double arrow

Отдельно хочу характеризовать юдикатуру ЕСПЧ, ее место в системе источников права и перспективы влияния на совершенствование права

4

III. Обязывающая сила юдикатуры ЕСПЧ.

О перспективах влияния на совершенствование права.

Здесь, в основном, можно говорить о юдикатуре. В демократическом правовом государстве законодатель должен следить за развитием судебной практики и особенно юдикатуры. Если законодатель видит, что правовую норму разные суды толкуют по- разному, он должен уточнить текст этой нормы. Что касается дальнейшего формирования права, законодатель должен уточнить нормативный акт, если существуют разные мнения судов о необходимости применения дальнейшего формирования права. Если мнения судов не различаются, тогда тоже законодатель может исправить нормативный акт соответственно тому, как это сделал суд, но это необязательно, так как любой нормативный акт объективно несовершенный, а правовая система ‒ объективно совершенна.

Kак уже сказано, юдикатура ЕСПЧ ‒ результат истолкования правовых норм и дальнейшего формирования права ‒ является всеобязывающим источником права. Cудейские правовые нормы ЕСПЧ всеобязывающи так же, как и нормы, включённые в Европейскую Конвенцию по защите прав и основных свобод человека (далее Европейская Конвенция) и её протоколы. В свою очередь, произведённая этим судом интерпретация записанной правовой нормы упомянутого международного договора не является заново найденной правовой нормой, но она всеобязывающа как открывающая содержание соответствующей нормы, а значит, как сама эта норма, потому что правовая норма Европейской Конвенции и произведённое ЕСПЧ её толкование формируют неделимое целое.

Теперь я приведу примеры, где видно, как ЕСПЧ применяют свою юдикатуру как всеобязывающий источник права и почему национальные суды тоже должны применять юдикатуру ЕСПЧ как всеобязывающий источник права.

Как свидетельствует само название, главную часть Европейской Конвенции и её протоколов составляет каталог прав человека, гарантированных этим международным договором. Все права человека, стреди них и включённые в Конституцию Латвии основные права человека[3], являются позитивизированными или записанными всеобщими правовыми принципами. Содержание принципа определяется его конкретизацией, в отличие от записанных правовых норм, содержание которых устанавливается с помощью интерпретации. Конкретизация, или наполнение содержанием, принципа происходит, излагая его текстуально, чтобы после этого выразить в структуре правовой нормы (правовую норму формирует правовой состав и правовые последствия, и её можно выразить в форме «если …, тогда …»).

Так как в ходе конкретизации принципа нарушаются границы значений слов, и формулируется третья посылка, то это рассматривается как дальнейшее формирование права. Значит, определяя содержание включённых в Европейской Конвенции и её протоколы прав человека, ЕСПЧ всегда производит процесс дальнейшего формирования права. Исключением может быть только ситуация, когда принцип в нормативном акте уже достаточно конкретизирован, чтобы его можно было применить в решении или в постановлении.

Ярким примером конкретизации всеобщих правовых принципов является вывод ЕСПЧ о том, что право на справедливый суд в отдельных случаях (например, если установлено обязательное юридическое представительство или процесс сложный), включает и право на бесплатную юридическую помощь в гражданских делах, если у лица не хватает средств на погашение судебных расходов. Согласно пункту с) третьей части статьи 6 Европейской Конвенции, каждый обвиняемый в преступлении, кому не хватает средств на погашение издержек на юридическую помощь, имеет право на бесплатную юридическую помощь, если это необходимо в интересах справедливости. В первой части статьи 6 Европейской Конвенции, которая относится как к гражданским, так и к уголовным делам, о бесплатной юридической помощи ничего не сказано. Однако ЕСПЧ считает, что право на бесплатную юридическую помощь в оcобых случаях для лиц, которым не хватает средств на погашение таких издержек, выводится из первой части статьи 6 Европейской Конвенции и, следовательно, относится и к гражданским делам.

Аргументация ЕСПЧ проста и разумна: если одной стороне хватает средств на получение юридической помощи, а другой – нет, то в этом случае не соблюдается процессуальное равенство (равенство процессуальных прав)[4], притом нарушается право на доступность суда, гарантированное первой частью статьи 6. Значит, конкретизируя содержание права на справедливый суд, ЕСПЧ сделал заключение, что этот всеобщий правовой принцип включает процессуальное равноправие и право на доступность суда, из чего в свою очередь вытекает право на бесплатную юридическую помощь в отдельных случаях и в гражданских делах, если у лица не хватает средств на покрытие связанных с юридической помощю издержек.

Телеологическую редукцию ЕСПЧ производил, накладывая ограничение на правовую норму, содержащуюся в первой части статьи 35 Европейской Конвенции: «Суд может рассмотреть дело только тогда, когда исчерпаны все внутренние средства защиты прав, согласно общепризнанным международным правовым нормам …». Выраженная в форме «если …, тогда …» правовая норма звучит так: если исчерпаны все внутренние средства защиты прав согласно общепринятым международным правовым нормам, ЕСПЧ тогдаможет рассмотреть дело. На упомянутую правовую норму ЕСПЧ наложил ограничение: исключая средства защиты прав, которые не эффективны и не адекватны, и особые обстоятельства, в которых можно не использовать даже эффективные и адекватные средства защиты прав.

В обретенной путём телеологической редукции правовой норме определено: если исчерпаны все внутренние средства защиты прав согласно общепризнанным международным правовым нормам, исключая средства защиты прав, которые не эффективны и не адекватны, и особые обстоятельства, в которых можно не использовать даже эффективные и адекватные средства защиты прав, ЕСПЧ тогда может рассмотреть дело. Цель, ради которой наложено ограничение, есть соблюдение принципа эффективности. Этот принцип конкретизирован во многих постановлениях ЕСПЧ: Европейская Конвенция предусмотрена для того, чтобы обеспечить не теоретические и иллюзорные, а практические (конкретные) и эффективные права.

Правовые нормы, которые ЕСПЧ, принимая свои предыдущие постановления и решения, обнаружил в правовой системе в процессе дальнейшего формирования права, он потом использует как общеобязывающие предписания.

Юдикатура ЕСПЧ относится не только к участникам конкретного дела, но и к неопределённому кругу лиц и поэтому используется многократно. В качестве одного из самых наглядных примеров можно упомянуть правовую норму, найденную ЕСПЧ в правовой системе путём телеологической редукции записанной правовой нормы Европейской Конвенции, которая содержится в первой части статьи 35. Редуцированную норму сам ЕСПЧ использовал в своих постановлениях и решениях уже бесчисленное количество раз в качестве общеобязывающего предписания. Эта норма связующа и для всех тех субъектов права, между которыми возникший спор дошел до ЕСПЧ, так как приемлемость жалобы ЕСПЧ оценит, основываясь на норме, найденной ЕСПЧ в правовой системе путём дальнейшего формирования права.

Если страна не примет во внимание юридически значимые заключения ЕСПЧ, и частное лицо, основываясь на них, обратится в этот суд, будет констатировано нарушение Европейской Конвенции, потому что ЕСПЧ принимает во внимание свою юдикатуру. У виновного государства согласно статье 46 Европейской Конвенции возникнет обязанность исполнить постановление ЕСПЧ, где государство является одной из сторон.

Имея в виду это, ниодно действие государства недолжно противоречить юдикатурой и решениям и постановлениям ЕСПЧ. Это значит, что государство должно постоянно согласовать с юдикатурой ЕСПЧ как законодательство, так и решения и постановления своих судов.

4

Сейчас читают про: