double arrow

Баллада о злом Ангусе Мак-Мангусе


Ох, Ангус Мак-Мангус, наш будущий гений,

Светило науки и кладезь умений!

Мы думали, к нам новый Мерлин явился,

Но Ангус Мак-Мангус, увы, осрамился.

Ты помнишь ли, Ангус, урок заклинаний?

Вся школа тряслась от твоих завываний.

«Сову мне под мантию, что за дурдом!» —

орал ты и бил по столу кулаком.

И так через каждые десять минут

Ты ныл, что работать тебе не дают,

Что все устарело, что как вам не стыдно…

А где результат? Результатов не видно!

«Потише, — учитель тебе говорил, —

Терпение, Ангус, умерьте свой пыл!»

Но ждать ученик не желал совершенно

И палочку в гневе ломал о колено.

«Терять не хочу ни минуты, ни мига!» —

И на пол летели тетрадка и книга.

Что ж, Ангус Мак-Мангус, и где твой успех?

И кто же виною, что ты хуже всех?

Скажите мне, дети, чего он лишен

И что нам поможет не кончить, как он?

Глава 4

В этой главе приведены заклинания, которые — при разумном использовании — помогут против других волшебников.

Держите палочку наготове, и вскоре вы освоите новые заклинания, которые помогут, к примеру, остановить атаку врага или притянуть нужный предмет.

Проявив умение и смекалку, вы найдете следующее стихотворение и узнаете, что позволяет хорошему магу стать великим.




 

Манящие чары

Манящие чары — одно из самых старинных и обыденных заклинаний. Эти чары позволяют волшебнику одним взмахом палочки притянуть к себе нужный объект.

Многие магические предметы продаются со специальными устройствами, которые не дают притянуть их никому, кроме хозяина.

Манящие чары кажутся безопасными, но это не совсем так, в чем на собственной шкуре убедилась банда антимагловских экстремистов, которые еще в 1743 году объявили войну «самим маглам и магловскому образу жизни». Акциониты, как они гордо называли себя, заявили, что собираются жить «иначе, чем жалкие, презренные маглы». Возглавил акционитов некий Гидеон Плосковиш, которого «Ежедневный пророк» назвал не волшебником, а ленивой свиньей, которая только и ждет, что ей будут восхищаться за то, что она целыми днями валяется в грязи без дела».

Гидеон Плосковиш призвал акционитов, как нетрудно догадаться из их названия, ничего не поднимать и не переносить вручную, «ибо волшебники, в отличие от презренных маглов, не рабочий скот, а благородная и высшая раса!». Плосковиш призывал чародеев приманивать все необходимое с помощью магии.

К сожалению, с первых же попыток у акционитов возникли непреодолимые сложности. Сочтя, что они выше каких-то глупых походов в банк «Гринготтс», волшебники быстро остались без денег.

Поскольку Плосковиш презирал любую работу, он предложил своим последователям добывать золото с помощью обычного заклинания «Акцио». Недолго думая, он решительно указал волшебной палочкой на ближайшую мастерскую гоблинов. В целом его план сработал. Несколько ювелирных украшений гоблинской работы (незавершенных, а потому без защитных чар) влетели в окно штаб-квартиры акционитов.



И пока глупый Плосковиш ломал голову, как бы продать украденное, не поднимаясь с насиженного дивана, в штаб-квартиру ворвалась толпа свирепых гоблинов-ювелиров с мечами наголо, жаждущих крови акционитов. Плосковиш и его напуганные до полусмерти соратники поспешно трансгрессировали в темный подвал и затаились там.

Сильно проголодавшись и захотев пить, но понимая, что выходить к злобным гоблинам крайне опасно, Плосковиш постарался приманить в подвал побольше еды и питья. Разумеется, при виде кексов и бутылок вина, летящих по улице к убежищу акционитов, гоблины догадались, где прячутся воры, и похитителям сокровищ пришлось снова трансгрессировать, на сей раз в далекую пещеру в Пемброкшире.

Тем временем разочарованные и возмущенные акциониты начали роптать на решения Плосковиша, и большинство из них предпочло унизиться до таких примитивных магловских дел, как работа и походы в магазин — что угодно, лишь бы не голодать в пещере.



В конечном итоге Плосковиш остался один, голодный, холодный и совершенно несчастный, но исполненный чувства собственной правоты и не желающий признать свои ошибки.

Что касается его последней глупости, тут мнения экспертов расходятся. Большинство исследователей утверждает, что он сошел с ума от голода, но некоторые считают, что он решил умереть так, как жил. Известно нам одно: восемнадцатого сентября 1743 года несчастный Плосковиш попытался приманить чарами целую ферму вместе со скотом, уютным домиком и кладовкой, полной вкусной еды. Здания, само собой, не тронулись с места, но следом за улетевшими коровами в пещеру прибежал разозленный фермер и обнаружил мертвого Плосковиша, который по-прежнему лежал на любимом диване, раздавленный упавшими коровами и большим стогом сена.

Типичный случай легкомысленного обращения с магией.

 

Заклинание

Чтобы притянуть объект, четко представьте его и произнесите слово «Акцио».

 

Примечание

Выучив это заклинание, вы сможете притянуть любой предмет, который вам понадобится. Разумеется, не нарушая при этом Международный статут о секретности, ведь ни один притягиваемый предмет не должен пронестись по воздуху перед носом у шокированного магла.

Манящие чары не действуют на большинство живых существ. А тех, на кого они действуют, вы вряд ли захотите притягивать (например, флоббер-червей).

Заклинание ножниц

Заклинание ножниц было создано в далеком пятнадцатом веке волшебницей-швеей Дельфиной Кривс, которая отыскала этот легкий и прекрасный способ резать ткань и нитки. До появления этого точного заклинания волшебники и волшебницы частенько портили ткань, которую пытались резать. Впрочем, открытие этого полезного заклинания едва не стоило мадам Кривс жизни.

В пятнадцатом веке волшебники и волшебницы подвергались страшным гонениям, и мадам Кривс, которая стала одной из самых модных и востребованных белошвеек Лондона, предпочитала скрывать свои магические способности. К сожалению, превосходное качество ее плащей и платьев постоянно вызывало лютую зависть у других портных. Многие из них начали подозревать, что ей известен какой-то особенный секрет. Даже самые уродливые женщины выглядели красавицами. Неудивительно, что ее богатство и слава росли с каждым днем.

Однажды магл-конкурент по фамилии Тихоржан загримировался и устроился работать в мастерскую к мадам Кривс. Прошло несколько недель, но он так и не уличил ее в применении магии. Подозрительным казалось только то, что в мастерской совсем не было ножниц. Как-то раз он спрятался в штуке бархата и караулил всю ночь, зато сумел увидеть, как мадам Кривс вырезает сложный узор с помощью палочки.

На следующий день Тихоржан во главе банды городских жителей явился арестовывать ведьму. Загнанная в угол, мадам Кривс не сумела объяснить, почему у нее нет ножниц. Тихоржан очень боялся колдовства, поэтому он настоял, чтобы ей связали руки, а сам принялся искать палочку — главное доказательство. Через несколько часов, когда ничего подозрительного отыскать не удалось, его друзья начали сомневаться.

В конце концов мадам Кривс невинным голосом попросила разрешения почесать подбородок, на котором красовалась большая бородавка. Не чувствуя подвоха, обвинители сжалились и развязали ей руки. Стоило мадам Кривс прикоснуться к подбородку, как бородавка выскочила из ее лица и превратилась в волшебную палочку. В тот же миг портниха трансгрессировала вместе с большим мешком золота и навсегда покинула Лондон.

Что касается Тихоржана, то с этого момента бедняга не смог сшить ни единой, пусть даже самой простой, вещи. И даже если он запирал выкроенную одежду в мастерской на ночь, на следующее утро все превращалось в лоскутки. Легенда гласит, что он сошел с ума и умер, пребывая в убеждении, что его повсюду преследуют огромные ножницы, невидимые для других.

Мораль проста: никогда не вставайте между ведьмой и источником ее дохода...

 

Заклинание

Для заклинания ножниц используется слово «Диффиндо». Будьте осторожны!

Чары помех

Применив это заклинание, вы на несколько секунд остановите своего противника или любое магическое существо. Это заклинание — неотъемлемый элемент любой дуэли.

Замедление не приносит никакого серьезного вреда, однако если оно застигнет вас в неудобной позе, будет довольно неприятно.

 

Заклинание

Чтобы замедлить противника, произнесите слово «Импедимента».







Сейчас читают про: