double arrow

Оценка правильности принятого решения

Часто приняв решение, сделав выбор, человек спрашивает себя: «Настолько я уве­рен в его правильности?». Оказывается, что оценка правильности решения может значительно отличаться от его «истинной правильности». Конечно, не во всех зада­чах можно наверняка знать, какое решение было объективно правильным, но в неко­торых случаях при определенном упрощении ситуации критерии правильности мож­но найти. Скажем, можно задавать человеку вопросы общего знания, ответ на которые заранее известен экспериментатору. Например: «В каком городе больше населения: в Париже или Москве?» От испытуемого требуется сделать выбор: Париж или Моск­ва, — а потом оценить (в процентах) уверенность в правильности собственного отве­та. Первоначальные исследования уверенности (Lichtenstein S. et al., 1977) показали, что люди переоценивают правильность своих ответов, т. е. если, например, человек ответил на 100 вопросов, касающихся общей осведомленности, и дал 60 % правиль­ных ответов (выборов), то его уверенность, посчитанная как среднеарифметическая оценка уверенности по всем ста пробам, будет в районе 75 %. Одним из правдоподоб­ных объяснений этому феномену, нашедшему, к тому же, экспериментальное под­тверждение, была гипотеза о влиянии склонности к подтверждению. Исследователи (Koriat A. et al., 1980) рассуждали следующим образом. Человек, приняв решение, склонен в большей степени искать в собственной памяти то, что подтверждает пра­вильность принятого решения, а не то, что противоречит ему. Это так называемый эффект склонности к подтверждению. Эта склонность и повинна в том, что человек переоценивает правильность принятого решения. Если гипотеза верна, то стоит уменьшить склонность человека к подтверждению (увеличить склонность к опровер­жению), как тенденция к переоценке правильности выбора исчезнет. Гипотеза была проверена экспериментально. Испытуемым экспериментальной группы дали инструк­цию после каждого ответа на вопрос, касающейся общей осведомленности, перечис­лить причины, по которым их ответ может оказаться неверным. Испытуемые другой (контрольной) группы работали без этой дополнительной инструкции. Результаты эксперимента показали, что уверенность испытуемых экспериментальной группы и в целом степень переоценки уверенности были значительно ниже, чем соответствую­щие показатели контрольной группы.

Дальнейшие исследования оценки человеком правильности принятого решения показали, что степень переоценки правильности принятого решения зависит от труд­ности решаемой задачи: чем она труднее, т. е. чем ниже процент правильных реше­ний в целом, тем выше (!) степень переоценки правильности решения. Более того, если задача очень легкая, может наблюдаться эффект недостаточной уверенности: человек может быть уверен на 80-85 % в своей правоте, а реально быть правым в 90-95 % случаев (Subbotin V., 1996). На первый взгляд, эффект выглядит парадоксаль­но: в трудной задаче человек «самоуверен», а в легкой — «неуверен».

Объяснить этот эффект можно следующим образом. Дело в том, что, когда перед человеком стоит задача, и он представляет себе соответствующую предметную об­ласть, он может примерно оценить степень своей компетентности в этой области. Эта первоначальная оценка выполняет функцию того якоря, который влияет на все пос­ледующие оценки уверенности. Если же задача в силу тех или иных обстоятельств оказывается труднее, чем ожидалось, т. е. труднее, чем средняя задача этого плана, уверенность в процессе решения несколько уменьшается, но не вполне: ее «держит» якорь. Поэтому получается, что, зная по опыту, например, что в задачах такого-то типа я даю обычно примерно 75 % правильных ответов, я приступаю к «трудному пакету» задач, давая оценки уверенности вокруг 75 % . Постепенно я понимаю, что задача оказалась труднее, чем я ожидал, я видоизменяю свои оценки, согласовывая их с реальностью. В итоге средняя по опыту оценка уверенности будет ниже 75 %, но все-таки выше реальной правильности решений (например, при 55-60 % правиль­ных ответов оценка уверенности будет 65-70 %). Налицо чрезмерная уверенность.

В противоположном случае, когда задача оказалась неожиданно легче, чем я ожи­дал, мои оценки уверенности в ходе опыта повышаются, но не достигают истинных значений: якорь тянет вниз. Поэтому я буду, например, давать оценку уверенности в среднем равную уже не 75 %, а, скажем, 85 %, а реальный процент правильных отве­тов будет все-таки больше (90-95%). А это уже недостаточная уверенность. Таким образом'Шожно рассматривать феномены чрезмерной и недостаточной уверенности как следствия недостаточной, или неполной адаптации к среде.

Нерешенным до сих пор остается вопрос об относительном статусе эффектов чрез­мерной уверенности и трудности/легкости. С одной стороны, можно предположить, что эффекта чрезмерной уверенности вообще не существует, что полученные перво­начально данные являются своего рода артефактом — следствием того, что в экспе­риментах использовались трудные (избранные) вопросы. Если бы такого отбора не производилось, а вопросы были бы репрезентативными (обычными), то вообще ника­кой ошибки уверенности (отклонения оценок уверенности от процента правильных ответов) не наблюдалось бы. В пользу такого представления говорят исследования Гигерензера (Gigerenzer G. et al., 1991). Если эта гипотеза верна, то ошибки уверенно­сти можно рассматривать просто как феномены недостаточной адаптации. Тогда из­бежать этих ошибок можно будет всего лишь за счет интенсивной предварительной тренировки, привыкания к среде.

С другой стороны, существуют основания для того, чтобы допустить независимое существование эффекта чрезмерной уверенности — своего рода «тяги вверх». С эф­фектом чрезмерной уверенности хорошо согласуется уже упомянутая склонность к подтверждению, а также разного рода позитивные иллюзии (Taylor S. Е. & Brown J. D., 1988): человек склонен давать несколько завышенные самооценки, переоценивать подконтрольность среды и проявлять нереалистический оптимизм по отношению к будущим событиям.

Исследования эффектов чрезмерной и недостаточной уверенности могут пред­ставлять интерес и в прикладном плане, например в ситуациях предварительной оцен­ки качества принятого решения. Часто в условиях «реальной жизни» правильность принятого решения невозможно оценить немедленно с помощью объективных крите­риев, т. к. последствия решения могут быть в течение достаточно длительного времени неизвестны. В этих случаях особую роль играют оценки уверенности в правильности сделанного выбора, которые высказывают обычно разного рода эксперты. Однако и эксперты не застрахованы от ошибок уверенности. Если со временем на основе ис­следования психологических механизмов формирования оценок уверенности будет найден эффективный способ коррекции соответствующих ошибок в виде специаль­ного обучения экспертов или внесения поправок в их суждения, то станет возможной достаточно точная оценка качества принятого решения по оценкам уверенности. Та­кого рода необходимость часто возникает, например, в условиях стратегического пла­нирования или при принятии политических и экологических решений.


[1] Из учебного пособия «Психология для экономических вузов»


Сейчас читают про: