Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

III. «СОЦИАЛЬНАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЯ» АЛЬФРЕДА ШЮЦА




II. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ И СОЦИОЛОГИЯ

Некоторые вопросы, значимые для социальных наук, не попадают в их поле зрения и вообще не могут быть решены ими самостоятельно:

(1) Вопросы, касающиеся методов и основополагающих понятий социальных наук:

Многие факты человеческого мышления и поведения принимаются социологами как данность: то, что существуют другие люди; то, что люди оказывают влияние друг на друга; то, что между людьми возможна коммуникация с помощью знаков и символов; то, что социальные группы, институты, правовые, экономические и прочие системы являются неотъемлемыми элементами нашего жизненного мира; то, что жизненный мир имеет свою историю; то, что существует язык; то, что сознательная жизнь индивида доступна сознанию другого; и т.д. (По Шюцу, «все эти представления явным или неявным образом составляют тот фундамент, на котором держится работа всех социальных ученых.) — Эти феномены просто принимаются как данность, как нечто само собой разумеющееся. — Но все это нуждается в обосновании, и феноменология может дать такое обоснование.

Социологи неизбежно руководствуются в своей работе самоочевидными (для них), но неясными допущениями, неизбежно привносят в социологию структуры обыденного мышления. — Каковы эти допущения? Каковы эти структуры? Насколько правомерно считать социологию более высокой формой знания по сравнению с тем знанием об обществе, которым обладает обыватель? — Феноменология располагает средствами для ответа на эти вопросы.

(2) Вопросы, относящиеся к природе социальности, например:

— каким образом возможны взаимное понимание и коммуникация?

— каким образом возможно, что человек совершает осмысленные действия?

— каким образом социолог вообще может истолковать и объяснить действия другого? и что он фактически делает, когда пытается решить эти задачи?

Сама социология не может ответить на эти вопросы; здесь она тоже может прибегнуть к помощи феноменологии.

Альфред Шюц (1899-1959): Родился в Вене. Изучал юриспруденцию в Венском университете. Служил юрисконсультом в банковских учреждениях. — Интерес к феноменологии: учился у Гуссерля во Фрайбургском университете. — Высокая оценка Гуссерлем книги «Смысловое строение социального мира»; отклонение предложения Гуссерля стать его ассистентом. — Эмиграция в 1939 г. (сначала во Францию, затем в США). — С 1953 г. профессор социологии в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. — Умер в Нью-Йорке.

Основные труды:

«Смысловое строение социального мира: Введение в понимающую социологию» (1932);

«Размышления о проблеме релевантности» (опубл. посмертно, 1967);




«Структуры жизненного мира» (совм. с Т. Лукманом, опубл. 1973);

а также множество англоязычных статей, среди них наиболее важные:

«Феноменология и социальные науки» (1940);

«Теория интерсубъективности Шелера и общий тезис альтер-эго» (1942);

«Проблема рациональности в социальном мире» (1943);

«О множественных реальностях» (1945);

«Хорошо информированный гражданин» (1946);

«Обыденная и научная интерпретация человеческого действия» (1953);

«Формирований понятий и теории в социальных науках» (1954).

Влияние Э. Гуссерля и М. Вебера на «социальную феноменологию». — Общий замысел Шюца: подвести феноменологические основания под социальную науку. — Реализация этого замысла имеет следствия, затрагивающие как методологические основы социологии, так содержательные трактовки традиционных социологических тем. — В крайнем случае: полностью переопределяется предмет социологического познания.

v МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

Феноменологическое определение природы социального мира (как смыслового мира, мира феноменов) требует от социальных наук принятия методологических принципов, адекватных исследуемому предмету. — Прежде всего, необходимо принять постулат субъективной интерпретации.

Постулат субъективной интерпретации: этот постулат требует исходить в описаниях и концептуализациях социального мира из точки зрения актора (действующего лица). — Принятие этого постулата является одной из гарантий адекватного описания социального мира. (Ср.: аналогичные постулаты у М. Вебера, У.А. Томаса, чикагцев, Т. Парсонса).



«Теория, имеющая целью объяснение социальной реальности, должна выработать определенные средства, не свойственные естественным наукам, чтобы быть в согласии с повседневным восприятием социального мира. Именно это и должны сделать все теоретические науки о человеческих отношениях… Это обусловлено тем, что существует принципиальное различие в структуре мысленных объектов, или ментальных конструктов, формируемых социальными и естественными науками… Поле наблюдения социального ученого — а именно, социальная реальность — имеет специфический смысл… для людей, которые в ней живут, действуют и думают… Исследование общих принципов, в соответствии с которыми люди в повседневной жизни организуют свой опыт, в особенности свое переживание социального мира, есть первостепенная задача методологии социальных наук».

«…мы не можем работать с феноменами социального мира так, как мы работаем с феноменами, относящимися к области природы. В последнем случае мы собираем факты и регулярности, которые нам непонятны, но которые мы можем соотнести с некоторыми фундаментальными допущениями о природе мира… Социальные же феномены, напротив, мы хотим понять, и мы не можем понять их никак иначе, кроме как в рамках определенной схемы человеческих мотивов, целей и средств, планирования — короче говоря, в терминах человеческого действия».

«Ученый должен ставить вопрос о том, какой тип индивидуального разума можно сконструировать и какие типичные мысли можно ему приписать, чтобы объяснить изучаемый факт как результат его активности, связанный с ней понятным отношением».

Мир теоретического знания и «жизненный мир» как конструируемые миры. — Типизации (конструкты) как элементы этих миров. — Сравнение с Вебером («идеальные типы»). — Идеальные типы социальной науки создаются на базе обыденного мышления и его типизаций. — Социологические понятия как типизации уже существующих типизаций, конструкты конструктов, конструкты второго порядка.

«С помощью ряда обыденных конструктов они [люди, пребывающие в своем жизненном мире] предварительно дифференцируют и интерпретируют этот мир, который воспринимают как реальность своей повседневной жизни. Именно эти мысленные объекты определяют их поведение, мотивируют его. Мысленные объекты, конструируемые социальным ученым для схватывания этой социальной реальности, должны основываться на этих мысленных объектах, сконструированных обыденным мышлением людей, живущих повседневной жизнью в своем социальном мире. Таким образом, конструкты социальных наук являются, так сказать, конструктами второго порядка, а именно — конструктами конструктов, создаваемыми акторами на социальной сцене, поведение которых социальный ученый призван наблюдать и объяснять в соответствии с процедурными правилами своей науки».

Конструирование типов в социологии: конструируются типы акторов, действий, мотивов, целей, условий, ситуаций, субъективных представлений и т.д. — Социологические типы трактуются Шюцем как «марионетки разума»: их управляемость. — Функция этих типов в научном познании: редукция сложности социального мира в познавательных целях.

Переосмысливая веберовский опыт применения аналогичного постулата, Шюц сосредоточивает внимание на необходимости ограничить полет воображения, им предусматриваемый, и вводит с этой целью четыре ограничительных постулата:

1) Постулат релевантности: выбранная проблема задает схему соотнесения (frame of reference), в рамках которой должны строиться идеальные типы.

«Сформулированная научная проблема выполняет двойную функцию: (а) Она создает исследуемую область, в пределах которой все понятия должны быть совместимы друг с другом. (б) Сам факт постановки проблемы создает схему соотнесения для конструирования всех идеальных типов, которые могут быть использованы как релевантные».

2) Постулат логической согласованности: система идеальных типов должна строиться в соответствии с принципами формальной логики.

3) Постулат адекватности: типы должны конструироваться так, чтобы каждое действие актора в жизненном мире, соответствующее социально-научной типизации, было понятно самому актору и любому другому человеку.

4) Постулат совместимости: новое знание должно быть совмещено со всем корпусом накопленного научного знания.

«Система идеальных типов должна содержать только научно доказуемые допущения, и они должны быть полностью совместимыми со всем корпусом нашего научного знания».

По мнению Шюца, эти постулаты «дают нам необходимые гарантии того, что социальные науки действительно будут иметь дело с реальным социальным миром, т.е. единственным и единым жизненным миром, общим для всех нас, а не с отчужденным миром фантазии, существующим независимо от этого повседневного жизненного мира и никак с ним не связанным».

v ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ ШЮЦА: ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ

«Жизненный мир» (Lebenswelt)

Мир, в котором действительно живет актор, есть мир феноменов (не мир объектов в прямом смысле слова, не мир вещей-в-себе). Это осмысленный, смысловой мир. — Ср.: подход Дж. Г. Мида. — И это мир, в котором актор не только мыслит, но и действует в обычном социологическом смысле слова:

Это «целостный мир переживаний индивида, обусловленный теми объектами, людьми и событиями, с которыми он сталкивается, преследуя свои практические жизненные цели».

Это «жизненный мир». — Он не объективен; но и не субъективен. — Это и природный, и социокультурный мир («природа», «общество», «культура» как абстракции от жизненного мира). — Ему присущи следующие характерные особенности:

· непосредственность его переживания;

· «анонимность»;

· целостность, нерасчлененность, нетематизированность.

Этот мир «бодрствующий взрослый человек, действующий в нем и воздействующий на него наряду с другими людьми, переживает в своей естественной установке в качестве реальности».

«Жизненный мир» выстраивается вокруг «эго» (актора) как его центра, и в выстроенном таким образом мире актор живет, действует, взаимодействует с другими. — Это касается каждого актора в отдельности. — Действие актора в жизненном мире характеризуется следующими чертами:

интенциональность актов мышления и действий;

— ориентация на «объекты» мира феноменов;

— разные модусы «схватывания» феноменов (Rf.: Гуссерль);

интенциональный объект (например: элемент ситуации, цель, проект). — Здесь важны гуссерлевские понятия «монотетических», «политетических», «синтетических» актов.

(Сравнить с «теоремой Томаса»).

Феномены этого мира = не только феномены эго (актора), но и феномены альтер-эго (других). — Это общий мир, в который человек рождается как в уже готовый и в котором изначально есть другие. — Он изначально дан как организованный. — Мир феноменов немыслим вне отношения «эго–альтер». — Пример: «апперцепция» («пассивный синтез», по Гуссерлю); «аппрезентация». — Сознанию даны таким образом не только физические, но и культурные и социальные «объекты» (ср.: Дж. Г. Мид, У.А. Томас, Т. Парсонс).

Жизненный мир — это мир естественной установки. Он переживается как само собой разумеющийся, самоочевидный, естественный («до последующего уведомления»). Люди не задают по поводу него вопросов (пока не возникают «проблемные ситуации»). Это мир рутинный. Знание этого мира принимается на веру и не становится предметом рефлексии. В силу этого, свойства этого мира остаются не замечаемыми, не достигают сознания.

Естественной установке свойственно особое эпохе: вынесение за скобки сомнения в существовании другого Я (или «общий тезис альтер-эго»).

«Когда мы сохраняем естественную установку как люди среди других людей, существование других находится для нас под вопросом не более, чем существование внешнего мира. Мы просто рождаемся в мире других и до тех пор, пока придерживаемся естественной установки, не подвергаем сомнению то, что существуют другие мыслящие люди».

Более широкий смысл этого «тезиса», свойственного обыденному сознанию: эго и альтер-эго дополняют друг друга: эго может схватить свою активность только в прошедшем времени, альтер-эго может схватить ее в непосредственном («живом») настоящем, и наоборот.

«Тот факт, что я могу понять мышление другого — а это означает субъективность альтер-эго в его живом настоящем, в то время как свое собственное Я я не могу схватить иначе, кроме как через рефлексию его прошлого, — этот факт ведет нас к определению альтер-эго: альтер-эго есть тот субъективный поток мышления, который может быть пережит в его живом настоящем. Для того, чтобы включить его в поле зрения, нам нет нужды останавливать поток мышления другого в своем воображении, и нет необходимости трансформировать его «Сейчасы» [Nows] в «Только что» [Just Nows]. Он одновременен нашему потоку сознания, мы разделяем с ним одно и то же живое настоящее — одним словом, мы вместе стареем. Следовательно, альтер-эго — это тот поток сознания, активность которого я могу схватить в ее живом настоящем посредством собственной одновременной активности.

Это переживание потока сознания другого в живой одновременности я предлагаю назвать общим тезисом существования другого Я. Это означает, что данный поток сознания, принадлежащий не мне, проявляет ту же фундаментальную структуру, что и мое собственное сознание. Это значит, что другой подобен мне и способен мыслить и действовать так же, как и я… Таким образом, отсюда следует, что другой может, как и я, жить либо в своих действиях и мыслях, интенционально направленных на объекты, либо обращаясь к своему собственному действованию и мышлению; что свое Я он может переживать лишь в прошедшем времени, но мой поток сознания способен увидеть в живом настоящем; что, следовательно, он имеет подлинный опыт старения вместе со мной, который, насколько мне известно, я имею вместе с ним.

…каждый из нас знает о себе больше, чем о другом. Но в некотором особом смысле верно и обратное. Поскольку каждый из нас может переживать мысли и акты другого в живом настоящем, в то время как собственные мысли и акты может схватить лишь как уже прошедшие, благодаря рефлексии, то я знаю о другом, а он знает обо мне больше, чем каждый из нас знает о своем собственном потоке сознания. Это настоящее, общее для нас обоих, — чистая сфера «Мы»…

…Общий тезис альтер-эго, сформулированный выше, является достаточной схемой соотнесения для обоснования психологии и социальных наук. Ибо все наше знание социального мира, даже знание наиболее анонимных и наиболее отдаленных от нас феноменов и самых разных типов социальных сообществ, базируется на возможности переживания альтер-эго в живом настоящем».

Социальный мир изначально интерсубъективен. — Ориентация на выявление структур интерсубъективности (как базовых условий всякой коммуникации).

«Интерсубъективность»

Анализируя структуры интерсубъективности, Шюц пытается ответить на вопрос, каким образом «жизненный мир» становится для людей общим и каким образом оказывается возможным взаимопонимание и взаимодействие между людьми. — Каждый человек находится в биографически детерминированной ситуации. Это означает, что каждый интерпретирует текущую ситуацию в перспективе своего уникального биографического опыта и исходя из собственного текущего интереса, опять же вписанного в перспективу его уникальной биографии, т.е. в контексте своей текущей системы релевантностей. Если бы не существовало инструментов преодоления различий, обусловленных уникальностью человеческих биографий, то это создавало бы серьезные (если вообще преодолимые) барьеры для всякой коммуникации.

Различия биографически детерминированных ситуаций преодолеваются посредством двух идеализаций, составляющих «тезис взаимности перспектив».

¨ «Тезис взаимности перспектив»:

(а) идеализации взаимозаменяемости точек зрения: «я считаю само собой разумеющимся и предполагаю: другой считает так же, — что, если я поменяюсь с ним местами и его «здесь» станет моим, то я буду находиться на том же расстоянии от объектов и видеть их в той же самой типичности, что и он в настоящий момент. Более того, в пределах моей досягаемости будут находиться те же самые вещи, что и у него сейчас. Действительно также и обратное отношение»;

(б) идеализации совпадения системы релевантностей: «До тех пор, пока не доказано обратное, я считаю само собой разумеющимся — и предполагаю, другой считает так же, — что различия перспектив, порождаемые нашими уникальными биографическими ситуациями, несущественны с точки зрения наличных целей любого из нас. И что он, как и я, т.е. «мы», полагаем, что выбрали и интерпретировали актуально и потенциально общие объекты и их характеристики тем же самым или, по крайней мере, «эмпирически тем же самым», т.е. тем же самым, с точки зрения наших наличных целей, образом». — (Пояснить: «релевантность»; «интерес» и «наличные цели»; «для наших наличных целей»; «актуально» и «потенциально»; «досягаемость»; «системы релевантностей», их структурирование и изменчивость, knowledge-of и knowledge-about; сравнение с картами). — Типизация опыта, обеспечиваемая этим «тезисом» здравого смысла.

Есть и другие родственные по значимости (формальные) идеализации, поддерживающие организованный характер повседневного опыта и повседневных практических действий.

¨ Идеализация «я-могу-это-снова» (термин заимствован у Э. Гуссерля): «в типически сходных обстоятельствах я могу действовать в сущности так же, как я действовал и раньше для достижения типически сходного результата». — (Связь с типизациями.)

¨ Идеализация «и так далее»: прилагается ко всем типизациям и рецептам. — Она обеспечивает открытость опыта, открытый «горизонт» смысла, делает возможным включение в коммуникацию новых членов вопреки уникальности их биографически детерминированных ситуаций (сущностная неопределенность языка как предпосылка коммуникации).

Есть и другие свойства обыденного мышления и обыденного социального мира. — Их значимость. — (Проверка реальности этих идеализаций Гарфинкелем.)

«Действие», «акт», «проект»

В социологии Шюца разрабатывается понятие «действия», как оно трактовалось Вебером. Вносится ряд важных модификаций. Прежде всего: различение «действия» и «акта».

Действие = развертывающийся процесс действования, действие в его совершении.

Акт = совершенное действие, схватываемое в прошедшем времени.

(Действие в процессе его совершения не может быть схвачено сознанием; акт как нечто уже свершившееся — может.)

Действие (в отличие от других аналитически различаемых форм активности) понимается Шюцем как спланированное, базирующееся на некотором заранее принятом «проекте» поведение. — Различные проекты и их взаимосвязь (ср.: монотетические, политетические и синтетические акты у Гуссерля).

Проект (как интенциональный объект): цель, видимая в будущем совершенном времени как уже достигнутая, и шаги, ведущие к ее достижению.

Роль типизаций: проект строится в типических категориях. — «Пустые» понятия и их «наполнение». — (Ср.: I и me у Мида.) — Типическими элементами, из которых в мышлении выстраиваются проекты, являются «акты» (не «действия»). — Таким образом: проект как интенциональный объект входит здесь-и-сейчас в организацию действия; «акты» как общие типизации мотивируют и организуют индивидуальное осмысленное, целенаправленное действие в ходе его развертывания, обеспечивая его «внутреннюю» (имманентную) социальность.

Не только проект, но и все объекты ситуации при его конструировании схватываются как типические. — Пример: отправка письма почтой (этот пример часто приводится Шюцем в его очерках). — Другие люди схватываются в разных степенях (градациях) типичности, или анонимности. — В книге «Смысловое строение социального мира» Шюц выделяет восемь таких градаций.





Дата добавления: 2014-02-02; просмотров: 3771; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Только сон приблежает студента к концу лекции. А чужой храп его отдаляет. 8886 - | 7570 - или читать все...

Читайте также:

 

100.26.176.182 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.007 сек.