double arrow

Профилактика вовлечения молодежи в деструктивные религиозные секты


Состояние нетрадиционных религиозных организаций в Республике Беларусь.

В настоящее время в РБ принят пакет документов, позволяющих в соответствии с международными нормами права более эффективно регулировать деятельность религиозных конфессий, защищать религиозные традиции народа от деструктивного воздействия НРО, гарантируя при этом каждому человеку свободу как религиозных, так и атеистических убеждений. В числе таких документов – Закон РБ «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях» 1992 г. (в новой редакции от 31.10.2002 г. «О свободе совести и религиозных организациях»), в котором закреплен порядок взаимоотношений школы и религиозных организаций (ст. 9). Однако это не решает принципиально названную проблему.

По данным Аппарата уполномоченного по делам религий и национальностей в Беларуси помимо традиционных для нее православных, католиков, мусульман и иудеев, на легальном положении находятся также кришнаиты, мормоны, бахаи, лютеране, Свидетели Иеговы, старообрядцы, а также ряд других протестантских конфессий и молодых религий. По факту же культовых организаций в стране насчитывается куда больше. Из них десятки функционируют под видом общественных, просветительских, лечебно-оздоровительных, спортивных объединений или различных школ, центров, курсов. Наряду с НРО, имеющими официальную регистрацию (бахаи, кришнаиты и др.), появились деструктивные НРО, не прошедшие процедуру обязательной регистрации в государственных органах (экспертный совет при Государственном комитете по делам религий и национальностей Республики Беларусь).




Может быть, это и не очень принципиальный вопрос, имеет ли то или иное религиозное объединение государственную регистрацию. Ведь в Беларуси нет такого понятия, как "запрещение религии". Ничего страшного нет и в словах "секта" или "новое религиозное движение". Если люди собираются вместе, время от времени, чтобы поклоняться Летающему Макаронному Монстру или Невидимому Розовому Единорогу – это их личное дело. Но оно перестает таковым быть, когда на почве предмета поклонения начинаются проблемы. Будь то причинение вреда здоровью, присвоение имущества или какие-то иные нарушения прав и свобод людей. В этом случае привлечь к ответу незарегистрированную организацию куда сложнее. Если люди легализируют свой статус, это значит, что они готовы отвечать за то, что они делают. И в этом случае рычагов воздействия на них у государства больше, чем тогда, когда они находятся “в подполье”.

Количество центров, которые занимаются изучением сект в Беларуси можно пересчитать по пальцам одной руки. Большинство сект свою деятельность не афиширует, что значительно затрудняет работу исследователей. Согласно данным отдела по вопросам новых религиозных движений Минской епархии Белорусского экзархата, в нашей стране документально зафиксирована деятельность около 120 сект и культов с сильно развитой организационной структурой и институтом постоянного членства, около 340 так называемых клиентурных культов, со слабо развитой организационной структурой и институтом временного членства, и около 360 "аудиторных" культов, представляющих собой некое оккультно-мистическое учение без института членства, пропагандируемое с помощью СМИ, публичных лекций или выступлений. Руководитель отдела, доктор теологии Венского университета, Владимир Мартинович, заявляет, что эти цифры не отражают точного количества сект и культов в стране, реально их может быть больше, а может быть и меньше, поскольку факт распада секты установить еще сложнее, чем ее существования. Например, два года назад жители Минска находили в своих почтовых ящиках рекламные брошюрки иеговистов-ильинцев, хотя ранее считалась, что это движение исчезло еще более столетия назад.



Впрочем, даже точная цифра количества сект ничего не скажет об их силе и влиянии на общество. Для получения этой информации необходимо знать значительно больше параметров, в том числе численность их последователей и какие социальные группы в них входят. А определенное влияние они уже получили, и одним из признаков его является "молчание газет", полагают эксперты. Если сравнить число статей о сектах, которые вышли даже десять лет назад, с тем количеством, что мы имеем сейчас, то можно увидеть, что число публикаций “против” тогда было в десятки раз больше.



Свою толику в замалчивание проблемы, по мнению специалистов, вносит излишняя политкорректность редакций, когда о сектах перестают писать, чтобы просто ненароком кого-нибудь не обидеть. Эксперты говорят: "Еще один фактор, который здесь сильно повлиял – это давление Запада. В той же самой Америке и в Европе печатается огромное количество материалов о сектах, анализирующих секты, критикующих секты... Но когда там видят критику сект в других странах, то часто воспринимают ее в соответствии с политикой двойных стандартов, выставляя это как нарушение прав граждан на вероисповедание».

Некоторые секты пользуются покровительством чиновников, что и позволяет им вести себя довольно смело и уверенно, считает Екатерина Агеенкова, кандидат психологических наук, член экспертного совета при Уполномоченном по делам религий и национальностей. Как эксперту ей тоже приходилось чувствовать на себе давление со стороны секты. Тогда она участвовала в судебном разбирательстве случая "магии на крови" (злоумышленники с помощью манипулятивных техник довели пожилую женщину до самоубийства). После него истец был вынужден покинуть страну. С психологическим прессингом столкнулись многие члены экспертного совета, в результате чего они предпочли приступать к экспертизе только тогда, когда поступает соответствующий запрос от госструктур, которые смогут защитить в случае возможной опасности.

Занимаясь своей работой, специалисты-сектоведы очень часто словно ступают «по тонкому льду». Деятельность сект лежит в области так называемых серых зон правового регулирования. Понятие "манипулирование сознанием" юридически не определено, поэтому доказать злой умысел в судебных делах против них в каждом отдельном случае очень сложно, а порой даже невозможно. Финансовые схемы сект и культов могут быть построены так хитро, что при конфликтной ситуации в милиции или прокуратуре порой иногда отказывают в возбуждении уголовного дела на основании "отсутствия состава преступления". Сами же религиозные и околорелигиозные движения могут существовать под какой угодно личиной. Получив отказ в регистрации от уполномоченного по делам религий и национальностей, они регистрируются в качестве общественной или коммерческой организации, убирая при этом из своего устава все упоминания о духовной деятельности. При этом секты могут маскироваться под самые разные виды деятельности, начиная от реабилитационных центров помощи наркоманам и алкоголикам, заканчивая индивидуальными предпринимателями, которые оказывают определенные услуги.

К при меру, в Германии функционирует более 120 антисектантских центров, в которых пострадавший может получить квалифицированную помощь словом и делом. У нас же ему придется поискать такие центры. Таких институтов в Беларуси сейчас практически нет – считают эксперты. Интересно, что общество в принципе всегда позитивно реагирует на появление новых религиозных движений. И только когда появляются пострадавшие, начинается осмысление сути НРО. Для того и должны быть созданы соответствующие общественные институты, поскольку Аппарат уполномоченного по делам религий и национальностей в нашей республике целенаправленной антисектантской работой не занимается. Он отвечает лишь за регистрацию религиозных объединений и контролем их деятельности в рамках законодательства. Отдел по вопросам новых религиозных движений Минской епархии специализируется на сборе и анализе данных о деятельности сект в Беларуси. В то же время Владимир Мартинович (руководитель отдела) пострадавшим от сект рекомендует обращаться в средства массовой информации, в правозащитные группы, в государственные органы, регулирующие деятельность религиозных организаций. Чем больше будет подобных обращений, тем больше шансов, что представители власти услышат голос простого населения и начнут что-то изменять в этой области. «До 99% всех случаев людей пострадавших от сект не становятся известными широкой публике. В результате, складывается впечатление, что в этой области в стране все спокойно. Но это не так» – заявляют эксперты.

В Беларуси, как и других странах, чаще всего в секты попадают люди с отсутствующими или сильно сниженными способностями к критическому мышлению и всестороннему осмыслению жизненных ситуаций; с отсутствующими или сильно сниженными способностями к самостоятельному принятию решений и недостатком умения или готовности нести ответственность за свои поступки. Также вербовке способствует отсутствие религиозной веры или чисто формальная принадлежность к традиционной религии. Тем, кто не хотел бы попасться на уловки сектантов, эксперты рекомендуют развивать в себе критическое мышление, самостоятельность, внутреннюю свободу и помнить о своих корнях".

Однако есть и другая группа риска: люди идейные, которым не хватает смысла жизни и которые ищут деятельность, соответствующую их масштабу личности. В сектах они "находят себя" и становятся активными пропагандистами. Их очень тяжело «вытащить» из секты и работать с ними психологам труднее всего.

Также, что завсегдатаями сект у нас часто становятся и пожилые люди. Связано это в первую очередь с тем, что в Беларуси довольно слабо развита система клубов и кружков по интересам, вот старики и идут общаться между собой туда, где для этого созданы все условия. В практике Уполномоченного по делам религий и национальностей даже был случай, когда дети пришли жаловаться на родителей на то, что»«они куда-то ходят, а потом странно себя ведут". Хотя обычно именно родители обращаются за помощью к специалистам по выводу из сект. Что касается молодежи, то по наблюдениям экспертов, среди них наибольшей популярностью пользуются неоязыческие движения. По данным, полученным в результате анкетного опроса, около 10% парней-студентов г. Минска так или иначе интересуются неоязычеством.

В целом, выбор религии – это личное дело каждого и каждый человек вправе выбирать ту веру, которая ему по душе. В то же время, возможность свободной критики всех без исключения институтов общества – один из гарантов сохранения демократического, открытого общества. В демократическом обществе критикуется все: традиционные религии, коммерческие структуры, общественные объединения, политические партии, существующий государственный строй, и, конечно же, секты и культы. В условиях открытого общества невозможно существование целого сектора, который являлся бы неприкосновенным для любой оценки и критики вне зависимости оттого, что в нем происходит, как он развивается и в каких отношениях он находится с окружающим миром. Стремление сект запретить любую критику в отношении себя отражает их желание сделать себя неприкосновенными в сравнении со всеми остальными институтами общества, создать государство в государстве и тем самым обеспечить себе идеальные условия для распространения своего влияния на это же общество. Однако критическое отношение к сектам в белорусском обществе пока не сформировано.

В середине ноября нашу страну посетил ведущий специалист Германии по оккультизму, черной магии и саентологии Ингольф Кристиансен. Во время лекции, которую он читал в одном из минских вузов, у него спросили: "А не станут ли публикации в СМИ рекламой для оккультизма?" Немецкий эксперт ответил, что поскольку интернет и так позволяет современному человеку сколь угодно глубоко изучать любые стороны различных оккультных практик, конструктивное освещение проблемы в прессе лишь поможет людям увидеть ситуацию с объективной стороны.

Исходя из степени вовлеченности в религиозное сектантство, педагогическая работа с учащимися подразделяется: 1) на общую воспитательную работу с детьми; 2) на воспитательно-коррекционную работус учащимися группы риска; 3) на реабилитационную работу с учащимися, находящимися под воздействием религиозных сект.

По отношению к молодым людям, уже ставшим адептами какого-либо НРО, социальному педагогу совместно с психологом следует организовать реабилитационную работу с культистом, одной из основных форм которой является консультация по выходу их из секты с привлечением членов семьи.

Консультация о выходе – это предоставление человеку информации о принципах и практических приемах восстановления его социальной идентичности. Консультация предполагает почтительный диалог в открытой обстановке, дополненный образовательными материалами в виде подходящих литературных, подлинных исходных материалов (первоисточников), сообщений средств массовой информации и личных свидетельств.

Главная помощь может быть оказана при хорошо спланированной работе близких и родственников адепта и специалиста, который помогает как семье, так и самому культисту. В качестве группы используются семья, знакомые, бывшие члены культа. Групповые механизмы воздействия на личность в культе вполне уместно нейтрализовать аналогичными групповыми механизмами «не деструктивного действия». Необходимо учитывать, что во время знакомства с культом завербованный получает только одностороннюю информацию со стороны культа, а вовсе не исследует обе точки зрения. Группа – это своеобразная «барокамера» при переходе человека из культа в реальность.

Особенностями консультирования о выходе являются:

· значительная роль предварительного сбора информации;

· активное участие семьи и близких (но не семейная терапия!);

· «командная» работа консультантов;

· длительность и интенсивность;

· акцент на предоставление информации как на единственную цель консультирования, т. е. на информирование вместо психотехники;

· участие бывших культистов.

Правильное понимание мышления культиста и расстановка приоритетов в его сознании – основа успеха по выводу человека из культа.

Чтобы обеспечить духовную безопасность общества и, прежде всего, молодежи, необходимы серьезные меры по ликвидации религиозной безграмотности как административных работников, педагогов, психологов, так и населения (и, в первую очередь, молодежи). Особая роль в решении данной проблемы отводится педагогической профилактике.

Педагогическая профилактика – это способ организации социальной среды ребенка, препятствующий приобщению к ее негативным явлениям (наркомании, алкоголизму, табакокурению, проституции, религиозным сектам и др.), предотвращающий формирование зависимого поведения и отрицательное влияние на гармоничное развитие личности.

Педагогическая профилактика вовлечения молодежи в деструктивные религиозные секты – комплекс социальных, образовательных и психологических мероприятий, направленных на выявление и устранение причин и факторов вовлечения молодежи в религиозные секты, на предупреждение развития и нейтрализация негативных личностных, педагогических и социальных последствий вовлечения в религиозные секты деструктивного характера.

Система предупреждения вовлечения молодежи в религиозные секты включает следующие виды профилактической работы:

· первичную профилактику, целью которой является предупреждение вовлечения молодежи в секты;

· вторичную профилактику, предотвращающую развитие негативных последствий психологических методов воздействия на личность молодых людей, имеющих опыт общения с сектантами;

· третичную профилактику, являющуюся социально-педагогической реабилитацией адептов со сформированной зависимостью от сектантской среды.

Педагогическая профилактика представляет собой целенаправленную деятельность учителя, психолога и социального педагога в образовательном учреждении, включающую устойчивый комплекс взаимодополняющих видов деятельности: медико-санитарное и правовое просвещение; воспитательно-разъяснительную деятельность; психолого-диагностическую деятельность и психокоррекцию; организационно-методические мероприятия, содействующие формированию здорового образа жизни учащихся; оформление карты развития личности. Она направлена на формирование смысложизненных ценностных ориентаций, позитивной самооценки и культуры поведения, способствующего повышению автономности личности, развитию критического мышления и обеспечению психологической защиты в ситуациях риска, а также на развитие навыков противостояния групповому давлению, конструктивного решения конфликтных ситуаций и навыков здорового образа жизни у молодых людей.

Задачами педагогической профилактики вовлечения молодежи в деструктивные религиозные секты являются: формирование культуры поведения, способствующего обеспечению психологической защиты в ситуациях риска; формирование смысложизненных ориентиров и позитивной самооценки; активизация критического мышления; развитие умений противостоять групповому давлению, конструктивно разрешать конфликтные ситуации; формирование навыков здорового образа жизни; недопущение в стены общеобразовательных учреждений миссионеров, проповедующих любые религиозные идеи; выявление молодежи группы риска, наиболее подверженной вовлечению в религиозные секты.

Педагогическими условиями, обеспечивающими эффективность процесса предупреждения вовлечения молодежи в религиозные секты, являются:

– выявление молодых людей, подверженных риску вовлечения в религиозные секты;

– проведение систематических целенаправленных антисектантских мероприятий с молодежью и их родителями;

– повышение уровня профессиональной компетентности педагогов и научно-методическое обеспечение профилактической деятельности;

– повышение психолого-педагогической культуры родителей с целью их вовлечения в антисектантское воспитание;

– реализация педагогической модели предупреждения вовлечения молодежи в религиозные секты.

Эффективность профилактических мероприятий может быть обеспечена только при условии обязательного включения следующих составляющих института гражданского общества: социального института государства, средств массовой информации, семьи.







Сейчас читают про: