double arrow

Культурная жизнь страны в 30-е годы


После изменений в экономической политике произошли и глубокие изменения в образовательной политике, коснувшиеся всех уровней системы образования. В школьной системе к этому времени накопилось много проблем и недостатков, основными были разнобой в учебных программах и в учебниках, в сочетании с многообразием методик преподавания и различными подходами к оценке знаний учащихся, а также чрезмерным экспериментированием педагогов, нередко не имевших к тому нужных задатков. Тем самым нарушался принцип единой советской школы, при поступлении в вузы и техникумы оказывались в заведомо неравных условиях школьники города и деревни, школ столицы и провинции. К концу 20-х годов выявилось в массовых масштабах плохое знание школьниками русского языка, что отрицательно сказывалось на общей культуре обучаемых и их способности усваивать материал любого школьного предмета. Получившие после революции большие права школьные органы самоуправления – школьные комитеты, пионеры и комсомольцы – часть ставили в подчиненное или унизительное положение учителей, что вело к падению дисциплины и плохо сказывалось на результатах обучения. Большой вред приносила деятельность «педологов», работавших по методике американского психолога Айзенка и занимавшихся фактически селекцией школьников не только по их умственным способностям, а по степени эрудированности, что в первую очередь зависело от социального положения детей. В результате проводимого ими тестирования одаренные от природы, но выросшие в простых семьях дети зачислялись в категорию бесперспективных или умственно отсталых.




Основные направления радикальной перестройки школы были заданы постановлениями ЦК ВКП(б) от 5 сентября 1931 года и от 29 августа 1932 года. В соответствии с ними наркомат просвещения, который вместо Луначарского возглавил А. С. Бубнов, ввел единые учебные программы и единые учебники. Однозначно возобладала поурочно-предметная система преподавания. Полной средней школой стала считаться не 9, а 10 летняя школа. Школьники стали получать более глубокие и упорядоченные знания по предметам, совокупность которых позволяла сформировать у них относительно научное мировоззрение. Возросла роль учителей, укрепилась дисциплина, более строгие требования к ученикам также повысили эффективность обучения и дали воспитательный эффект. Появившееся в 1936 году постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» поставила крест на этом направлении, получила развитие система Макаренко ,соответствующая духу социалистического общества. Его суть в формировании личности в коллективе и посредством коллектива. Система эта описана Макаренко в его книге «Педагогическая поэма» и ряде других произведений (что характерно - создана для несовершеннолетних правонарушителей). Своей методикой Макаренко смог вывести в люди множество потенциальных преступников. Новая система росла и количественно. Во исполнение принятого в 1930 году совместного постановления СНК и ВЦИК СССР «О введении всеобщего начального образования» развернулось строительство новых школ. Число школьников выросло с 7 700 000 человек в 1913 году до 10 000 000 в 1925 году и 29 400 000 в 1939 году. в 1913 году начальной школой было охвачено около 30% детей, то в 1940 – 98% (). Одновременно обострилась проблема педагогических кадров, поэтому если в 1931 году педагогических вузов в СССР было 36, то в 1936 – 123, если в 1914 году в начальных школах России работала 231 000 учителей, то в 1940 – 1 200 000. За начальной школой подтягивалась средняя школа с 1 500 000 в 1928 году до 13 000 000 в 1940 году. Таким образом, в 30-е годы была в принципе решена задача введения общего обязательного бесплатного образования по всей стране, а в городах – неполного среднего семиклассного. В 1940 году начался перевод и деревни на всеобщее среднее образование, но этому помешала война. Именно в 30-х годах сформировался тот тип школ ,который стал одним из факторов победы в ВОВ и вывел страну в космос ().



Рост школьной системы сопровождался ликвидацией неграмотности и малограмотности взрослого населения, ей было охвачено около 40 000 000 человек. Если в 1917 году 70% населения России не умели читать и писать (ага, ходили в лаптях и лебеду жрали ежедневно), то к 1941 году таковых оставалось менее 10%



Образовательное и культурное развитие советского общества стимулировалось огромными тиражами газет и журналов ,развитием сети библиотек, театров и кинотеатров, радиофикацией страны, массовым изданием художественной и научно-популярной литературы. За две первые пятилетки в строй вступили 20 предприятий целлюлозно-бумажной промышленности ,сформировалось полиграфическое машиностроение. С 1928 по 1940 год разовый тираж газет вырос с 9 до 40 миллионов экземпляров, журналов с 300 000 до 25 миллионов. Тираж журнала «Историк-марксист» с 1926 по 1940 году вырос в 13 раз с 3 до 35 тысяч. Таким образом, достижения в области образования были огромными.

Однако за 10 лет невозможно решить проблемы, накапливавшиеся веками, поэтому общий уровень развития советского общества преувеличивать не стоит. При колоссальном росте количества людей, поднявшихся от неграмотности к образованию, среднее образование имели 7%, а высшее – еще меньше. Накануне войны 4 класса считались вполне приличным образованием в среде не только рабочих, но и служащих. Среди руководителей районного и городского уровней людей с высшим образованием было всего 4%, со средним – 42%. Даже среди преподавателей вузов и научных работников далеко не все имели высшее образование, таких было всего 85%.

Крестьян в вузах было 16%, прочих – 33%. С принятием Конституции 1936 года были отменены классовые нормы, но рабфаки сохранились. Как и в 20-е годы приметой времени оставалось заочное и вечернее обучение при полной защите прав учащихся, различные профессиональные курсЫ, кружки и так далее.

С начаом индустриализации особенно быстро росло число технических вузов, при крупных заводах открывались втузы, однако кадров все равно не хватало, поэтому еще несколько десятков «промышленных академий» занимались подготовкой и переподготовкой кадров хозяйственных руководителей (как ни странно, рабочие – плохие уравленцы). Число инженеров и техников выросло до 760 000 – в 13 раз за 13 лет. Активон осваивался зарубежный опыт – только в 1929 году в командировки за границу выехало более 1000 работников. На советских предприятиях работали иностранные специалисты и рабочие, практиковалось и научно-техническое консультирование (сейчас это называется – превращение в колонию). Наиболее тесно сотрудничали с Германией, а с 1933 года – с США. Совершенствовалась система подготовки рабочих кадров – курсы и ФЗУ, возникшие при заводах и фабриках еще в 20-е годы.

Идеология, политика и культура.

Культурное строительство 30-х годов еще более создавалось идеологией социалистическог остроительства. Под ним подразумевалось создание справедливого общества, где отсутствие эксплуатации человека человеком (капитализм – эксплуатация человека человеком, а социализм – наоборот) рождает радость свободного труда и создает условия для развития личности. Общество, освобожденное от страха голода, неустроенности, самодурства частного хозяйства (и попавший под дебилизм государственных начальников). Но для достижения этих целей предстояло создать соответствующую материально-техническую базу, осуществить модернизацию страны. Индустриализация должна была не только повысить жизненный уровень населения страны, сам процесс преобразования страны менял людей, втягивая их в историческое творчество. Одновременно создавались беспрецедентные возможности для получения образования и карьерного роста. В советском обществе насаждался культ честного труда и культ человека труда – творца и созидателя (Тут приводится фашиствующий идиот Максим Калашников – это п****ц, товарищи, полный).

Идея мировой революции и ее ожидание не исчезли полностью из общественного сознания, но отошли на второй план. На первый план вышла пропаганда советского патриотизма, эта идея не раскалывала общество, а давала фундамент для его сплочения, чему способствовали и новая конституция и смягчение государственной антицерковной политики (ага, смягчение).

Идее индустриального скачка была подчинена вся жизнь советского общества - экономическая политика, финансы, агитация и пропаганда. Поощрялось все то, что работало на индустриализацию. Сопротивление саботажников и противников нового курса подавлялось (а заодним и всех, кто под руку попался). На службу процессам модернизации ставилась и культура. Деятели культуры должны были внести свой вклад в это дело, тем более что государство и общество в значительной мере взяли их на содержание. деятели искусства должны были активизировать советских граждан, породить у них желание участвовать в коллективизации, индустриализации, ликвидации неграмотности и прочих созидательных делах. В более широком контексте перед культурой ставилась задача создания советского общества, путем использования метода социалистического реализма. Власть призывала деятелей искусства не просто правдиво отражать реальную жизнь, но и давать читателям, особенно молодежи, возвышенные образцы человеческой личности и межчеловеческих отношений. Искусство должно было не просто развлекать обывателя, а воспитывать в нем лучшие душевные качества – коллективизм, любовь к родине и так далее. Часть деятелей искусства находили подобные установки разумными, так как сами разделяли социалистические идеалы – Горький, Шолохов Фадеев, Серафимович, Твардовский. Однако не вся интеллигенция стояла на этих позициях – некоторые, будучи политически нейтральными, эти установки воспринимали как покушение на свободу творчества, как Ахматов, Булгаков, Зощенко. Третьи, зараженные западным индивидуализмом, были против социалистического коллективизма.

К деятелям искусства социалистической ориентации власти относились благосклонно, в отличие от тех, кто занимал нейтральную или враждебную позицию. Это сказывалось на возможности публиковать свои произведения, на карьерном росте, порой оборачивалось трагическими последствиями. Говоря о репрессиях, следует иметь в виду, что здесь большую роль играли присущие интеллигентской среде соперничество, зависть, подсиживание коллег, в том числе и написанием доносов в органы ОГПУ-НКВД (). Одновременно прослеживается определенная тенденция – в 1920-е годы под удар чаще попадали писатели и поэты патриотической направленности, а в 30-е годы жертвами репрессий чаще становились леваки-авангардисты, те самые, которые в годы НЭПа задавали тон культурной жизни, оседлав Пролеткульт или РАПП. РАПП был ликвидирован ЦК ВКП(б) в 1932 году, часть его активных участников, отличавшихся левацкими взглядами и тяготевшие к троцкизму в политике, такие как Авербух, Лелевич, были репрессированы. На смену РАППу пришли творческие союзы – в 1934 году состоялся первый съезд советских писателей. Одним из результатов его работы стало создание союза писателей СССР. Первоначально им руководил А. М. Горький, а потом с 1939 года по 1956 год им руководил Фадеев. Вслед за Союзом писателей появились аналогичные объединения художников, композиторов ,архитекторов, театральных деятелей. Союзы опекали своих членов, заботились об их материальном положении. С другой стороны, через эти организации осуществлялось партийное руководство сферой культуры. На культурную жизнь существенно повлиял поворот к патриотизму, осуществляемый сталинским руководством с середины 30-х годов (по факту поворот начался в 1940-41). В 1936 году в партийной прессе критике подверглось высказывание Бухарина о том, что русская нация «была нацией Обломовых, и лишь революция изменила ситуацию к лучшему» (коммуняки). Через несколько месяцев после этого была дана разгромная критика постановки в Камерном театре столицы режиссером Александром Таировым сатирической оперы «Богатыри», либретто которой было написано поэтом Демьяном Бедным «по мотивам» древнерусских былин и носившей издевательский характер (Сталинисты быстро открестились от анархо-коммунистов, а давно ли Сталин в Содловья-разбойинка играл). В результате опера была изъята из репертуара театра и запрещена как «чуждая советскому искусству».

Культ личности Сталина существовал и в этой среде. Вместе с тем интеллигенция, преимущественно старая, болезненно воспринимала ограничение демократии в рамках окончательно сложившегося в 30-е годы политического режима, активизацию цензуры Главлита, где к концу 30-х годов было занято около 6 000 сотрудников, практику вычеркивания кусков текста, запрета и передачи в спецхран не допущенных к печати текстов и фильмов.

Конкретные проявления советской культуры

В культурной жизни страны в начале 30-х годов еще ощущалось влияние ультрареволюционного течения, олицетворявшие это направление РАППовцы активизировались с началом индустриального скачка. Усилив нападки на иные литературные группы, в частности на «попутчиков» они одновременно начали кампанию по привлечению в литературу рабочих ударников, которым предлагалось создавать произведения о выполнении ланов первой пятилетки и героях труда. Кампания довольно быстро провалилась, а РАПП с его командными методами был ликвидирован. В последующие годы в советском искусстве усиливалось реалистическое начало, все больше сближавшим его с дворянским искусством «золотого века». Советские писатели и поэты на новом историческом материале в своеобразной форме продолжили гуманистическую линию Пушкина, Лермонтова, Толстого, Чехова, Тургенева. Такими авторами стали Шолохов, Леонов, Платонов, Булгаков и многие другие. На протяжении 1928-40 годов были написаны и изданы 4 тома «Тихого Дона». В 1934 году был издан роман «Как закалялась сталь», повести и рассказы Гайдара, «Петр I» А. Толстого. Рождалась великолепная детская литература – Гайдар, Чуковский, Маршак, А. Барто, Бианки, Евгений Чарушин и так далее. Больше чем раньше внимания в советской школе стало уделяться внимания изучению культурного наследия. Именно эти мероприятия сделали Пушкина истинно народным поэтом, особенно после всесоюзной кампании 1937 года.

В 20-х – 30-х годах в СССР больших высот достигла живопись, возникли новые школы, в частности школа батальной живописи Алексея Грекова. Широкую известность в стране и за рубежом получили Дейнека, Петров-Водкин, Нестерова, Герасимова. В репертуаре советских театров сочетались произведения современных авторов – Горького, Вишневского Розова, Афиногенова, и творения прошлых эпох – Чехова, Островского, Мольера, Шекспира. Шекспир был настолько популярен, что СССР называли его «второй родиной». На сценах ведущих театров блистали исполнители с мировым именем – Качалов, Москвин, Щукин, Неждановы. По экранам кинотеатров продолжали шествовать советские фильмы. В театре и кино также усиливались позиции традиционного академического искусства. В 1940 году был репрессирован лидер авангардистского театрального направления В. Э. Мейерхольд. Подверглись репрессиям также Мандельштам, Бабель, Лелевич. Бабель и Лелевич в свое время были тесно связаны с ОГПУ, Бабель был дружен с Ежовым. Воспевавший в своих стихах чекистов и их методы, Лелевич к тому же был активным троцкистом. Мейерхольд незадолго до ареста участвовал в травле Булгакова. Он же донес на своего ученика режиссера Варпаховского, которого осудили на 20 лет. В Одессе в 20-х годах непосредственную борьбу с контрреволюцией и бандитизмом вели Ильф и Петров, а также автор фильма «Зеленый фургон» Козачинский.

Наука в СССР.

Развитие науки требует серьезного государственного финансирования, в этом смысле советская власть отличалась в лучшую сторону. Уже во 2 половине 1918 года научным учреждениям страны было выделено средств в 14 раз больше, чем в 1914 году. Новый рывок имел место в 30-е годы. Во 2 Пятилетке расходы на науку выросли в 8,5 раз по сравнению с 1 Пятилеткой. Расходы на научное образование за то же время выросли в 24 раза. Довольно распространенным явлением были командировки ученых за границу для обучения и стажировок, причем не только на стипендии и гранты зарубежных фондов, но и по программам наркомата. Это был гораздо более мощный и надежный источник финансирования, нежели зарубежные средства. В СССР формировалась научная элита из молодых исследователей, которые, стажируясь в лабораториях Запада ,становились нормальными членами мирового научного сообщества. На рубеже 20-х – 30-х годов была серьезно ограничена самостоятельность АН СССР, а сталинсок е руководство сочло ,что академия недостаточно быстро разворачивается в сторону научного обеспечения процесса индустриализации страны и развития сельского хозяйства. Ее президиум был переведен из Ленинграда в Москву, было усилено партийное влияние (как же без партии-то). Так в 1929 году академиками стали историки Покровский, Лукин, некоторые политические деятели, такие как Бухарин, Волгин, который стал непременным секретарем президиума АН СССР, сменив на этом посту бывшего члена Временного правительства Ольденбурга.

Поворот к форсированной индустриализации в сочетании с быстрым развитием системы образования, обеспечили благоприятные условия для развития фундаментальных, естественных и технических наук. На передовые позиции выходят советские физики-ядерщики Иваненко, Иоффе, Семенов. Мировым лидером исследования теоретических проблем освоения космоса выступал Циолковский, Цандер, который в 1930 сконструировал ракетный двигатель. К началу 30-х годов в СССР сформировалась трехуровневая система научных исследований. Ее составными частями выступали НИИ и лаборатории АН, отраслевая наука – НИИ и лаборатории при наркоматах и вузовская наука. К началу ВОВ в стране работало более 1 800 научных учреждений, в том числе 786 крупных НИИ и 817 ведущих научную работу вузов. Уже в 1934 году в подчинении наркомата тяжелой промышленности было 144 НИИ, в которых было занято 11 000 человек. В 1929 году была основана ВАСХНИЛ – академия сельскохозяйственных наук, с 12 НИИ в ее составе. Президентом ВАСХНИЛ стал С. И. Вавилов, брат генетика Вавилова.

В общественных науках дело обстояло несколько хуже, чем в других областях. В нем ограничивались марксистской методологией исследований, причем сама теория марксизма все больше упрощалась, а сложные общественные процессы нередко загонялись в узкие рамки классового подхода. К тому же в ноябре 1931 года коммунистическая фракция «общества историков-марксистов» приняла как руководство к действию тезис о том, что в истории есть проблемы недискуссионного характера, оценка которых должна даваться партийными органами. Речь шла об истории партии истории революции, социалистическом строительстве (в этих темах можно было до многого докопаться). Этот тезис продержался до конца 1980-х годов. Господствовавшая в советской науке в 20-х – начале 30-х годов школа Покровского отличалась исключительно негативным отношением к дореволюционной истории России, хотя в политическом смысле сам Покровский не был сторонником Троцкого, но в этом вопросе его взгляды перекликались с троцкистской идеологией. Даже Сталин на рубеже 20-х – 30-х годов подводя базу под идею индустриального скачка, отдавал дань излишне критическим оценкам дореволюционной России (ага, Россию все били).

Усиливавшийся догматизм и партийный диктат дополнились репрессиями в отношении некоторых обществоведов, особенно историков. В октябре 1929 года началось следствие по «Академическому делу». В результате в 1931 году в ссылку была отправлена группа историков и служащих академии, в том числе 4 академика, в том числе Платонов и Тарле, а также ректор Белорусского университета профессор Пичета. Тарле пробыл в ссылке в Алма-Ате чуть более года, в 1934 году освободился Пичета. После него из ссылки вернули Любарского, а Платонов умер в 1933 году в ссылке в Самаре.

Жертвами репрессий были не только обществоведы – репрессированы были Вавилов, Ландау, Королев, Туполев, Лавочкин, Мясищев. Вавилов умер в заключении, другие продолжили работу в закрытых КБ при НКВД – «шарашках» (обоснованно репрессировали только Туполева).

В середине 30-х годов, одержав победу над троцкистами и реально оценивая угрозу войны, сталинская группировка начинает поворот к пропаганде в образовании и культуре патриотизма. Такое воспитание требовало уважительного отношения к истории родной страны. Поэтому вернулись из ссылки и были восстановлены в должностях и званиях опальные историки, в 1934 году принимается правительственное решение о восстановлении полного курса истории в школах и вузах, о создании учебников. Создать серьезные новые учебники удалось только перед войной.

Непростые процессы в 30-х годах шли в среде научно-технической интеллигенции. Часть ее коснулись репрессии 1928-31 годов, часть ее повернулась лицом к советской власти, что заметно на примере «Всесоюзной ассоциации работников науки и техники для содействия социалистическому строительству в СССР». Созданная в 1927 году она в 1929 году имела всего 564 члена, затем произошел перелом – в 1931 году членов стало 2 500, в 1932 – 11 000. В последующие годы массированная подготовка новых «красных» кадров технической интеллигенции сопровождалась быстрым ростом партийной и комсомольской прослойки. Многих специалистов увлек процесс грандиозного переустройства жизни страны, воплощения смелых замыслов и планов. Лучшая часть интеллигенции оценила и те огромные вложения, которые сделала власть в развитие науки и техники. Многое делалось и для самих специалистов. В 1932 году произошло очередное повышение зарплат работников. До конца 30-х годов зарплата повышалась еще дважды.

Быт

С середины 30-х годов начинает серьезно повышаться культурный уровень жизни страны. Более содержательным становится досуг населения. Во 2 половине 30-х в разы вырастает продажа музыкальных инструментов. Наряду с новой советской обрядностью происходит определенное возвращение к некоторым народным обычаям, в частности празднование нового года.







Сейчас читают про: