double arrow

III. Связь между числительным один, два, три, четыре и существительным (один дом)

В нумеративных сочетаниях один день, одна неделя, одно лето – согласование числительных с существительным, где главным компонентом является существительное, а зависимым - числительное. В отличие от прилагательных памятный день, памятная пора, памятные дни, в сочетании один день, один дом, одна изба, одно здание числительное один синтаксически выступает как прилагательное (изменяется по родам и падежам). Но в отличие от прилагательного, числительное один не изменяется по числам: в сочетании одни дома, одни здания числительное принимает значение местоимения со значением «некоторый, неопределенный» (одни студенты остались в аудитории, а другие ушли (одни = некоторые), одни студенты способны на это (одни = лишь, только). В данном случае форма числительного один уже не имеет значения количества, она лексикализовалась и имеет свое собственное лексическое значение, сходное по значению с неопределенным местоимением. Таким образом, числительное один согласуется с существительным, но только в единственном числе.

Но большую специфику мы обнаружим в синтаксических связях с числительными два, три, четыре. Два дома, два здания, две квартиры – выбор рода числительного зависит от существительного. Следовательно, можно предположить, что главным компонентом в данном сочетании является имя существительное, а зависимым - числительное. Однако от числительного также можно задать вопрос: Два (чего? →) домаДва (сколько? ←) дома, при этом форма падежа (Р.п.) будет задаваться именно числительным. Таким образом обнаруживается двунаправленная связь при подчинительной связи: род числительного зависит от существительного, а падеж существительного зависит от числительного.




Однако в данной связи помимо необычного направления связи есть еще один специфический момент: получается, что числительное управляет Р.п. существительного в ед.ч.!. Но если мы распространим словосочетание прилагательным обнаружится некоторая странность: два красивых дома, две деревянные избы. В то время как должно быть *два красивого дома, *две деревянной избы (Р.п., ед.ч.). Почему прилагательное в данном сочетании появляется во множественном числе? Это не обычный родительный единственного числа, а остаток формы двойственного числа, которым обозначались два предмета или пары:

единственное число двойственное число множественное число
глаз-ъ глаз-а глаз-ы
плеч-о плеч-а плеч-и
дом-ъ дом-а дом-ы

Исторически в русском языке существовали не две формы числа, а три: единственное, множественное и двойственное число, оформлявшееся специальной флексией –а. С течением времени двойственное число нарушилось, а флексия –а стала восприниматься как флексия множественного числа и вступила в конкуренцию с флексиями собственно множественного числа –ы / и. Поэтому появились варианты: учители – учителя, хлебы – хлеба, слесари – слесаря и др.



Числительные три и четыре ведут себя также как и два, только у них нет согласования существительного в роде. Это двунаправленная связь, в которой сохраняется старое значение двойственного числа.

IV. связь между сравнительной степенью прилагательного и существительным в Р.п. (выше гор)

Белее снега, выше крыши, страшнее пистолета, брат старше сестры – в этих сочетаниях первым компонентом является форма сравнительной степени. На первый взгляд подобные соединения можно трактовать как словосочетание, а связь, соединяющую два компонента как подчинительную (белее чего? снега, выше чего? крыши и т.д.).

Необычным в данном сочетании является то, что если первый компонент является словом, то он должен появляться в любой форме (старше – старший). Однако в русском языке нет сочетаний старший сестры, страшный пистолета (другое дело страшиться пистолета). Следовательно форма сравнительной степени по сути является словоформой (форма сравнительной степени прилагательного, форма сравнительной степени наречия), таким образом, в данном сочетании соединяются словоформа + словоформа, что противоречит классическому определению словосочетания (такой взгляд можно встретить в работах некоторых современных синтаксистов).

Сиротинина О.Б. и Золотова Г.А. видят в данном сочетании соединение словоформы и словоформы в трехкомпонентной модели со значением сравнения (злые языки страшнее пистолета, брат старше сестры), где сравнительной степенью соединяются два объекта (лица). Таким образом, форма Р.п. существительного не рассматривается как управляемая форма, а данная связь объявляется связью уровня предложения.

Другое решение предложила Грамматика-80 в лице Н.Ю.Шведовой: выделяется особое слово (лексема) старше, лучше, которая называется компаратив, представленное в единственной форме (ср. выше о сочетаниях с наречиями). Таким образом, данное сочетание трактуется как обычное словосочетание слова и словоформы с однонаправленной подчинительной связью управления, где Р.п. зависимого компонента (существительного) управляется главным компонентом (компаративом). Данное решение видится более справедливым, поскольку в сочетании, например, выше крыши (снегу намело выше крыши), третий компонент вовсе не предусмотрен (брат старше сестры, *снег выше крыши)

Выяснив характер синтаксических связей, мы характеризуем форму синтаксических единиц. Естественно возникает вопрос: для чего соединились компоненты? и какие значения они выражают? Значение единицы или ее содержание требует выяснения синтаксических отношений между компонентами.

Тема 3






Сейчас читают про: