double arrow

Глава 2. Духовный взгляд на семью


Взаимосвязь поколений — основа духовной целостности семьи.

Каждый дом похож на своих создателей. Утонченная натура делает и дом утонченным, грубый человек и дом делает грубым. В каждом доме бывают свои испытания, но в истинном доме царит мир, который не нарушить земным бурям. Дом — это место тепла и нежности.

Из дневника святой мученицы и страстотерпицы царицы Александры о значении семьи и семейной жизни

Семейный уклад

Далее мы поговорим о духовных основаниях целостности семьи. Важнейшим понятием в этом контексте является уклад семьи — традиции, правила, обычаи. Это все то, что скрепляет семью, позволяет ей быть не суммой отдельных «я», а единым, целостным организмом.

Под семейным укладом можно понимать соединение отцовской и материнской линий поведения, которые выстраиваются в иерархическом порядке, строе жизни и передаются из поколения в поколение. Другими словами, семейный уклад — это определенная жизненная стабильность, заданный ритм, которые являются основой спокойствия и уверенности семьи и ее членов.

Как отмечает О.М. Потаповская, традиционный семейный уклад включает в себя следующие компоненты:

— обычаи (установившиеся привычные формы поведения);

— традиции (переходящие из поколения в поколения способы жизни семьи, культурные, духовные ценности);

— отношения (базовый эмоциональный фон, доминирующие

настроения);

— правила (нормы поведения, образ мыслей, привычки);

— распорядок дня, недели, года, который в отечественной православной культуре задавался суточным, седмичным и годовым кругом церковных богослужений, сезонными изменениями в быту и труде.

И эта заданность, стабильность жизни в прежние времена создавала ощущение защищенности, а также уверенность, спокойствие у членов семьи. Как мы сейчас в этом нуждаемся! К сожалению, многое оказалось сегодня утраченным и забытым. Мы все больше и больше оказываемся «Иванами, не помнящими родства», «перекати-поле», без корней, без традиций, без прошлого. Своей жизнью мы вольно или невольно следуем популярным призывом: «Живи одним днем», «После нас — хоть потоп». Это страшно.

В связи с этим вспоминается одна ситуация.

В одном русском селе жила пожилая женщина, одна воспитавшая и вырастившая четверых детей. Муж погиб в годы Великой Отечественной войны. Дети встали на ноги и, повзрослев, разлетелись из родительского дома кто куда, но изредка, один — два раза в год, вместе с детьми, женами приезжали навестить пожилую мать, а заодно и пообщаться друг с другом. В комнате в красном углу у матери висела старинная икона Божией Матери. Лик Богородицы всегда как бы невидимыми узами скреплял все большое семейство и неотступно находился среди членов семьи во время всех праздников и горестей.




Но шло время и женщина, уже в преклонном возрасте, умерла. Приехали дети хоронить свою мать, схоронили, а после стали делить наследство, которого было всего ничего: домик, участок, да вся домашняя утварь. Кому что досталось, а старшему сыну — старинная икона Богородицы. Что с ней делать? По-хорошему, нужно старшему хранить и беречь семейную реликвию. Но веры-то нет. Старший сын занимал большой пост в партийной организации, следовал заветам Ильича, Дома икону не повесишь, засмеют, отдать кому-то — жалко. Можно ее продать, хоть деньги будут.

Сказано — сделано, продана икона с ликом Богородицы; деньги получены немалые. Но что-то изменилось в жизни семьи с тех пор: ни разу после этого не встретились они вместе, словно какие-то невидимые нити оказались перерезанными. Забыли друг про друга братья и сестры, зажили своей жизнью, лишь только приезжали на очередные похороны: смерть связала своими узами членов большой семьи.



* * *

Да, действительно, в спешке, в повседневной суете, мы утрачиваем самое главное — традиции семейной жизни, и, как отмечает игумен Георгий (Шестун), мы теряем самую главную традицию — умение жить семьей. Сейчас часто есть видимость семьи, но ее члены живут сами по себе, своей жизнью. Но семья — это целостный организм, с едиными ценностями, скрепленный одними духовными связями. И если начинается разлад в семье, то, как следствие, проблемы появляются у каждого члена семьи. Другими словами, каждый отвечает за другого, за всех, так как на незримом уровне мы все оказываемся соединенными в одно целое. И это целое влияет на каждого. Все за всех в ответе.

Поэтому очень важно эту целостность семейную поддерживать, сохранять: соблюдать традиции, правила, обычаи. В первую очередь это касается традиций почитания старшего, главы семьи, мужчины. Необходимо восстановить традиционную иерархию «Бог — муж — жена — ребенок», возродить уважение друг к другу, смирение, послушание детей. Вместе проводить время, обедать, праздновать совместные праздники, ходить всем вместе в церковь, хранить семейные реликвии.

Ведь все это было в наших семьях: семья укрепляла и растила поколения русского народа. Ею было принято гордиться, на нее надеяться. Семья всегда защищала, укрепляла, напитывала детей любовью, чувством безопасности, формировала мировоззрение, насыщала духовностью. Самое главное, что объединяло членов семьи — это глубокие духовные основания, вера православная, которую дети усваивали с молоком матери, насыщаясь с самого рождения молитвенным словом, видя лики святых на иконах, причащаясь в церкви. Об этом можно было и не говорить: ребенок просто рос в этой благочестивой атмосфере и, вырастая, сам начинал жить такой жизнью.

В прежние времена весь уклад, все традиции были привязаны к церковным праздникам и постам. Только дома ребенок может получить истинную радость и удовольствие в праздничный день в кругу родных, близких. Как отмечает С.С. Куломзина, праздничная литургия совершается в храме, значение праздника объясняют в школе, но настоящим праздником он все-таки становится дома. Возможно, многие родители сами помнят прежние традиции, связанные с церковными праздниками: как на Троицу дом украшали березовыми веточками, запекали гуся к Рождеству, делали куличи к Пасхе, на Преображение благословляли первые плоды, на Благовещение выпускали из клеток птиц, на Масленицу пекли блины и катались на санях. Какие же еще нужны традиции!

Хочется еще раз подчеркнуть, что особенно важны они для ребенка, его неокрепшей души, которая остро и тонко воспринимает и впитывает все впечатления, которые остаются мощным фундаментом на всю последующую жизнь.

В связи с этим вспоминается прекрасный рассказ Владимира Никифорова-Волгина «Серебряная метель». Приведем его полностью.

До Рождества без малого месяц, но оно уже обдает тебя снежной пылью, приникает по утрам к морозным стеклам, звенит полозьями по голубым дорогам, поет в церкви за всенощной «Христос рождается, славите» и снится по ночам в виде веселой серебряной метели.

В эти дни ничего не хочется земного, а в особенности школы. Дома заметили мою предпраздничность и строго заявили:

Если принесешь из школы плохие отметки, то елки и новых сапог тебе не видать!

«Ничего, — подумал я, — посмотрим… Ежели поставят мне, как обещались, три за поведение, то я ее на пятерку исправлю… За арихметику, как пить дать, влепят мне два, но это тоже не беда. У Михал Васильича двойка всегда выходит на манер лебединой шейки, без кружочка, — ее тоже на пятерку исправлю…»

Когда все это я сообразил, то сказал родителям:

Баллы у меня будут, как первый сорт!

С Гришкой возвращались из школы. Я спросил его:

Ты слышишь, как пахнет Рождеством?

Пока нет, но скоро услышу!

Когда же?

А вот тогда, когда мамка гуся купит и жарить зачнет, тогда и услышу!

Гришкин ответ мне не понравился. Я надулся и стал молчаливым.

Ты чего губы надул?— спросил Гришка.

Я скосил на него сердитые глаза и в сердцах ответил:

Рази Рождество жареным гусем пахнет, обалдуй?

А чем же?

На это я ничего не смог ответить, покраснел и еще пуще рассердился.

Рождество подходило все ближе да ближе. В лавках и булочных уже показались елочные игрушки, пряничные коньки и рыбки с белыми каемками, золотые и серебряные конфеты, от которых зубы болят, но все же будешь их есть, потому что они рождественские.

За неделю до Рождества Христова нас отпустили на каникулы.

Перед самым отпуском из школы я молил Бога, чтобы Он не допустил двойки за арихметику и тройки за поведение, дабы не прогневать своих родителей и не лишиться праздника и обещанных новых сапог с красными ушками. Бог услышал мою молитву и в свидетельстве «об успехах и поведении» за арихметику поставили тройку, а за поведение — пять с минусом.

Рождество стояло у окна и рисовало на стеклах морозные цветы, ждало, когда в доме вымоют полы, расстелют половики, затеплят лампады перед иконами и впустят его…

Наступил сочельник; он был метельным и белым, белым как ни в какой другой день. Наше крыльцо занесло снегом, и, разгребая его, я подумал: «Необыкновенный снег… как бы святой! Ветер, шумящий в березах, — тоже необыкновенный! Бубенцы извозчиков не те, и люди в снежных хлопьях не те…» По сугробной дороге мальчишка в валенках вез на санках елку и, как чудной, чему-то улыбался.

Я долго стоял под метелью и прислушивался, как по душе ходило веселым ветром самое распрекрасное и душистое на свете слово — «Рождество». Оно пахло вьюгой и колючими хвойными лапками.

Не зная, куда девать себя от белизны и необычности сегодняшнего дня, я забежал в собор и послушал, как посредине церкви читали пророчества о рождении Христа в Вифлееме; прошелся по базару, где торговали елками, подставил ногу проходящему мальчишке, и оба упали в сугроб; ударил кулаком по залубеневшему тулупу мужика, за что тот обозвал меня «шулды-булды»; перебрался через забор в городской сад (хотя ворота и были открыты). В саду никого — одна заметель да свист в деревьях.

Неведомо отчего бросился с разлету в глубокий сугроб и губами прильнул к снегу. Умаявшись от беготни по метели, сизый и оледеневший, пришел домой и увидел под иконами маленькую елку… Сел с ней рядом и стал петь сперва бормотой, а потом все громче да громче «Дева днесь Пресущественнаго раждает», и вместо «волсви со звездою путешествуют» пропел: «волки со звездою путешествуют».

Отец, прослушав мое пение, сказал:

Но не дурак ли ты? Где это видано, чтобы волки со звездою путешествовали?

Мать палила для студня телячьи ноги. Мне очень хотелось есть, но до звезды нельзя. Отец, окончив работу, стал читать вслух Евангелие. Я прислушивался к его протяжному чтению и думал о Христе, лежащем в яслях:

Наверное, шел тогда снег, и маленькому Иисусу было дюже холодно!

И мне до того стало жалко Его, что я заплакал.

Ты что заканючил? — спросили меня с беспокойством.

Ничего. Пальцы я отморозил…

И поделом тебе, неслуху! Поменьше бы олетывал в такую зябь!

И вот наступил, наконец, рождественский вечер. Перекрестясь на иконы, во всем новом, мы пошли ко всенощной в церковь Спаса-Преображения. Метель утихла, и много звезд выбежало на небо. Среди них я долго искал рождественскую звезду и, к великой своей радости, нашел ее. Она сияла ярче всех и отливала голубыми огнями.

Вот мы и в церкви. Под ногами ельник, и кругом, куда ни взглянешь, — отовсюду идет сияние. Даже толстопузый староста, которого все называют «жилой», и тот сияет, как святой угодник На клиросе торговец Силантий читал «великое повечерие». Голос у Силантия сиплый и пришепетывающий — в другое время все на него роптали за гугнивое чтение, но сегодня, по случаю великого праздника, слушали его со вниманием и даже крестились. В густой толпе я увидел Гришку. Протискался к нему и шепнул на ухо:

Я видел на небе рождественскую звезду… Большая и голубая!

Гришка покосился на меня и пробурчал:

Звезда эта обнаковенная! Вега прозывается. Ее завсегда видать можно!

Я рассердился на Гришку и толкнул его в бок

Какой-то дяденька дал мне за озорство щелчка по затылку, а Гришка прошипел:

После службы и от меня получишь!

Читал Силантий долго-долго… Вдруг он сделал маленькую передышку и строго оглянулся по сторонам. Все почувствовали, что сейчас произойдет нечто особенное и важное. Тишина в церкви стала еще тише. Силантий повысил голос и раздельно, громко, с неожиданной для него проясненностью воскликнул:

С нами Бог! Разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог!

Рассыпанные слова его светло и громогласно подхватил хор:

С нами Бог! Разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог!

Батюшка в белой ризе открыл Царские врата, и в алтаре было белым-бело от серебряной парчи на престоле и жертвеннике.

Услышите до последних земли, яко с нами Бог, — гремел хор и всеми лучшими в городе голосами. — Могущии покоряйтеся, яко с нами Бог… Живущий во стране и сени смертней свет возсияет на вы, яко с нами Бог. Яко отроча родися нам, Сын, и дадеся нам — яко с нами Бог… И мира Его нет предела — яко с нами Бог!

Когда пропели эту высокую песню, то закрыли Царские врата, и Силантий опять стал читать. Читал он теперь бодро и ясно, словно песня, только что отзвучавшая, посеребрила его тусклый голос.

После возгласа, сделанного священником, тонко-тонко зазвенел на клиросе камертон, и хор улыбающимися голосами запел «Рождество Твое, Христе Боже наш».

После рождественской службы дома зазорили (по выражению матери) елку от лампадного огня. Елка наша была украшена конфетами, яблоками и розовыми баранками. В гости ко мне пришел однолеток мой еврейчик Урка. Он вежливо поздравил нас с праздником, долго смотрел ветхозаветными глазами своими на зазоренную елку и сказал слова, которые всем нам понравились:

Христос был хороший человек!

Сели мы с Уркой под елку, на полосатый половик, и по молитвеннику, водя пальцем по строкам, стали с ним петь: «Рождество Твое, Христе Боже наш».

В этот усветленный вечер мне опять снилась серебряная метель, и как будто бы сквозь вздымы ее шли волки на задних лапах, и у каждого из них было по звезде, все они пели: «Рождество Твое, Христе Боже наш».

* * *

Вера, духовность объединяла, сплачивала членов семьи действительно в единое целое. Как отмечает игумен Георгий (Шестун), если дух разный, разная жизненная направленность, то искусственно людей не объединишь. Родственные отношения, конечно, будут, но дух объединяет больше, чем родство; если в единодушии дети растут, то они потом единодушие хранят, если нет — разлетаются, как опавшие листья, в разные стороны. Пойди потом собери всех вместе!

Основой русской семьи всегда была соборность — общность духовная. Всем миром люди молились, всем миром отражали вражеские нападения, всем миром помогали друг другу в горестях и радостях. Вспомним воззвание Минина и Пожарского к русскому народу. Простые люди, но болеющие за свою державу обратились с призывом о защите Родины, Отечества, нашли такие слова, которые шли от самого сердца и затронули духовные струны каждого присутствующего. Практически никто не остался безучастным: кто чем мог, тем и помогал. И выстоял русский народ, отразил нашествие иноплеменников!

Семьи ранее были большие, многодетные. По данным переписи 1913 года, среднестатистическая крестьянка Костромской губернии рожала в течение своей жизни 15,3 ребенка. Каждый ребенок был частью семьи, а не «центром мироздания», как сейчас, когда зачастую все сосредоточены на интересах единственного ребенка, который становится «кумиром семьи» или «маленьким тираном». С детства детям прививались понятия чести, достоинства, нравственности, целомудрия. Ребенок с малых лет привыкал ограничивать себя, соизмерять свои потребности с возможностями семьи, и такое понятие, как эгоизм, было редкостью. Но, к сожалению, многое сегодня оказалось утраченным, растоптанным, забытым.

Самое главное, что оказалось утраченным — понятие дома.

Дом

Как отмечает протоиерей Борис Ничипоров, «дом — это то место, где в основном разворачивается и телесная, и душевная, и духовная жизнь семьи. Дом имеет свое пространство и свой объем, свой запах, свои голоса».

Воздух дома всегда духовно наполнен какой-то особой атмосферой, которая незримо чувствуется, когда ты только переступаешь за его порог. Какая это атмосфера: любви, уюта, миролюбия, покоя или неприятия, одиночества, заброшенности — зависит, в первую очередь, от женщины.

По словам протоиерея Бориса Ничипорова, признаком несостоятельности женщины является ее личностная «бездомность». Можно быть состоятельной на работе, иметь массу друзей, подруг, самореализовываться, но дома… беспорядок, дети голодные, муж ходит в мятой рубашке, неухоженный, заброшенный. Какой уж тут уют?! А в другом доме может быть чисто, аккуратно, прибрано, но не уютно, и это тоже чувствуется.

Автор выделяет несколько отрицательных типов домашнего устройства:

— дом как притон или забегаловка, смысл этого дома ясно вытекает из его метафорического названия;

— дом как проходной двор — и в этом случае дом и домом назвать нельзя: входят — выходят зачастую малознакомые люди, шумно, грязно;

— дом как вокзал — люди (членами семьи сложно назвать) собираются на 10-12 часов поспать, перекусить, реализовать другие свои физиологические отправления и рассыпаться кто куда. Такой дом как целостность, как духовная общность мертв;

— дом, как салон — место встречи, посиделок, сплетен, но, опять же, не место близости и духовного единения;

— дом как затвор. Если это не уход от мира к Богу, а что-то еще, нужно понять что: невротическое одиночество, ощущение покинутости, разочарование? В любом из этих случаев — это не истинный дом, здесь нет уюта.

А что же такое уют? Это гармония и структурированность души, это чувство душевного покоя хозяев, которое отражается на окружающих предметах, когда все на своих местах. Уют — это спокойная любящая забота. Уют — «это мера возвращения женщины к своей первозданной сущности, мера обретения ею себя». Другими словами, уют в доме — это своеобразный индикатор структурированности личности, в первую очередь женщины, это проявление порядка в собственной душе.

Так какой же дом является идеальным? Как отмечает протоиерей Борис Ничипоров, «идеальный дом — гибкое образование, где сохраняется благодатный, разумный баланс замкнутости от мира и открытости миру и людям в Боге».

«Дом должен быть миролюбивым, благодатным, спокойным и благочестивым… Дом — это место, куда хочется идти, где тебя любят, где тебя встречают с радостью. Дома ты защищен от воздействия мира сего», — добавляет игумен Георгий (Шестун).

Однако любой дом — есть временное жилище. Прочен тот дом, хозяева которого обращены в вечность: живут духовной жизнью, из рода в род передают духовные, культурные традиции, ценности — все то, что выше времени. Протоиерей Борис Ничипоров подчеркивает, что вечное в доме должно накапливаться — то, что из поколения в поколение передается и никогда не стареет, что наводит на мысли о жизни вечной.

Сегодня как никогда важно возрождать семейные традиции, так как весь институт семьи находится под угрозой распада. В первую очередь эта задача лежит на родителях: сумеют они создать духовную атмосферу в доме, сумеют возродить утраченные корни, вспомнить своих предков, покаяться в ошибках, обратиться за помощью к Богу — велик шанс спасения такого рода.

Нет — тогда вместо истинных традиций вырастут деструктивные семейные проявления, дезадаптации, которые в каждой семье будут приобретать свои индивидуальные очертания. В связи с этим можно вспомнить известную фразу Л. Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Мы можем добавить: все счастливые семьи похожи, если они в своем основании имеют крепкие духовные основания и живут по духовным принципам. Если этого нет — то фундамент семьи становится зыбким, а здание ее непрочным.

Итак, возрождение семьи, возрождение духовных семейных традиций — единственный выход из семейного кризиса. Другого пути нет, ибо «дом беззаконных разорится, а жилище праведных процветет» (Притч. 14, 11).

Заключение

Итак, мы рассмотрели духовные и психологические основания семьи. Что же выступает в качестве таких оснований? В качестве духовного фундамента важно заложить принципы, данные нам Богом: «…оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2, 24). Каким образом это происходит, мы рассмотрели на страницах этой книги.

Понимание духовной природы брака и семьи, значимости семейной иерархии, почитания детьми своих родителей, важности истинной безусловной любви, хранение семейных традиций и т. д. — все эти моменты являются теми краеугольными камнями, на которых выстраивается прочное здание брака и гармоничной семьи.

А что такое гармония в семье? Иерархичное сочетание духовного, душевного и телесного уровней во взаимоотношениях супругов и детей с приоритетом духовного — жертвенности, способности к самоотдаче. Если каждый член семьи каждый день хоть чуть-чуть будет преодолевать свой эгоизм, изначально заложенный в нашей ветхой и страстной природе, делать шаг навстречу другому, наверное, в наших семьях значительно меньше будет конфликтов, ссор и непонимания.

А что же выступает в качестве психологических оснований семьи? Те психологические аксиомы, которые всем так хорошо известны, но почему-то часто забываются: умение общаться, грамотно разрешать конфликты, выражать свои эмоции, понимать причинно-следственные связи происходящего в семье, истинные причины неблагополучия и т. д. Знание всех этих нехитрых закономерностей может значительно улучшить отношения членов семьи между собой и предотвратить множество ненужных проблем.

Гармоничное сочетание духовного и душевного (психологического) оснований в семьях — залог духовного и душевного здоровья, как супругов, так и детей! Остается только совсем немного — эти основания понять и применить их к себе и своей жизни. У каждого человека всегда есть выбор, по какому пути ему идти.

 

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: