начать прямо сейчас. По крайней мере, она на это надеялась.

– Нэнси, дорогая, – крикнула Ханна, когда девушка бросила трубку, – ты предпочитаешь рыбу или птицу на ужин?

– Я приму оба варианта, если они будут приправлены пряными аппетитными подсказками! – поддразнила её Нэнси.

– Будь серьёзнее, – ответила миссис Груин, высунув голову из кухни.

За эти годы между молодой девушкой и экономкой семьи Дрю выросли прекрасные тёплые дружеские отношения. Она помогала воспитывать Нэнси с трёх лет, с тех пор как скончалась миссис Дрю.

– Я веду себя серьёзно, – улыбнулась Нэнси. Солнечные блики, падая на её красивое лицо, вспыхивали в рыжевато-русых волосах и плясали в голубых глазах.

– Только не говори мне, что у тебя есть собственная тайна, прежде чем ты закончишь дело, над которым работаешь ты и твой папа, – ответила Ханна. Она надеялась, что ответ будет отрицательным. – Что скажет твой отец?

Карсон Дрю был известным в Ривер-Хайтс адвокатом. В последнее время он занимался проблемами летнего городского музыкального фестиваля. Накануне вечером он сказал Нэнси о своих опасениях, что фестиваль может быть вынужденно закрыт из-за спорной ситуации, возникшей с исполнителями. Как он нередко это делал, мистер Дрю попросил совета у своей талантливой восемнадцатилетней дочери.



– Если ты хочешь сказать, что папа будет беспокоиться, буду ли я успевать работать над двумя загадками одновременно… – начала говорить Нэнси.

– Именно это я и имею в виду.

Однако Нэнси не согласилась. Она знала, как Ханна беспокоится о ней, но не могла не поддразнивать её время от времени.

– Когда папа придёт домой, скажи ему, что я в больнице.

– Что? – опешила женщина.

– Но не как пациент.

Экономка покачала головой, а Нэнси чмокнула её в щеку и попрощалась. Проезжая через город, она заметила на рекламном щите объявление о музыкальном фестивале Ривер-Хайтс, но сосредоточила свои мысли на больнице Розмонт, где вскоре оказалась.

Припарковав машину, она поспешила в здание, чтобы зарегистрироваться в качестве волонтёра, затем прошла прямо к лифту и нажала кнопку. Дверь открылась через мгновение, но когда она шагнула вперёд, большой крепкий мужчина с тяжёлой чёрной бородой оттолкнул её в сторону.

– Эй… – воскликнула она, когда незнакомец поспешил вперёд и нажал внутреннюю кнопку, но дверь закрылась, прежде чем Нэнси смогла войти. Она посмотрела на светящийся ряд наверху. – Он остановился на пятом этаже! – пробормотала она. – Надеюсь, я больше не столкнусь с ним!

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем лифт вернулся, но наконец-то юная сыщица поднялась наверх. Лиза ждала её.

– Минуту назад из лифта вышел какой-то псих, – сказала медсестра, – и практически сбил меня с ног.

– Значит, нас уже двое, – ответила Нэнси по дороге в комнату 502.

Когда они были в нескольких футах от палаты Клиффа, они услышали короткие быстрые звуки сдавленного дыхания и побежали внутрь.

– О нет! Остановитесь! – Лиза взвизгнула, увидев, что руки бородатого незнакомца сжимают шею Клиффа.

 

 

– Отойдите от него! – потребовала Нэнси. Она и Лиза схватили мужчину за руки. Разъярённый, он вырвался и зарычал на Клиффа:

– Где кольцо, которое ты украл?

– Я позвоню в полицию, если вы не… – угрожала Лиза.

Это остановило мужчину. Он убрал пальцы с шеи Клиффа, позволив пациенту скользнуть вниз на подушку. Клифф тихо застонал, приоткрыл глаза и сразу же снова их закрыл.

– Кто вы? – спросила Нэнси злоумышленника.

Он развернулся на каблуках и выбежал в коридор.

– Вернитесь! – настаивала Нэнси. Она поспешила за ним изо всех сил, но, благодаря длинным ногам, незнакомец быстро добрался до лифта, который начал спускаться.

Мгновенно Нэнси ринулась через дверь по лестнице. Она помчалась вниз, перепрыгивая через две ступеньки, и, добравшись до первого этажа, прорвалась через вестибюль к входу.

– О! – пробормотала она разочарованно. Незнакомец исчез в ожидавшей его машине бежевого цвета с синей гоночной полосой на багажнике. Автомобиль помчался по улице.

Клубы дыма из выхлопной трубы скрыли номерной знак, так что Нэнси не смогла его разглядеть. Разочарованная, она вернулась в комнату Клиффа, где Лиза поила его водой из маленькой чашки.

– Это моя подруга Нэнси Дрю, – сказала молодая медсестра, представляя их друг другу.

Пациент, мужчина с резкими чертами лица и светло-каштановыми волосами, слабо кивнул.

– Хотел бы я назвать вам своё имя, – сказал он со смешливыми нотками в голосе.

– Клифф пока подойдёт, – ответила Нэнси. – Вы пережили тяжёлое испытание всего несколько минут назад. Вы знаете, кто был этот человек?

– Нет, совсем нет.

– Нэнси – детектив-любитель, – быстро вставила Лиза, – и она хочет вам помочь.

Клифф снова улыбнулся:

– Расскажите мне о каких-нибудь своих расследованиях.

Девушка-детектив скромно покраснела.

– Кстати, – вставила Лиза, – для решения двух своих последних загадок Нэнси даже отправилась за границу. Она раскрыла Тайну старого кружева в Бельгии и разгадала в Греции Тайну греческого символа.

– У тебя отличная память, – заметила Нэнси и, внезапно осознав, что она сказала, добавила: – О, извините, Клифф.

– Моя дырявая голова не настолько чувствительна, – усмехнулся пациент. – Я уверен, моя память была, по крайней мере, так же хороша, как ваша, Нэнси, … когда-то.

Прежде чем она успела что-то сказать, он сонно закрыл глаза, и Лиза поманила Нэнси в коридор.

– Я хотела бы рассказать Бесс и Джорджи обо всём этом, – сказала Нэнси.

Бесс Марвин и Джорджи Фейн, ближайшие подруги Нэнси, приходившиеся друг другу двоюродными сёстрами, часто помогали ей разгадывать загадки.

– Чем больше мозгов мы задействуем, стараясь определить личность Клиффа, – ответила Лиза, – тем быстрее мы узнаем, кто он.

– Точно.

Нэнси извинилась и позвонила в дом Марвинов. К её удовольствию, ответила Бесс.

– Минутку, Нэнси. Позволь мне подключить к разговору Джорджи. Она здесь.

– Отлично, потому что мне нужно поговорить с вами обеими.

– О-о, – сказала Бесс. – У меня такое чувство, что нас ждёт ещё одно приключение, надеюсь, ничего страшного.

Нэнси слегка посмеивалась, пока её подруга звала Джорджи к параллельному телефону. Затем, стараясь быть как можно более краткой, девушка рассказала им о Клиффе.

– Мне бы хотелось, чтобы вы встретились с ним, – сказала Нэнси. – Можете ли вы приехать в больницу?

– Конечно, – хором ответили Бесс и Джорджи, выказывая нетерпение.

Когда они добрались до больницы Розмонт, Клифф снова бодрствовал, и Нэнси представила своих подруг. После этого Джорджи спросила, было ли найдено при пациенте какое-либо удостоверение личности.

– Судя по всему, нет, – сказала Нэнси.

– Единственное, что у него было с собой, – это рюкзак, – подсказала Лиза.

Она вытащила тяжёлый холщовый мешок из шкафа.

– Клифф, вы не будете возражать, если я просмотрю его? – спросила Нэнси.

– Нет, конечно, нет.

Под всеобщими взглядами она вытащила несколько предметов одежды и конверт с деньгами. Затем её пальцы нащупали что-то под подкладкой сумки. Неожиданное утолщение ткани подсказало наличие скрытого кармана.

– Ты нашла что-то ещё? – спросила Бесс, нарушая тишину.

– Может быть.

Она открыла карман и зажала содержимое в ладони.

– Ну, не томи, – взмолилась Джорджи.

Когда Нэнси разжала кулак, у всех перехватило дыхание от находки. Это было большое золотое кольцо, чрезвычайно богато украшенное и явно предназначенное для очень толстого пальца!

– На пальце Клиффа оно бы просто болталось, – заметила Лиза.

Нэнси посмотрела на молодого человека, чьи глаза были прикованы к необычному кольцу. Было ли это то самое кольцо, в краже которого его обвинили?

 

Происшествие с Томми

 

– Клифф, – сказала Нэнси, держа кольцо в руках, – для вас это что-то значит?

Он прищурил глаза, как будто пытаясь что-то вспомнить.

– Нет… нет, ничего…

– Я не думаю, что его следует оставлять без охраны в этом шкафу, – заявила Нэнси. – Мы можем поместить его в сейф, пока я не вернусь с лупой? Я бы хотела изучить его подробнее.

– Разумеется, – ответила Лиза, – если Клифф не против.

Лиза пообещала отнести кольцо вниз, как только даст ему назначенные лекарства. Тем временем Нэнси привела Бесс и Джорджи в кабинет доктора Рэндольфа, директора Розмонтской больницы. Это был высокий человек в возрасте около шестидесяти лет.

– Приятно видеть дочь Карсона Дрю в нашем волонтёрском штабе, – приветствовал он Нэнси.

Адвокат состоял в совете директоров больницы и был личным другом доктора Рэндольфа.

– Полагаю, вы слышали о пациенте с амнезией, – сказала Нэнси.

– Конечно. Его появление – самое захватывающее событие из того, что произошло здесь за всю неделю! – ответил мужчина. – Конечно, нельзя сказать, что это столь же увлекательно для него, бедный парень. Мы позвонили шефу МакГиннису, чтобы узнать, не подходит ли кто-то из списка полицейского департамента пропавших без вести под его описание.

– Что вы узнали?– спросила Джорджи.

– Абсолютно ничего. Полиция хотела узнать, было ли совершено физическое нападение на Клиффа, – продолжил доктор Рэндольф. – Но доказательств этому, по словам доктора Андерсона, не было.

– Другими словами, – сказала Бесс, – у полиции нет причин ввязываться.

– Не было до сих пор, – серьёзным тоном добавила Нэнси.

– Что ты имеешь в виду? – спросил доктор Рэндольф.

Девушка рассказала ему о бородатом незнакомце, его обвинении и об обнаруженном ею кольце.

– На данный момент это наш единственный ключ к личности Клиффа, – сказала она. – И я бы хотела изучить его подробнее.

– Хорошая идея, Нэнси.

Пообещав держать мужчину в курсе всех событий, она и её подруги вышли в коридор.

– Когда я зарегистрировалась в качестве волонтёра, меня попросили помочь раздать цветы, поэтому сейчас я займусь этим, – сказала юная сыщица Бесс и Джорджи. – Может быть, мы позже устроим мозговой штурм.

– Позвони нам, когда вернёшься домой, – сказала Джорджи.

Нэнси сразу же направилась в главный вестибюль, где на стойке были выставлены несколько ярких цветочных композиций.

– Эти для третьего этажа, а эта для шестого, – сказал Нэнси служащий.

Она удивлённо посмотрела на последнюю. На карточке было написано «Томми Джонсон». Неужели это её маленький друг, живущий по соседству? Озадаченная, она сразу пошла в отделение педиатрии на шестом этаже. Мать мальчика только что вышла из его палаты.

– Миссис Джонсон!– воскликнула Нэнси.

Не задавая вопросов по поводу присутствия Нэнси в больнице, женщина выпалила свою историю.

– Томми ехал на велосипеде, наперерез ему выехала машина. Он упал вместе с велосипедом, ударился головой о бордюр и повредил ногу – сломал её в двух местах.

Нэнси мысленно содрогнулась.

– О, какой ужас! Его уже прооперировали?

– Нет, но будут сегодня днём.

– Это для Томми, – Нэнси указала на маленькую корзину с цветами.

Она вошла в палату, шторы на окнах были опущены, чтобы не впускать яркое солнце. Томми, с небольшой повязкой на брови, спокойно спал. Он не двигался, пока Нэнси не поставила цветы рядом с ним. Затем его глаза медленно открылись.

– Привет, Нэнси, – сказал мальчик. – Ты пришла навестить меня?

– Да, конечно, – бодро ответила девушка.

Она нежно коснулась его щеки, тем временем появился санитар.

– Мы должны подготовить его сейчас, – сказал молодой человек, делая девушке знак уйти.

Миссис Джонсон осталась за дверью, поджидая её, чтобы поговорить.

– Кто-нибудь видел машину?– спросила Нэнси женщину.

Мать Томми покачала головой.

– Не думаю, но я не уверена, – сказала она. – Это произошло на углу Хатэвэй-стрит и Элм-авеню.

Сжав руку миссис Джонсон, Нэнси пообещала помочь найти водителя, сбежавшего с места происшествия, и при первой же возможности отправиться в полицейский участок.

– Теперь у меня есть две причины, чтобы пойти туда, – сказала Нэнси, не вдаваясь в дальнейшие объяснения.

Она попрощалась и направилась на пятый этаж, чтобы поговорить с Лизой. К её удивлению, молодая женщина ушла с дежурства.

«Это странно, – подумала Нэнси. – Я уверена, что она должна была работать до пяти часов. Надеюсь, она позаботилась о кольце Клиффа».

Мгновенно девушка-детектив вернулась на первый этаж в приёмную, где поинтересовалась ценным предметом.

– Одну минуту, – сказала служащая и вошла во внутренний кабинет, вскоре появившись с пустыми руками. – Я не нашла запись о передаче на хранение кольца из комнаты 502, и его нет в сейфе.

– Вы уверены?– спросила Нэнси.

– Вполне, – с вызовом ответила женщина.

«Что случилось с кольцом Клиффа? – с тревогой спрашивала себя Нэнси. – И где Лиза?»

Нэнси спешно покинула больницу и направилась к дому Лизы. Он находился недалеко от Хатэвэй-стрит, где произошла авария с Томми. Когда Нэнси добралась до оживлённого перекрестка на Элм-авеню, она заметила высокого худого человека с портфелем, вошедшего в ювелирный магазин. На нём был деловой костюм и белый шёлковый тюрбан, оттенявший смуглое лицо и тонкие индийские черты. Но ещё больший интерес вызывал человек, бегущий за ним. Это был бородатый незнакомец, который напал на Клиффа!

«Я должна поговорить с ним!» – сказала себе Нэнси.

Она припарковала свою машину, кинула монетку в таксометр и побежала к магазину. Перед входом она остановилась.

Лиза! Она затаила дыхание, увидев девушку, беседующую с бизнесменом и владельцем магазина. Где был другой мужчина? Заметил ли он появление Нэнси, а потому скрылся?

У неё было искушение осмотреть аллею рядом с магазином, но сцена, развернувшаяся внутри, была более захватывающей. Лиза показывала кольцо Клиффа лавочнику. Внезапно он вышел из-за стойки, и незнакомец стащил кольцо, положив его в карман. Он поспешил к двери, которую Нэнси распахнула с такой силой, что он потерял равновесие.

– Вы взяли кольцо этой молодой женщины, – обвинила его Нэнси, предупреждая тем самым Лизу и лавочника.

Мгновенно мужчина толкнул Нэнси к прилавку. Он схватился за дверь, готовый выскочить наружу, но владелец магазина и Лиза бросились вперед, схватив его. Нэнси запустила руку в карман его пальто и быстро достала кольцо.

– Отпусти меня! – закричал мужчина, не зная, что драгоценность была у него вытащена.

Он оторвался от группы и побежал через улицу к остановившемуся на углу автобусу.

– Мы поймаем его! – воскликнула Нэнси.

Не говоря ни слова, Лиза поспешила вслед за своей подругой к её машине. Стараясь действовать как можно быстрее, Нэнси развернулась в противоположном направлении. Автобус был в нескольких светофорах от неё.

– Почему ты не положила кольцо Клиффа в больничный сейф? – спросила Нэнси, когда они помчались вперёд.

– Я хотела, но Клифф предложил отнести его местному ювелиру, чтобы узнать о нём больше. И тут появился тот человек в тюрбане и стал задавал всевозможные вопросы.

К этому моменту машина Нэнси догнала автобус на остановке, где высадилось несколько человек. Она подала сигнал водителю подождать.

– Чего ты хочешь? – крикнул водитель в окно. – У меня тут полно людей, которых нужно высадить.

– Один из них пытался нас ограбить, – прокричала в ответ Лиза.

Прежде чем Нэнси успела припарковаться, её подруга выпрыгнула из машины и помчалась к полицейскому на углу, быстро приведя его к автобусу. Когда последний из сходивших пассажиров покинул автобус, Лиза и офицер ворвались в салон. Там оставалось всего несколько человек, и мужчины в тюрбане среди них не было!

 

Грязные обвинения

 

Через зеркало заднего вида Нэнси наблюдала, как Лиза и полицейский выходят из автобуса без индийца. Девушка-детектив немедленно включила аварийные огни, оставив машину припаркованной во втором ряду, и выскочила из неё, спеша им навстречу.

– Что произошло? – спросила она на ходу.

– Я не знаю. Должно быть, он проскользнул так, что мы его не заметили, – ответила Лиза.

Офицер выслушал рассказ девушек, а Нэнси показала кольцо Клифа.

– Повезло, что вы вовремя оказались рядом, Нэнси Дрю, – похвалил он её.

Репутация Нэнси как проницательного детектива была хорошо известна полиции Ривер-Хайтс.

– Я планировала встретиться с шефом МакГиннисом завтра, – сказала Нэнси. – Но, может быть, нам с Лизой стоит зайти в Управление сейчас.

– Хорошая идея, – усмехнулся полицейский, – тем более, что я не горю желанием отбуксировать вашу машину.

Девушки посмотрели в направлении мигающих задних фонарей Нэнси. Она вдруг осознала, что припарковалась рядом с патрульной машиной!

– Извините, – сказала она смущённо.

Когда подруги добрались до места назначения, Нэнси объяснила, что у неё есть два важных вопроса для обсуждения с шефом. Один из них касался личности местного пациента с амнезией, подвергшегося нападению в больнице. Другой был связан с водителем машины, которая чуть не сбила Томми Джонсона.

– Я знаю об обоих случаях, – сказал шеф МакГиннис, – Но у меня нет ни одной зацепки по первому и только очень хлипкая по второму.

Нэнси дала описание бородатого мужчины.

– Я уже дважды видела его, – сказала она. – Первый раз он умчался на автомобиле бежевого цвета с синей гоночной полосой на багажнике.

– Номер машины?

Нэнси пожала плечами.

– Я не смогла его разглядеть.

Шеф оперся на локти и задумчиво покачал головой.

– У вас есть идея, кому она принадлежит? – спросила Нэнси.

– Думаю, да. Конечно, я не могу быть абсолютно уверенным, но…

– Но что?

– Похоже, что это та же машина, из-за которой мальчик Джонсонов попал в аварию.

Нэнси погрузилась в молчание, в то время как её мысли пронеслись вокруг событий дня. Какая связь была между индийским бизнесменом и бородатым незнакомцем?

– Могу предположить, что бородатый мужчина может быть водителем, которого мы ищем! – воскликнула Нэнси.

– Возможно, ты права, – сказал шеф МакГиннис. – Я дам тебе знать, если что-то определённое обнаружится по поводу кого-то этих людей.

Нэнси пообещала ответить взаимностью и попрощалась. Когда девушки направились к дому Лизы, молодая медсестра предложила Нэнси оставить кольцо у себя.

– У тебя оно будет в большей безопасности, – настаивала Лиза, ещё раз извинившись за то, что произошло раньше. – Я должна была положить его в больничный сейф!

– Просто радуйся, что оно у нас, – улыбнулась Нэнси. – Кроме того, твой визит в ювелирный магазин обернулся появлением интересного персонажа.

– И кое-какой интересной информацией, – добавила Лиза. – Только сейчас у меня появилась возможность рассказать тебе, что сказал о кольце мистер Джевери, ювелир. Он настоящий эксперт по иностранным ювелирным изделиям и считает, что дизайн кольца азиатский. Однако тот, другой человек, был не согласен. Он продолжал настаивать, что кольцо было сделано на Ближнем Востоке. Тогда мистер Джевери сказал, что покажет мне несколько фотографий в качестве доказательства.

– И именно тогда индийский бизнесмен попытался украсть кольцо, – вставила Нэнси.

– Точно. Он не рассчитывал на появление Нэнси Дрю, – добавила Лиза, заставив лицо подруги вспыхнуть румянцем.

Они остановились перед домом семьи Скотти, и Лиза тут же открыла дверцу машины.

– Я обещала маме приготовить ужин сегодня вечером, так что мне лучше бежать, – сказала она. – Большое спасибо. Увидимся завтра.

Нэнси попрощалась, но сцена в ювелирном магазине не выходила у неё из головы. Она испытывала искушение вернуться туда, но, бросив взгляд на часы, поняла, что опоздала на ужин больше, чем на час.

«Ханна, наверное, беспокоится обо мне, – подумала Нэнси. – Представляю, сколько раз она, должно быть, звонила в больницу».

Девушка нажала на акселератор, глядя на стрелку спидометра, колеблющуюся чуть ниже предельной скорости. Час пик пошёл на спад, и через пятнадцать минут она оказалась на подъездной дорожке дома Дрю. Миссис Груин открыла дверь, её лицо отображало смесь неодобрения и облегчения.

– Прости, – сказала Нэнси, обнимая женщину. – Я была на пути домой, когда…

– Ты поймала двух грабителей, нашла три улики и пошла навестить шефа МакГинниса, – ответила Ханна, не в силах сдержать улыбку.

– Как ты угадала?

– Потому что знаю тебя, вот как, – экономка улыбнулась.

Прежде чем ещё что-то сказать, Нэнси помчалась наверх, чтобы привести себя в порядок. Аромат свежеиспечённого домашнего персикового пирога тянулся за ней, маня обратно к обеденному столу, где уже сидел её отец.

– У меня много новостей! – взволнованно сказала Нэнси.

Карсон Дрю, представительный мужчина лет сорока, ответил не сразу. Нэнси показалось, что он выглядит встревоженным.

– Что-то не так, папа?

– О, нет, – быстро ответил он.

– Точно?

– Конечно.

– Мне правда очень жаль, что я опоздала.

Её отец просто кивнул, сделав глоток воды.

– Расскажи мне о том, что произошло сегодня, – сказал он, наконец.

Несмотря на её горячее желание выложить ему всё, она не могла не замечать подавленного состояния отца. Тем не менее, она рассказала о своих встречах в больнице, об обнаружении кольца и аварии, происшедшей с Томми Джонсоном.

– Как это ужасно! – заметила Ханна, когда девушка закончила говорить.

Впервые с начала ужина выражение лица мистера Дрю оживилось. Он задал несколько вопросов, затем замолчал, потом поднялся из-за стола.

– Пойдём в гостиную, Нэнси, – сказал он.

Что было на уме у её отца? Нэнси терялась в догадках. В тревожном ожидании она опустилась на мягкие подушки глубокого кресла у камина.

– Я, правда, не знаю, как это сказать, – медленно сказал мистер Дрю.

– Это связано с музыкальным фестивалем?

– В некотором смысле, да, – сделал паузу отец. – Тебе придётся ненадолго прекратить работу детектива.

Нэнси захлопала глазами в недоумении.

– Но почему? Что я сделала?

– О, ты не сделала ничего плохого. Но жители Каслтона думают, что сделал я.

– Ты меня запутал, папа.

– Как я говорил тебе вчера, я представлял Ривер-Хайтс на переговорах о проведении фестиваля.

– Переговоры между городом и различными исполнительскими группами, выступающими здесь этим летом, – добавила Нэнси.

– Верно, – ответил её отец. – Так вот, меня обвинили в краже.

– Кража? – повторила Нэнси в полном удивлении. – Это абсолютное безумие.

– Кастлтон утверждает, что Ривер-Хайтс намеренно переманил одну из театральных трупп, которую он заказал для своей собственной открытой сцены.

– Я до сих пор не понимаю.

– Это очень просто, дорогая. Музыкальная труппа Джансен планировала выступить в театре Кастлтона, но отказалась в пользу Ривер-Хайтс. Городской совет Кастлтона считает, что я ответственен за то, что они поменяли свои планы в последнюю минуту. – Мистер Дрю прервал себя, нервно смеясь. – Это совершенная неправда, но я не могу никого убедить, включая мэра Ривер-Хайтс!

– Но он твой друг, папа.

– Так и есть, но он также находится в неловком положении перед Кастлтоном, поскольку оба городских сообщества работают вместе над некоторыми экологическими проектами.

Нэнси глубоко вздохнула.

– Я помогу тебе.

– Нет, Нэнси, я думаю, что лучше, если ты не будешь вмешиваться. С труппой Джансен произошло много необъяснимых вещей, и я боюсь, что и с тобой может что-то случиться.

– Ты знаешь, я могу позаботиться о себе, – упрашивала Нэнси.

– Я буду чувствовать себя лучше, если ты сосредоточишь своё внимание только на пациенте с амнезией.

Непреклонность, звучащая в голосе отца указывала Нэнси, что ей не стоит давить на него по этому поводу.

«Впервые папа сказал мне бросить что-то ещё до того, как я начала», – отметила про себя Нэнси.

Хуже того, собственный отец нуждался в её помощи, но не принял её!

 

Предполагаемый преступник?

 

– Нэнси, я не хочу, чтобы ты беспокоилась обо мне или о фестивале, – сказал мистер Дрю.

– Но папа…

Он поднял руку, как будто не хотел слышать больше ни слова.

– У меня есть два пригласительных билета на фестиваль завтра вечером. Возможно, ты захочешь взять с собой Неда.

Лицо Нэнси мгновенно озарилось улыбкой.

– Обещай мне, однако, что ты будешь просто получать удовольствие от представления. Никаких расследований, хорошо?

– Как скажешь, папа.

Она вскочила со стула, чтобы позвонить своему другу Неду Никерсону, который приехал домой на каникулы из колледжа Эмерсон. Поначалу Нэнси испытывала искушение упомянуть затруднительное положение отца, но мистер Дрю прошёл мимо неё, и она воздержалась.

Вместо этого она передала приглашение, добавив шёпотом:

– Мне также есть, что рассказать.

– В таком случае, – сказал Нед, – как я могу устоять?

Было решено, что он заедет за Нэнси следующим вечером в семь тридцать. А сейчас ей нужно было кое-что обсудить с Бесс и Джорджи.

– Здравствуйте. Джорджи дома? – спросила Нэнси, набрав номер дома Фэйнов.

К её удивлению, девушки дома не оказалось.

«Может, она пошла к Бесс», – предположила Нэнси. Она уже собиралась позвонить по номеру Марвинов, когда раздался звонок в дверь.

– Я открою, – объявила Нэнси, положив трубку.

Это оказались кузины.

– Когда ты так и не объявилась, мы решили, что что-то должно было случиться, – сказала Бесс.

– Это так? – спросила Джорджи.

– Верно, – сказала Нэнси. – Проходите.

Отрезая по куску персикового пирога Ханны для девушек, она рассказала им обо всём, что произошло после того, как они покинули больницу Розмонт.

– К счастью, кольцо Клиффа всё ещё у меня, – заключила Нэнси, и, извинившись, пошла за ним.

Когда она вернулась на кухню, она также держала лупу. Троица по очереди изучила кольцо. При внимательном рассмотрении они увидели, что замысловатый дизайн состоял из тонко переплетённых водяных лилий. Внутри кольца был полустёршийся вензель с нечёткой фигурой, стоящей на цветке. Для неопытного глаза они могли бы сойти за простые царапины.

 

– Я не могу понять, что это за буква, – сказала Бесс. – Ты можешь?

– Я не уверена, но это похоже на П, – сообщила Нэнси. – Лиза сказала, что мистер Джевери собирался показать ей книгу, когда бизнесмен взял кольцо.

– Может быть, нам стоит сходить в магазин завтра, – предложила Джорджи.

– Я подумала о том же, – сказала Нэнси.

 

***

 

Этой ночью Нэнси спала беспокойно, кольцо мелькало в её снах. Кто-то на сцене театра в Ривер-Хайтс бросал его ей, но она не могла поймать из-за воображаемой веревки, которая связывала её руки за спиной.

– Нэнси... Нэнси, – раздался голос.

Девушка пробормотала что-то в подушку, когда штора на её окне распахнулась, и солнечный свет залил комнату.

– Нэнси, дорогая, уже десятый час.

Юная сыщица натянула на голову простыню, а Ханна пощекотала ей подошву ноги.

– Пора вставать. Бесс и Джорджи ждут тебя внизу.

– О, боже мой, – закричала Нэнси, выпрыгивая из кровати. – Они уже здесь?

Быстро приняв душ, она облачилась в юбку и блузку, положила кольцо Клиффа в свою сумку и поспешила в столовую, где её ждал стакан апельсинового сока.

– Разве мы не договорились на девять часов? – спросила Джорджи.

Нэнси кивнула.

– Я проспала, – объяснила она, глотая сок.

– Не пей так быстро, Нэнси, – отругала её Ханна. – Ты подавишься.

Несмотря на предупреждение, Нэнси быстро покончила с завтраком, пояснив, что ей нужно сделать несколько вещей.

– Я обещала быть в больнице, по крайней мере, на пару часов, – сказала она. – Теперь, когда я опаздываю, может, вам стоит увидеться с мистером Джевери без меня.

– Ты уверена? – спросила Бесс.

– Да. Кроме того, я хочу проверить, как Томми, и задать несколько вопросов в больнице.

– А как насчёт кольца? – ответила Джорджи. – Должны ли мы взять его с собой?

– Конечно, – сказала Нэнси. – Когда вы закончите дела в магазине, принесите его в Розмонт.

 

***

 

Пока Нэнси направлялась в больницу, Бесс и Джорджи отправились в центр города. К их удовольствию, мистер Джевери вспомнил необычное кольцо и с готовностью согласился поговорить о нём.

– У меня не было возможности показать свою книгу вашей подруге, – сказал он, – но я покажу её вам. У вас есть время?

– О, да, – с энтузиазмом ответила Джорджи.

– Я только на минуту, – сказал владелец, исчезая во внутренней комнате за главной стойкой.

На мгновение двоюродные сестры почувствовали, что кто-то наблюдает за ними, но, бросив взгляд в сторону центральной витрины, они там никого увидели.

– Мы просто слишком подозрительны, – прошептала Бесс.

Мистер Джевери вернулся с большой книгой.

– Здесь много замечательных историй о необычных украшениях и их владельцах.

Он листал страницы, время от времени останавливаясь, чтобы показать фотографии потрясающих драгоценных камней – рубинов, алмазов и изумрудов, ограненных в различные формы.

– Ах, вот оно, – сказал он, наконец. – Махараджа[2] Притхвирадж из Лакшмипура.

Бесс и Джорджи прыснули, глядя на упитанного мужчину, с круглым, как персиковый пирог Ханны, лицом. На нём была свободная одежда, скрывающая его полную фигуру, и на каждом пальце, кроме одного, было изысканное кольцо.

– Похоже, что у махараджи была страсть к водяным лилиям, – сказал мистер Джевери. – Они в изобилии росли в его саду…

– И украшали постельное бельё, столовое серебро и украшения, – добавила Бесс, читая подпись под рисунком.

«Возможно ли, что кольцо Клиффа когда-то принадлежало махарадже?» – задавались вопросом девушки. Но если так, как оно перебралось из Индии в Соединённые Штаты?

Колокольчик на входной двери неожиданно зазвонил, и девушки уставились на вошедшего бородатого мужчину. Был ли он тем же человеком, которого Нэнси спугнула в больнице Розмонт?

Джорджи быстро бросила кольцо в сумочку и закрыла книгу.

– Вы закончили с этим?– спросил вежливо мистер Джевери.

– Да, спасибо, – сказала Джорджи, пытаясь скрыть свою нервозность. Она подтолкнула Бесс к выходу. – Мы должны идти, но я уверена, что мы вернёмся.

– Не торопитесь из-за меня, – сказал бородатый клиент. – Я просто зашёл посмотреть.

Девушки не потрудились ответить, но поспешили к своей машине.

– Может быть, мы должны были остаться, чтобы проследить за этим мужчиной, – сказала Бесс.

– И рисковать, что он что-нибудь услышит о кольце? – ответила Джорджи. – Нет, мэм.

Она завела машину, потом заметила, что ювелир появился из магазина. Бородатый мужчина был с ним.

– Подождите, не уходите, мисс! – кричал девушкам мистер Джевери. – Пожалуйста, вернитесь!

– Что нам делать? – ахнула Бесс. Её сердце учащённо забилось, когда незнакомец помчался к ним.

Неожиданная уловка

 

– Я уверена, этот мужчина охотится за кольцом Клиффа! – испуганно воскликнула Бесс.

– Просто сохраняй спокойствие, – сказала Джорджи, выключая зажигание.

К этому моменту бородатый мужчина стоял рядом с машиной девушек.

– Я доктор Де Ниро, антрополог, – представился он.

Джорджи сразу узнала имя. Доктор Де Ниро был преподавателем Оберон-колледжа и местного университета, а недавно вернулся из рабочей поездки в Азию. Статья о нем вышла в последнем номере «Ривер Хайтс Газетт».

– Я Джорджи Фэйн, а это моя кузина Бесс Марвин, – сказала Джорджи.

– Как поживаете?

Бесс мило улыбнулась, устремив взгляд к тонкому, почти невидимому шраму, проходившему по щеке мужчины и исчезавшему под косматой бородой.

– Вообще-то мы торопимся, – сказала Джорджи.

– Ну, я не хочу вас задерживать, но… э-э, – запнулся мужчина, – меня заинтересовало кольцо, которое вы показали мистеру Джевери.

Двоюродные сестры молчали, ожидая продолжения.

– Можно мне посмотреть его? – попросил Доктор ДеНиро.

Джорджи, поколебавшись, залезла в сумочку, поскольку прежние подозрения сменились любопытством. Возможно, преподаватель мог что-то знать о Клиффе!

– Вот, пожалуйста, – сказала девушка, протягивая ему кольцо.

Он внимательно изучил его, перевернув несколько раз.

– Я проводил некоторые исследования в той области Индии, где оно было сделано, – сказал мужчина. – С вашего разрешения я бы хотел сфотографировать кольцо. Можно?

– Оно не принадлежит нам, – ответила Бесс.

– А, ну понятно. Ну, в таком случае, не могли бы вы связать меня с владельцем?

Девушки замешкались.

– Возможно, вы могли бы дать мне его имя и номер телефона, – продолжал доктор Де Ниро.

– Он в больнице, – сказала Джорджи. Её мысли были в смятении, так как ей пришло в голову, что Нэнси может захотеть поговорить с профессором. – Сейчас мы едем в больницу Розмонт. Вы хотели бы поехать туда с нами?

Человек посмотрел на часы.

– О, – выдохнул он, – я опаздываю на двадцать минут на назначенную встречу. Я вам обязательно позвоню.

С этими словами он помчался через улицу на парковку, оставив девушек в полном замешательстве.

– Кольцо! У него осталось кольцо! – закричала Джорджи. Она выпрыгнула из машины и бросилась за мужчиной, во весь голос выкрикивая его имя. Но его уже и след простыл.

– Что произошло? – спросила Бесс, когда её кузина вернулась.

– Он ушёл.

– Как и кольцо Клиффа, – сказала Бесс. – Мы должны вернуть его, прежде чем снова увидимся с Нэнси.

Джорджи согласилась и предложила отправиться в Оберон-колледж.

– Может быть, мы поймаем его по дороге на занятия, – с надеждой сказала Бесс.

Девушки нашли его кабинет в старом каменном здании недалеко от студенческого центра. На двери была прикреплена записка:

ЧАСЫ РАБОТЫ: 13:30– 15:00.

– Он должен быть здесь через несколько минут, – со вздохом облегчения заметила Джорджи.

Ожидание, однако, казалось бесконечным, так же, как и поток студентов с тетрадями, направлявшихся по коридору и останавливавшихся у двери кабинета преподавателя в его дальнем конце.

– Ну, где же он? – нетерпеливо спросила Бесс.

Затем, словно в ответ, распахнулась большая деревянная входная дверь, и темноволосый, аккуратно одетый молодой человек в полосатой рубашке и брюках цвета хаки, шагнул к ним навстречу.

– Я могу вам чем-нибудь помочь?– спросил он, вытаскивая ключ.

– Мы ищем доктора Де Ниро, – сказала Джорджи.

– Вы его нашли, – улыбнулся безбородый мужчина. – Вы пришли записаться на один из моих курсов?

Его собеседницы уставились на него совершенно ошеломлённые.

– Что-то не так? – спросил преподаватель.

– Нет... то есть, да, – сказала Бесс. – У вас есть брат, который преподает здесь?

– Нет, – усмехнулся он, – но я уверен, что мой руководитель был бы рад, если бы он у меня был. Я отсутствовал в кампусе почти месяц.

Осознание того, что кольцо Клиффа теперь принадлежит неизвестному незнакомцу, заставило обеих девушек вздрогнуть. Их обвели вокруг пальца!

Мгновенно Джорджи спросила:

– Вы не теряли каких-либо личных документов – водительских прав, кредитных карт, чего-нибудь в этом роде?

– Нет, насколько я знаю. Почему вы спрашиваете?

Джорджи рассказала об их встрече с мужчиной в ювелирном магазине.

– Он сказал, что он – это вы! – воскликнула Бесс.

– Я?

К этому моменту молодой человек открыл свой кабинет и пригласил двоюродных сестёр присесть.

– Он сказал, что проводил некоторые исследования в Индии и хотел сфотографировать кольцо, которое мы ему дали, – объяснила Джорджи.

– Да, это правда, я работаю над правительственным проектом, связанным с Индией, но он не был опубликован. – Он выдержал долгую паузу. – Однако, я удивлён, почему кто-то пытается выдавать себя за меня.

– Всё, что мы знаем, это то, что кольцо могло принадлежать махарадже.

Молодой человек откинулся на спинку стула, глядя на девушек рассеянным взглядом.

– Возможно, – сказал он, – что этот парень рассчитывает получить доступ к информации, с которой я работаю.

– Какой именно информации? – спросила Бесс.

– Боюсь, я не могу вам сказать.

Девушки пришли к выводу, что профессор, должно быть, участвует в секретной миссии. Вопрос был в том, фигурирует ли в ней кольцо, и если да, то как?

Прежде чем они смогли обсудить это дальше, у двери появилась студентка. Она держала в руках несколько тетрадей.

– Наверное, мне придётся поговорить с вами обеими ещё раз, – сказал доктор Де Ниро, давая девушкам понять, что им пора уходить.

– Взаимно, – сказала Джорджи. Она записала свой номер телефона. – Вы будете здесь завтра?

– Да, у меня есть занятия утром и днём.

Кузины попрощались и поспешили к машине.

– Всё это становится довольно странным, – прокомментировала Бесс.

– Я начинаю думать, что Клифф нарочно потерял память, – сказала Джорджи.

– Как? Ты думаешь, он притворяется? – отозвалась Бесс. – Я не верю в это.

– На самом деле, я тоже, но это не значит, что это невозможно. В конце концов, у него могут быть серьёзные проблемы, и ему может быть нужно место, чтобы спрятаться.

– Я могу придумать места получше, чем больница, – отметила Бесс.

– Верно, но, может быть, он упал, пытаясь сбежать. Следующее, что он осознал, это то, что он – в больнице. Поскольку он не хотел, чтобы кто-нибудь знал, кто он и где находится, он очень кстати забыл своё имя.

– Что-то не верится мне во всё это.

– Ну, это просто предположение, – ответила Джорджи.

Больше девушки почти не разговаривали до самой больницы Розмонт, где они быстро прошли в палату Клиффа. Вокруг его кровати была задёрнута занавеска, и Лиза разговаривала с врачом.

– Где Нэнси? – спросила Бесс, когда Лиза закончила свой разговор.

– Она пошла к доктору Андерсону, – ответила Лиза с явным беспокойством в голосе.

Кузины посмотрели на занавес.

– С Клиффом всё в порядке?

– Сейчас – да, – ответила медсестра. – Но час назад он начал кричать и задыхаться.

«Неужели бородатый незнакомец вернулся, чтобы снова напасть на Клиффа?» – задавались вопросом девушки.

 

Провал арфистки

 

– Что произошло? – с тревогой спросила Бесс.

– Неужели этот бородатый парень… – начала Джорджи, когда Нэнси бросилась к ним.

– У Клиффа был ужасный кошмар, – сказала она, увлекая девушек от двери молодого человека.

– О, слава богу, что это не что-то более серьёзное, – сказала Бесс.

– Тем не менее, Клиффу нужно сменить обстановку, – отметила Нэнси. – Доктор Андерсон с этим согласен.

– Достаточно ли хорошо себя чувствует Клифф для переезда? – спросила Лизу Джорджи.

– Это решает доктор.

– Даже, если он сможет уйти отсюда, – сказала Бесс, – куда он пойдёт?

– Ко мне домой, – сказала Нэнси. – Ханна проследит, чтобы он питался три раза в день…

– Если это не вернёт его память, то ничто уже не поможет! – рассмеялась Бесс.

– И если говорить о потерях, – сказала Нэнси, внезапно вспомнив миссию девушек, – кольцо Клиффа у вас?

У кузин перехватило дыхание. Это был неизбежный вопрос, которого они боялись.

– Нет, боюсь, что нет, – сказала Джорджи. Она объяснила всё, что произошло, закончив рассказом об их визите в Оберон-колледж.

Нэнси слушала в шоке.

– Это был наш единственный ключ к установлению личности Клиффа, – сказала она с тревогой.

– Я знаю, что говорить о том, что мы сожалеем, бесполезно и никак делу не поможет, – ответила Бесс.

– Но это так. Мы действительно сожалеем, – добавила Джорджи.

Нэнси обняла подруг за плечи.

– Не переживайте. Вас нелегко одурачить, поэтому тот, кто выдаёт себя за профессора Де Ниро, явно довольно ловкий субъект, – сказала она, заметив лечащего врача Клиффа в коридоре. – Извините, я на секунду. Должна поговорить с доктором Андерсоном.

Она поспешила к нему и после нескольких минут разговора вернулась к своим друзьям.

– Он хочет подержать Клиффа здесь до завтрашнего обеда, – объявила она, – но после этого Клифф станет членом семьи Дрю!

– Интересно, как к этому отнесётся Нед, – пробормотала Джорджи.

– В любом случае, Нед не относится к числу ревнивцев, – уверенно ответила Нэнси. – Я расскажу ему всё сегодня вечером.

 

***

 

Но когда позже, во второй половине дня она добралась до дома, она призналась себе, что беспокоится не только о местонахождении кольца Клиффа. Она также мысленно старалась ещё раз оценить, насколько мудрым был её новый план. В конце концов, Клифф был всего на несколько лет старше Неда, а Нед часто жаловался, что она проводит с ним меньше времени, чем тратит на разгадывание загадок. Нэнси подумала, что этот случай связан с молодым красивым мужчиной, и сей факт может стать последней каплей.

Однако её отец не согласился с таким заключением.

– В конце концов, наш дом, вероятно, самое безопасное место для Клиффа, – сказал он.

Поэтому, когда прибыл Нед, Нэнси весело объявила о своих новостях.

– Что-то не так? – спросила она, наблюдая, как его жизнерадостная улыбка тает.

Нед покачал головой.

– Мы опаздываем, – сказал он, – и я не хочу нарушать ограничения скорости на пути в театр.

– Всем пока, – сказала Нэнси, устремляясь к машине Неда. Пристегнув ремень безопасности, она заметила: – Папа думает, что Клиффу будет намного лучше в нашем доме, чем в больнице.

– Полагаю, что это так, – решительно ответил Нед.

Однако он больше ничего не говорил, пока они не добрались до театра, где несколько соседей семейства Дрю приветствовали Нэнси. Другие горожане, в основном члены муниципального совета, смотрели на неё холодно.

– Это моё воображение, – сказал Нед, – или мэр и его жена только что тебя проигнорировали?

– Да, это так, – ответила Нэнси, сразу почувствовав себя неловко. – Но если ты заметил, я всё равно им улыбнулась. Я объясню позже.

Спускаясь в переднюю часть зала, они слышали ропот за спиной. Жена мэра, поправляя свою летнюю шаль, наклонилась вперёд, чтобы поговорить с женой члена совета. Та, в свою очередь, отвечала ей громким шёпотом. Нэнси знала, что они говорят об её отце.

– Можешь рассказать мне сейчас, что происходит? – спросил Нед тихим голосом.

– Нет… – это всё, что девушка могла сказать, так как на сцене появились музыканты.

Когда они расселись, седовласый мужчина с дирижёрской палочкой быстро подошёл к подиуму, вызвав аплодисменты, которые становились громче, а молодая рыжеволосая женщина заняла своё место у сверкающей арфы на авансцене.

Нед посмотрел в программку. Первым номером было указано: «Интродукция и Аллегро» Мориса Равеля[3], соло на арфе Анжела Пруэтт с оркестром.

– Это будет даже интереснее, чем я думал, – поддразнил Нед Нэнси.

Однако когда арфистка начала играть, струны инструмента пронзительно застонали, как стая птиц, каждая из которых поёт в разной тональности!

– В чём дело? – прошептал Нед Нэнси.

– Я не знаю, – ответила она, – и, очевидно, никто на сцене тоже.

Оркестр перестал играть, дирижёр и арфистка обменялись озадаченными хмурыми взглядами и несколькими словами.

– Нам очень жаль, дамы и господа, – объявил дирижёр публике, – но арфа мисс Пруэтт, похоже, сильно расстроена. Мы продолжим нашу программу следующим номером, а «Интродукцию и Аллегро» исполним после антракта.

Нэнси наклонилась к Неду.

– Странно, очень странно, – сказала она. – Этот инструмент должен был быть настроен и проверен до начала концерта.

– Может быть, кто-то вмешался в это, – загадочно ответил Нед.

Это было именно то, что о чём думала Нэнси. Но почему кто-то захотел испортить представление?

Она испытывала искушение пробраться за кулисы во время антракта, но решила подождать до конца спектакля. К её удовольствию, всё остальное прошло прекрасно и без происшествий.

– Мне очень понравилось, – сказал Нед Нэнси, в то время как она провожала взглядом музыкантов, покидающих сцену.

– Это делает меня очень счастливой, – ответила она, внезапно схватив Неда за руку.

– Ну и дела, если бы я знал, что это всё, что я должен был сказать…

– Давай, пошли, – быстро прервала Нэнси. – Я хочу поговорить с мисс Пруэтт.

Нед безутешно покачал головой.

– А я-то думал, что это будет просто вечер без всяких тайн, – пробормотал он.

Нэнси пропустила его комментарий мимо ушей, спросив швейцара, где находится служебный вход.

– Снаружи и слева, – был ответ.

Без лишних слов пара поспешила к выходу. Нэнси даже не обратила внимания на взгляды мэра и его жены, проходя перед ними. Минутой или двумя позже она и Нед поднимались по лестнице в комнату музыкантов.

– Мисс Пруэтт! – окликнула Нэнси молодую женщину, когда она, наконец, появилась.

Арфистка испуганно посмотрела на Нэнси.

– Да? – ответила она.

– Я Нэнси Дрю, а это мой друг Нед Никерсон…

Заметив программки в их руках, она спросила:

– Вы хотели автограф?

– Нет… то есть, я хотел сказать, да, – ответил Нед, широко улыбаясь. Он вручил ей ручку.

Молодая женщина быстро написала своё имя.

– У вас прекрасный почерк, – сказала Нэнси.

Тем не менее, она заметила определённую жесткость в изгибе букв. «Возможно, спектакль утомил её, или же она страдает от того, что произошло раньше?» – пыталась угадать Нэнси.

– Мисс Пруэтт, я хотела бы задать вам несколько вопросов, если можно, об…– начала Нэнси.

– Об унизительном инциденте, который произошёл со мной? – ответила молодая женщина со слезами на глазах. – Ему нет никакого оправдания, нет!

Нэнси объяснила, что она детектив-любитель и проявляет особый интерес к музыкальному фестивалю, так как её отец с ним связан.

– Нам кажется, что кто-то сознательно раскрутил все колышки на вашей арфе, – заявил Нед.

Мисс Пруэтт прикрыла глаза, словно пытаясь выбросить из головы весь этот эпизод.

– Я ценю вашу заботу, – резко сказала она, – но я бы не хотела говорить об этом сейчас, если вы не против.

– Вы будете здесь завтра? – спросила Нэнси.

– Да, но я не могу остаться после выступления, – сказала арфистка, нервно добавив, – у меня есть кое-какие поручения. А теперь, пожалуйста, извините. Я должна идти.

– Но… – сказала Нэнси, надеясь убедить её назначить встречу.

Однако молодая женщина ушла и скрылась за дверью в конце коридора.

– Она явно не хочет нашей помощи, – заметил Нед.

– Хотя что-то мне подсказывает, что она действительно в ней нуждается, – ответила Нэнси.

 

История сестры

 

– Говоря о помощи, – сказал Нед, – мне самому бы она тоже не помешала.

– Тебе? – отозвалась Нэнси, резко взметнув на него свой взгляд.

Он вздохнул, позволив выражению недоумения на лице Нэнси перерасти в любопытство.

– Не держи меня в напряжении, Нед, – сказала сыщица, когда они направились к машине.

Но юноша наслаждался вниманием.

– Я бы предпочёл, чтобы ты рассказала мне все свои новости, – усмехнулся Нед.

– Это нечестный ответ, – сказала несколько обиженная Нэнси. – В конце концов, предполагается, что мы друзья, а ты практически говоришь, что не хочешь моей помощи.

– Я этого вовсе не говорил, – ответил Нед, внезапно пожалев, что вообще начал этот разговор.

Нэнси, в свою очередь, погрузилась в молчание, пока они не подъехали к недавно открытому кафе.

– С таким же успехом ты мог бы это сказать, – пробормотала она, наконец.

– Ты делаешь из мухи слона, – сказал Нед, выключая зажигание.

Девушка внезапно закрыла лицо руками

– Извини, – сказала она. – Думаю, я просто так остро отреагировала из-за папы.

– Я не понимаю, – сказал Нед. – Что я сделал твоему отцу?

– Ты ничего не сделал. Просто он тоже не хочет, чтобы я ему помогала.

– Пойдём внутрь и закажем что-нибудь, – предложил Нед. – Тогда ты сможешь рассказать мне всё.

– Хорошо, – тихо ответила Нэнси и, когда они вошли в кафе, на несколько мгновений забыла о своих проблемах. Стойки и витрины сверкали в отражениях скошенных зеркал, а с потолка свисала на цепочке разноцветная люстра Тиффани, перенося пару в ушедшую эпоху.

– Необычное место, – заметил Нед, проведя её в отдельную кабинку.

– Не то слово, – сказала Нэнси, открывая большое меню, которое ей передали.

Её глаза скользили по длинному списку необычных названий.

– Как насчёт Танго Фанданго? – хихикнула она. – Это всего лишь пять шариков мороженого с соусом Мельба[4], кокосом, измельчёнными орехами, изюмом и взбитыми сливками!

Однако, когда официантка подошла, чтобы принять их заказ, оба выбрали сливочное мороженое, политое горячим шоколадом, и чай.

Затем Нэнси рассказала о разговоре, который у неё состоялся с отцом вечером ранее.

– Но твой отец никогда бы не сделал ничего незаконного, – сказал Нед, когда Нэнси закончила говорить.

– Он упомянул, что с труппой Джансена что-то происходит. Хотя не сказал, что именно.

– Он также сказал тебе не вмешиваться.

Нед смотрел на Нэнси долгим взглядом, и она опустила глаза. Он никогда не видел девушку столь явно расстроенной.

– Я просто не могу позволить людям говорить такие ужасные вещи о папе, – сказала она. – Я знаю, он хочет, чтобы я не вмешивалась, но я не могу.

Пока она говорила, официантка принесла мороженое. Нэнси добавила в свою чашку немного взбитых сливок, размешивая больше, чем нужно.

– Послушай, Нэнси, если ты хочешь, чтобы я чем-нибудь тебе помог, – сказал Нед, – я помогу. Но я также хотел бы сказать, что не думаю, что тебе следует идти против воли отца.

– Ну, папа сказал, что не хочет, чтобы со мной что-то случилось. Это беспокоило его больше всего, – отметила Нэнси. – Но если ты со мной, то всё будет в порядке.

Молодой студент покраснел и зарыл свою ложку поглубже в мороженое, поймав немного сиропа, который плавал в вазочке.

Когда они почти закончили, Нэнси загадочно улыбнулась.

– Ты сказал, что тебе нужна помощь в чём-то, – напомнила она.

– О да, ну, на самом деле, ничего особенного, – смущённо запнулся Нед. – Я просто пытался немного привлечь твоё внимание.

– Понятно,– сказала Нэнси, в то время как её спутник продолжил:

– Теперь, когда у нас впереди это большое расследование, я буду слишком занят, чтобы жалеть себя.

– Я была настолько невнимательной? – смущённо спросила Нэнси.

Молодой человек улыбнулся в ответ, но решил не развивать эту тему. Был уже двенадцатый час, и он предложил отправиться в путь. Однако, добравшись до дома Дрю, они были удивлены, увидев посетителя в свете окон гостиной.

– Это Анжела Пруэтт, и она разговаривает с папой! – воскликнула Нэнси.

Они с Недом бросились к входной двери, которая оказалась незапертой. Они вошли внутрь, отметив про себя, что разговор внезапно затих.

– Это ты, Нэнси? – окликнул мистер Дрю.

– И Нед, – ответила она, входя в комнату. Она приветливо улыбнулась арфистке.

– Я так понимаю, что вы все встречались сегодня вечером на представлении, – прокомментировал адвокат.

– Я надеялась, что мы ещё увидимся, – сказала Нэнси арфистке.

Гостья откинулась на спинку стула и на мгновение закрыла глаза.

– Мисс Пруэтт в течение нескольких дней пытается найти свою сестру, – продолжил мистер Дрю. – Кажется, в прошлые выходные она пошла на какое-то духовное собрание, но так и не вернулась.

– Где оно проходило? – спросила Нэнси.

– Где-то на холмах за пределами Ривер-Хайтс, – ответила арфистка. – Я не знаю точно. Филлис интересуется трансцендентальной медитацией.

– Мы не знали, что вы из Ривер-Хайтс, мисс Пруэтт, – заметил Нед.

– Я не из Ривер-Хайтс. И, пожалуйста, зовите меня Анжела, – сказала арфистка. – Как я сказала твоему отцу, Нэнси, я устроилась работать на фестивале, потому что хотела снова увидеть свою сестру. В прошлом году она убежала из дома и только месяц назад написала мне. Однако она умоляла меня никому не говорить, где она. С той минуты, как я заполучила её адрес, я стала искать способ провести лето здесь. Конечно, я надеялась убедить её вернуться домой до того, как я покину Ривер-Хайтс. Ей ещё нет семнадцати.

– Она жила в этой духовной общине? – спросила Нэнси.

– Нет. Согласно её письму, она сняла комнату в чьём-то доме. Я думаю, что та принадлежит сыну хозяев, но сейчас он отсутствует, находясь на учёбе. Я позвонила миссис Флэннери сразу же, как только приехала. Она сказала, что Филлис отсутствовала дома все выходные.

– Я связалась с полицией, но у них нет никаких зацепок, – продолжила Анжела Прюетт. – Когда я встретила тебя сегодня вечером, я поняла, что, возможно, мне следует нанять частного детектива, и я подумала…

Лицо Нэнси расплылось в мягкой улыбке.

– Боюсь, ты не сможешь меня нанять, Анжела, – сказала она.

– Значит, ты мне не поможешь?

– Напротив, я помогу тебе, но только при условии, если ты не будешь настаивать на том, чтобы мне заплатить.

– Мы найдём твою сестру, – уверенно сказал Нед.

– Ты прав, – присоединилась Нэнси, вложив свою руку в его. – С завтрашнего дня начинаем.

Но, взяв на себя обязательства, она подумала о Клиффе, пропавшем кольце, её работе в больнице и Томми Джонсоне. Каким-то образом ей придётся находить время для всего этого!

 

***

 

Нед позвонил ей рано утром.

– Какое у нас расписание на сегодня? – весело спросил он. – Я имею в виду, ты готова к походу по закоулкам холмов Ривер-Хайтс?

Нэнси засмеялась.

– Может быть, после того, как я совершу поход по закоулкам больницы Розмонт! –сказала она. – Я должна привезти Клиффа домой – то есть в наш дом.

На другом конце линии наступила мёртвая тишина, затем Нед прочистил горло.

– Ну, и когда это будет? – спросил он.

– О, наверное, около часа.

В планах Нэнси было также посещение офиса доктора Де Ниро в Оберон-колледже. Но она воздержалась от упоминания этого, поскольку ей следовало бы узнать расписание профессора, прежде чем назначать встречу.

– Нед, как насчёт того чтобы прийти около двух? – спросила Нэнси.

– Хорошо, – сказал он с новым энтузиазмом. – Я на минуту подумал, что ты собираешься отказаться от наших планов на сегодня.

– Я? Никогда! – ответила она. – Увидимся.

Затем она позвонила Бесс и Джорджи, чтобы рассказать им о событиях прошлого вечера.

Они сказали, что их мамы собрались по магазинам и пригласили их с собой.

– Я не хотела разочаровывать маму, – сказала Бесс. – И Джорджи тоже. Но если мы тебе нужны...

– Не думайте об этом, – настаивала Нэнси. Она рассказала им о своих планах на день, добавив, что к его окончанию она снова с ними свяжется. – То есть, если мы с Недом не потеряемся!

Утро в больнице, казалось, пролетело. Томми Джонсон явно шёл на поправку, и между небольшими поручениями Нэнси выкроила время, чтобы навестить его. Во время своего последнего визита она принесла ему большую книжку с картинками, полную загадок.

– Это смешно, Нэнси, – сказал молодой пациент, посмеиваясь над картинками.

Указывая на первую, Нэнси прочитала:

– Хикори, дикори, док,

Мышь на будильник скок!

Будильник – бом-бом!

Мышка бегом!

Хикори, дикори, док,

Часы пробили час –

Мышка сбежала от нас!

Хикори, дикори, док.

– Сколько сейчас времени? – спросил Томми.

– Почти двенадцать тридцать.

– Тогда мышке осталось тридцать минут, – засмеялся он.

– И мне тоже, – сказала Нэнси, взъерошив волосы мальчика. – Увидимся завтра.

Она бросилась вниз по коридору и поднялась на лифте на этаж Клиффа. Он оправился от вчерашнего происшествия и был полностью одет, ожидая, пока кто-нибудь доставит кресло-коляску, чтобы отвезти его вниз по лестнице.

– Я так благодарен вам, – сказал он, – но я надеюсь, что это не будет в тягость тебе и твоему отцу.

– Чепуха, – заметила Нэнси. – Ты должен сменить обстановку.

– Мне также нужен свежий воздух, – сказал он, когда из коридора донёсся едкий запах антисептика.

Девушка-детектив сознательно ничего не сказала о беспокойстве семейства Дрю насчёт безопасности молодого человека. «Зачем усугублять его волнение?» – подумала она.

Когда они, наконец, добрались до дома Дрю, Клифф казался почти счастливым. Хотя он всё ещё чувствовал себя немного слабым, он с энтузиазмом приветствовал Ханну. Они с Нэнси показали ему его комнату, где он опустился на стул.

– А теперь отдыхайте до обеда, – предложила экономка, тихо закрывая дверь.

Нэнси вкратце пояснила, что она будет отсутствовать большую часть дня, но обязательно вернётся до шести.

– Где я могла уже это слышать? – сказала Ханна.

– От меня, конечно, – усмехнулась Нэнси.

Она переоделась в свои самые старые джинсы и рубашку с длинными рукавами, а затем ответила на звонок Анжелы Пруэтт, которая собиралась уехать на выступление.

– Нед скоро придёт, и мы попытаемся найти эту общину, – сказала ей Нэнси.

– Тогда я рада, что поймала тебя. Сегодня я перечитала письмо Филлис. Она немного описала место, где находится община. Видимо, это недалеко от большого оз...

Внезапно линия оборвалась. Их разъединили! Нэнси несколько раз нажала отбой, но ничего не произошло. Она набрала номер, но услышала только короткие гудки, как будто линия была занята.

«Я позвоню оператору», – сказала она себе и набрала ноль.

– Я позвоню вам и соединю ваш предыдущий звонок, – проговорил оператор. – Мы сожалеем о неудобствах.

Нэнси повесила трубку, с нетерпением ожидая услышать голос Анжелы.

– Я прошу прощения, – это снова был оператор. – Этот номер не работает.

«Что теперь?» – спросила себя Нэнси. Она только что упустила возможность услышать вероятную подсказку о месте, где находится поселение общины!

 

Запутанная тропа

 

Стоя у телефона в коридоре дома Дрю, Нэнси увидела фигуру, спешащую по подъездной дорожке. Она открыла дверь, и тёплый ветерок ворвался внутрь.

– Привет, Нед! – воскликнула Нэнси. Разочарованное выражение временно исчезло с её лица.

– Всё готово? – ответил он, бросив быстрый взгляд на её лоферы. – На твоём месте я бы надел кроссовки.

– Думаю, ты прав, – сказала Нэнси с отрешённым взглядом.

– Тебя что-то беспокоит? – спросил Нед.

Этого было достаточно, чтобы девушка-детектив подробно рассказала о том, что только что произошло.

– Я уверена, что Анжела собиралась упомянуть название какого-то озера, когда нас разъединили, – сказала Нэнси. – Если бы она не была сейчас задействована в театре…

– Всё, что нам нужно сделать, это посмотреть большую карту Ривер-Хайтс, – прервал её Нед, сопровождая девушку в дом.

– Хотелось бы, чтобы это было так, – сказала Нэнси несчастным тоном. – Ты представляешь, сколько озёр в этом районе?

Нед пожал плечами.

– Сотня?

– Нет, не сто, но есть как минимум три или четыре больших. Потребуются дни, чтобы исследовать каждое.

– И что?

– А то, что у нас не так много времени, – продолжила Нэнси. – Каждый день, который мы проводим в поисках Филлис Пруэтт, будет отбирать время, которое мы могли бы потратить на то, чтобы помочь Клиффу выяснить, кто он такой.

Голос девушки слегка дрогнул, и Нед положил руки ей на плечи.

– Важно то, что у Клиффа теперь есть дом, – сказал он мягко.

Нэнси с улыбкой подняла лицо







Сейчас читают про: