double arrow

ИЮЛЬ 2013 – пл. Искусств, 3 3 страница


Уже в конце XV – начале XVI в. в Западной Европе, в первую очередь в юго-восточной Англия, северо-восточной Франция, на севере Нидерландов, стало ощущаться противоречие между господствующей условно-корпоративной собственностью на средства производства и развивающимися сугубо индивидуальными по своей природе товарно-денежными отношениями. Изменение формы собственности на средства производства и, в первую очередь, на главное из них – землю – стало основой того социально-экономического переворота, который знаменовал собой исходный пункт качественно нового, капиталистического этапа в историческом развитии Западной Европы.

В юго-восточной Англии изменение формы собственности на землю произошло в процессе «огораживаний». В ходе его феодальные землевладельцы из числа «новых дворян», используя как казуистику средневекового права, так и прямое насилие, сначала отчуждали в свою пользу крестьянские земли, а затем лишали своих уже лично свободных крестьян статуса наследственных держателей и на этом основании изгоняли их из поместий. В дальнейшем «освобожденная» таким образом от крестьянского населения земля эксплуатировалась с использованием труда вольнонаемных сельскохозяйственных работников-батраков. Тем самым феодально-рентные отношения заменялись капиталистически-рыночными. И хотя формально характер собственности на землю по-прежнему оставался условным и корпоративным, а верховным номинальным сеньором всех земель, как и раньше, считался король, по сути в ходе «огораживаний» происходила явная индивидуализация земельной собственности «новым дворянством». Добившись в ходе революции середины XVII в. принятия Долгим парламентом закона об отмене рыцарского держания (1646 г.) «новые дворяне» («обуржуазившиеся» землевладельцы) утвердили в Англии свой абсолютный экономический суверенитет по отношению к феодальной по происхождению земельной собственности, завершив тем самым ее трансформацию в сугубо индивидуальную, свободно отчуждаемую частную собственность.

В других регионах Западной Европы переворот в общественно-экономических отношениях происходил в иных формах, но результаты его были идентичными: экспроприация непосредственных производителей путем их отделения от средств производства и пауперизации; возникновение рынка наемной рабочей силы; возникновение индивидуально-частной формы собственности средства производства и формирование на этой основе новых классов, классов буржуазного общества. В исторической литературе этот процесс получил наименование «первоначального накопления капитала», который рассматривается как отправная точка развития капиталистического уклада при сохраняющихся в целом феодальных отношениях.




Во многих странах Западной Европы эти изменения явились важными предпосылками завершения процесса государственно-политичес­кой централизации, складывания современных наций и возникновения такой форм феодальной государственной организации, как абсолютная монархия. Обычно под абсолютизмом понимают такую форму государственного устройства, при которой вся полнота власти (законодатель­ной, судебной, исполнительной) сосредоточена в руках никем и ничем не ограниченного монарха.

Становление абсолютизма сопровождалось падением роли сословно-представительных органов государственной власти. По мере складывания системы постоянного налогообложения абсолютистские режимы получают возможность завершить формирование строго централизованного бюрократического аппарата административной и судебной власти, а также регулярных вооруженных сил. В связи с этим органы дворянско-бюргерского самоуправления, сеньориальной юрисдикции и феодальное ополчение оттесняется на второй план.



Западноевропейский абсолютизм складывался в условиях разложения феодальных отношений, порожденных процессами «первоначального накопления капитала», в ситуации нарастающего конфликта и относительного равновесия сил между новым классом буржуазии и старым классом феодалов. Используя это, абсолютизм стремился присвоить себе неограниченные властные функций. Несмотря на падение роли органов сословно-представительной власти в период становления абсолютистских режимов, именно в борьбе абсолютизма и сословно-представительных органов закладывались основы парламентаризма и разделения властей.

Функции, структура и состав этих органов были различными и со временем менялись, но они обеспечивали участие в принятии общегосударственных решений третьего сословия. Наиболее последовательно эти процессы развивались в Англии. Еще в ХIII в. здесь возник парламент, который в концу ХVI в. закрепил за собой законодательные функции. Противостояние королевской власти и парламента вылилось в английскую революцию 1640–1653 гг., которая открыла путь экономической, социальной и политической модернизации не только в Англии, но и во всей Европе. Для развития права и парламентаризма огромную роль сыграли «Хабеас корпус акт» и «Биль о правах», в которых закреплялись основы прав человека и ответственности исполнительной власти перед парламентом.

Сформировавшееся в ходе цивилизационной трансформации в ХIV-ХVII вв. западноевропейское общество было антропоцентристским, основу которого составили либеральные ценностные ориентации. В фокусе либерального мироощущения находится человек, его неповторимая и уникальная судьба, частная «земная» жизнь. Идеалом либерализма выступает человек-личность, гражданин, который не только осознает, но и жить не может без гражданских прав и свобод, прежде всего права собственности и права индивидуального выбора, т.е. права на самого себя.

В плане отношения к самому себе человек гражданского общества осознает возможность и постоянно испытывает потребность распоряжаться самим собой. В плане отношения к государству человек-личность ощущает себя не подданным, а гражданином, создателем государства, ибо рассматривает его как результат общественного договора. В плане отношения к другим – это толерантность, свобода ответственного индивидуального выбора, приоритет «Я» перед «Мы», личностных ценностей перед «соборными». Либерализм – это ощущение личной свободы и личной ответственности, расчет на собственные действия и собственную судьбу.

Таким образом, постепенно в ХIV-ХVII вв. традиционная (феодально-католическая) западноевропейская цивилизация трансформировалась в современную (буржуазно-либеральную), которая характеризуется различным набором вполне коррелируемых между собой черт.

Одни исследователи обращают внимание на то, что это – торгово-промышленное, городское общество, для которого характерны, с одной стороны, постоянное наращивание технологического потенциала и превращение человека в орудие эффективной социально-экономической деятельности, а с другой стороны, – мощная мобилизация человеческой активности, основанной на свободе этой деятельности.

Другие ученые подчеркивают прежде всего антропоцентричный и инновационный характер европейской цивилизации и ее христианские корни, европеизм как явление христианской культуры Запада, основанный на осознанности внутренней глубины бытия личности.


3. ДРЕВНЕРУССКАЯ

(СЛАВЯНО-ЕВРОПЕЙСКАЯ)

ЦИВИЛИЗАЦИЯ

3.1. Проблемы изучения истории Древней Руси

Возникновение и особенности Древнерусской цивилизации – Происхождение славян – Образование Древнерусского государства – Понятие «Русь» – Принятие христианства – Характер социально-экономических отношений – Специфика политического строя

Возникновение и особенности Древнерусской цивилизации

Многие историки, усматривая основу Древнерусской цивилизации в православии, начало ее ведут от «крещения Руси» в конце Х в. Однако отдельные ученые полагают, что русская цивилизация принадлежит к числу древнейших цивилизаций мира, базовые ценности которой сложились еще в первом тысячелетии до н.э., задолго до принятия христианства.

Некоторые исследователи возникновение Древнерусской цивилизации связывают с формированием первых государственных образований у восточных славян в VI в. или образованием древнерусского государства в IХ в.

В настоящее время большинство историков независимо от того, выделяют ли они Древнюю Русь в особую цивилизацию или рассматривают ее в качестве российской субцивилизации, считают, что древнерусская эпоха завершается на рубеже ХIII–ХIV вв., хотя отдельные ученые доводят ее до петровский преобразований в начале ХVIII столетия.

Ряд историков вслед за А. Тойнби полагают, что по многим культурно-религиозным и духовным ориентациям Древнюю Русь можно рассматривать как «дочернюю» зону Византийской цивилизации. Однако другие ученые считают, что эти ориентации носили формальный характер и в большей степени проявились позже, в ХV-ХVI вв. По их мнению, Древняя Русь по основным формам общественного устройства и жизнедеятельности была, скорее, ближе к Центральной Европе, чем Византии.

Происхождение славян

Вопрос о происхождении славян был поставлен еще в средние века. В «Повести временных лет» (ХII в.) монахом Нестором была высказана мысль о том, что первоначально территорией расселения славян были Дунай и Балканы, а затем Прикарпатье, Днепр и Ладога. Согласно «Баварской хронике» (XIII в.) предками славян были древние ираноязычные народы – скифы, сарматы, аланы.

Начало научной разработки вопроса о происхождении славян относится к первой половине XIX в., когда чешский ученый П.Шафарик, проанализировав сведения о славянах у античных авторов и готского историка Иордана, выдвинул гипотезу, согласно которой прародиной славянских народов было Прикарпатье.

Исследования лингвистов в первой половине XIX в. показали принадлежность славянских языков к индоевропейской языковой семье, на основании чего было высказано предположение о существовании индоевропейской общности, включавшей в себя предков германцев, балтов, славян и индоиранцев, которая, по мнению чешского историка Л. Нидерле, распалась в начале 2 тыс. до н.э. Выделившаяся в результате этого распада балто-славянская общность в I тыс. до н.э. разделилась на балтскую и славянскую. Отечественный историк и филолог А. Шахматов считал, что такая индоевропейская общность существовала в бассейне Балтийского моря, которую вначале покинули ушедшие на юг предки индоиранцев и фракийцев, а затем от балтов отделились славяне, расселившиеся во II в. н.э., после ухода германцев с Вислы, на остальной территории Восточной Европы.

В первой половине XX в. зарубежные и отечественные археологи предприняли попытку уточнить, какие археологические культуры можно считать праславянскими и какую территорию занимали славяне на разных этапах исторического развития. По мнению П. Третьякова, праславянской была культура племен шнуровой керамики, переселившихся на рубеже 3-2 тыс. до н.э. из Причерноморья и Прикарпатья в Центральную Европу, а также на север и восток. Собственно славянскими являлись культуры: между Вислой и Днепром – тшцинецкая (3-я четверть II тыс. до н.э.), на территории Польши – лужицкая (XIII–IV вв. до н.э.) и поморская (VI–II вв. до н.э.), на Висле – пшеворская, в Среднем Поднепровье – зарубинецкая (обе – конец I тыс. до н.э.).

Во II-IV вв. в результате движения готских племен на юг территория, которую занимали славяне, была рассечена на две части, что привело к образованию западных и восточных славян. Приняв участие в Великом переселении народов славяне в конце V в., после крушения державы гуннов, расселились также на юге Еропейского континента.

Некоторые хронологические уточнения происхождения сла­вян­ских народов сделали современные американские исследователи (Г.Трегер и Х.Смит), по мнению которых, во II тыс. до н.э. произошло разделение древнеевропейского единства на предков южных и западных европейцев (кельты и романские народы) и северных европейцев (германцы, балты и славяне). Североевропейская общность распалась в I тыс. до н.э., когда из нее вначале выделились германцы, а затем балты и славяне.

Историк и этнограф Л.Гумилев полагает, что в этом процессе имело место не только разделение славян с германцами, но и их соединение с германоязычными русами, что якобы произошло в ходе заселения славянами Поднепровья и района озера Ильмень.

Проблема образования Русского государства также была поставлена еще в «Повести временных лет». В летописи содержится две версии возникновения правящей династии на Руси – славянская (киевская) и варяжская (новгородская). На основании последней, рассказывающей о добровольном призвания новгородцами варяжского князя Рюрика и его братьев, немецкие ученые Г.Байер и Г.Миллер, работавшие в середине XVIII в. в Российской Академии наук, создали норманскую теорию происхождения Русского государства. Согласно этой теории, создателями государства у восточных славян были германцы-варяги, утвердившие на киевском престоле свою династию. При этом особо подчеркивалось, что сами славяне по причине своего варварства к устройству собственной государственной жизни были не способны.

Образование Древнерусского государства

Против норманской концепции происхождения древнерусского государства выступил М.Ломоносов, который утверждал, что восточные славяне по уровню своего развития были не ниже варягов и последние не сыграли никакой роли в возникновении Русского государства, причем сам Рюрик был не германцем, а славянином с балтийского побережья.

На протяжении всех последующих веков борьба между норманизмом и антинорманизмом являлась ведущей тенденцией в изучении вопроса о происхождении государства у восточных славян. Норманизм в России был признан в качестве официальной версии, и многие ведущие отечественные историки – Н.Карамзин, М.Погодин, В.Ключевский – в целом принимали концепцию норманистов. Однако российские сторонники норманской теории особо подчеркивали идею добровольного призвания народом княжеско-монархической власти. Так, стоявшие на позициях норманизма славянофилы полагали, что эта именно «добровольность призвания» верховной власти народом и предопределила существенную особенность русской истории по сравнению с Западом, где государства возникали в результате завоевания и насилия.

В середине XIX в. в отечественной историографии сложилась «государственная школа», отдельные представители которой, опираясь на учение Гегеля, вообще отрицали наличие государственных отношений на Руси. Понимая под государством «политическое единство народной жизни», юридически регламентирующее межличностные отношения в обществе, они считали, что в Киевской Руси господствовали родовые отношения, которые затем сменились вотчинными (территориальными). Государство же в России, по их мнению, возникло только в ХVI (С.Соловьев), или даже в ХVIII в. (К.Кавелин).

Первые советские историки – Б.Греков, С.Юшков, М.Тихомиров – причины возникновения Древнерусского государства усматривали во внутреннем социально-экономическом развитии славянского общества, но варяги-скандинавы, по их мнению, ускорили процессе становления древнерусской государственности. Однако с конца 30-х годов господствующее положение в отечественной историографии занял воинствующий антинорманизм, который вообще отрицал какую бы то ни было роль варяжского элемента на Руси.

В зарубежной литературе, напротив, долгое время преобладал норманистский взгляд на образование государства у восточных славян. Его, например, придерживался и такой оригинальный исследователь, как Р.Пайпс.

В современной отечественной историографии некоторые историки (Б.Рыбаков, А.Кузьмин) вопрос о возникновении Древнерусского государства продолжают рассматривать в русле формационного подхода и начало русской государственности связывают с зарождением феодальной собственности, возникновением классов и классовой борьбы у восточных славян. Отход в последнее время от классового видения государственности привел к мнению о том, что любое государство в первую очередь решает «дела всего общества», а во вторую – выполняет функцию классового насилия: ведь в противном случае государство не являлось бы стабильным образованием. При таком подходе Древнерусское государство уже не рассматривается в качестве основного политического института классового общества, где на первом плане стоит функция подавления угнетенных классов. Более того ряд исследователей обращают внимание на то, что у восточных славян становление государственности предшествовало процессу классообразования, что государство явилось средством интеграции и стабилизации древнерусского общества. И в этом процессе внешний (варяжский) фактор играл очень важную роль.

Понятие «Русь»

Дискуссионным является и вопрос о происхождении термина «Русь». Историки-норманисты придерживались мнения о варяжском его происхождении. В частности, такие известные в настоящее время зарубежные историки, как Р.Пайпс и Х.Дэвидсон полагают, что легендарный Рюрик был из скандинавского племени «Русь», и это обусловлено название его новых владений, хотя в Скандинавии пока такого племени не обнаружено.

Историки-анинорманисты подчеркивали южное происхождение термина «Русь», обращая внимание на то, что задолго до появления варягов на Руси в византийских и арабо-персидских источниках для названия славян наряду с «антами», «венедами» и «склавенами» использовалось и понятие «росы». В частности, академик Б.Рыбаков считает, что «Русь» – это название одного из славянских племен. Интересную гипотезу в этом плане выдвинул также писатель В.Чивилихин, который отметил, что в праславянском языке понятием «руса» означалась река. Поскольку все поселения восточных славян располагались вокруг рек, то, как полагает писатель, обобщенный этноним «русы» в этом контексте может пониматься как «живущие на реках» или «речной народ».

В отечественной историографии долгое время существовала гипотеза, выдвинутая еще М.Ломоносовым, которая происхождение термина «Русь» связывала с названием реки Рось, притоком Днепра, в бассейне которой жили поляне, ставшие затем центр формирования русского этноса. Однако лингвисты отвергают эту гипотезу на том основании, что в историческом развитии русского языка не могло произойти инверсии буквы «о» на «у». Поэтому название реки «Рось», по их мнению, не имеет никакого отношения к имени «Русь». Не выдерживает ни филологической, ни исторической проверки и версия, выдвинутая в прошлом веке Д.Иловайским, о том, что Русью в давние времена называлась река Волга.

Большинство отечественных и зарубежных языковедов считают, что термин «Русь» северного, предположительно финского или шведского происхождения, хотя разыскания в этом направлении не дали еще сколь-нибудь убедительных данных. Черты внешнего правдоподобия носит гипотеза, связывающая термин «Русь» с финским словом «Ruotsi», возникшего в свою очередь от шведского – «Roods» («гребцы»). Это косвенно подтверждается тем фактом, что византийцы часто называли «Русь» дромитами, потому что они пользовались легкими и быстрыми судами-дромонами.

Надо отметить, что вопрос о языковом происхождении термина «Русь» в целом не имеет никакого отношения к спорам «норманистов» и «антинорманистов» по проблеме образования Древнерусского государства, подобно тому, как определение языковой принадлежности племенных названий «бритты» и «саксы» совершенно не повлияло на решение вопроса о возникновении Великобритании (Англии) как государства. Речь идет о том, «Русь» – это название со стороны, точно также как название «германцы» кельтского, а не немецкого, «французы» – германского, а не коренного гальского, «болгары» – не славянского, а тюрского происхождения. Подобных примеров, когда народ получает свое имя со стороны множество, и в этом нет ничего оскорбительного для их национальной гордости.

Новейшие исследования свидетельствуют о том, что в докиевский период термин «Русь» топонимически был связан с северными землями, откуда он пришел затем на Юг. В киевский период «Русь» была первоначально династическим именем. Затем значение этого термина распространилось на весь социально-верхушечный слой, состоявший из славянских, чудских и варяжских элементов. К ХII в. варяжская династия Рюриковичей в течении нескольких поколений совершенно «ославянилась», а «Русь» превратилась в этническое имя. Параллельно термин «Русь» употреблялся и в качестве территориальной единицы. В IХ в. «Русь» представляла собой небольшой участок днепровского Правобережья с центром в Киеве и южной границей по реке Рось. В ХII в. понятие «Русь» в территориальном смысле уже употреблялось в более широком объединяющем значении, как название всех южно-русских земель. В это же время стало складываться представление о «Руси» как стране-государстве.

Принятие христианства

Принятие православия на Руси в исторической литературе всегда рассматривалось как событие, которое принесло ей новую историческую судьбу, позволив покончить с языческим варварством и на равных войти в семью христианских народов Европы. Однако при этом подчеркивалось, что «Крещение Руси» было длительным и сложным процессом, сопровождавшимся сохранением мощного пласта языческий верований.

В.Ключевский отмечал, что православие, включив в свою сферу все слои русского народа, все общество, однако не захватило человека целиком. Проникновение православия в толщу народной жизни не было всеобъемлющим, оно руководило лишь религиозно-нравственным бытом русского народа, регулировало времяпрепровождение и праздничное настроение, семейные отношения, слабо отражаясь в ежедневном обиходе, не оставляя заметных следов в его будничных привычках и понятиях. Это дало основание некоторым исследователям говорить о том, что на Руси утвердилось «православие без христианства», или «языческое православие» (Н.Бердяев).

В советской историографии «христианизация» Руси рассматривалась с позиций формационного подхода как следствие установления стране феодальных отношений и увязывалась с интересами класса феодалов. В конце 80-х годов, когда отмечалось 1000-летие «Крещения Руси», был опубликован огромный массив литературы, посвященный этому событию. В ней была предпринята попытка преодоления упрощенного социально-классового подхода к выявлению причин принятия христианства на Руси и оценке его социальной роли. «Христианизацию» восточных славян стали связывать с переходом их от варварства к цивилизации. При этом подчеркивалось эпохальное значение «Крещения Руси» для развития культуры, упрочения государства и укрепления международных связей.

Характер социально-экономических отношений

Вопрос о характере социально-экономических отношений в Древней Руси является одним из наиболее дискуссионных как в отечественной, так и зарубежной историографии. По мнению С.Соловьева, в Древней Руси господствовал родовой строй. М.Владимирский-Буданов, В.Сергеевич господствующими считали рабовладельческие отношения. В.Ключевский считал, что хотя рабство и играло большую роль в жизни древнерусского общества, но социально-экономичес­кие отношения в нем определялись прежде всего высоким уровнем развития городов и торговли.

В начале XX в. Н.Павлов-Сильванский высказал мысль о принципиальном сходстве исторических путей Древней Руси и средневековых стран Западной Европы. Это сходство он видел в существовании феодальных отношений как отношений сюзеренитета-вассалитета в условиях раздробленности политической власти.

В советской историографии в 30-х годах, благодаря в первую очередь трудам Б.Грекова, утвердилась концепция о земледелии как главном занятии восточных славян и господстве у них, начиная с IX в., феодальных отношений, основу которых составляло вотчинное хозяйство. В 60-х гг. Л.Черепнин, показал, что феодальные отношения Древней Руси зарождались на основе не вотчинной, а государственной собственности на землю. В этом проявлялась особенность исторического развития Руси по сравнению со средневековыми странами Запада, где феодализм возник в результате появления частной собственности на землю.

В 70-х гг. И.Фроянов предпринял попытку доказать, что феодализм на Руси возник не ранее XIII в., а до этого существовал родоплеменной строй.

В 80-х годах В.Горемыкина высказала мнение о наличии в эпоху раннего средневековья по всей Европе рабовладельческого строя. На Руси рабовладение просуществовало вплоть до народных восстаний конца XI – начала XII вв., в результате которых на смену рабовладельческим отношениям пришли феодальные.

Специфика политического строя

Вопрос о характере политического строя в Древней Руси был поставлен еще в XVIII в. В.Татищев, а затем Н.Карамзин отмечали наличие на Руси сильной монархической власти. По мнению С.Соловьева и В.Ключевского, единовластия на Руси не было, поскольку великокняжеская власть принадлежала всему роду князей. В.Сергеевич полагал, что княжеская власть на Руси была ограничена вечевыми собраниями, а престолонаследие регулировалось не кровнородственным принципом, который часто нарушался, а межкняжескими договорами. С точки зрения А.Преснякова, вопросы престолонаследия регулировались нормами семейного права.

Советские историки при характеристике политического строя Древней Руси исходили из учета его классовой природы, связывая его возникновение с развитием феодализма. Они определяли этот строй как раннефеодальную монархию, важнейший признаком которой, как считал еще в 30-х гг. Б.Греков, было единовластие: великий князь правил, лишь совещаясь со знатью (старшей дружиной).

По-разному оценивалась в советской литературе роль и характер вечевых собраний в политическом строе Древней Руси. Б.Греков полагал, что долгое время их роль была незначительной и только начиная со второй половины XI в., когда наметился переход к феодальной раздробленности, она резко возросла. С.Юшков считал, что вечевые собрания хотя и развились из племенных сходок, но постепенно утратили свой демократический характер и в Древней Руси отражали интересы главным образом верхов городского населения.

В последнее время И.Фроянов, А.Дворниченко и Ю.Кривошеев, напротив, отмечают большую политическая роль вече на Руси, которая, по их мнению, была не меньшей, чем роль княжеской власти, вплоть до ХIII в. Древняя Русь, по их представлениям, являлась федерацией городов-государств во главе с номинальным сувереном – великим киевским князем.

3.2.Особенности Древнерусской

(славяно-европейской) цивилизации

Этнокультурные истоки – Православие и государство – Русь и Европа – Русь и Восток – Субцивилизации Древней Руси

Рассматривая этнокультурные истоки Древнерусской цивилизации, многие ученые отмечают, что древнерусская народность складывалась в смешении трех субэтнических компонентов – земледельческого славянского и балтского, а также охотничье-промыслового финно-угорского при заметном участии германского; кочевого тюркского и отчасти северокавказского субстратов. Причем вначале славяне численно преобладали только в прикарпатском и приильменском районах. Однако постепенно они становятся доминирующим этносом, о чем свидетельствует утверждение в ареале этой цивилизации в качестве ведущего славянского языка.

Этнокультурные истоки

Таким образом, Древнерусская цивилизация зарождалась как гетерогенная локально-историческая общность, образуемая на основе смешения различных этнических групп при значительном разнообразии их религиозных верований, соединения трех региональных хозяйственно-производственных структур (земледель­чес­кой, скотоводческой, промысловой) и, соответственно, трех типов образа жизни – оседлого, кочевого и бродячего;

Киевские князья в условиях разнообразия общественных структур не могли опереться, как, например, ахеменидские шахи на численно и культурно преобладающий этнос. Не располагали Рюриковичи и мощной военно-бюрократической системой, как римские императоры или восточные деспоты. Поэтому в Древней Руси инструментом консолидации стало христианство.

Православие и государство

Следовательно, «доминантной формой интеграции» в Древнерусской цивилизации, как и в Европе, выступало христианство. Однако в отличии от католической Европы православие в Древней Руси распространялось государством. При этом киевские князья рассматривали православие прежде всего как социально-нормативный институт регулирования общественной жизни и не искали опоры своей власти в духовно-нравственных аспектах православной веры.

Православие задавало общий для Руси нормативно-ценностный порядок, представлявший собой синтез формального и невежественного массового православия с языческой мистикой и практикой. Единой символической формой выражения этого порядка стал древнерусский язык.

Вместе с тем православие, хотя и распространялось на Руси государством, но в значительной степени носило автономный по отношению к нему характер, и в этом плане православие выполняло в Древнерусской цивилизации такую же функцию, как и католицизм в Западной Европе.

Эта автономность была обусловлена, во-первых, тем, что Русская православная церковь долгое время находилась в зависимости от Константинопольского патриарха и лишь в середине ХV в. обрела фактическую самостоятельность. Во-вторых, само государство – Киевская Русь – представляло собой конфедерацию достаточно самостоятельных государственных образований, политически скрепленных лишь единством княжеского рода. Распад этого единства в начале ХII в. привел к приобретению ими полного государственного суверенитета (период «феодальной раздробленности»).

Поскольку православие пришло на Русь из Византии, то Древнерусскую цивилизацию по многим духовным, ценностно-ориентационным чертам иногда рассматривают как «дочер­нюю» зону византийской культуры. Однако по большинству сущностных форм социально-политического устройства и жизнедеятельности древнерусская цивилизация была ближе к Европе. Это и дает основание некоторым историкам Древнерусскую цивилизацию называть еще и «славяно-европейской».

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: