double arrow

Ответственность за нарушение обязательств

Одним из центральных звеньев проблемы поддержания эквивалентности между участниками гражданско-правовых отношений на современном этапе является существование определенных гарантийных норм, которые бы обеспечивали защиту участников гражданских правоотношений от нарушений имущественных прав и интересов неправомерным поведением других лиц с помощью возложения на нарушителя обязанности восстановить нарушенное право или предоставить пострадавшему имущественную компенсацию. Наиболее важным средством защиты прав в правоотношении является институт гражданско-правовой ответственности. Он выступает в виде отрицательной реакции на неправомерное поведение этих участников. Но, несмотря на то, что этот институт уходит корнями еще в римское право, многие проблемы, связанные с его существованием в обществе, остаются до сих пор неразрешенными.

В научной литературе под юридической ответственностью чаще всего понимают меру государственного принуждения. Выступающего в виде реакции на совершенное правонарушение и выражаются в осуждении правонарушителя, в установлении для него определенных неблагоприятных последствий в виде ограничений (лишений) личного или имущественного порядка.[61] Однако вопрос о понятии гражданско-правовой ответственности является спорным в юридической литературе.

При изучении второго вопроса курсанты должны определить, что совокупность условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности образует состав гражданского правонарушения.

В юридической литературе не подвергается сомнению тот факт, что определение четких границ сравнительного состава гражданского правонарушения имеет большое практическое и теоретическое значение. Спорными, однако, остаются вопросы о сомом составе, об элементах, которые следует включать в состав или оставить за его пределами, о содержании таких категорий, как противоправность, причинная связь, вина[62].

При анализе гражданского правонарушения подавляющее большинство авторов относят к числу его элементов: 1) противоправное поведение , 2) вредоносный результат, 3) причинную связь между ними, а также 4) вину, как субъективное основание гражданско-правовой ответственности[63].

Для правильного подхода к оценке понятия состава гражданского правонарушения необходимо исходить из того, что элементы состава гражданского правонарушения - это “признаки, необходимые и достаточные для привлечения лица к гражданской ответственности”[64].

При дальнейшем рассмотрении вопросов гражданско-правовой ответственности необходимо учесть, что в зависимости от основания различают договорную и внедоговорную ответственность. Договорная ответственность представляет собой санкцию за нарушение договорного обязательства. Внедоговорная ответственность имеет место лишь тогда, когда соответствующая санкция применяется к правонарушителю не состоящему в договорных отношениях в потерпевшим[65].

Необходимость разграничения договорной и внедоговорной ответственности обусловлено тем, что они подчиняются различным правилам. В случае причинения вреда неисполнением обязанности, принятой на себя стороной по договору, он возмещается в соответствии со ст. 393-406 ГК РФ и законодательством, регулирующим это договорное отношение[66]. Обязательства вследствие причинения вреда лицом, не состоящим в договорных отношениях с потерпевшим рассматриваются отдельно.

Глава 25 ГК РФ посвящена ответственности за нарушение обязательств. По сравнению с ранее действовавшим законодательством правила этой главы подверглись серьезным изменениям, в которых отчетливо видна тенденция к усилению ответственности за нарушение обязательств, хотя почти все эти правила остаются диспозитивными и применяются, если законом и договором не предусмотрено иное.

Согласно ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки принесенные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Норма о понятии видах и содержании убытков дается в ст. 15 ГК РФ и является универсальной нормой. Полное возмещение убытков предлагает компенсацию двух элементов убытков: реального ущерба и упущенной выгоды. Безусловной новеллой Гражданского кодекса 1994 г. является положение, согласно которому в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и будущие расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ)[67].

Особую сложность представляет доказывание убытков в форме упущенной выгоды. В соответствие с разъяснением, данным Высшим Арбитражным судом РФ и Верховным судом РФ, размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено[68].

Особенность российского права в подходе к установлению упущенной выгоды является другая новелла Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой если лицо, нарушившее договор, получило в следствие этого доходы, то лицо, права которого нарушены, вправе требовать возмещение наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы ( п.2 ст. 15 ГК РФ)[69].

В п. 3 ст. 393 введено правило о том, что при определении размера убытков принимаются во внимание цены в месте исполнения обязательства, причем суд может исходить из цен на день предъявления иска или даже на день вынесения решения.

По общему правилу, установленному с. 394 ГК РФ, убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой. Однако законом или договором может быть предусмотрена неустойка, взыскание которой исключает заявление требований о возмещении убытков, или, наоборот, может быть установлено, что убытки взыскиваются в полной сумме неустойки.

Однако, возмещением убытков и взысканием не исчерпываются меры, которые могут быть приняты кредитором к должнику, допустившему неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств.

Особое место в ГК РФ занимает ст. 395, посвященная ответственности за неисполнение денежного обязательства.

Включение в Гражданский кодекс названной статьи преследовало цель защиты прав и законных интересов участников имущественного оборота, добросовестно исполняющих свои обязательства, от незаконных, а нередко и жульнических действий их контрагентов и компенсации причинённого им ущерба.[70]

В соответствии со ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо - в месте нахождения его учетной ставки банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

Обязанность уплаты процентов предусмотрена в ГК для всех возможных случаев неправомерного пользования чужими денежными средствами. При этом размер законных процентов определяется ставкой рефинансирования и проценты взимаются по день уплаты сумм долга (ст. 395 ГК РФ). Однако, предусмотренные п.1 ст. 395 ГК РФ за неисполнение денежного обязательства проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом[71].

Вместе с тем, ни одна норма Гражданского кодекса РФ не вызывает на сегодняшний день в практике применения столько вопросов, как вышеизложенная ст. 395 ГК РФ.

При решении вопроса “о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами” важное значение для арбитражно - судебной практики имеет правильное определение правовой природы процентов, взимаемых в случае неисполнения денежного обязательства.

Поэтому для правильного ответа на этот вопрос следует обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами”.

При рассмотрении вопроса об исполнении обязательства в натуре следует учитывать, что для случаев, когда на неисправного должника возложена ответственность за неисполнения обязательства, то в отличии от прежнего законодательства с такого должника нельзя более требовать исполнения в натуре (п. 2 ст. 396 ГК РФ).

Право кредитора исполнить обязательства за ней неисправного должника теперь распространяется не только на обязательство выполнить работу, но и на ряд других обязательств, в том числе обязательство изготовить и передать кредитору какую-либо вещь (ст.397 ГК РФ).

В зависимости от характера распределение ответственности нескольких лиц различают долевую, солидарную и субсидиарную ответственность.

От субсидиарной ответственности необходимо отличить ответственность должника за действия третьих лиц, которая имеет место в тех случаях, когда исполнение обязательства возложена должником на третье лицо (ст. 313 ГК РФ).

В этих случаях должник несет ответственность перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства лицом, если иное не предусмотрено законом ( ст. 403 ГК РФ).

От ответственности должника за действия третьих лиц, в свою очередь, необходимо отличать ответственность должника за своих работников. К работникам должника следует относить граждан, состоящих с ним в трудовых отношениях. Не являются работниками должника лица, действующие в интересах должника на основании гражданско-правового договора. В таких случаях должны применяться положения ст. 403 ГК РФ.

Весьма существенны правила ГК об основаниях ответственности за нарушение обязательств. Сохраняя в качестве общего правила ответственность за виновное нарушение обязательства ( по умыслу или неосторожности), кодекс вводит объективный критерий невиновности (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Для предпринимателей установлена более строгая ответственность : от нее предприниматель может быть освобожден, только если докажем, что нарушение обязательства вызвало непреодолимой силой.

Статья 405 ГК РФ устанавливает общее правило об ответственности должника за просрочку в исполнении обязательства. В таких случаях должник обязан не только возместить кредитору убытки, причиненные просрочкой , но и отвечает перед кредитором за последствия случайно наступившие во время просрочки невозможности исполнения.

В гражданском обороте, однако, встречаются ситуации, когда просрочку в принятии обязательства допускает кредитор. Для обоснования просрочки кредитора должник должен доказать наличие условий, предусмотренных в ст. 406 ГК РФ последствий дает должнику право исполнение по двустороннему договору. Такое право должника вытекает их ст. 328 ГК РФ и прямо предусмотрено в п. ч. Ст. 408 ГК РФ.


Сейчас читают про: