double arrow

Вынесение и провозглашение вердикта присяжными заседателями

Присяжные заседатели являются простыми гражданами, не искушенными в вопросах права, а потому их принято считать судьями факта, хотя это и не совсем точно. Исходя из этого, закон относит к их компетенции только вопросы доказанности тех фактических обстоятельств дела, которые влияют на разрешение вопроса виновности лица в совершение конкретного преступления, а именно:

а) доказано ли, что деяние, в совершение которого обвиняется подсудимый, имело место;

б) доказано ли, что указанное деяние совершил подсудимый;

в) виновен ли подсудимый в совершении данного деяния.

Если первые два вопроса целиком относятся к области факта, то вопрос о виновности, когда он решается присяжными, является не только вопросом факта, но и права. Этот вопрос, помимо субъективной стороны состава преступления (что тоже относится к области факта), наличия фактических обстоятельств, которые исключают виновность (крайняя необходимость, необходимая оборона), включает в себя и вопрос, следует или не следует данного подсудимого признавать виновным, даже при наличии состава преступления, т.е., практически вопрос, о наказуемости подсудимого, что относится к области права, а не факта.

Из статьи 334 УПК РФ нельзя в полной мере уяснить компетенцию присяжных заседателей. Данную статью закона следует толковать одновременно со статьей 339 УПК, дополняющей и развивающей ее. В пункте 3 статьи 339, в частности, говорится, что после основного вопроса о виновности подсудимого перед присяжными могу ставиться частные вопросы, которые увеличивают или уменьшают степень виновности либо изменяют ее характер, влекут освобождение подсудимого от ответственности.

Кроме перечисленных выше вопросов, присяжные решают, заслуживает или не заслуживает подсудимый, которого они признали виновным, снисхождения.

Содержание и сущность трех основных вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, идентичны вопросам, содержащимся в статье 449 УПК РСФСР и содержащимся в пунктах 1,2,4 части 1 статьи 229 УПК РФ, которые разрешаются профессиональными судьями при отправлении правосудия в общем порядке.

Указание закона на то, что по каждому деянию, в совершении которого подсудимый обвиняется государственным обвинителем, ставятся три основных вопроса, не означает, что по каждому обвинению необходимо поставить именно три указанных вопроса. Вопросов может быть как больше, так и меньше. Важно, чтобы в них были отражены все существенные элементы того состава преступления, которое вменяется в вину подсудимому. Такое требование продиктовано заботой о том, чтобы присяжные тщательно и последователь обсудили эти вопросы, что особенно важно в тех случаях, когда та или иная часть вопроса о виновности оспаривается защитой. Поэтому вопрос о том, ограничиться ли постановкой одного главного вопроса о виновности подсудимого или расчленить его на основные составляющие элементы, зависит от специфики каждого конкретного дела и от тог, что в данном деле оспаривается. В ряде случаев выделение вопроса о том, имело ли место соответствующие деяние без упоминания о субъекте, совершившем это деяние, просто не возможно (например, по делам о взятке, по большинству должностных преступлений). Выделение вопроса о том, имело ли место деяние, всегда обязательно в двух случаях:

а) когда оспаривается само событие преступления;

б) когда по делу заявлен гражданский иск и имеются основания для оправдания подсудимого, не исключающего возможность удовлетворения иска.

Выделение второго вопроса (доказано ли, что подсудимый совершил то-то…) всегда обязательно в том случае, если имеются обстоятельства, исключающие уголовную ответственность даже при доказанности совершения подсудимым запрещенного уголовным законом деяния (например, наличие данных о необходимой обороне по дела об убийстве).[6]

Поскольку вопрос о виновности подсудимого в любом случае должен быть поставлен, то при указанных выше обстоятельства следует предупредить присяжных, что при положительном ответе на предыдущий вопрос (об обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность) они должны либо ответить «не виновен», либо оставить вопрос о виновности без ответа.

Если отсутствуют обстоятельства, исключающие уголовную ответственность и не оспаривается события преступления, то возможна постановка одного главного вопроса о виновности подсудимого, в котором должны найти отражение все существенные элементы того состава преступления, в котором обвиняется подсудимый.

Постановка частных вопросов после ответа на вопрос о виновности подсудимого продиктована, чаще всего, сложным характером некоторых составов преступлений. Особенно в этом отношении показателен состав убийства (простое, квалифицированное, при превышении пределов необходимой обороны, в состоянии сильного душевного волнения). Поэтому, когда, например, при обвинении в квалифицированном убийстве защита оспаривает квалифицирующий признак, целесообразно из вопроса о виновности в том преступлении, в котором подсудимый обвиняется государственным обвинителем, вычленить этот признак и поставить о нем отдельный частный вопрос. Равным образом, если подсудимый обвиняется в убийстве, а защита настаивает на том, что оно было совершено в состоянии сильного душевного волнения и данные судебного следствия дают для этого основания, должен быть в качестве частного поставлен и вопрос о тех фактических обстоятельствах, которые свидетельствуют о наличии состояния сильного душевного волнения.[7]

В качестве частных могут ставиться и вопросы о наличии обстоятельств, предусмотренных статьями 61, 63 УК РФ, за исключением тех, которые не входят в компетенцию присяжных (например, совершение преступления впервые, совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление). Когда речь идет об обстоятельства, увеличивающих степень ответственности, нужно иметь ввиду правило о запрете изменения обвинения в худшую для подсудимого сторону.

Присяжные заседатели, будучи простыми гражданами, могут отвечать только на вопросы о доказанности или недоказанности фактических обстоятельств дела, а не об их юридической оценке. Под юридической или уголовно-правовой оценкой фактов понимается, например, оценка нанесенного ущерба как существенного, оценка занимаемой должности как ответственного должностного положения, оценка тех или иных сведений содержащих государственную тайну и т.п.

Вопрос о юридической оценке фактов относится к компетенции профессионального судьи, и споры по этим вопросам должны иметь место после вынесения присяжными вердикта, в котором они признают или не признают доказанными или недоказанными соответствующими соответствующие фактические обстоятельства. Поэтому перед присяжными не только нельзя ставить отдельные вопросы о правовой оценке фактов (например, совершено ли убийство с особой жестокостью), но нельзя, чтобы такого рода вопросы включались в качестве составляющих в другой, более общий вопрос (например, в вопрос о событии преступления: «Доказано ли, что такого-то числа, в таком-то месте потерпевшая К. была лишена жизни с особой жестокостью?»).

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №9 разъяснил, что недопустима постановка вопросов с использованием таких юридических терминов, как умышленное или неосторожное убийство, умышленное убийство с особой жестокостью, умышленное убийство из хулиганских или корыстных побуждений, умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, убийство при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой и т.п. Вопросы должны ставиться в понятных присяжным заседателям формулировках.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, ставятся отдельно по каждому преступлению, в котором обвиняется подсудимый, а если подсудимых несколько, то отдельно в отношении каждого подсудимого.

Вопросы о снисхождении ставятся после вопроса о виновности и частных вопросов, если они будут поставлены.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, вопрос об особом снисхождении перед присяжными не ставится.

Если подсудимых несколько, то на каждого подсудимого нужно либо составлять отдельный опросный лист, либо поставить вопросы в этом же листе, но под продолжающей нумерацией (например, под №4, а не под №1).

Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, образующих реальную совокупность, вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения, должен ставиться применительно к каждому деянию, в совершении которого подсудимый может быть признан виновным. В случаях, когда подсудимый обвиняется в совершении одного преступления, а также когда одно деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, содержит признаки нескольких преступлений (идеальная совокупность), пред присяжными заседателями должен ставиться один общий вопрос о снисхождении (часть 1 и часть 2 пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №9).[8]

Стороны вправе предложить поправки к сформулированным председательствующим вопросам и просить о постановке других вопросов. Учесть или не учесть предложения сторон – дискреционное право председательствующего. Закон говорит о том, что председательствующий не может отказать защите в постановке вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление. Однако данную норму следует толковать в контексте общего требования о том, что вопросы ставятся с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Поэтому, например, если результаты судебного следствия не дают решительно никаких оснований для постановки вопроса о необходимой обороне или крайней необходимости, то такой вопрос будет явно надуманным, и судья вправе не ставить его перед присяжными, дабы не вводить их в заблуждение. Однако в этом случае мотивы отказа стороне в постановке вопроса либо в изменении его формулировки должны найти отражение в протоколе судебного заседания.

После обсуждения поставленных вопросов, которое проходит в отсутствии присяжных заседателей, судья окончательно формулирует их в вопросном листе, который утверждается постановлением судьи, оглашает его в присутствии присяжных и передает старшине. Часть 4 статьи 338 УПК предусматривает новое правило, которого не было в ранее действовавшем законодательстве, а именно право присяжных получить от председательствующего разъяснение в связи с поставленными вопросами. Представляется, что председательствующий, если сочтет, что в данный момент такое разъяснение неуместно, может объяснить присяжным, что соответствующие разъяснения он даст в своем напутственном слове.

Цель напутственного слова – помочь присяжным заседателям вынести вердикт, соответствующий тем фактическим обстоятельствам, которые устанавливались в процессе судебного разбирательства и которые присяжные должны признать доказанными или недоказанными в соответствии со своим внутренним убеждением. Для этого председательствующий должен, прежде всего, напомнить присяжным, в чем конкретно обвиняется подсудимый. Если обвинение было изменено, то следует напомнить, какие фактические обстоятельства, в конечном счете, вменяются в вину подсудимому. Если подсудимых несколько, то следует разъяснить, в чем конкретно обвиняется каждый подсудимый.

При сложной диспозиции статьи, охватывающей несколько видов преступных деяний (например, ношение, хранение, приобретение или сбыт огнестрельного оружия), уголовный закон следует разъяснить лишь в том объеме, который непосредственно охватывает вменяемое подсудимому деяние. Из требования закона ставить вопросы в понятных присяжных формулировках (часть8 статьи 339 УПК) вытекает и требование разъяснять уголовный закон на понятном языке для того, чтобы они поняли, что то, о чем их спрашивают, имеет значение для признания подсудимого виновным в совершение данного преступления. Если результаты судебного разбирательства дали основание для обвинения подсудимого в другом, менее тяжком преступлении и вопрос об этом был поставлен в вопросном листе (если невиновен в этом, то виновен ли в том, что…), то нужно разъяснить содержание соответствующего закона.

Закон не содержит запрета сообщать присяжным о пределах наказания, предусмотренного соответствующим законом. Но при этом полезно сказать, что грозящие наказание не должно влиять на решение вопроса о виновности подсудимого, что оно доводиться до их сведения только для обдуманного и взвешенного решения вопроса о снисхождении.

Напоминать присяжным об исследованных в суде доказательств можно в различной логической последовательности, но лучше это делать применительно к поставленным вопросам с учетом позиции сторон. Это в большей степени сможет оказать присяжным помощь при ответе на поставленные вопросы. Особое внимание нужно уделять тому, что оспаривалось в суде, приводя объективно и беспристрастно доказательства, свидетельствующие как «за», так и «против» виновности подсудимого.

Запрет закона в какой-либо форме выражать свое мнение по поставленным вопросам означает, что при анализе доказательств, председательствующий не может сказать, что он считает тот или иной факт доказанным или недоказанным и тем более, что он считает подсудимого виновным или не виновным. Председательствующий не может выражать своего мнения относительно таких свойств доказательств, как достоверность и достаточность, которые должны оцениваться присяжными по их внутреннему убеждению. Что же касается таких свойств доказательств, как относимость и допустимость, которые оцениваются не по внутреннему убеждению, а по закону, то высказываться относительно таких свойств – прямая обязанность профессионального судьи.

При изложении позиции сторон нужно сообщить присяжным, что доводы сторон не являются доказательствами, и они должны принимать их постольку, поскольку они подтверждаются исследованными в суде доказательствами.

Выделив отдельные элементы напутствия, законодатель не имел в виду, что такая структура изложения является строго обязательной. В частности, это относится к разъяснением правил оценки доказательств. Некоторые из них можно разъяснить перед напоминанием содержания исследованных доказательств, некоторые - в процессе напоминания, а некоторыми можно заключить часть напутственного слова, посвященному анализу доказательств. Вполне допустимо, например, презумпцию невиновности разбить на составляющие элементы и такую ее часть, как обязанность прокурора доказать выдвинутое обвинение и отсутствие у подсудимого (его защитника) обязанности доказывать невиновность, сообщить присяжным непосредственно перед изложением доказательственного материала, и правила толкования сомнений в пользу подсудимого разъяснить в конце напоминания исследованных в суде доказательств.

В случае отказа подсудимого от дачи показаний нужно не только сказать присяжным, что этот факт не должен ими истолковываться как свидетельство виновности подсудимого, но и напомнить им, что перед допросом подсудимому разъяснялось его конституционное право на молчание и объяснялось, что отказ от дачи показаний не будет использован против него.[9]

Если той или другой стороне показалось, что председательствующий необъективно напутствовал присяжных (напомнил не все существенные обвинительные или оправдательные доказательства, высказал свое мнение о доказанности или не доказанности тех или иных фактов либо обвинения в целом), любой участник процесса со стороны обвинения или защиты вправе заявит свои возражения. Если возражения не были учтены председательствующим, они должны быть в обязательном порядке занесены в протокол судебного заседания. Необходимо обратить внимание на то, что, в отличие от ранее действовавшего закона (статья 451 УПК РСФСР), статья 340 УПК РФ не содержит правила, согласно которому, если возражения не были своевременно заявлены сторонами в суде, они не вправе ссылаться в дальнейшем на содержание напутственного слова председательствующего как на основание отмены приговора. Теперь председательствующий не может рассчитывать на то, что если стороны не сделали замечания своевременно, то в дальнейшем их претензии не будут приниматься во внимание выше стоящим судом.

Содержание напутствия должно быть подробно изложено в протоколе судебного заседания или его текст приобщен к материалам уголовного дела, о чем необходимо указать в протоколе.

Непосредственно после напутственного слова председательствующего коллегия присяжных удаляется в совещательную комнату для постановления вердикта. Вердиктом именуется решение о виновности или не виновности подсудимого, вынесенное коллегией присяжных заседателей (пункт 5 статьи 5 УПК) на основании ответов на поставленные перед ними вопросы. Во время совещания в совещательной комнате могут находиться только входящие в состав коллеги присяжные заседатели; присутствие там каких-либо иных лиц, в том числе запасных присяжных заседателей, не допускается.

Присяжные заседатели могут покидать совещательную комнату до вынесения вердикта только с наступлением ночного времени или - с разрешения председательствующего – по окончании рабочего дня для отдыха. Они могут также выходить из совещательной комнаты для получения дополнительных разъяснений председательствующего по поставленным в вопросном листе вопросам, для заявления о необходимости возобновления судебного следствия или при необходимости замены кого-либо из членов коллегии запасным присяжным заседателем. При этом присяжные не вправе сообщать, кому бы то ни было о ходе совещания и высказанных в нем суждениях, а также обсуждать с кем бы то ни было свою позицию по поставленным вопросам (статья 141 УПК)

Обсуждение вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, осуществляется под руководством старшины в той последовательности, которая установлена вопросным листом. Учитывая логические взаимосвязи между отдельными вопросами, формулируемыми в вопросном листе, присяжные не должны переходить к решению последующего вопроса до тех пор, пока не решен предшествующий вопрос. В тех случаях, когда ответ на предшествующий вопрос исключает необходимость ответа на дальнейшие вопросы, по нему должна быть сделана отметка: «без ответа».

Голосование проводится открыто, по списку присяжных заседателей. При этом старшина голосует последним. Никто из присяжных не вправе воздержаться от голосования.

При обсуждении поставленных перед ними вопросов присяжные заседатели должны стремится к принятию единодушных решений, однако если в течение трех часов достигнуть единодушие не удается, председательствующий переходит к проведению голосования.[10] В этом случае председательствующий говорит, что они могут приступить к голосованию по большинству голосов. Время удаления присяжных для вынесения вердикта и время возращения из совещательной комнаты должно фиксироваться в протоколе судебного заседания. Не соблюдение порядка совещания в части, касающейся времени, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона (пункт 22 Постановления Пленума Верховного Суда №9).[11]

Обвинительный вердикт может быть вынесен при условии, если в результате голосования большинство присяжных заседателей (не менее семи) даст утвердительные ответы на три основных вопроса, сформулированных в вопросном листе. Если же за положительный ответ хотя бы по одному из основных вопросов проголосовало шесть или менее присяжных заседателей. Выносится оправдательный вердикт.

Принятые коллегией присяжных заседателей ответы заносятся старшиной в вопросный лист непосредственно после каждого вопроса в форме утверждения или отрицания с обязательным пояснительным словом или словосочетанием, раскрывающим или поясняющим смысл данного ответа («Да, виновен»; «Нет, не виновен»).

В тех случаях, когда ответ на вопрос принимался голосованием, старшина указывает после ответа результаты подсчета голосов.

Если в деле участвуют несколько подсудимых или если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, вердикт должен быть вынесен в отношении каждого подсудимого и по каждому из преступлений.

Заполненный вопросный лист подписывается старшиной. В тех случаях, когда в ответы на вопросы были внесены какие-либо исправления, они должны быть специально оговорены и также удостоверены подписью старшины (статья 343 УПК).

Если в ходе совещания присяжные заседатели придут к выводу о необходимости получения от председательствующего дополнительных разъяснений по поставленными перед ними вопросам или уточнения этих вопросов, они возвращаются в зал судебного заседания и обращаются к председательствующему с соответствующей просьбой. Рассмотрение подобной просьбы осуществляется в присутствии сторон. По результатам рассмотрения обращения присяжных председательствующий может:

а) дать, необходимы разъяснения;

б) внести соответствующие уточнения в постановленные вопросы;

в) дополнить вопросный лист новыми вопросами.

При этом уточнения и дополнения в вопросный лист вносятся в том же порядке, в каком составляется сам этот лист, т.е. с учетом мнения сторон, в отсутствии присяжных заседателей. По поводу внесенных в вопросный лист изменений председательствующий произносит краткое напутственное слово, содержание которого отражается в протоколе судебного заседания.

Если возникшие у присяжных заседателей во время совещания сомнения относительно, каких либо фактических обстоятельств дела могут быть устранены только в результате проведения дополнительного судебного следствия, они возвращаются в зал судебного заседания и старшина обращается с соответствующей просьбой к председательствующему.[12]

Закон допускает возобновление судебного следствия, если присяжные сочтут это необходимым для устранения возникших у них сомнений, имеющих существенное значение для ответа на поставленные вопросы. Председательствующий, с учетом мнения сторон, должен решить, на сколько возобновление судебного следствия необходимо и возможно.[13]

В случае удовлетворения просьбы присяжных заседателей после проведения соответствующих процессуальных действий проводятся прения сторон, заслушиваются их реплики и последнее слово подсудимого. Если присяжные захотят задать дополнительные вопросы свидетелю, который уже отпущен, то продолжение судебного заседания может быть отложено до вызова свидетеля. Если проведенное дополнительное исследование обуславливает необходимость внесения тех или иных изменений в вопросный лист, председательствующий вносит их, предварительно выслушав мнения сторон. Поскольку составление нового вопросного листа законом не предусмотрено, то все дополнения и уточнения необходимо вносить в тот же вопросный лист. В пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №9 отмечается, что если по техническим причинам это невозможно, то все уточнения и изменения могут быть изложены на отдельном листе, являющимся продолжением вопросного листа. Независимо от того, вносились или не вносились изменения в вопросный лист, председательствующий должен дать краткое напутствие в связи с вновь исследованными обстоятельствами, после чего присяжные возвращаются в совещательную комнату для вынесения вердикта.

После внесения в вопросный лист ответов на все сформулированные в нем вопросы и подписания его старшиной присяжные возвращаются в зал судебного заседания, где старшина передает вопросный лист с внесенными в него ответами председательствующему. Если, по мнению председательствующего, в вердикте имеются неясности или противоречия, председательствующий указывает не это присяжным и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения поправок в формулировки ответов. Указания председательствующего заносятся в протокол судебно заседания.

Председательствующий также вправе после выслушивания мнений сторон внести изменения в формулировки вопросов вопросного листа или включить в него дополнительные вопросы, произнеся по этому поводу краткое напутственное слово.

При отсутствии замечаний по содержанию ответов, данных присяжными заседателями, председательствующий возвращает вопросный лист старшине присяжных для провозглашения. Старшина присяжных провозглашает вердикт, зачитывая по вопросному листу поставленные судом вопросы и ответы на них присяжных заседателей. Провозглашенный вердикт передается председательствующему для приобщения к материалам уголовного дела (часть 2 статьи 345 УПК).[14]

Решение присяжных о виновности или невиновности подсудимого обязательно для суда. Оправдательный вердикт влечет обязательное постановление оправдательного приговора. Обвинительный вердикт не столь обязателен для судьи. Законодатель позволил председательствующему поставить его под сомнение в том случае, если судья придет к выводу, что в ходе судебного разбирательства не установлено событие преступления или не доказано участие в нем подсудимого.

Полномочия присяжных заседателей определены статьей 334 УПК РФ. В ходе судебного разбирательства уголовного дела присяжные заседатели разрешают только те вопросы, которые предусмотрены пунктами 1,2 и 4 части 1 статьи 299 УПК и сформулированы в вопросном листе.

Присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. В тех случаях, когда коллегия присяжных в течение 3 часов не пришла к единодушному решению по поставленным вопросам, присяжные заседатели должны приступить к формированию в вопросном листе ответов, принятых большинством голосов в результате голосования. Голосование производится открыто.

Обвинительный вердикт считается принятым, если, за утвердительные ответы на каждый из поставленных в нем трех основных вопросов проголосовали большинство присяжных заседателей (более шести).

Оправдательный вердикт считается принятым, если за отрицательный ответ на любой за поставленный в нем трех основных вопросов проголосовали не менее шести присяжных заседателей. Если ответы на любой из основных вопросов разделились поровну, принимается наиболее благоприятный для подсудимого ответ.


Сейчас читают про: