double arrow

Правительственный курс 80–90-х гг. XIX в. Александр III

Рассматривая правительственный курс Александра III (1881–1894), следует иметь в виду, что он вошел в историю как период «контрреформ».

Потрясенный убийством отца и под давлением своего окружения, Александр III отверг предложения М. Г. Лорис-Меликова. В апреле 1881 г. был обнародован манифест «О незыблемости самодержавия». В августе последовало «Положение о мерах по сохранению государственной безопасности и общественного спокойствия». «Либеральные бюрократы» были отправлены в ссылку. Началась эпоха усиления реакционной тенденции во внутренней политике.

Ближайшее окружение Александра III составляли наиболее реакционно настроенные политические и общественные деятели, среди которых особо выделялись обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев, министр внутренних дел граф Д.А. Толстой и публицист М. К. Катков.

По мнению исследователей, реакционный курс во внутренней политике Александра III окончательно восторжествовал лишь в мае 1882 г., когда министром внутренних дел был назначен граф Д.А. Толстой, а министром просвещения стал И.Д. Делянов, «рабски покорный Толстому и Победоносцеву» (А.А. Корнилов).

С. П. Рябикин суть нового курса определяет в следующих положениях.

Во-первых, причины политического кризиса новое правительство видело не в принципах и организации власти, а во вредных для России идеях, заимствованных у Запада.

Во-вторых, цель внутренней политики Александра III — укрепление самодержавия, насаждение православия и русификация окраин России.

В-третьих, новый курс предполагал борьбу с революционным движением, искоренение «крамолы», пересмотр и улучшение законов и учреждений, появившихся в «эпоху реформ».

Практическая реализация нового курса сводилась к следующему.

  1. 1. Введен институт земских начальников (1889). Они назначались министром внутренних дел из местных дворян — помещиков и осуществляли административно-полицейский контроль над крестьянами: следили за соблюдением порядка, сбором податей, в случае провинностей сажали крестьян под арест, подвергали телесным наказаниям. Власть земских начальников укрепила позиции правительства на местах и практически восстановила права помещиков по отношению к крестьянам.
  2. 2. Проведена Земская контрреформа (1890). При выборах в земства число гласных от помещиков увеличивалось в связи с уменьшением для них имущественного ценза. Для городских жителей ценз, наоборот, возрастал. Список гласных, избранных от крестьян, утверждался губернатором. Все эти меры были призваны укрепить позиции дворянства в местных органах самоуправления.
  3. 3. Городовое положение (1892) исключало из состава избирателей приказчиков и местных торговцев, что давало преимущество на выборах владельцам крупной городской недвижимости — малочисленному в городах дворянству и крупной буржуазии. Постановления городской думы санкционировались губернским начальством, ограничивалось число заседаний думы. Таким образом, городское самоуправление практически было под контролем правительства.
  4. 4. Изменения консервативного характера вносились в судебную систему. Повышался имущественный и образовательный ценз для присяжных заседателей, что увеличивало дворянское представительство (1887). Из ведения суда присяжных изымались дела о «сопротивлении властям» (1889), ограничивалась публичность и гласность заседаний (1887).
  5. 5. По мнению правительства, от печати и образования исходила опасность устоям государства. Ужесточился административный контроль за высшими учебными заведениями. Университетский устав 1884 г. фактически упразднил автономию университетов; ректор и профессора назначались правительством; возрастала почти в два раза плата за обучение; особая инспекция осуществляла надзор за студентами. Представителям «низших» сословий затруднялась возможность получения образования. Циркуляр о кухаркиных детях (1887) рекомендовал не принимать в гимназию детей не из дворянских семей. В 1882 г. были введены Временные правила о печати, усилившие карательную цензуру, ряд изданий был закрыт.
  6. 6. В соответствии с Положением о мерах к охранению государственной безопасности и общественного спокойствия (1881) в любой части империи могло быть объявлено чрезвычайное положение. Местные власти получали право арестовывать «подозрительных лиц», без суда ссылать их на срок до 5 лет в любую местность и передавать военному суду, закрывать учебные заведения и органы печати, приостанавливать деятельность земств
  7. 7. В области культуры, идеологии, национальных отношений упор делался на русскую «национальную самобытность». Ужесточались отношения к религиозному инакомыслию, ограничивались права лиц неправославного вероисповедания, в особенности евреев. Правительство проводило политику русификации национальных окраин.
  8. 8. Крестьянский вопрос. В 1881 г. все бывшие помещичьи крестьяне переводились на обязательный выкуп, отменялось их зависимое временнообязанное положение, понижались выкупные платежи. Учреждался крестьянский банк (1882), который должен был оказывать содействие крестьянам и крестьянским обществам в покупке частновладельческих земель. В 1883–1885 гг. была снижена, а затем отменена подушная подать с крестьян. Утверждены правила о порядке переселения малоземельных крестьян за Урал (1889). Однако эти меры в целом не улучшили благосостояния крестьянского населения.
  9. 9. Регламентировались отношения между рабочими и промышленниками. В 1882 г. был принят закон о запрещении труда малолетних (до 12 лет) и учреждена фабричная инспекция для надзора за его выполнением. По закону 1885 г. воспрещалась ночная работа несовершеннолетних и женщин. Законом 1897 г. ограничивалась максимальная продолжительность рабочего дня: для взрослых мужчин она не должна была превышать 11,5 ч. В большинстве своем принятые законы носили характер уступок нарождавшемуся рабочему движению.

Таким образом, в 80–90-е гг. XIX в. во время правления Александра III происходит отход от главных целей и принципов реформаторских преобразований предыдущего периода. Вместе с тем сам Александр III вошел в историю как царь-миротворец, так как был убежденным противником разрешения международных проблем военными средствами. По своим политическим симпатиям Александр III также отличался от предшественников. Он был близок к славянофильству, но лишь в той мере, в какой это не мешало ему оставаться самодержцем. Л.М. Ляшко полагает, что император скорее напоминал не Романовых, а первых московских царей, скопидомов, собирателей. Национальное для него всегда было выше иноземного, а жесткой экономией государственных средств Александр был похож на Петра I: даже брюки и шаровары ему штопал и перештопывал ординарец.

Убежденный приверженец традиций, Александр III считал патриархальность лучшим образом мыслей и действий для всех граждан империи. Он старался быть строгим, но справедливым отцом для подданных и того же требовал от чиновников, военных, священников — всех, имевших власть над людьми. Его вполне устраивала известная формула С.С. Уварова — «православие, самодержавие, народность». Исключительно сильный физически (завязывал узлом кочергу), уступавший в образовании отцу и Александру I, Александр III был очень волевым и патриотически настроенным человеком, что сделало его политику в целом весьма успешной, а империю при нем — прочной.


Сейчас читают про: