double arrow

Международный опыт деятельности СЭЗ


СЭЗ — подтвержденная опытом многих стран форма развития передовых производств и инновационных тех­нологий на основе создания в пределах специально выделен­ных территорий особо благоприятных условий для привлече­ния капиталов как отечественных инвесторов, так и зарубеж­ных. Принятое в международной практике понимание «свободной зоны» впервые было согласовано государствами и закреплено в международных нормах Киотской конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур, вступив­шей в силу 25 сентября 1974 г. Хотя Россия формально и не уча­ствует в Конвенции, она не может не считаться с ее положе­ниями, так как они являются исходными при формулировке обязательств государств, участвующих в ВТО, куда в настоя­щее время стремится вступить Россия.

В Киотской конвенции установлены стандарты регулиро­вания отношений по созданию свободной таможенной зоны, которые служат ориентиром для законотворческой деятельно­сти государств, следующих международным стандартам и пра­вилам в области создания условий для привлечения иностран­ных инвестиций, в частности через учреждение свободных или особых экономических зон.

Так, государство с учетом принятого в международной практике понимания свободных зон определяет в своем зако­нодательстве виды товаров, беспошлинно допускаемых в такие зоны, характер операций, которые можно осуществлять в от­ношении этих товаров, в том числе относительно их перемеще­ния в прочие районы страны и на экспорт. Например, законо­дательство страны может предусмотреть, что управление сво­бодной или особой экономической зоной осуществляется таможенными властями, иными властями или уполномочен­ными физическими или юридическими лицами. Однако все операции по организации таможенного контроля с террито­риями вне зоны осуществляются только таможенными властя­ми. Они также осуществляют наблюдение за средствами досту­па в свободную зону и контроль за соблюдением установлен­ных условий беспошлинной торговли. В функции таможенных властей входит также проверка товаров и предпринимателей.

Наличие международных стандартов регулирования сво­бодных (особых) зон не позволяет государству произвольно толковать понятие «свободная (особая) экономическая зона» исключительно применительно к страновой специфике внеш­неторговой и инвестиционной деятельности, в частности при принятии законов о свободных зонах. С помощью междуна­родных стандартов обеспечивается унифицированный подход к регулированию внешнеторговой деятельности, целью кото­рого является достижение гармоничного взаимодействия на­циональных правовых систем и их соответствия сложившейся практике международного экономического сотрудничества. Именно такой подход отвечает интересам международных ин­весторов, получающих возможность уверенно оценивать пре­имущества инвестирования в ту или иную особую экономиче­скую зону.

Промышленно-производственные зоны (ППЗ) являются разно­видностью свободных или особых экономических зон.

Именно ППЗ стали родоначальником целой системы ин­ститутов территориальной локализации технически передовых производств, технологий и инноваций. Как разновидность со­временной территориальной индустриальной локализации ППЗ отмечена спецификой национальной организации и нацио­нального нормативного регулирования. Однако в целом рези­денты ППЗ имеют несколько меньший объем налоговых льгот и, как правило, не пользуются таможенными льготами. Другая особенность ППЗ — их резко выраженная экспортная направ­ленность.

В Мексике такие зоны получили название «макиладорас» — экспортные предприятия, расположенные в пределах несколь­ких ППЗ вдоль границы США (всего более 3000 различных предприятий).

В Венгрии ППЗ создаются по таким же принципам. Специ­фика предприятий в таких зонах — сборочный характер произ­водства, основанный преимущественно на импортных мате­риалах, компонентах, полуфабрикатах и деталях. Как правило, в таких зонах открывают свои филиалы и дочерние компании транснациональные корпорации для производства продукции с более низкими издержками, причем в основном за пределы страны, где расположено финишное производство. В ГТПЗ, как правило, существует определенная специализация на одной или нескольких отраслях промышленности.

В Южной Корее ППЗ в г. Куми специализируется на выпус­ке электронных и электротехнических изделий; в г. Чханвоне — на производстве машиностроительной продукции; ППЗ в г. Ечхоне — на выпуске нефтехимической продукции.

ППЗ на о. Маврикий, в Шри-Ланке, Египте и Доминикан­ской Республике специализируются на выпуске и экспорте одежды, текстильных изделий, обуви.

В Малайзии одна из крупнейших ППЗ, расположенная на о. Пинанг, является крупнейшим в стране центром по выпуску электронных компонентов, компьютерной техники и бытовой электронной аппаратуры.

Такую же специализацию имеет индийская зона «Сай­та-Круз электронике».

В Израиле одна из ППЗ, расположенная недалеко от Тель- Авива, где находится алмазная биржа страны, специализирует­ся исключительно на частичной переработке и продаже алма­зов преимущественно на экспорт.

В современных условиях основными факторами конкурен­тоспособности продукции на внутреннем и внешнем рынках становятся ее качество, новизна, наукоемкость, поэтому мно­гие экспортно ориентированные ППЗ под влиянием усили­вающейся конкуренции начали трансформироваться в техни­ко-внедренческие зоны или научно-промышленные парки. Сейчас в мире их насчитывается около 400. Стартовая модель создания ОЭЗ, реализованная в России, включает в себя два типа зон — зоны преимущественно промышленно-производ- ственной и зоны технико-внедренческой ориентации (см. ни­же), хотя, как показывает практика, целевые «ниши» создания подобных зон в российской экономике далеко не исчерпаны и могут значительно расширяться и далее.

Основная задача норм международного права в области внешнеэкономической деятельности и создания свободных или особых зон — воспрепятствовать использованию государ­ствами — участниками ВТО такой практики регулирования различных зон, которая была бы формой недобросовестной конкуренции между государствами за привлечение иностран­ных инвестиций. Например, такие меры, как экспортные суб­сидии, дотации национальным производителям и проч., могут нарушить принципы рыночной экономики и свободной кон­куренции в мировой торговле. Напротив, инструменты тамо­женных и налоговых льгот считаются приемлемыми и широко используются в практике многих стран. В целом сейчас наблю­дается весьма острая конкуренция как между экспортерами ка­питала из различных стран за сферы наиболее выгодного при­ложения капиталов, так и между государствами, поддерживаю­щими своих предпринимателей и привлекающих теми или иными доступными средствами иностранных инвесторов для развития своей экономики. Вследствие этого постоянно рас­ширяется круг стран, использующих систему зон в своей поли­тике по привлечению иностранных инвестиций.

Наибольшее число зон свободной торговли действует в ин­дустриально развитых странах: в США насчитывается более 190 зон, в Европе — около 130, в том числе в Швейцарии 26, в Испании — 22, в Италии — 11, во Франции — 10, в Финлян­дии — 7, в ФРГ — 6 и т.д.

В США основу нормативно-правовой базы деятельности ОЭЗ составляет закон «О свободных торговых зонах», принятый в 1934 г. В 1950 и 1991 гг. в него были внесены существенные по­правки и дополнения, направленные на расширение деятельно­сти этих зон и их отраслевую диверсификацию. Положениями данного закона предусмотрено создание ОЭЗ двух типов — зон общего назначения и зон специального назначения (субзон). Зоны общего назначения создаются на основе разрешения, ко­торое выдает комитет по свободным торговым зонам при прави­тельстве штата и местных властях. Зонами обычно управляют частные компании, с которыми организации, получившие раз­решение на создание зоны, заключают специальные контракты. Особенностью их статуса является то, что они находятся вне юрисдикции таможенной службы США и располагаются, как правило, около портов и аэропортов. Сфера их деятельности в основном включает складирование, сортировку, упаковку и пе­ревалку товаров без их дополнительной обработки.

Субзоны появились в США в 1952 г. после внесения в упомя­нутый закон дополнения, разрешающего создавать в зонах сбо­рочные производства, и по сути являются промышленно-производственными зонами. Они создаются для работы отдельных, обычно крупных компаний, решением их руководства, утверж­даемого комитетом штата по свободным торговым зонам.

Большинство таких зон в США функционируют эффектив­но. Общий объем вывезенной из них продукции превышает 100 млрд долл. в год. Здесь действует более 2,5 тыс. компаний, главным образом американских, а число занятых достигает почти 300 ООО человек. Только незначительная часть зон по ря­ду объективных и субъективных причин не смогла выполнить поставленные перед ними задачи: в 1939—1981 гг. деятельность пяти зон была приостановлена, в 1955—1992 гг. были закрыты 13 зон, в 1988—1990 гг. права трех зон были переданы другим территориальным структурам.

В настоящее время в США действуют около 150 технико-внедренческих зон (технопарков). Определенные преиму­щества имеют зоны, в которых действуют компании из высо­котехнологических отраслей национальной экономики, полу­чающие крупные доходы от выполнения федеральных заказов, в основном в области оборонной промышленности. Посколь­ку компании, занятые в этих отраслях производства, сконцен­трированы в технопарках, то последние получают значитель­ные стимулы именно как центры генерации и практического внедрения самых современных технологий с последующим их распространением по всей экономике страны.

В США действуют также предпринимательские зоны, кото­рые используются как инструмент региональной политики, направленной на оживление малого и среднего бизнеса в де­прессивных районах, за счет предоставления предпринимате­лям свободы деятельности и значительных финансовых льгот. Всего создано свыше 1400 предпринимательских зон в 700 го­родах и пригородах США. Для получения статуса предприни­мательской зоны район, выделяемый для этих целей, должен отвечать ряду требований. Наиболее важные из них:

о более 70 % жителей должны иметь личный или семейный доход менее 80 % среднего дохода для этого города или всей страны; 0 уровень безработицы в этом районе должен быть значительно выше, чем по городу или по всей стране.

В большинстве штатов срок действия предприниматель­ских зон колеблется от 10 до 20 лет. Результаты их деятельности показывают, что они способствуют повышению деловой ак­тивности в депрессивных районах страны, уменьшают масшта­бы безработицы, позволяют сократить бюджетные ассигнова­ния на социальные программы и ведут к постепенному увели­чению налоговых поступлений.

Однако следует отметить, что для России, чей опыт в облас­ти создания свободных или особых зон невелик и к тому же носит во многом негативный характер, больший интерес в об­ласти учреждения и функционирования различных видов спе­циальных экономических территорий представляют достиже­ния стран с переходной, развивающейся экономикой.

В Китае свободные (особые) экономические зоны (СЭЗ) сначала послужили мощным рычагом для повышения эконо­мической эффективности хозяйственного механизма в самой СЭЗ, а затем превратились в катализатор экономического раз­вития и других территорий страны. Практика создания СЭЗ в Китае насчитывает около 25 лет. В 1980 г. в стране созданы пять особых экономических районов (ОЭР). В 1984 г. для внешней торговли были открыты 14 городов, причем все крупные порты страны. В 1985 г. стали создаваться открытые экономические зоны в дельтах рек Янцзы и Чжуцзян, в «экономическом тре­угольнике» южной провинции Фуцзянь и т.п. После 1991 г. по решению Госсовета КНР статус «открытых» получил ряд при­граничных городов и административные центры внутриконти- нентальных провинций и автономных районов. В крупных и средних городах страны были созданы 13 беспошлинных зон, 32 зоны технико-экономического освоения и 52 зоны освоения новых и высоких технологий государственного значения.

За два с половиной десятилетия в Китае создана комплекс­ная, многоуровневая и многоцелевая система особых эконо­мических зон. Так, действующие в КНР ОЭР ориентированы прежде всего на внешние рынки, из них экспортируется более 50 % произведенной продукции. Здесь развиваются главным образом обрабатывающая промышленность, а также сфера Н ИОКР и торгово-сбытовая сеть. На территории этих районов осуществляются специальная экономическая политика и осо­бая система территориального управления. Иностранные ин­весторы в пределах зон пользуются многими налоговыми и та­моженными льготами, им предоставляются большие права и полномочия. Это позволяет Китаю приобретать самые совер­шенные виды техники и новейшие технологии, заимствовать современные методы управления производством, получать на­дежную информацию о положении на мировых товарных и финансовых рынках, резко повышать уровень подготовки кад­ров.

Созданные в 14 открытых приморских городах зоны техни- ко-экономического освоения притягивают иностранных ин­весторов. Здесь число совместных предприятий исчисляется тысячами, а объем привлекаемых капиталов достигает не­скольких миллиардов долларов. Приграничные города обла­дают преимуществами для развития экономического сотруд­ничества с соседями, среди которых видное место занимают Восточная Сибирь и Дальний Восток России. Согласно поста­новлению Госсовета КНР, эти города получили право созда­вать на своей территории зоны приграничного экономическо­го сотрудничества, где предоставляются те же льготы, что и в приморских зонах технико-экономического освоения.

Важным шагом в расширении внешнеэкономических свя­зей КНР и привлечении иностранных инвестиций стали бес­пошлинные зоны, представляющие собой особую, полностью изолированную территорию, называемую в других странах свободным портом или зоной беспошлинной торговли. После 1990 г. в стране создано более 10 беспошлинных зон, где уже функционирует несколько тысяч предприятий, а вложенный капитал исчисляется десятками миллиардов долларов.

Свободные экономические зоны сыграли очень важную роль на первом этапе реформ в Китае, особенно в 1980-е гг. Хотя в ито­ге СЭЗ производят лишь около 3 % ВВП страны, их доля в экс­порте достигает примерно 13—15 %, а в общем объеме привлечен­ных иностранных инвестиций приблизительно 20 %. Для ус­пешной деятельности СЭЗ в КНР большое значение имели предоставленные им государством налоговые и другие льготы. Национально-политический фактор и географическое положе­ние этих зон сделали их привлекательными для инвесторов из Гонконга, Макао, Тайваня, а также инвесторов из числа этниче­ских китайцев, проживающих в других странах. Значительные средства поступали в СЭЗ Китая и от центрального правительст­ва страны в виде льготных кредитов и государственных инвести­ций. Однако к началу 1990-х гг. темпы развития данных зон за­медлились. Многие предприятия в СЭЗ начали сворачивать про­изводство, перенося его в другие районы КНР. Причинами этого, по мнению экспертов, были существенное удорожание ресурсов (земли, энергии, рабочей силы) в пределах самих СЭЗ и быстрое распространение экономических реформ по всей стране.

В последнее время вокруг СЭЗ в КНР обострились полити­ческие дискуссии. Многие эксперты КНР считали, что быст­рый рост СЭЗ имел искусственный характер, стимулировался предоставленными им льготами за счет экономики всей стра­ны, за счет интересов развития прочих регионов. Отдельные экономисты предлагали ликвидировать особый статус СЭЗ, которые «сыграли свою историческую роль» и более не нужны в условиях глубоких и повсеместных рыночных реформ и эко­номической открытости всей страны. Однако на самом высо­ком уровне принято решение оставить прежним курс КНР в отношении СЭЗ, но внести некоторые коррективы, в частно­сти отменить ряд льгот, т.е. конкурентоспособность СЭЗ долж­на опираться уже не на льготы и преференции, а на созданную научно-производственную и инновационную базу, позволяю­щую субъектам данных зон продолжать опережающее развитие по сравнению с другими районами КНР.

Такая перспектива развития должна изначально опреде­ляться и в отношении ОЭЗ, создаваемых в России.


Сейчас читают про: