double arrow

Войско Мамая

1

Галицко-Волынское княжество Территория Галицко-Волынской земли простиралась от Карпат до Полесья, захватывая течения рек Днестра, Прута, Западного и Южного Буга, Припяти. Природные условия княжества благоприятствовали развитию земледелия в речных долинах, в предгорьях Карпат — добыче соли и горному делу. Важное место в жизни края играла торговля с другими странами, большое значение в которой имели города Галич, Перемышль, Владимир-Волынский.Активную роль в жизни княжества играло сильное местное боярство, в постоянной борьбе с которым княжеская власть пыталась установить контроль над положением дел в своих землях. Постоянное воздействие на процессы, происходившие в Галицко-Волынской земле, оказывала политика соседних государств Польши и Венгрии, куда за помощью или с целью найти убежище обращались как князья, так и представители боярских группировок.Возвышение Галицкого княжества началось во второй половине XII в. при князе Ярославе Осмомысле (1152-1187). После начавшейся с его смертью смуты на галичском престоле сумел утвердиться волынский князь Роман Мстиславич, который в 1199 г. объединил Галичскую землю и большую часть Волынской земли в составе одного княжества. Ведя ожесточенную борьбу с местным боярством, Роман Мстиславич пытался подчинить себе и другие земли Южной Руси.После смерти в 1205 г. Романа Мстиславича его наследником стал старший сын Даниил (1205-1264), которому тогда было лишь четыре года. Начался длительный период междоусобиц, в ходе которых поделить между собой Галицию и Волынь пытались Польша и Венгрия. Только в 1238 г., незадолго до нашествия Батыя, Даниилу Романовичу удалось утвердиться в Галиче. После завоевания Руси монголо-татарами, Даниил Романович оказался в вассальной зависимости от Золотой Орды. Однако галицкий князь, обладавший большими дипломатическими дарованиями, умело использовал противоречия между Монгольским государством и западноевропейскими странами.Золотая Орда была заинтересована в сохранении Галицкого княжества в качестве заслона от Запада. В свою очередь, Ватикан рассчитывал при содействии Даниила Романовича подчинить себе русскую церковь и за это обещал поддержку в борьбе с Золотой Ордой и даже королевский титул. В 1253 г. (по другим данным в 1255 г.) Даниил Романович был коронован, однако католичества не принял и реальной поддержки от Рима для борьбы с татарами не получил.После смерти Даниила Романовича его преемники не смогли противостоять распаду Галицко-Волынского княжества. К середине XIV в. Волынь была захвачена Литвой, а Галицкая земля — Польшей.




19 Новгородская земля с самого начала истории Руси играла в ней особую роль. Важнейшей особенностью этой земли было то, что традиционное для славян занятие земледелием, за исключением выращивания льна и конопли, не давало здесь большого дохода. Главным источником обогащения крупнейших земельных собственников Новгорода — бояр была прибыль от продажи продуктов промыслов — бортничества, охоты на пушного и морского зверя.



Наряду с издревле жившими здесь славянами в состав населения Новгородской земли входили представители финно-угорских и балтийских племен. В XI-XII вв. новгородцы освоили южное побережье Финского залива и держали в своих руках выход в Балтийское море, с начала XIII в. новгородская граница на Западе шла по линии Чудского и Псковского озер. Важное значение для Новгорода имело присоединение обширной территории Поморья от Кольского полуострова до Урала. Новгородские морские и лесные промыслы приносили огромные богатства.

Торговые связи Новгорода с соседями, особенно со странами Балтийского бассейна, окрепли с середины XII в. На Запад из Новгорода вывозились меха, моржовая кость, сало, лен и пр. Предметами ввоза на Русь были сукна, оружие, металлы и пр.

Но несмотря на размеры территории Новгородской земли, ее отличали невысокий уровень плотности населения, сравнительно малое по сравнению с другими русскими землями число городов. Все города, кроме "младшего брата" Пскова (обособившегося с 1268 г.), заметно уступали по численности жителей и своему значению главному городу русского средневекового Севера — Господину Великому Новгороду.



Экономический рост Новгорода подготовил необходимые условия для его политического обособления в самостоятельную феодальную боярскую республику в 1136 г. За князьями в Новгороде остались исключительно служебные функции. Князья выступали в Новгороде в качестве военачальников, действия их находились под постоянным контролем новгородских властей. Право князей на суд было ограничено, покупка ими земель в Новгороде запрещена, получаемые ими доходы с определенных за службу владений строго фиксированы. С середины XII в. новгородским князем формально считался великий князь Владимирский, но до середины XV в. он не имел возможности реально влиять на положение дел в Новгороде.

Высшим органом управления Новгорода являлось вече, реальная власть была сосредоточена в руках новгородского боярства. Три-четыре десятка новгородских боярских фамилий держали в своих руках более чем половину частновладельческих земель республики и, умело используя в своих интересах патриархально-демократические традиции новгородской старины, не выпускали из-под своего контроля власть над богатейшей землей русского средневековья.

Из среды и под контролем боярства осуществлялось избрание на посты посадника (главы городского управления) и тысяцкого (главы ополчения). Под боярским влиянием происходило замещение поста главы церкви — архиепископа. В ведении архиепископа находилась казна республики, внешние сношения Новгорода, право суда и пр. Город делился на 3 (позже 5) частей — "концов", торговоремесленные представители которых наряду с боярством принимали заметное участие в управлении Новгородской землей.

Для социально-политической истории Новгорода характерны частные городские восстания (1136, 1207, 1228-29, 1270). Однако, к принципиальным изменениям в строе республики эти движения, как правило, не приводили. В большинстве случаев социальное напряжение в Новгороде умело

использовали в своей борьбе за власть представители соперничающих боярских группировок, которые руками народа расправлялись со своими политическими противниками.

Исторически сложившаяся обособленность Новгорода от других русских земель имела важные политические последствия. Новгород неохотно участвовал в общерусских делах, в частности, выплате дани монголам. Самая богатая и большая по территории земля русского средневековья, Новгородская, не смогла стать потенциальным центром объединения русских земель. Правящая в республике боярская знать стремилась к защите "старины", к недопущению каких-либо изменений в сложившемся соотношении политических сил внутри новогородского общества.

Усиление с начала XV в. в Новгороде тенденции к олигархии, т.е. узурпации власти исключительно боярством, сыграло роковую роль в судьбе республики. В условиях усилившегося с середины XV в. наступления Москвы на новгородскую независимость значительная часть новгородского общества, в том числе не принадлежащая к боярству земледельческая и торговая элита, или перешла на сторону Москвы, или заняла позицию пассивного невмешательства.

20Монго́льское наше́ствие на Русь — вторжения войск Монгольской империи на территории русских княжеств в 1237—1240 гг. в ходе Западного похода монголов (Кипчакского похода) 1236—1242 гг. под предводительством чингизида Батыя и военачальникаСубэдэя[1] Монголы появились на южных рубежах Рязанского княжества и обратились к русским князьям с требованием дани. Юрий Рязанский послал за помощью к Юрию Владимирскому и Михаилу Черниговскому. Рязанское посольство было уничтожено в ставке Батыя, и Юрий Рязанский вывел свои полки, а также полки муромских князей, на пограничную битву, которая была проиграна.

Юрий Всеволодович послал на помощь рязанским князьям соединённое войско: своего старшего сына Всеволода со всими людьми[12], воеводу Еремея Глебовича, отступившие из Рязани силы во главе с Романом Ингваревичем и новгородские полки[13]. Рязань пала после 6-дневной осады 21 декабря. Посланное войско успело дать захватчикам жестокий бой под Коломной (на территории Рязанской земли), но было разбито.

Монголы вторглись во Владимиро-Суздальское княжество, где их нагнал вернувшийся из Чернигова «в малой дружине» рязанский бояринЕвпатий Коловрат вместе с остатками рязанских войск и благодаря внезапности нападения смог нанести им существенные потери (в некоторых редакциях «Повести о разорении Рязани Батыем» рассказывается о торжественных похоронах Евпатия Коловрата в Рязанском соборе 11 января 1238 года[14]). 20 января после 5-дневного сопротивления пала Москва, которую защищали младший сын ЮрияВладимир и воевода Филипп Нянка «с малым войском». Юрий Всеволодович отошёл на север (р.Сить) и стал собирать войско для новой битвы с противником, ожидая полки своих братьев Ярослава (исследователи трактуют это как ожидание новгородских войск[7]) иСвятослава.

Владимир был взят в начале февраля после восьми[15] дней осады, в нём погибла вся семья Юрия Всеволодовича. Кроме Владимира, в феврале 1238 года были взяты Суздаль, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Стародуб-на-Клязьме, Тверь, Городец, Кострома,Галич-Мерьский, Ростов, Ярославль, Углич, Кашин, Кснятин, Дмитров, а также новгородские пригороды Вологда и Волок Ламский.

На поволжские города, защитники которых ушли со своими князьями Константиновичами к Юрию на Сить, обрушились второстепенные силы монголов во главе с тёмником Бурундаем. В течение 3-х недель после взятия Владимира покрыв расстояние примерно вдвое большее, чем за то же время предолели основные монгольские силы, во время осады последними Твери и Торжка (оборона 22 февраля — 5 марта) Бурундай подошёл к Сити со стороны Углича, владимирское войско не успело изготовиться к битве (за исключением сторожи численностью 3000 человек под руководством воеводы Дорофея Семёновича), было окружено и почти полностью погибло или попало в плен (4 марта 1238 года). Однако, монголы и сами «великую язву понесли, пало и их немалое множество». В битве вместе с Юрием погиб Всеволод Константинович Ярославский, Василько Константинович Ростовский попал в плен (впоследствии был убит), Святославу Всеволодовичу и Владимиру Константиновичу Углицкому удалось спастись.

Переяславль-Залесский, центр княжества Ярослава Всеволодовича, лежавший на прямом пути главных сил монголов от Владимира на Новгород, был взят царевичами сообща за 5 дней. При взятии монголами Твери погиб один из сыновей Ярослава Всеволодовича, имя которого не сохранилось. Летописи не упоминают об участии в битве на Сити Ярослава или новгородцев. Исследователями часто подчёркивается тот факт, что Новгород не послал войско на помощь Торжку.

Подводя итог поражению Юрия и разорению Владимиро-Суздальского княжества, первый русский историк Татищев В. Н. говорит о том, что потери монгольских войск во много раз превосходили потери русских, но монголы восполняли свои потери за счёт пленных (пленныезакрывали погибель их), которых на тот момент оказалось больше, чем самих монголов (а паче пленённых).[16] В частности, штурм Владимира был начат только после того, как один из монгольских отрядов, взявший Суздаль, вернулся с множеством пленных.

После взятия 5 марта 1238 года Торжка основные силы монголов, соединившись с остатками войска Бурундая, не дойдя 100 вёрст доНовгорода, от Игнач Креста повернули назад в степи (по разным версиям, из-за весенней распутицы[17] или из-за высоких потерь). На обратном пути монгольское войско двигалось двумя группами. Основная группа прошла в 30 км восточнее Смоленска, совершив остановку в районе Долгомостья. Литературный источник — «Слово о Меркурии Смоленском» — рассказывает о поражении и бегстве монгольских войск. Далее основная группа пошла на юг, вторглась в пределы Черниговского княжества и сожгла Вщиж, находящийся в непосредственной близости от центральных районов Чернигово-Северского княжества (с этим событием одна из версий связывает гибель четверых младших сыновей Владимира Святославича[18]), но затем резко повернула на северо-восток и, обойдя стороной крупные городаБрянск и Карачев, осадила Козельск. Восточная группа во главе с Каданом и Бури прошла весной 1238 года мимо Рязани. Осада Козельска, где князем был 12-летний внук участника битвы на Калке Мстислава Святославича Василий, затянулась на 7 недель. В мае 1238 года монголы соединились под Козельском и взяли его в течение трёхдневного штурма, понеся большие потери как в технике[19], так и в людских ресурсах во время вылазок осаждённых.

Ярослав Всеволодович наследовал Владимир за братом Юрием, а Киев занял Михаил Черниговский, сконцентрировав в своих руках таким образом Галицкое княжество, Киевское княжество и Черниговское княжество.

[править]Вторжения 1239 года

В 1239 году монголы вторгались только в пограничные русские княжества эпизодически, в ходе подавления восстаний в Поволжье и половецких степях. Русская летопись, заканчивая повествование о монгольском походе в Северо-Восточную Русь, говорит о том, что с 1 марта 1238 года по 1 марта 1239 было мирно.

Однако зимой 1238/39 г., согласно Тверской летописи, состоялся монгольский поход в Волго-Окский регион, в Лаврентьевской летописитак сообщается о нём:

целью монголов были земли эрзи, чей князь отказался покориться монголам ещё в 1236 г. Тогда же монголы разграбили и соседние с мордвой русские земли, которые, по-видимому, не пострадали во время зимней кампании 1237—1238 гг.: Муром,Городец, Нижний Новгород и Гороховец. Л. В. Черепнин (в статье сборника «Татаро-монголы в Азии и Европе», М. 1977, стр. 197) датирует эти события 1239 г., но до взятия Переяславля Русского (ныне Переяславль-Хмельницкий). 3 марта 1239 года один из монгольских отрядов разорил Переяславль Южный. При этом соборная церковь св. Михаила была разрушена, а епископ Симеон — убит.

После осады, 18 октября 1239 года монголами был взят Чернигов (войско под руководством князя Мстислава Глебовича неудачно пыталось помочь городу). После падения Чернигова монголы занялись грабежом и разорением вдоль Десны и Сейма. Гомий, Путивль,Глухов, Вырь и Рыльск были разрушены и опустошены[7]. С этими событиями одна из версий связывает гибель четверых младших братьев Мстислава Глебовича[18].

Историческое значение

В результате нашествия погибло около половины населения. Киев, Владимир, Суздаль, Рязань, Тверь, Чернигов, и многие другие города были разрушены. Исключение составили Великий Новгород, Псков, Смоленск, а также города Полоцкого[27] и Турово-Пинского княжеств. Развитая городская культура Древней Руси была уничтожена.

На несколько десятков лет в русских городах практически прекратилось строительство из камня. Исчезли сложные ремёсла, такие как производство стеклянных украшений, перегородчатой эмали, черни, зерни, полихромной поливной керамики. «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя»[28].

Южные русские земли потеряли почти всё оседлое население. Уцелевшее население уходило на лесной северо-восток, концентрируясь в междуречье Северной Волги и Оки. Здесь были более бедные почвы и более холодный климат, чем в южных полностью разорённых регионах Руси, а торговые пути находились под контролем монголов. В своём социально-экономическом развитии Русь была значительно отброшена назад.

«Историки военного дела к тому же отмечают тот факт, что процесс дифференциации функций между формированиями стрелков и отрядами тяжёлой кавалерии, специализировавшейся на прямом ударе холодным оружием, на Руси сразу же после нашествия оборвался: произошла унификация этих функций в лице одного и того же воина-феодала, вынужденного и стрелять из лука, и биться копьём и мечом. Таким образом, русское войско, даже в своей отборной, чисто феодальной по составу части (княжеские дружины), было отброшено назад на пару веков: прогресс в военном деле всегда сопровождался расчленением функций и закреплением их за последовательно возникавшими родами войск, их унификация (вернее, реунификация) — явный признак регресса. Как бы то ни было, русские летописи XIV века не содержат и намёка на отдельные отряды стрелков, подобные генуэзским арбалетчикам, английским лучникам эпохи Столетней войны. Это и понятно: такие отряды из „даточных людей“ не сформировать, требовались стрелки-профессионалы, то есть оторвавшиеся от производства люди, продававшие своё искусство и кровь за звонкую монету; Руси же, отброшенной назад и экономически, наёмничество было просто не по карману»[29].

Правда, существуют и возражения против такого мнения. [источник не указан 315 дней] Военная организация и вооружение определялись исторически, прежде всего, состоянием их же у «потенциальных противников», с кем велись (или могли вестись) войны. С этой точки зрения, тяжелая рыцарская кавалерия и пешие арбалетчики не были панацеей в борьбе с конно-стрелковыми армиями кочевых народов, против которых в основном приходилось воевать русско-литовским князьям в 13-15 веках. Это подтверждают и крайне малые успехи этих родов войск европейских стран в борьбе с турками (у которых легкая кавалерия была самой многочисленной частью войск) вплоть до 17 века, когда тяжелая кавалерия и пешие лучники и арбалетчики стали достоянием глубокой истории.

21Особенности государственности Руси в период татаромонгольского ига:

государственность княжеств была сохранена;

сохранилась церковь и администрация Киевской Руси;

Русь уплачивала подати.

Сбор податей поручался одному из князей, которому давался ханский ярлык. Держатель этого ярлыка носил титул Великого князя, обладал политической властью и военной поддержкой от Орды.

Устанавливались налоги: для земледельцев – «плужный» налог; городов – кутры (налог с капиталов, а позже налог с оборота).

В конце XIII в. изменилась система налогообложения. Купцов (сборщиков налога) заменили официальные сборщики. Русская церковь была освобождена от уплаты налогов и призыва в монгольскую армию подвластных ей людей. Великому Новгороду были гарантированы автономия и право на свободную торговлю.

А с правлением в Золотой Орде хана Ногая русские князья получили право самостоятельно собирать налоги, монгольские сборщики были отозваны.

Русские князья являлись вассалами хана Золотой Орды, за их действиями следили ханские уполномоченные. Власть князя в пределах его княжества была единоличной, каждый из них сам собирал дань для хана на территории своего княжества.

Такая система государственной власти была введена монголами во всех княжествах, за исключением Киева, Переяславля, Подолии, где монголы ввели свое прямое правление.

Хан был первым сюзереном на территории всех русских земель, он решал все юридические и финансовые вопросы и обладал правом объявления мобилизации русских в монгольское войско.

Судебная система в период татаромонгольского ига на Руси:

высшая судебная инстанция, которая рассматривала споры русских князей – высший суд Золотой Орды;

монгольские суды рассматривали споры между русскими и монголами;

русские князья разрешали споры русских между собой.

Перепись русского населения проводилась монголами самостоятельно. В период с 1245 по 1274 гг. были проведены 3 переписи.

Мобилизация русского населения строилась согласно принципам формирования татаромонгольских войск, т. е. по десятичной системе: Русь была разделена на «десятки», «сотни», «тысячи» и «тьмы» (10 тыс.), в монгольскую армию брали одного рекрута из 10 мужчин, проживающих на данной территории.

То же деление использовалось для сбора налогов.

Московское государство переняло некоторые черты административного управления монголов:

систему и порядок налогообложения;

ямскую транспортную службу;

формирование войск;

финансово-казенную систему.

Татаро-монгольское иго ослабило рост и деятельность русских городов, что обеспечило основу для развития единого централизованного государства в конце XIV в. Развивалась абсолютная монархия: уменьшилась власть городских собраний (вече), было распущено городское ополчение.

22 До монгольского нашествия на Руси насчитывалось более полусотни различных ремесел. Мастерство искусных ремесленников пользовалось спросом не только в русских землях, но и в Западной Европе. В результате ордынского ига на Руси произошел подрыв основы материальной культуры — ремесла, которое в Средневековье требовало многолетней выработки профессиональных навыков ручной техники. В целом ряде производств произошло падение или даже полное забвение техники. Исчезли навсегда секреты изготовления смальты (мозаичного стекла), перегородчатой эмали, полихромной (многоцветной) керамики. Пострадало русское зодчество: на полвека прекратилось строительство из камня, а возобновившееся каменное зодчество утратило секреты белокаменной резьбы и прежних приемов кладки стен.

Торговля в средневековом обществе была способом культурного общения с другими народами. Развитие торговли с целью обмена товарами соответственно порождало необходимость знаний математики, этнографии, мореплавания, строительного дела. Таким образом, именно городская культура воплощала все новое, прогрессивное в средневековой культуре. От уровня и темпов развития городской жизни в феодальный период зависели общественный прогресс, развитие культуры в целом, а горожане должны были стать сословием, развивавшим производство и торговлю, политические учреждения и социальную сферу, образование и общественную мысль. На Руси, в отличие от Западной Европы, города не стали средоточием самостоятельности, роста предбуржуазных отношений, противостоящих феодальным.

Вслед за ремесленным производством товарное производство и товарное обращение на Руси были замедлены в своем развитии. В отличие от Западной Европы, где шел интенсивный процесс накопления денег, подрывавший изнутри систему феодальной раздробленности, Русь значительную часть общественного дохода должна была отправлять в виде дани в Орду. Таким образом, ордынское иго задержало на два с лишним столетия эволюцию общественного строя в сторону буржуазных отношений. Оно обусловило консервацию феодальных отношений и отставание России от Западной Европы. По словам А. И. Герцена, «именно в это злосчастное время Россия и дала обогнать себя Европе.

Иго оказало сильнейшее влияние на последующие судьбы России и русской культуры. До монгольского ига развитие русской культуры шло в общем русле средневековой европейской культуры, Иго резко изменило условия для ее развития: произошло массовое уничтожение ценнейших произведений русской культуры, разорение центров письменности (погибли целые библиотеки!). Прервалось и обеднело летописание, которое, по выражению академика Д.С. Лихачева, «лишилось выдающейся политической идеи и общерусского горизонта».

23 В XIII в. резко усиливается угроза с Запада. Нельзя рассматривать эту угрозу узко и сводить к нескольким нападениям противника и ответным действиям русских. В ходе продвижения на восток западноевропейских народов, прежде всего германцев, были почти сметены с лица земли многие славянские племена. Это относится, в первую очередь, к полабо-прибалтийским славянам — во второй половине XII в. многие из этих племен были покорены и уничтожены.В 1201 г. рыцари высадились в устье Западной Двины. Еще в 1198 г. был основан город Рига — оплот крестоносцев в Прибалтике. А вскоре возник и орден меченосцев. Огнем и мечом рыцари стали обращать в католическую веру язычников и схизматиков, т. е. православных. Земли предков современных эстонцев и латышей (эстов, куршей, земгалов, латгалов) были довольно быстро покорены рыцарями.А затем появилась и еще одна рыцарская сила Тевтонский орден возник в ходе крестовых походов в Палестине, где вскоре рыцарям стало совершенно нечего делать, да и арабы не давали покоя. Рыцари воспользовались предложением малопольского князя Конрада Мазовецкого приехать в Польшу и помогать полякам в их борьбе с венграми. Однако поляки вскоре поняли, что рыцари представляют в первую очередь опасность для них самих, и вытеснили крестоносцев на побережье. Здесь они довольно быстро уничтожили народ болтской языковой семьи — пруссов, от которого мало что осталось для истории, и начали наступать на другие племена.Потерпев поражение от литовцев, орден меченосцев попал под протекторат Тевтонского. Ордены — военно-религиозные организации — были огромной силой. Во главе ордена стоял магистр, который правил, опираясь на коллегию комтуров. В городах сидели наместники — фогты. Костяк орденов составляли «братья» — рыцари, опытные, закованные в броню воины. Им прислуживали «братишки» (почти буквальный перевод с немецкого) — менее привилегированные и богатые члены «братства», которые в ходе военных действий сражались обычно в пешем строю. Ордены постоянно пополнялись живой силой — со всех концов сюда устремлялись любители славы и добычи. Добавим к этому еще и религиозный фанатизм — сам Папа Римский благословил рыцарей на борьбу за католическую веру, выдавая орденам специальные буллы. Вот такая сила обрушилась на земли Восточной Европы в начале XIII в.Не остались в стороне и представители северной, скандинавской ветви германских народов. Датчане в 1219 г. основали сильную крепость Ревель (Таллинн) и захватили близлежащую территорию. Но еще более активны были шведы.Уже в середине XII в. между Новгородом и Швецией начались конфликты из-за территории современной Финляндии. На юго-западе обитало племя суоми, которых на Руси называли «сумь». Внутренние области южной Финляндии населяло другое большое племя — хеме, или по-древнерусски «емь». С этого племени брал дань Новгород, с тревогой наблюдавший шведскую экспансию на эти земли, сопровождающуюся возведением крепостей, введением шведского законодательства и распространением католичества.От шведов исходила и прямая военная угроза русским землям. Целый ряд шведских походов венчается экспедицией 1240 г., когда в русские земли вторгся флот шведского короля Эрика Леспе под командованием ярла Биргера. В Новгороде, получив известие о продвижении шведов, решили, что целью их является Ладога. Александр Ярославич быстро собрал войска и двинулся к Ладоге, но шведов там не оказалось. У шведов были другие цели, о которых вскоре князю сообщил старейшина подчиненного Новгороду племени ижора — Пелгусий. Шведы хотели обосноваться в устье Невы — чрезвычайно важном в стратегическом отношении месте Прибалтики. Планировалось строительство опорной крепости — такой же, какие строились на территории Финляндии.Предупрежденный старейшиной Александр «в мале дружине» пошел к месторасположению шведов. Водным путем — по Волхову и далее через Ладогу в Неву — отправился другой отряд новгородских воинов. По мнению ряда историков, Александр приказал своим воинам, плывшим на кораблях, сойти на берег на значительном расстоянии от шведского лагеря. После этого он неприметно, лесом подвел свое собравшееся воедино войско к месту сражения. Неожиданная и яростная атака решила судьбу битвы. Часть шведов бросилась на корабли, другие пытались переправиться на другой берег Ижоры. Биргер пытался организовать сопротивление, построив оставшихся в боевые порядки, но ряды шведов были смяты мощным натиском русских. Единственное, что удалось сделать шведам — это добраться-таки до своих кораблей, погрузить на них тела погибших и поспешно ретироваться. По мнению некоторых историков (Д. Феннел), битва — «не более чем очередное столкновение между шведскими отрядами и новгородскими оборонительными силами». Сражение, действительно, не назовешь грандиозным, но, во-первых, надо учитывать, что когда речь идет о потерях, то в летописи перечисляются только знатные мужи; а во-вторых, надо учитывать огромный политический и психологический резонанс, вызванный этой битвой в условиях тяжких поражений от монголов.Александр, несмотря на то, что получил после битвы славное и звучное прозвище «Невский», отношения с новгородцами испортил и был вынужден уехать из города. Но как раз на это время приходится активизация действий немецких крестоносцев. Уже в 1240 г. они штурмом овладели Изборском, а затем с помощью боярской измены взяли и главный город — Псков. Был нанесен удар и непосредственно по Новгороду: крестоносцы овладели значительной частью Вотской пятины — одной из пяти областей Новгородской земли. Удар наносился из района реки Нарвы. Была построена новая крепость — на месте погоста Копорье.Пришлось новгородцам вновь обращаться к Александру, к его отцу — великому князю Владимирскому — Ярославу Всеволодовичу. Тот послал другого сына — Андрея, но новгородцы просили именно Александра.Неожиданным ударом Александр взял Копорье, разрушив построенную немцами крепость. Следующая цель — Псков, который был взят «изгоном». Отсюда уже открывался путь на Изборск и далее в «землю немецкую». Русский полководец сумел дать немцам сражение в той же ситуации, что и его отец. Тот еще в 1234 г. победил их на льду реки Эмбах. Александр же встретил рыцарей на льду Чудского озера 5 апреля 1242 г. Крестоносцы построились треугольником — «великой свиньей», как назвал такой порядок построения русский летописец. Удары русских воинов с флангов нанесли непоправимый урон рыцарскому строю. А тут и сама природа родной земли довершила начатое дело. Ослабевший к весне лед стал давать трещины, а затем и проваливаться — тяжеловооруженные рыцари тонули, а отступавших русские преследовали и добивали.Как ни старались преуменьшить значение данной битвы некоторые западные историки, это вряд ли удастся сделать. Победа на Чудском озере остановила немецкую экспансию на русские земли. Она вплеталась в общую канву борьбы славянских и прибалтийских народов против натиска орденов и готовила решающие поражения их в будущем.Политику русских князей отнюдь нельзя сводить к одной или двум пусть и славным битвам. Это была целенаправленная политика, которую проводили Ярослав Всеволодович и Александр Ярославич. Не будем гадать, чем руководствовались русские князья: интуитивным ли чувством опасности или ясным осознанием ее масштабов. Во всяком случае, русские правители, сидели ли они во Владимире или оказывались новгородскими князьями, всячески сопротивлялись западной угрозе. Даже женитьба Александра в 1239 г. на дочери полоцкого князя Брячислава была стратегическим расчетом: надо было сдерживать экспансию Литвы. В 12201230-е гг. летопись фиксирует частые набеги литовцев на русские западные земли.Начинается постепенный переход древнерусских земель под власть Литвы, особенно усилившийся, когда в Литве установилось «самовластье» Миндовга (1238). Литовцев удалось остановить на границах Новгорода и Пскова. Здесь, по указанию князя Александра, были построены укрепления. Впрочем, от борьбы с литовцами Александр перешел к союзу с ними, направленному против рыцарей. Как бы то ни было, ни земли Северо-Восточной Руси, ни Новгород со Псковом не вошли в орбиту влияния Литвы.

24 Исходя из современного уровня знаний об экономическом, социальном, политическом, культурном развитии русских земель XIII–XIV вв., а также характере русско-ордынских отношений, можно говорить о последствиях иноземного вторжения. Воздействие на сферу экономики выражалось, во-первых, в непосредственном разорении территорий во время ордынских походов и набегов, которые были особенно частыми во второй половине XIII в. Наиболее тяжелый удар был нанесен по городам. Во-вторых, завоевание привело к систематическому выкачиванию значительных материальных средств в виде ордынского "выхода" и других поборов, что обескровливало страну.Орда стремилась активно воздействовать на политическую жизнь Руси. Усилия завоевателей были направлены на то, чтобы воспрепятствовать консолидации русских земель путем противопоставления одних княжеств, другим и их взаимного ослабления. Иногда ханы шли в этих целях на изменение территориально-политической структуры Руси: по инициативе Орды формировались новые княжества (Нижегородское) или делились территории старых (Владимирское княжество).Последствием нашествия XIII в. стало усиление обособленности русских земель, ослабление южных и западных княжеств. В результате они были включены в состав возникшего в XIII в. раннефеодального государства - Великого княжества Литовского: Полоцкое и Турово-Пинское княжества - к началу XIV в., Волынское - в середине XIV в., Киевское и Черниговское - в 60-е годы XIV в., Смоленское - в начале XV в.Русская государственность (под сюзеренитетом Орды) сохранилась в результате только в Северо-Восточной Руси (Владимиро-Суздальская земля), в Новгородской, Муромской и Рязанской землях. Именно Северо-Восточная Русь примерно со второй половины XIV в. стала ядром формирования Русского государства. В это же время окончательно определилась судьба западных и южных земель.Таким образом, в XIV в. перестала существовать старая политическая структура, для которой были характерны самостоятельные княжества-земли, управляемые разными ветвями княжеского рода Рюриковичей, внутри которых существовали более мелкие вассальные княжества. Исчезновение этой политической структуры знаменовало собой и последующий распад сложившейся в IX-Х вв. древнерусской народности - предка трех ныне существующих восточнославянских народов. На территориях Северо-Восточной и Северо-Западной Руси начинает постепенно складываться русская (великорусская) народность, на землях же, вошедших в состав Литвы и Польши, - украинская и белорусская народности.Помимо этих "зримых" последствий завоевания в социально-экономической и политической сферах древнерусского общества можно проследить и значительные структурные изменения.В домонгольский период феодальные отношения на Руси развивались по схеме, свойственной всем европейским странам: от преобладания государственных форм феодализма на раннем этапе к постепенному усилению вотчинных форм, правда, более медленному, чем в Западной Европе. После нашествия этот процесс замедляется, происходит консервация государственных форм эксплуатации. Во многом это было связано с необходимостью изыскания средств для выплаты "выхода".На Руси в XIV в. преобладали государственно-феодальные формы, отношения личной зависимости крестьян от феодалов находились на этапе формирования, города оставались в подчиненном положении по отношению к князьям и боярам. Таким образом, достаточные социально-экономические предпосылки для складывания единого государства на Руси отсутствовали. Поэтому ведущую роль в формировании русского государства играл политический ("внешний") фактор - необходимость противостояния Орде и Великому княжеству Литовскому. В силу этой необходимости широкие слои населения - и господствующий класс, и горожане, и крестьянство - были заинтересованы в централизации.Национально-государственная, культурная, духовная, религиозная самобытность русского народа, несмотря на сокрушительные бедствия, охватившие страну, были сохранены. Это стало основой для будущего возрождения государства

25 Кулико́вская би́тва[7] (Мамаево или Донское побоище) — сражение между войсками во главе с московским князем Дмитрием Донским и армией темника Золотой Орды Мамая, состоявшееся 8 сентября 1380 года (лето 6888 от сотворения мира) на территории Куликова поля между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча, в настоящее время относящейся к Кимовскому иКуркинскому районам Тульской области, на площади около 10 км². Русское войско

Новоскольцев А. Н. «ПреподобныйСергий благословляет Дмитрия на борьбу с Мамаем»

Сбор русских войск был назначен в Коломне 15 августа. Из Москвы в Коломну выступило ядро русского войска тремя частями по трём дорогам. Отдельно шёл двор самого Дмитрия, отдельно полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и отдельно полки подручных белозёрских, ярославских и ростовских князей.

Участие в общерусском сборе приняли представители почти всех земель Северо-Восточной Руси. Помимо подручных князей, прибыли войска из Суздальского, Тверского и Смоленского великих княжеств. Уже в Коломне был сформирован первичный боевой порядок: Дмитрий возглавил большой полк; Владимир Андреевич — полк правой руки; в полк левой руки был назначен командующим Глеб Брянский; передовой полк составили коломенцы.

Получивший большую известность, благодаря житию Сергия Радонежского, эпизод с благословением войска Сергием в ранних источниках о Куликовской битве не упоминается[8]. Существует также версия (В. А. Кучкин), согласно которой рассказ жития о благословении Сергием Радонежским Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем относится не к Куликовской битве, а к битве на реке Воже (1378 г.) и связан в «Сказании о Мамаевом побоище» и других поздних текстах с Куликовской битвой уже впоследствии, как с более масштабным событием[9].

Непосредственным формальным поводом предстоящего столкновения стал отказ Дмитрия от требования Мамая увеличить выплачиваемую дань до размеров, в которых она выплачивалась при Джанибеке. Мамай рассчитывал на объединение усилий с великим князем литовскимЯгайло и Олегом Рязанским против Москвы, при этом он рассчитывал на то, что Дмитрий не рискнёт выводить войска за Оку, а займёт оборонительную позицию на её северном берегу, как уже делал это в 1373 и 1379 годах. Соединение сил союзников на южном берегу Оки планировалось на 14 сентября.

Однако, Дмитрий, осознавая опасность такого объединения, 26 августа стремительно вывел войско на устье Лопасни, осуществил переправу через Оку в рязанские пределы. Следует заметить, что Дмитрий повёл войско к Дону не по кратчайшему маршруту, а по дуге западнее центральных районов Рязанского княжества, приказал, чтобы ни один волос не упал с головы рязанца. «Задонщина» упоминает в числе погибших на Куликовом поле 70 рязанских бояр, а в 1382 году, когда Дмитрий и Владимир уедут на север собирать войска против Тохтамыша, Олег Рязанский покажет тому броды на Оке, а суздальские князья вообще выступят на стороне ордынцев. Решение о переходе Оки стало неожиданным не только для Мамая. В русских городах, пославших свои полки на коломенский сбор, переход Оки с оставлением стратегического резерва в Москве был расценен как движение на верную смерть:

Русские города посылают воинов в Москву. Деталь ярославской иконы «Сергий Радонежский с житием».

На пути к Дону, в урочище Березуй, к русскому войску присоединились полки литовских князей Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Андрей был наместником Дмитрия во Пскове, а Дмитрий — в Переяславле-Залесском, однако, по некоторым версиям, они привели и войска из своих прежних уделов, бывших в составе Великого княжества Литовского — соответственно Полоцка, Стародуба и Трубчевска. В последний момент к русскому войску присоединились новгородцы (в Новгороде в 1379-1380 годах наместником был литовский князь Юрий Наримантович[11]). Полк правой руки, сформированный в Коломне во главе с Владимиром Андреевичем, выполнял затем в битве роль засадного полка, а Андрей Ольгердович в битве возглавил полк правой руки. Историк военного искусства Разин Е. А. указывает на то, что русская рать в ту эпоху состояла из пяти полков, однако, считает полк во главе с Дмитрием Ольгердовичем не частью полка правой руки, а шестым полком, частным резервом в тылу большого полка.

Русские летописи приводят следующие данные о численности русской армии: «Летописная повесть о Куликовской битве» — 100 тыс. воинов Московского княжества и 50—100 тыс. воинов союзников, «Сказание о Мамаевом побоище», написанное также на основе исторического источника — 260 тыс. или 303 тыс., Никоновская летопись — 400 тыс. (встречаются оценки численности отдельных частей русского войска: 30 тысяч белозёрцев, 7 или 30 тысяч новгородцев, 7 или 70 тысяч литовцев, 40—70 тысяч в засадном полку). Однако следует учитывать, что цифры, приводимые в средневековых источниках, обычно крайне преувеличены. Более поздние исследователи (Е. А. Разин и др.), подсчитав общее количество населения русских земель, учтя принцип комплектования войск и время переправы русской армии (количество мостов и сам период переправы по ним), останавливались на том, что под знамёнами Дмитрия собралось 50—60 тысяч воинов (это сходится с данными «первого русского историка» В. Н. Татищева о 60 тысячах), из них лишь 20—25 тысяч — войска непосредственно Московского княжества. Значительные силы пришли с территорий, контролировавшихся Великим княжеством Литовским, но в период 1374—1380 годов ставших союзниками Москвы (Брянск, Смоленск, Друцк, Дорогобуж, Новосиль, Таруса, Оболенск, предположительно Полоцк, Стародуб, Трубчевск).С. Б. Веселовский считал в ранних своих работах, что на Куликовом поле было около 200—400 тысяч человек, но с течением времени пришёл к мнению, что в битве русская армия могла насчитывать только 5—6 тыс. человек[12]. По мнению А. Булычёва, русское войско (как и монголо-татарское) могло составлять около 6—10 тысяч человек при 6—9 тысячах лошадей (то есть в основном это было кавалерийское сражение профессиональных всадников). С его точкой зрения согласны и руководители археологических экспедиций на Куликовом поле: О. В. Двуреченский и М. И. Гоняный. По их мнению, Куликовская битва была конным сражением, в котором с обеих сторон приняло участие около 5—10 тысяч человек, причём это было кратковременное сражение: около 20—30 минут вместо летописных 3 часов. В московском войске были как княжьи дворы, так и городовые полки Великого княжества Владимирского и Московского

Критическая ситуация, в которой оказался Мамай после битвы на реке Воже и наступления Тохтамыша из-за Волги к устью Дона, заставила Мамая использовать все возможности для сбора максимальных сил. Есть любопытное известие, будто советники Мамая говорили ему: «Орда твоя оскудела, сила твоя изнемогла; но у тебя много богатства, пошли нанять генуэзцев, черкес, ясов и другие народы»[13]. Также в числе наёмников названы мусульмане и буртасы. По одной из версий[1], весь центр боевого порядка ордынцев на Куликовом поле составляла наёмная генуэзская пехота, конница стояла на флангах. Встречается информация о численности генуэзцев в 4 тыс. человек и о том, что за участие в походе Мамай расплатился с ними участком крымского побережья от Судака до Балаклавы.[источник не указан 55 дней]

По сообщению Московского летописного свода конца XV века, Мамай шёл

съ всѣми князи Ординьскими и со всею силою Татарьскою и Половецкою. Ещё же к тому понаимовалъ рати, Бесермены и Армены, Фрязы и Черкасы и Буртасы, с нимъ же вкупѣ въ единои мысли и князь велики Литовъскыи Ягаило Олгердовичь со всею силою Литовъскою и Лятьскою, с ними же въ единачествѣ и князь Олегъ Ивановичь Рязанъскыи.

— ПСРЛ, т. 25, М. -Л, 1949, с. 201

В XIV веке встречаются численности ордынских войск в 3 тумена (битва при Синих Водах 1362 году, Мамай наблюдал с холма за ходом Куликовской битвы с тремя тёмными князьями), 4 тумена (поход войск Узбека в Галицию в 1340 году), 5 туменов (разгром Твери в 1328 году, битва на Воже в 1378 году). Мамай господствовал лишь в западной половине Орды, в битве на Воже и в Куликовской битве потерял почти всё своё войско, а в 1385 году для похода на Тавриз, Тохтамыш со всей территории Золотой Орды собрал армию в 90 тысяч человек. «Сказание о Мамаевом побоище» называет число 800 тыс. человек.

Современные учёные дали свою оценку численности монголо-татарского войска: Б. У. Урланис считал, что у Мамая было 60 тыс. человек. М. Н. Тихомиров, Л. В. Черепнин иВ. И. Буганов полагали, что русским противостояло 100—150 тысяч монголо-татар. Ю. В. Селезнёв сделал предположение о монголо-татарском войске в 90 тысяч человек (так как предположительно известно, что Мамай вёл с собой 9 туменов). Военный историк-оружиевед М. В. Горелик высказал предположение, что реальная численность мамаевой рати не превышала 30-40 тыс. человек.[источник не указан 84 дня]

. Основная статья: Куликово поле

Из летописных источников известно, что сражение происходило «на Дону усть Непрядвы». При помощи методов палеогеографии учёные установили, что «на левом берегу Непрядвы в то время находился сплошной лес». Принимая во внимание, что в описаниях битвы упоминается конница, учёные выделили безлесный участок близ слияния рек на правом берегу Непрядвы, который ограничен с одной стороны реками Доном, Непрядвой и Смолкой, а с другой — оврагами и балками, вероятно, существовавшими уже в те времена. Экспедиция оценила размер участка боевых действий в «два километра при максимальной ширине восемьсот метров». В соответствии с размерами локализованного участка пришлось скорректировать и гипотетическую численность участвующих в сражении войск. Была предложена концепция об участии в сражении конных соединений по 5—10 тысяч всадников с каждой стороны (такое количество, сохраняя способность маневрировать, могло бы разместиться на указанном участке). В московском войске это были в основном княжьи служилые люди и городовые полки[14].

Долгое время одной из загадок являлось отсутствие захоронений павших на поле боя. Весной 2006 года археологическая экспедиция использовала георадар новой конструкции, который выявил «шесть объектов, расположенных с запада на восток с интервалом 100—120 м» По версии учёных, это и есть захоронения погибших. Отсутствие костных останков учёные объяснили тем, что «после битвы тела погибших закапывались на небольшую глубину», а «чернозём обладает повышенной химической активностью и под действием осадков практически полностью деструктурирует тела погибших, включая кости». При этом полностью игнорируется возможность застревания в костях павших наконечников стрел и копий, а также наличия у погребённых нательных крестов, которые, при всей «агрессивности» почвы, не могли исчезнуть совершенно бесследно. Привлечённые к экспертизе сотрудники, занимающиеся судебно-медицинской идентификацией личности, подтвердили наличие праха, но «не смогли установить, является ли прах в пробах останками человека или животного». Поскольку упомянутые объекты представляют собой несколько абсолютно прямых неглубоких траншей, параллельных друг другу и длиной до 600 метров, они с такой же вероятностью могут являться следами какого-либо агротехнического мероприятия, например, внесения в почву костной муки. Примеры исторических битв с известными захоронениями показывают устройство братских могил в виде одной или нескольких компактных ям.

Отсутствие значимых находок боевого снаряжения на поле боя историки объясняют тем, что в средние века «эти вещи были безумно дорогими», поэтому после сражения все предметы были тщательно собраны. Подобное объяснение появилось в научно-популярных публикациях в середине 1980-х годов, когда в течение нескольких полевых сезонов, начиная с юбилейного 1980 года, на каноническом месте не было сделано никаких находок, хотя бы косвенно связанных с великой битвой, и этому срочно требовалось правдоподобное объяснение.

В начале 2000-х годов схема Куликовской битвы, впервые составленная и опубликованная Афремовым Иваном Фёдоровичем в середине XIX века, и после этого кочующая 150 лет из учебника в учебник без какой-либо научной критики, была уже кардинально перерисована. Вместо картины эпических масштабов с длиной фронта построения в 7—10 вёрст была локализована относительно небольшая лесная поляна, зажатая между отвершков оврагов. Длина её составила около 2 километров при ширине в несколько сот метров. Использование для сплошного обследования этой площади современных электронных металлодетекторов позволило за каждый полевой сезон собирать представительные коллекции из сотен и тысяч бесформенных металлических обломков и осколков. В советское время на этом поле велись сельскохозяйственные работы, в качестве удобрения применялась разрушающая металламмиачная селитра. Тем не менее, археологическим экспедициям удаётся делать представляющие исторический интерес находки: втулку, основание копья, кольчужное колечко, обломок топора, части оторочки рукава или подола кольчуги, сделанные из латуни; панцирные пластины (1 штука, аналогов не имеет), которые крепились на основе из кожаного ремешка[14].



1




Сейчас читают про: