double arrow

Вот пример, который илюстрирует использования как юдикатуры, так и прецедентов

2

Юдикатура.

Прецедент.

Применение прецедента связано со сходством или различием фактических обстоятельств дел. Прецедент не является всеобязывающим источником права, а вспомогательным, и это значит, что формально суд не обязан разрешить спор так же, как это сделал другой суд. Однако суд должен соблюдать принцип равенства, который является правовой нормой и, следовательно, ‒ всеобязывающим. Принцип равенства гласит, что в одинаковых обстоятельствах суд должен принимать одинаковые решения и постановления, а в различных обстоятельствах ‒ различные. Это значит, что суд не имеет право игнорировать вступившие в силу решения и постановления, принятые другим судом, и в аналогической ситуации суд обязан разрешить дело так же (или подобно) или очень аргументировано объяснить, почему это дело надо разрешить иначе ‒ или фактические обстоятельства дел все-таки различные, или суд неправильно применил правовые нормы, неправильно их истолковая или неправильно используя дальнейшее формирование права. И здесь мы пришли к юдикатуре.

Применение юдикатуры не связано с фактическими обстоятельствами дел, но относится к правовым вопросам ‒ в основном к интерпретации правовых норм и к дальнейшему формированию права. Юдикатура судов общей юрисдикции, исключая судейское право, не является всеобязывающей. Самый яркий пример ‒ интерпретация правовых норм, проведенная судом общей юрисдикции. Суд не объязан соблюдать истолкование другово суда, но, если суд это не соблюдает, он должен убедительно объяснить, почему интерпретация другово суда неправильная. Это связано с тем, что и в таких ситуациях суд должен соблюдать принцип равенства.

В постановлении Департамента по административным делам Сената Верховного суда Латвийской Республики 16 февраля 2010 года [в деле Nr.SKA-104/2010, A42466905 в пунктах 15, 16 и 17] указано.

· В сравнимых случаях возмещение должно быть похожим, а в различных случаях ‒ различным. Это требование истекает из принципа правового равенства.

· Поэтому, присуждая компенсацию за моральный вред, чтобы определить размер компенсации, в месте с другими факторами надо принимать во внимание вступившие в силу постановления в других похожих делах.

· Потом Сенат анализирует вступивших в силу постановлений в административных делах, в которых решен вопрос о возмещении морального вреда, и делает вывод, что суд должен сравнить фактические и правовые обстоятельства в уже рассмотренных делах и в рассматриваемом деле и, если дела сравнимы, и компенсация должна быть похожей, но, если суд отступает от прежней судебной практике, суд свое мнение должен объяснить.

Основываясь как на принцип равенства, так и на юдикатуру Сената, Районный административный суд в постановлении 1 марта 2013 года [в деле Nr.A420508912 (A01651-13/25) в пунктах 13 и 14] анализировал 4 (четыре) постановлений ЕСПЧ, в которых компенсация за моральный вред присуждена лицу, которое находится в учреждении лишения свободы, сравнил правонарушения в этих делах c правонарушением в рассматриваемом деле и компенсацию за моральный вред назначил, основываясь на компенсацию, присужденную ЕСПЧ. В 14 пункте постановления указано:

«В делах, рассмотренных ЕСПЧ, заключенным в полностю была лишена возможность встретится с членами семьи, в свою очередь в рассматриваемом деле заявителю возможность встретится не была лишена по существу. Нарушение право на уважения личной жизни заявителя вызвало лишь присутствие представителя администрации тюрьмы во время встречи и ограниченное время встречи. В связи с этим суд делает вывод, что ЕСПЧ назначил компенсацию за моральный вред 1500 (тысяча пятсот) евро (примерно 1054 (тысяча пятдесят четыре) лата) в случаях, когда лицу в полностю была лишена возможность встретится с членом семьи. В конкретном случае заявителью право на встречу не было лишено по существу и соответственно и право лица нарушено в меньшей степени. В связи с этим суд делает вывод, что требованный заявителем размер компенсаций 3000 (три тысяча) латов превышает размер компенсаций, которую за более тяжкое нарушение права на уважения личной жизни назначил ЕСПЧ. В связи с этим суд делает вывод, что указанный заявителем размер компенсаций за моральный вред непропорциональный, поэтому компенсацию надо определить в меньшем размере.

Оценив обстоятельства дела, тяжесть и длительность причиненного правонарушения, суд считает, что пропорциональной и соответствующей компенсацией заявителю за причиненный моральный вред является 300 (три сто) лат.»

Следовательно, в этом постановлении Районный административный суд использовал как юдикатуру, так и прецедент, и в этой ситуации не имеет никакого значения обстоятельство, что в статусе прецедента использованы постановления ЕСПЧ, а не Латвийских судов. Так как юдикатура ЕСПЧ является всеобязывающим источником права в правовой системе Латвии, в ситуации, когда Латвийский суд назначил компенсацию за моральный вред ниже, чем в аналогичной ситуации ЕСПЧ, Латвийский суд в рассматриваемом деле должен присудить компенсацию не меньше как ЕСПЧ. Из этого следует, что в ситуациях, когда Латвийские суды рассматривают дела, похожие на те, которые рассматривал ЕСПЧ, постановления ЕСПЧ для Латвийских судов являются не только прецедентами, но и прецедентным правом, следовательно, эти постановления ЕСПЧ являются всеобязывающим для Латвии.

2

Сейчас читают про: