double arrow

Система гарантий законности (правозаконности)


Содержание законности (правозаконности)

Тема 10. Административное право и законность в управлении

10. 1. Содержание законности (правозаконности)

10. 2. Система гарантий законности (правозаконности)

10. 3. Президентский контроль за органами исполнительной власти

10. 4. Контроль органов законодательной власти за органами исполнительной власти

10. 5. Общий административный надзор

10. 6. Судебный надзор за законностью осуществления административной власти

Законность — атрибут существования и развития демократи­чески организованного общества. Она необходима для обеспече­ния свободы и реализации прав граждан, осуществления демо­кратии, образования и функционирования гражданского общества, научно обоснованного построения и рациональной деятельности государственного аппарата. Она обязательна для всех элементов государственного механизма (государственных органов, государ­ственных организаций, государственных служащих), гражданского общества (общественных, религиозных организаций, независимых газет, неформальных объединений и др.) и для всех граждан. В нашей юридической науке она понимается как «неуклонное ис­полнение законов и соответствующих им иных правовых актов органами государства, должностными лицами, гражданами и об­щественными организациями».




Такое понимание представляется односторонним. Прежде всего необходимо обратить внимание на качество юридических зако­нов, их соответствие объективно существующим социальным свя­зям, праву. Если отвлечься от содержательной стороны юриди­ческих норм, подлежащих исполнению, то нетрудно прийти к выводу о том, что в условиях деспотии, тоталитаризма, полицей­ского государства законность находится на высоком уровне и одно из первых мест по этому критерию займет фашистская Герма­ния.

Как специфический регулятор общественных отношений за­кон, юридическая норма должна соответствовать существующе­му в стране уровню экономики, организационной зрелости, куль­туры, морально-этическим нормам. Законодательство должно быть средством легализации права государством во имя интересов об­щества и граждан. Законность — это прежде всего наличие до­статочного количества юридических норм высокого качества, а затем их строгое соблюдение всеми субъектами права.

Для практики государственного строительства, для граждан и юридической науки рассматриваемая проблема всегда была очень важной. Ее значение актуализировалось в связи с формировани­ем гражданского общества, с одной стороны, и «войной законов», обострившимися национальными противоречиями, ростом числа преступлений и иных правонарушений, с другой.



В юридической литературе законность рассматривается с раз­ных сторон: и как принцип государственной деятельности, и как метод государственного руководства обществом, и как режим сис­темы взаимоотношений населения с государственными органами. Все эти подходы правомерны, хотя и нуждаются в определенной корректировке. Но самая важная сторона законности раскрыва­ется в ее определении как режима взаимоотношений граждан и организаций с субъектами власти, который благоприятствует обеспечению прав и законных интересов личности, ее всесто­роннему развитию, формированию и развитию гражданского об­щества, успешной деятельности государственного механизма.

Такой режим необходим во всех областях социальной жизни, но особую значимость он имеет в системе взаимоотношений субъ­ектов административной власти между собою и с гражданами, негосударственными организациями.

Во-первых, субъекты исполнительной власти представляют многочисленную группу, с ними люди, негосударственные орга­низации, трудовые коллективы контактируют намного чаще, чем с прокуратурой, судами, представительными органами. Число го­сударственных служащих, связанных с исполнительно-распоря­дительной деятельностью, во много раз превышает численность всех служащих, занимающихся иной государственной деятель­ностью.

Во-вторых, субъекты государственной исполнительной власти осуществляют правоприменение и издают большое число норма­тивных актов, они обладают большими властными полномочиями.



В-третьих, они непосредственно распоряжаются огромными материальными, финансовыми, трудовыми ресурсами.

В-четвертых, органы исполнительной власти, их должностные лица вправе осуществлять внесудебное принуждение, юрисдикционную деятельность, в их непосредственном ведении находит­ся механизм физического принуждения, защиты (армия, мили­ция, исправительно-трудовые учреждения и т. д.).

В-пятых, они наделены дискреционными полномочиями свобо­дой усмотрения, которая служит одним из средств выполнения государственными органами возложенных на них задач и полно­мочий.

Принцип законности в административном праве, считает фран­цузский ученый Г. Бребан, состоит из двух взаимосвязанных обязанностей: действовать в соответствии с законом и проявлять инициативу для обеспечения выполнения закона. Исполнитель­ная власть связана законом, и соблюдение ею законов контроли­руется как законодательной, так и судебной властями.

Уровень законности в государстве прежде всего зависит от ее состояния в исполнительно-распорядительной деятельности. Ког­да он здесь низок, то даже если иные ветви государственного механизма неукоснительно выполняют юридические предписания, есть основания говорить о разрушении, кризисе режима закон­ности. Если имеются многочисленные факты, когда работники милиции незаконно задерживают граждан, изымают у них иму­щество, когда без достаточных законных оснований военнослу­жащие применяют огнестрельное оружие, убивают и ранят лю­дей, когда квартиры распределяются в обход установленных правил, лицензирование не обходится без взяток и т. д„ то даже строжайшее соблюдение законов при осуществлении правосудия, в процессе прокурорского надзора не окажет существенного вли­яния на общую картину взаимоотношений государства и граж­дан, негосударственных организаций. Это будут лишь островки законности в море управленческого своеволия. Юридическая пра­вомерность деятельности исполнительной власти — стержень всего режима законности в стране.

Рассматриваемый принцип является общим для всех сфер го­сударственного строительства, для всех организаций и граждан, для всех отраслей права. Конечно, в исполнительно-распоряди­тельной деятельности он имеет ряд особенностей.

На исполнительной власти лежит задача обеспечить соблюде­ние юридических норм огромным числом субъектов права. За очень небольшими исключениями, только она осуществляет профилак­тическую работу, пресекает правонарушения. Она сама должна действовать строго в правовых рамках. Значит, нужно обеспе­чить юридически правомерное функционирование огромного чи­сла государственных органов, иных государственных организа­ций и их должностных лиц.

Работа государственной администрации многообразна и с точ­ки зрения правовых форм (правотворчество, правоприменение, юрисдикция), и с точки зрения многообразия отраслей и функций управления. И система гарантий законности здесь должна быть более разнообразной, а сама деятельность намного больше по объ­ему, чем в законодательстве, правосудии.

' Бребан Г. Французское административное право. М., 1988. С. 171.

В науке административного права Франции признается, что этот принцип «применительно к администрации выражает норму, согласно которой администрация должна действовать в соответ­ствии с правом». Главное требование законности к исполнитель­ной власти состоит в том, что законы и подзаконные нормативные акты должны неукоснительно соблюдаться теми, кому доверено их применение, их защита. Борьба с произволом администрации не менее важна, чем борьба с преступностью.

Подавляющее число подзаконных нормативных актов издается исполнительно-распорядительными органами. Только они и орга­ны государственной власти вправе осуществлять правотворчест­во. Одно из проявлений длительного господства в нашей стране административно-командной системы — снижение роли законов, преобладание подзаконных норм, регулирование многих важных общественных отношений правительственными, ведомственными и локальными актами.

В настоящее время и в ближайшем обозримом будущем число действующих подзаконных актов будет значительным. А значит, сохранится и такая особенность законности, как подчинение ад-. министрации нормам, которые она сама выработала, а также со­держащимся в других подзаконных актах. Как правило, орган, принявший юридическую норму, вправе ее отменить, изменить, но он не вправе нарушить ее путем принятия правоприменительного акта. И тем более такая подзаконная норма обязательна для нижестоящих органов и организаций. С нею должен в ряде слу­чаев считаться и вышестоящий орган (если она например, приня­та исполнительным органом субъекта Федерации в рамках его исключительных полномочий).

«В современный период договор становится важным регулято­ром общественных отношений как в случаях замены им ранее действовавших административно-правовых норм, так и вследст­вие расширения его содержания». Все более возрастает роль меж­дународных, государственно-правовых и административных (между административно-территориальными единицами, между разны­ми управленческими звеньями и др.) договоров. Обеспечение их неукоснительного исполнения — важная задача управленческих структур.

Таким образом, важная особенность законности в управлении — необходимость соблюдения наряду с законами международных и ряда иных договоров, подзаконных норм, в том числе и тех, которые изданы самой государственной администрацией. Для ис­полнительно-распорядительных органов и их служащих обяза­тельны и индивидуальные акты вышестоящих звеньев исполни­тельной власти, судов и судей.

Нельзя и невозможно активную администрацию лишать дис­креционных полномочий, жестко пеленать ее юридическими пред­писаниями. В рамках закона она должна иметь возможность вы­бора оптимальных вариантов. Целесообразность деятельности, общественно полезная цель — существенный компонент закон­ности в управлении. Здесь важно учесть, что законы рассчитаны на обычные условия, нормальные обстоятельства. Но случается и так, что ситуация становится экстремальной и соблюдение ка­кой-то нормы, реализация предписания суда или прокурора мо­жет поставить под угрозу правопорядок в регионе, стране. На­пример, арест участника массовых беспорядков в условиях обострившихся социальных, национальных противоречий. Для установления чрезвычайного положения, введения президентского правления требуется определенное время, а исполнительная власть сразу же должна позаботиться о предотвращении вредных по­следствий, оказании помощи пострадавшим. И главный ориентир здесь — общественная польза.

Ею же должна руководствоваться исполнительная власть при возникновении ситуаций, угрожающих личной и общественной без­опасности, не охваченной правовым регулированием.

Признавая за исполнительной властью возможность временно­го, эпизодического отступления от законов во имя общественной пользы, конституционных принципов, ее право действовать целе­сообразно в условиях крайней необходимости (например, при ос­вобождении заложников), следует подчеркнуть, что это не более, чем редкие исключения из разрешительного порядка ее функци­онирования. Она вправе делать только то, что разрешено законом и иными юридическими нормами. Формирование правового госу­дарства требует того, чтобы разрешительный порядок для госу­дарственных органов, организаций и должностных лиц, имеющих властные функции и полномочия, стал всеобщим и гарантирован­ным. Всеобщим — значит таким, когда бы он без каких-либо ис­ключений распространялся на всех субъектов власти. Гарантиро­ванным — значит таким, когда бы он подкреплялся необходимыми юридическими формами и процедурами, способными предотвра­тить его нарушения и устранить их последствия.

Создание устойчивого правового режима во взаимоотношениях между субъектами административной власти, с одной стороны, и гражданами, их объединениями, организациями — с другой, пред­полагает наличие трех главных условий:

1) существования развитого законодательства и основанной на нем системы юридических норм;

2) совокупности гарантий, обеспечивающих строгое и неуклон­ное соблюдение юридических норм всеми участниками управлен­ческих отношений;

3) четко действующего в рамках законности механизма при­нуждения.

Развитая правовая основа исполнительно-распорядительной деятельности прежде всего должна удовлетворять следующим критериям: господство закона, соответствие юридических норм праву, полнота и дифференцированность системы норм, ее ста­бильность, непротиворечивость, высокая юридическая техника.

Организация и функционирование аппарата исполнительной власти должны быть урегулированы прежде всего актами выс­шей юридической силы — законами.

Как специфический регулятор общественных отношений сис­тема юридических норм должна соответствовать объективным закономерностям социальной жизни, требованиям права, быть адекватной экономико-политическому, культурному уровню стра­ны. Если государственный аппарат осуществляет правовые нор­мы, которые грешат субъективизмом, волюнтаризмом, принима­ет нецелесообразные, несвоевременные правовые акты, это снижает эффективность его деятельности, подрывает его автори­тет, а самое главное — наносит большой ущерб гражданам, реги­онам и даже стране в целом.

Иными словами, России нужна правозаконность. Это не просто соединение двух известных юридических слов — «права» и «за­конности». Это новое качество, согласующееся с российскими воз­рожденческими идеями о правах человека, абсолютности и неру­шимости личного достоинства, свободы человека. Правозаконность означает, что в обществе, в котором утверждается современная либеральная цивилизация, воцаряется неуклонное и жестокое господство закона и в то же время сам закон — уже не продукт власти, ее произвола и своеволия, а выражение великих либе­ральных ценностей, возрожденного естественного права, прежде всего неотъемлемых прав человека.

Полнота юридического регулирования теснейшим образом свя­зана с его дифференцированностью. Известно, что норма — это применение равного масштаба к людям, которые различаются по возрасту, полу, состоянию здоровья, характеру работы и т. д. По формам собственности, целям, объему деятельности и многим другим критериям различаются и организации. Такого фактичес­кого неравенства юридические нормы не устраняют, но они могут смягчить его, вводя дифференцированное регулирование одних и тех же отношений. Проявлением полноты системы норм является наличие в ней системы льгот для женщин, инвалидов, несовер­шеннолетних, лиц, работающих в неблагоприятных условиях и т. д. Борьба с монополизмом, предоставление налоговых льгот союзам деятелей культуры, благотворительным фондам и др. — это тоже проявление названной особенности.

Чем совершеннее юридический инструментарий, тем более диф-ференцированно регламентируются отдельные стороны обществен­ной жизни. Отсутствие дифференцированной, отражающей ре­альные обстоятельства регламентации приводит к тому, что органы власти вынуждены по своему усмотрению делать исключения для отдельных лиц, что ведет к необоснованному разнообразию на практике и открывает лазейку для субъективизма и даже зло­употреблений. Конечно, здесь не должно быть другой крайности, когда количество особых норм, исключений, льгот превышает объ­ективно необходимое и общее правило становится декларацией, не подкрепленной юридическими предписаниями.

Очевидно, что нормативная основа должна быть внутренне со­гласованной. Большой вред делу наносят противоречия между актами равной и разной юридической силы.

Вопрос о стабильности норм особенно актуален для субъектов исполнительной власти. Большое число служащих, подавляющая часть которых не имеет юридического образования, должны ос­мыслить требования нового закона, нормативного акта, истолко­вать, усвоить, научиться правильно применять. В связи с этим возникают проблемы ознакомления с новыми источниками, обу­чения работников, снабжения необходимой литературой и т. д.

Последовательная и строгая реализация законности предпо­лагает наличие соответствующей системы ее гарантий. Представ­ляется обоснованным мнение, что среди них следует различать общие условия (предпосылки) и специальные юридические, орга­низационно-правовые средства обеспечения режима законности.

Среди общих условий можно различать политические, эконо­мические, организационные, идеологические. Политическими пред­посылками законности являются режим демократии, гласности. А они, как показал опыт многих стран, будут реальными только в условиях существования независимого от государства граждан­ского общества, политического плюрализма, свободы печати, раз­деления властей.

Только реальное разделение властей, существование не зави­симых от правящей партии, государства, средств массовой ин­формации, партий, децентрализация государственных структур могут стать подлинными гарантами режима правозаконности.

К его экономическим предпосылкам можно отнести как достиг­нутый страной уровень благосостояния, наличие у государства необходимых ресурсов, так и фактическую гарантированность прав граждан, организаций, их экономическую свободу, многоуклад-ность экономики, существование рынков товаров, капиталов, труда.

Огромное значение для существования правопорядка имеет правовая культура должностных лиц и граждан, правосознание, основанное на признании абсолютной ценности основных прав человека.

Велико значение хорошо осуществляемого убеждения, а также умело организованного поощрения.

На состояние законности в управлении немалое влияние ока­зывают такие организационные факторы, как организационная структура аппарата, квалификация служащих, эффективность деятельности системы правовой подготовки кадров, четкое и ра­циональное разделение полномочий и др. Уменьшение уровня секретности, создание ведомственных центров информации и свя­зей с общественностью, совершенствование разрешительной сис­темы, ликвидация аппаратных излишеств и иные организацион­ные мероприятия создают условия для укрепления правопорядка в стране.

Специальные юридические средства обеспечения законности — контроль и принуждение.

В системах социального управления контроль — важнейший вид обратной связи, по каналам которой субъекты власти полу­чают информацию о фактическом положении дела, о выполнении решений. Он используется для повышения исполнительской дис­циплины, оценки работы, предотвращения нежелательных по­следствий, оперативного регулирования процессов. Содержание контроля состоит из:

а) наблюдения за функционированием подконтрольных объек­тов, получения объективной информации о выполнении ими правил и поручений, их состоянии. Формы сбора информации — изу­чение данных учета, отчетов, проверки документов на месте, ин­вентаризации, ревизии, получение объяснений и др.;

б) анализа собранной информации, выявление тенденций, при­чин, разработка прогнозов;

в) принятия мер по предотвращению нарушений законности и дисциплины, вредных последствий, ущерба, несчастных случаев, нецелесообразных действий и расходов;

г) учета конкретных нарушений, выявление их причин и усло­вий;

д) пресечения противоправной деятельности с целью недопу­щения вредных последствий, новых нарушений;

е) выявления виновных, привлечения их к ответственности. В одних случаях контролирующие органы вправе сами решить во­прос об ответственности виновных, в других — обязаны ставить вопросы об этом перед компетентными органами.

В зависимости от объема контроля различают собственно кон­троль, в процессе которого проверяется законность и целесооб­разность деятельности, и надзор, который ограничивается только проверкой законности.

Контроль за аппаратом исполнительной власти осуществляется извне: Президентом, законодательными органами, судами, про­куратурой, профсоюзными и иными общественными формирова­ниями. В самом аппарате существуют разные организационно-правовые формы контроля, среди которых нужно различать осуществление соответствующих полномочий субъектами линей­ной власти (органы общей компетенции в отношении подведом­ственных им органов и внутриведомственный контроль) и субъ­ектами функциональной власти (финансовый контроль и другие виды надведомственного контроля).

В настоящее время сложились четыре вида надзора за испол­нительно-распорядительной деятельностью: прокурорский, судеб­ный, административный, в определенной мере на нее распрос­траняется и конституционный надзор. Усиление судебной власти, правосудия прежде всего должно осуществляться путем расши­рения судебного контроля за законностью управленческих дейст­вий, дальнейшего развития административной юстиции.

По времени осуществления различаются контроль предвари­тельный (например, при лицензировании), текущий (в процессе деятельности) и последующий.

Побудительные мотивы правомерного поведения формируются как в результате действия поощрительных стимулов, так и под влиянием возможностей применения государственного принуж­дения. Все разновидности правовых санкций призваны гаранти­ровать исполнение закона, осуществлять общую и частную пре­венцию правонарушений.

Основные виды принуждения — дисциплинарное, администра­тивное, гражданско-правовое и уголовное — различаются осно­ваниями и процедурами их применения. Но все они широко ис­пользуются для защиты законности в отношениях с исполнитель­ной властью, и при этом государственной администрации принадлежит ведущая роль. Только в процессе исполнительно-распорядительной деятельности используется дисциплинарное и административное, т. е. внесудебное, принуждение, которое мож­но считать особым видом административной власти. Она же ини­циирует, расследует, направляет в суды уголовные дела, обеспе­чивает исполнение уголовных наказаний.

Принудительные меры применяются как к индивидуальным, так и к коллективным субъектам права; как к тем, которые явля­ются элементами государственного аппарата, так и к тем, кото­рые не включены в него.







Сейчас читают про: