double arrow

Ирак, Сирия, Ливан, Палестина


Аравия

АРАБСКИЕ СТРАНЫ В КОНЦЕ XIX-НАЧАЛЕ XX в.

Глава XXII

Хотя Османская империя быстро превращалась в полуколонию, ее правители стремились упрочить свои позиции на Аравий­ском полуострове. В 70-х годах турецкие войска закрепились на аравийском побережье Персидского залива, оккупировав Кувейт, Катар и Хасу.

Одновременно развернули Наступление на ваххабитский Неджд эмиры Шаммара — Рашидиды, признавшие себя вас­салами турецкого султана. В 1885 г. Рашидиды изгнали Сауди-дов и присоединили Неджд к своим владениям.

Турки на время восстановили свою власть и в Йемене, объ­явив его вилайетом Османской империи. Но народ Йемена не хотел признавать турецкого господства. Проявлялись также религиозные противоречия между йеменцами-зейдитами и тур­ками-суннитами. С 90-х годов и до кануна первой мировой войны с небольшими перерывами йеменцы вели упорную вооруженную борьбу. В 1911 г. турки были вынуждены признать лолную автономию Йемена под властью имама Яхьи. В свою очередь, Яхья признал верховную власть султана и согласился оставить в столице Йемена турецкого пашу и символический, контингент турецких войск.




После открытия Суэцкого канала у берегов Аравийского полуострова стал проходить главный морской путь'из Европы в Азию. Это превратило Аравию в один из важных объектов экспансионистской политики колонизаторов. Опираясь на захва­ченный ранее Аден, англичане стали подчинять прилегавшие к нему территории. К началу первой мировой войны Англия на­вязала неравноправные договоры более чем двадцати мелким. эмиратам и шейхствам, из которых образовала в дополнение к колонии Аден одноименный протекторат. С начала XX в. неод­нократно велись англо-турецкие переговоры относительно гра­ниц протектората Аден, завершившиеся подписанием Лондон­ской конвенции 1914 г., установившей границу между Аденом и Йеменом. Однако имам Яхья отказался ее признать.

Усилилась активность английских колонизаторов в Омане. Не довольствуясь протекторатом над Договорным Оманом, они стремились подчинить и имамат Оман. Правители султаната Маскат при активной поддержке англичан пытались распро­странить свою власть и на территорию имамата.

Слремление Англии установить монопольный контроль над оманским побережьем Персидского залива встречало противо­действие Франции и России. В 1893 г. офицеры русского крей­сера «Нижний Новгород» были приняты султаном Маската. В 1903 г. «для придания храбрости тем, кто постоянно находится под угрозой английских пушек», в воды Маската, где хозяй­ничал британский флот, вошли французский и русский крейсе­ры. Однако в дальнейшем Франция и Россия отступили.

Утверждая свое господство в зоне Персидского залива, бри­танские колонизаторы свирепо расправлялись с арабским насе­лением Омана, разжигали межплеменную рознь и религиозные противоречия между ибадитами и сторонниками других направ­лений ислама. Так было, в частности, при подавлении антиан­глийских восстаний 1886 и 1890 гг. В 1891 г. султан Маската подписал обязательство «от себя лично, от имени своих наслед­ников и преемников, что он никогда не будет никому, кроме британского правительства, уступать, продавать, закладывать или каким-либо другим образом предоставлять для занятия владения Маската и Омана или любого из их вассалов». Фак­тическим правителем становился британский резидент.



Господство британских колонизаторов, окончательное пре­вращение султана Маската в английскую марионетку привели к новым выступлениям племен. В 1913 г. отряды повстанцев, возглавляемые имамом Селимом аль-Харуси, освободили об­ширные районы и осадили столицу султаната г. Маскат. Султана спасло только появление вооруженных сил Англии, но ему пришлось отказаться от притязаний на имамат Оман.

В конце XIX в. Англия навязала новые кабальные соглаше­ния шей-хам Договорного Омана.



Хотя в 70-х годах был восстановлен турецкий контроль над Кувейтом, Англия превратила его шейха Мухаммеда ибн Са-баха (1892—1896) в своего вассала. В кувейтских водах появи­лись английские корабли, торговлю прибрали к своим рукам англо-индийские купцы. Все это вызвало недовольство части правящей верхушки Кувейта. Во время переворота 1896 г., но­сившего антианглийский характер, шейх Мухаммед был убит своим оводным братом My б араком, который захватил престол.

Попытки англичан устранить Мубарака окончились неуда­чей. Тогда, чтобы сделать его более сговорчивым, английская дипломатия спровоцировала нападение на Кувейт правителя Шаммара — ибн Рашида. В 1899 г. Мубарак оказался вынуж­денным подписать секретное соглашение, равнозначное акту об установлении британского протектората. Англия назначила ежегодную субсидию My б араку и обещала ему вооружение и защиту.

Англо-кувейтское соглашение 1899 г. вызвало острый конф­ликт между Англией и Турцией, за спиной которой стояла Гер­мания, предполагавшая довести до Кувейта Багдадскую дорогу. Когда в Кувейт прибыл турецкий военный корабль, английские корабли, угрожая открыть огонь, заставили его удалиться.

Надеясь ослабить английский контроль, Мубарак тайно об­ратился к русскому правительству с просьбой об установлении протектората над Кувейтом. Но царское правительство не же­лало в то время обострять отношения с Англией. В сентябре 1901 г. было подписано англо-турецкое соглашение о сохране­нии в Кувейте сложившегося положения.

Вскоре после начала первой мировой войны Англия объ­явила Кувейт «независимым княжеством под британским про­текторатом». К этому времени был окончательно утвержден бри­танский протекторат и над Катаром. Таким образом, аравий­ское побережье Персидского залива превратилось в вотчину английских колонизаторов.

В Центральной Аравии между тем возобновили борьбу Сау-диды. Рашидидам не удалось здесь закрепиться. Ибн Сауд овладел в 1902 г. Эр-Риядом и провозгласил себя эмиром вос­становленного ваххабитского государства Неджд. В последо­вавшей затем вооруженной борьбе с турками и Рашидидами он значительно расширил территорию своего государства.

Вплоть до первой мировой войны Ирак, Сирия, Ливан, Пале­стина оставались провинциями Османской империи, но они уже к началу XX з. являлись полуколониями европейского калитала. Решающую роль в колониальной эксплуатации Ирака играл английский капитал, который встречал растущую, конкуренцию со стороны германского капитала, особенно после открытия богатых месторождений нефти в районе Мосула. В Сирии и Ливане преобладал французский капитал. После открытия Суэцкого канала возросло стратегическое и экономическое зна­чение Палестины, контроль над которой стремились установить Англия, Франция и Германия. Большая роль в империалисти­ческих планах захвата Палестины отводилась сионистам.

Турецкий гнет, засилье иностранного капитала, с одной сто­роны, начавшееся развитие капитализма — с другой, способ­ствовали зарождению и развитию в названных арабских стра­нах национального движения. Его объективной задачей было освобождение арабских народов от гнета турецких феодалов и европейских колонизаторов. Но это движение было крайне неод­нородным по идеологии и социальному составу участников.

Арабские патриоты были активными участниками младоту-рецкой революции 1908 г. Они возлагали на нее большие на­дежды. Однако великодержавная политика паносманизма, которую проводили пришедшие к власти младотурки, вызвала недовольство арабов. В Сирии, Ливане, Ираке, Палестине, а также за пределами Османской империи действовали различ­ные арабские национальные организации (общество «Молодая Аравия», «Партия децентрализации», «Лига реформ», органи­зации арабов — офицеров турецкой армии и др.). Активизации их деятельности способствовал Первый арабский конгресс, со­стоявшийся в июле 1913 г. в Париже. Предполагалось, что наряду с другими вопросами конгресс обсудит и меры борьбы с притязаниями империалистических держав на арабские стра­ны. Но по настоянию группировок, ориентировавшихся на Ан­глию и Францию, этот вопрос был снят с повестки дня. Решения конгресса содержали требования широкой автономии арабских районов Османской империи, равноправия арабского языка с турецким. При посредничестве Франции было заключено согла­шение между руководителями конгресса и младотурками о про­ведении реформ в арабских районах. Однако турецкое прави­тельство всячески откладывало их осуществление, а после сначала первой мировой войны и вовсе отказалось от своих обе­щаний.







Сейчас читают про: