double arrow

Креатив как новый подход к пониманию культуры и культурные стратегии современного общества

В последнее время очень много говорят о значении креативности не только для традиционной сферы ее применения – культуры, все большую роль ей отводят в развитии экономики как отдельных территорий, так и целых стран. «Креативность является источником новых технологий, новых индустрий, нового преуспевания и многих других экономических благ, поэтому ее ценят все выше и стараются поощрять и использовать при помощи различных приемов» [7, с. 35]. Именно креативность выступает основой, позволяющей интегрировать и экономическую, и социальную и культурную среду.

Современная экономика создается креативностью, понимаемой в соответствии со словарем Вебстера как «способность создавать значимые новые формы». Креативность становится основным источником конкурентного преимущества. Практически в любой отрасли производства большие преимущества имеет тот, кто обладает творческим потенциалом. И это все более осознается в современном обществе.

Креативность имеет много измерений и проявляется в бесконечном количестве форм. В экономике наших дней креативность – это масштабная и непрерывная практика. Люди постоянно улучшают и модифицируют всевозможные продукты, процессы и операции, по-новому синтезируя их друг с другом. Конечно, техническая и экономическая эффективность постоянно подпитывается взаимодействием с культурной креативностью и художественным творчеством. И так было всегда, сколько существует человечество. Однако, в настоящее время креативная деятельность переведена с периферии в центр всей экономической инфраструктуры. Ранее научная и художественная практики образовывали отдельные индустрии, а сейчас, в результате их синтеза, возникли совершенно новые отрасли. И подобные отношения очевидны на примере появления абсолютно новых индустрий, от компьютерной графики до цифровой музыки и анимации.

Креативная экономика поддерживается целым комплексом новых организаций и форм, созданных специально для этой цели, и совместно образующих так называемую «социальную структуру креативности»:

1) новые системы креативности в области технологий и предпринимательства

2) новые, более эффективные, модели производства товаров и предоставления услуг

3) общие социальные, культурные и географические условия благоприятные для креативности любого рода.

Новые системы креативности в области технологий и предпринимательства. В первую очередь опорой креативной экономики выступает рост инвестиций в НИОКР, причем особый эффект он оказал на подъем таких отраслей как программирование и биотехнологии. Кроме того, креативная экономика опирается на развитую систему венчурного капитала, ускоряющую процесс создания фирм и разработки инноваций. Развитие венчурного капитала во многом способствовало высвобождению креативных способностей и энергии специалистов, которых не устраивали рамки больших фирм или исследовательских лабораторий. Однако, приток венчурного капитала сам по себе не вызывает бурный приток креативности. В регионе также должны существовать и другие элементы социальной структуры креативности. Тем не менее, венчурный капитал и общая система вокруг него служат мощным катализатором творческого цикла и еще более мощным механизмом выдвижения его продукта на рынок.

Новые, более эффективные, модели производства товаров и предоставления услуг. Второй важнейший элемент социальной структуры креативности – развитие новых институтов и систем производства. Креативная трансформация не ограничивается созданием новой продукции, а затрагивается также и способы ее производства. Первый момент этого элемента - создание креативных предприятий, где помимо физического труда рабочих, используются также их идеи и творческие таланты. Другой значительный успех в производстве был достигнут благодаря развитию системы аутсорсинга, состоящей в привлечении специализированных субподрядчиков. Во многих отраслях промышленности наличие надежных контрактных производителей помогает новым фирмам вступить в конкуренцию и сконцентрироваться на креативном компоненте своей деятельности. Система аутсорсинга, с одной стороны, позволяет креативным фирмам не отвлекаться на производство и сосредоточить усилия на разработке новых форм и идей, с другой стороны, она помогает субподрядчикам расширить свои возможности, распределить риск и извлечь выгоду из положительного эффекта масштаба производства.

Последний элемент общественной структуры креативности, которым часто пренебрегают – поддерживающие социальные условия, открытые любым креативным формам – художественным и культурным, техническим и экономическим. Поддерживающие социальные условия обеспечивают благоприятную экосистему или среду, в которой многообразные формы креативности пускают корни и процветают. Креативность как характеристика социальной среды показывает, насколько в этой среде комфортно существовать и развиваться креативному классу, людям, «чья экономическая функция заключается в создании новых идей, новых технологий и нового креативного содержания» [7, c. 23]. Поддержка различных феноменов и тенденций из области культуры и образа жизни, например, современной музыки или оживленной художественной среды, помогает привлекать и стимулировать креативных специалистов по бизнесу и технологиям. Социальная и культурная среда также работает как механизм привлечения всевозможных новых групп и способствует быстрому распространению знаний и идей.

Ключ к пониманию интеграции экономической, социальной и культурной сфер на основе креативности лежит в факторах, которые Ричардом Флоридой были обозначены как 3Т «экономического развития»: технология, талант и толерантность. Каждый из этих элементов в отдельности является необходимым, но недостаточным условием. Только наличие всех трех может привлечь творческих людей, генерировать новаторство и стимулировать экономический рост или «экономический рост любого региона обеспечивается креативными людьми, которые предпочитают места, отличающиеся разнообразием, толерантностью и открытостью новым идеям. Разнообразие увеличивает вероятность того, что регион привлекает разные категории креативных людей с различными навыками и идеями. Чем больше разнообразие среди креативного населения, тем больше вероятность новых комбинаций. Разнообразие и концентрация творческих элементов ускоряют обмен знаниями. А более значительная по размеру и более разнообразная по сути концентрация креативного капитала, в свою очередь, приводит к более высоким показателям в области инноваций, создания высокотехнологичных предприятий, новых рабочих мест и экономического роста. Кроме того, региону необходимы низкие входные барьеры для людей, т.е. у новых жителей должна быть возможность быстро присоединиться к различным экономическим и социальным структурам. Такие места пользуются креативным преимуществом.

В результате исследований, проведенных Р.Флоридой [7, с. 277-278], стало ясно, что креативных людей привлекают места с высокими показателями разнообразия согласно «Гей-индексу», «Индексу богемы» и т.д., скорее всего потому, что художники, музыканты, гомосексуалисты и члены креативного класса в целом предпочитают города, известные своей открытостью и разнообразием.

Исследование, проведенное с привлечение четырех показателей, определяющих технологию и талант в их взаимосвязи (концентрация креативного класса в регионе, «индекс таланта», «индекс инноваций», «индекс высоких технологий»), показало, что инновационные и высокотехнологичные индустрии в значительной мере связаны с местами концентрации креативного класса и таланта в целом. Представители креативного класса имеют, как правило, высокий уровень образования.

Некоторые исследователи полагают, что свежая струя креативности привносится в регион иммигрантами, однако Р. Флориде и его коллегам не удалось установить корреляции между числом иммигрантов и «индексом инноваций».

Показатель толерантности рассматривается Р. Флоридой через «гей-индекс» и «индекс богемы». «Гей-индекс» представляет собой хороший указатель на открытость и толерантность любого места, поскольку представители сексуальных меньшинств до последнего времени подвергались самой жесткой дискриминации. Поэтому высокий «гей-индекс» является показателем низких входных барьеров для человеческого капитала, столь важного для поощрения креативности и роста высоких технологий.

«Индекс богемы» (число художников, писателей, музыкантов, актеров, танцоров и т.д.) дает возможность измерить культурную инфраструктуру региона. «Индекс богемы» дает возможность увидеть целый ряд вещей – от высоких технологий в регионе до роста населения и занятости. Измерение «индекса богемы» позволяет сказать, что в тех местах, где процветает художественная жизнь и культура, наблюдаются креативные экономические результаты и рост экономики в целом.

Важнейшими креативными центрами во всем мире являются университеты. Проанализируем креативность университета по методу 3Т:

Технология: университеты выступают центрами передовых исследований в целом ряде областей, от программного обеспечения до биотехнологий, являются важными источниками новых технологий и их коммерческих внедрений.

Талант: университеты обладают свойством притягивать талантливых людей. Привлекая ведущих ученых и исследователей, университеты привлекают к себе аспирантов, генерируют создание научно-практических предприятий и коммерческих компаний, которые размещаются поблизости, создавая самовоспроизводящийся цикл роста.

Толерантность: университеты способствуют созданию прогрессивного, открытого, терпимого человеческого климата, помогающего привлечь членов креативного класса.

Несомненно, важную роль в формировании креативной личности играют факторы социализации и самоидентификации человека.

Социализация– общенаучный термин, обозначающий процесс приобщения индивида к социуму, усвоения индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в данном обществе. Процесс социализации означает, что человек, включаясь в деятельность социума, осваивает (узнает и интериоризирует) мифы, объективно существующие в данном социуме. Осваивает, значит, делает своими, выступает открывателем, изобретателем и творцом собственных мифов, имеющих в основе объект-модель социального мифа. Процесс социализации как интериоризации объект-моделей мифов социума происходит как стихийно (за счёт инстинкта подражания, а также за счёт восприятия одобрения/неодобрения окружающих), так и целенаправленно (средствами воспитания, обучения, рекламы, пропаганды).

Процесс социализации, во-первых, непрерывен, а, во-вторых, диалектичен. Непрерывен, т.к. этот процесс имеет место быть в любой момент, когда человек получает впечатления извне, что в современном обществе занимает каждую секунду существования человека. Исследователи условно разделяют социализацию человека на ряд этапов, коррелируя их с жизненными циклами. Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни, т.е. это те моменты жизни человека, когда меняются мифы, предлагаемые для усвоения. Например, поступление в ВУЗ (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армейский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл). В связи с этим, вступая в новый цикл, человек должен приложить массу усилий по интериоризации предлагаемых мифов. Этот процесс распадается на два этапа: десоциализация (отторжение старой субъект-модели мифа) и ресоциализация (собственно со-творчество новой мифологической субъект-модели).

Процесс социализации представителей суперактивного ядра креативного класса, предположительно, проходит более интенсивно. Эти люди, как правило, не удовлетворяются стадией открытия и даже изобретения, они творят собственный миф. Кроме того, ведь именно представители креативного класса выступают в качестве своеобразного инициатора социализации для каждого человека общества, создавая мифы, которые впоследствии открываются, изобретаются и творятся остальными членами общества.

С феноменом социализации в тесном контакте находится процесс самоидентификации. Проблема самодентификации креативной личности традиционно занимает умы ведущих представителей целого ряда психологических школ. Самоидентификация тесно связана с мироощущением личности, с поведением в социуме и, соответственно, с проблемами личностного развития и взаимоотношений. С другой стороны, самоидентификация тесно связана с социальными стереотипами, - это своего рода мост между личностной и социальной психологией, между индивидуальным и социальным.

Под самоидентификацией понимается отождествление себя с определенной социальной группой, образом, архетипом и т. д. Самоидентификация тесно связана с тем, какова мифологическая субъект-модель каждого человека. Одной из наиболее значимых мотиваций соблюдения взятых на себя обязательств является именно сохранение своего мифологического идентификационного статуса. Например, слово офицера, слово дворянина, честное купеческое. Причиной такого поведения является специфика действующей субъективной мифологической модели, рожденной в процессе социализации, согласно которой человек сопоставляет себя и архетипическую модель офицера, дворянина, купца.

Любое прямое утверждение, непосредственно определяющее самоиндентификацию, называют позитивной идентификацией. Любое прямое отрицание такой идентификации - негативной идентификацией. Утверждение, которое декларируется как прямое, но так, что при этомподразумевается негативное, принято называть инверсной идентификацией: “я - инженер” (может быть техник или ученый или начальник, не так важно, главное, что не рабочий или человек физического труда); “я - русский” (может быть, немного татарин, но точно не еврей или не кавказец) и т. д.

Выделяют семь уровней самоидентификации, непосредственно связанных со структурой сознания:

Социально-профессиональный уровень определяется утверждениями типа: я - инженер; я - профессор; я - богатый; я - уважаемый гражданин и т. д. При этом под такой идентификацией подразумевается все то, что осознанно или неосознанно вкладывает человек в эту декларацию, а также то, что лежит в неосознанной сфере (притязания, сравнение и т.д.). Например, я - профессор (это утверждение явно подразумевает, что я преподаю, что я главнее ассистента или простого преподавателя, что я имею определенный статус в своей среде и могу рассчитывать на соответствующее отношение и привилегии. Это может неявно подразумевать, что я рассчитываю на уважение со стороны соседей, родственников и семьи, что я рассчитываю на определенный уровень жизни, достойный профессора, что я рассчитываю на определенные социальные привилегии и т. д.). Для представителя креативного класса социально-профессиональный уровень самоидентификации важен. Однако, в случает с креативными представителями человечества этот уровень самоидентификации приобретает смысл, связанный с не с формальным признанием профессиональной идентичности, а скорее сущностной, содержательной идентичности. Так, например, специалисты IT-сферы несомненно определяют себя как представители сообщества программистов, однако это не значит, что все они имеют диплом, в котором в графе специальность стоит «программист». Кроме того, самоидентификация представителя креативного класса напрямую зависит от степени признания профессиональных качеств специалиста его коллегами.

Семейно-клановый уровень определяется утверждениями типа: я - мать; я - дочь; я - дядя; я - кунак; я - член семьи (клана, тейпа, племени и т. д.). Этот уровень самоидентификации крайне важен для любого человека, однако для представителя креативного класса он будет определяющим в случае, если поможет создать комфортные условия для проявления креативности.

Национально-территориальный уровень: я - русский; я - москвич; я - молдаванин и т. д. В этом уровне самоидентификации обязательно содержится несколько утверждений, вложенных одно в другое словно матрешка. Я живу в деревне Большие Ложки; я - рязанский; я - русский; я - россиянин; я - европеец. Для жителя соседней деревни важным будет уже первое утверждение (возможно с уточнением - Нижние Ложки или Верхние Ложки), для американца - это в любом случае русский (также как и молдаванин, белорус или чукча), для латиноамериканского индейца или африканца - европеец. Для представителя креативного класса этот уровень не является определяющим. Он важен только с позиции формирования комфортной для проявления креативности.

Религиозно-идеологический: я - православный; я - мусульманин; я - коммунист; я - атеист; я - иудей; я - фундаменталист; я - демократ; я - пацифист и т. д. Этот уровень идентификации определяет отношение к какой-либо религиозной или идеологической группе (например, церкви или партии) и связанной с ней системой ценностей. На этом уровне часто встречается инверсная идентификация. Я - православный - я не очень хорошо представляю, что это такое, но я точно не католик, не еврей, не мусульманин и не сектант, и хотя я так же плохо представляю, кто они такие, я их ненавижу. Представитель креативного класса достаточно толерантен, чтобы, со-творяя субъект-миф в рамках той или иной конфессии, принимать иные.

Эволюционно-видовой. Я - человек. Эта идентификация кажется довольно банальной, однако заглянув немного глубже, мы найдем очень интересные оттенки. Эволюционно-видовая идентификация тесно связана с архетипами и “эволюционной памятью”. В первобытных культурах это создает прямые утверждения самоидентификации, связанные с религиозным и семейно-клановыми уровнями: я - орел; я - лев; я - волк и т. д. Да и сама декларация “я - человек”, несет гораздо большую смысловую нагрузку, чем просто принадлежность к биологическому виду. Для разных людей быть Человеком означает не совсем одно и то же. Обзывая человека животным, говорящий как бы подсознательно подвергает сомнению его эволюционно-видовую идентификацию, и хотя, казалось бы, для сомнений нет никаких оснований, обзываемый испытывает обиду и беспокойство. Этот уровень самоидентификации представляется малозначимым для людей, относящихся к креативному классу.

Половой уровень идентификации: я - мужчина; я - женщина. В этих утверждениях содержится очень много оттенков, от чисто бытовых: Я - женщина, поэтому я готовлю обед, стираю и штопаю, до очень глубоких архетипических уровней Анимы и Анимуса. Половая идентификация - один из самых глубоких уровней самоидентификации для всех представителей человечества.

Духовный уровень: я - ... Этот уровень, который едва ли можно определить прямым вербальным утверждением, выступает важнейшим для креативных людей. Самое близкое (хотя и достаточно неуклюжее) высказывание: я чувствую Бога или я нахожусь в определенной связи с Богом. Речь идет о системе ценностей, связанной с личным духовным опытом, а не с системой ценностей, предлагаемой церковью, общиной или социальной группой. В ряде случаев обе эти системы ценностей тесно переплетаются, т. е. именно данная религиозная или иная практика позволяет получить личный духовный опыт.

Культурное движение, несомненно оказывает влияние на человеческий прогресс, по мнению исследователей [5] оно формирует принципы, по которым организуется вся социальная (экономическая, политическая, и т.д.) деятельность. Только за счет потенциала культуры и успешной координации социокультурной деятельности в обществе может быть достигнута стабильность и преемственность, а также высокодинамичность и надежность системы управления социальными процессами. Исследователями (Т. Богатырева) выделяются два фактора, которые решающим образом влияют на развитие современного социума, сказываются на определении подходов к реализации его стратегий: глобализация и локализация. Эти факторы отражают неразрывные тенденции развития современного общества, связанные, с одной стороны, с универсализацией общественной жизни, а с другой стороны, с ее партикуляризацией [1].

Появление наднационального (глобального) культурного континуума, имеющее объективные причины, может внести позитивный вклад в развитие творчества, способствовать обогащению различных культур в процессе их взаимодействия, формированию глобальных рынков для обмена культурной продукцией, вызвать впечатляющие изменения в культурном пространстве, которые происходят под влиянием изменений в таких секторах, как радио, кино, телевидение, туризм, Интернет. Но при этом есть все основания полагать, что именно глобализация выступает одной из причин общественной нестабильности, наносит ущерб национальным и этническим культурам. Сегодня культурная глобализация ассоциируется с высокой проницаемостью национальных границ, повышением интенсивности, объема и скорости культурных взаимодействий, усилением плотности символической среды, окружающей человека. Одновременно она сопровождается кризисом базовых ценностей, трансформацией культурного контекста формирования национальной идентичности. В структурном отношении большое значение приобретают появление транснациональных корпораций, владеющих инфраструктурами и организациями для изготовления и распределения культурных товаров, увеличивающаяся интенсивность культурных связей под влиянием процессов в секторах масс-медиа и туризма. При этом современная форма глобализации так или иначе связана с развитием западной культуры, содержит в себе ее характерные черты, отличается усилением распространения английского языка, что заставляет опасаться за культурную самостоятельность национальных государств.

Новые технологии сегодня практически уничтожают понятие расстояния и национальных границ и являются фактором объединения интеллектуальных сил и духовных способностей всех представителей креативного класса. Одновременно прессинг со стороны мировых технологических центров активно закладывает фундамент информационно-культурного неравенства, когда одни являются поставщиками, а другие потребителями информации. Глобальные тенденции культурного развития предлагают единые гуманитарные интересы для всего человечества, а локальные – требуют защитить национальные информационно-культурные ресурсы, культурно-исторические традиции, которые расшатываются под этим натиском. В условиях глобально-локальных перемен, нарушающих привычное устройство мира, значительные изменения претерпевают сами отношения государства и культуры. Глобализация остро ставит вопросы участия национальных правительств в глобальной культурной жизни, реконструирует их функции и полномочия с учетом увеличивающейся сложности регуляции социокультурных процессов во все более взаимозависимом мире. Взрыв глобальных культурных потоков и сетей произвел важнейшие социокультурные перемены, ключевые для отношений между государством и культурой: уменьшение роли государства в изготовлении, регуляции и передаче культуры на расстояние при одновременном увеличении роли частных компаний, усиление роли массовой аудитории для культурного экспорта, появление спутниковых телекоммуникаций, цифровых технологий, оптоволоконных сетей, которые повышают "символическую плотность" окружающей культурной среды. В этой ситуации важны появление глобального рынка культурных продуктов, мультинациональной культурной индустрии, необычайная скорость циркуляции объектов и образов на глобальном и региональном уровнях, легкость и дешевизна установления связи, что очень значимо для институционального контекста, в котором развиваются многие локальные или национальные культурные проекты. С этими процессами тесно связаны вопросы культурного суверенитета стран, оказывающихся под мощным воздействием других культур, а также вопросы информационного контроля и цензуры.

Парадоксом современной глобализации явился тот факт, что местные культурные различия в этих условиях стали гораздо более выраженными, чем прежде. Препятствуя глобализационным процессам, страны стремятся сохранить внутренне разнообразие и самобытность своих культурных традиций, культурный плюрализм стал ярко выраженной чертой мирового сообщества.

В этих условиях диалектики глобализации и локализации в современном мире повышение роли самоопределения личности, индивидуализация человеческого бытия сложно сочетаются с достижением гуманистического содержания коллективного общежития, необходимостью выработки новых оснований солидарности и технологий коллективного существования, связанных с 3Т (технологией, талантом, толерантностью), осознанием и пониманием общих ценностей, уважением культурного наследия и разнообразия. Это требует новых схем использования людьми собственного креативного потенциала, активизации личных культурных ресурсов и инновационной деятельности, необходимых для включения в новое глобальное культурное пространство. Люди, умеющие выдерживать собственный культурный баланс на грани глобальных и локальных тенденций, могущие адекватно структурировать огромное количество информации и транслировать ее далее в виде того или иного креативного продукта, становятся все более необходимыми в современном обществе.

Главная движущая сила креативности – потребность добиться внутреннего удовлетворения, испытать удовольствие от того, что наконец-то сложная задача, мучившая долгое время успешно решена, причем удовольствие может доставить и способ решения задачи (изящный, красивый, оригинальный). Конечно, иногда мотивацией креативности служат деньги, но большинство представителей креативного класса руководствуются, прежде всего, внутренними мотивами. Как сообщает психолог Гарвардской школы бизнеса Тереза Эмэбайл, внутренняя мотивация стимулирует креативность, а внешняя вредит ей: «Оказывается, что если мотивом для творческой активности выступает, в первую очередь, удовольствие, получаемое от нее, а также личные интересы, люди могут работать более креативно, чем в том случае, когда их в основном мотивирует некая цель, поставленная извне» [7]. Эмэбайл пишет, что бонусы и вознаграждение по результатам работы могут вызывать определенные проблемы. В том случае, когда люди полагают, что буквально каждое их движение окажет влияние на оплату труда, они стараются максимально избегать рисков. Без сомнения, сотрудники должны чувствовать, что их труд оплачивается по достоинству. Но исследование показало, что они придают значительно большее значение рабочему климату, в котором поддерживается и ценится творческий подход[6].

Перечислим и охарактеризуем основные внутренние стимулы креативного профессионала (на материале исследований, проведенных Information Week): на первом месте среди стимулов креативности были названы возможность выполнения интересных задач и ответственность, далее гибкость и стабильность работы, на четвертом месте – достойная заработная плата, ниже – направление деятельности кампании, ориентация на кампанию, культура организации, ориентация на личную карьеру и льготы. Коротко раскроем основные внутренние стимулы:

- интересная и ответственная работа – возможность вносить свой вклад и влиять на процесс; уверенность в том, что твоя деятельность имеет значение для всей организации;

- гибкие условия труда – гибкий график и свободная рабочая обстановка; возможность, до определенной степени самому, определять условия работы;

- повышение квалификации – возможность получать новые навыки и расти в профессиональном смысле;

- признание со стороны коллег – вероятность заработать уважение и признание среди специалистов своей области;

- стимулирующий коллектив – для креативных людей важно общество креативных коллег;

- работа увлекательного содержания – перспектива работы над проектами и технологиями, которые имеют инновационный характер или ставят интересные интеллектуальные проблемы;

- культура организации – особый микроклимат в организации, где сотрудники ценят и поддерживают друг друга.

Эти факторы могут выступать стимулами креативности человека как по отдельности, так и, что бывает чаще, совместно в разной степени.

Другим условием, повышающим креативность, является специфическая социальная среда, с одной стороны, достаточно стабильная для того, чтобы обеспечить непрерывность деятельности, с другой, сохраняющая широту и разнообразие, стимулирующие творчество во всех формах. Исследователи (Саймонтон) доказали, что креативность наиболее бурно развивается в тех местах и в те периоды, которым присущи следующие четыре признака: профильная деятельность, интеллектуальная восприимчивость, этническое многообразие и политическая открытость.

Еще одним условием, при котором креативность расцветает, является гибкость социальных и экономических институтов общества. Как только общественные и экономические институты становятся препятствием для проявления креативных способностей индивидов, креативность в обществе быстро идет на убыль.

Интерактивный компонент: студентам предлагается назвать и охарактеризовать факторы, снижающие креативность в производстве форм и идей в современном обществе. Задание выполняется письменно. На выполнение задания отводится 10-15 минут. Листы с выполненным заданием собираются преподавателем, читающим лекцию.

Библиографический список

1. Богатырева Т. Глобализация и императивы культурной политики современной России. // http://www.rags.ru/akadem/all/19-2002/19-2002-90.html

2. Двоскин А. Креакратия и экономика будущего, или время и информация, умноженные на сознание / А. Двоскин // Теория креакратии – Электрон. Текстовые - Интернет: www.kreakratia.ru, 2003.

3. Домненко, Б. Информационная экономика: американский и российский подходы/ Б. Домненко// США-Канада. Экономика, политика, культура, № 8, август 2006, С. 107-118.

4. Искусство, СМИ и реклама в системе социальных коммуникаций: проблемы взаимодействия. Материалы научно-практической конференции, 19-20 ноября 2005 г. / Под. Ред. Н. П. Копцевой, М. Г. Садовского. Отв. За выпуск М. Г. Садовский, КрасГУ, Красноярск, 2005, - 43 с.

5. Линдсей С. Культура, самосознание и процветание народов. // http://prometa.ru/projects/humanitarian/lib/5

6. Мурашов М. Шесть мифов о креативности. // www.hr-journal.ru

7. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее / Р. Флорида. – М.: Классика-XXI, 2005.

8. Щербаков М. Модель уровней самоидентификации личности. // http://www.ipd.ru/articles/index.shtml



Сейчас читают про: